Операция «Профанация»

17 июня, 2011, 14:57 Распечатать

«Думаю, мы с вами вместе скоро создадим общественное телевидение».

«Думаю, мы с вами вместе скоро создадим общественное телевидение». Сказав эту фразу во время предвыборной встречи с журналистами, тогда еще кандидат в президенты Виктор Янукович перенял эстафету в игре, которую украинская власть ведет с середины позапрошлого десятилетия. Смысл игры состоит в том, чтобы соз­давать независимое от государства и бизнеса телерадиовещание — но так, чтобы, не дай Бог, его не создать.

Особым цинизмом в этой игре отличился предыдущий президент: сначала он прервал процесс трансформации Нацио­нальной телекомпании в общественную — это было одним из первых откровенно недемократичных его действий в те дни, когда слово «Майдан» еще многое означало, — а потом каждый раз откладывал это дело в долгий ящик. Поэтому, когда, после избрания Януковича, на фронте строительства общественного вещания начались сдвиги, в экспертной среде нашлись оптимисты, которым показалось правдоподобным намерение новой влас­ти сделать обществу долгожданный подарок. Даже несмотря на ту легкость, с которой бело-голубые забывали о предвыборных обещаниях и закрывали глаза на законы. Ведь власти надо демонстрировать свою преданность идеалам демократии, говорили оптимисты, так почему бы именно общественному вещанию не быть костью, брошенной Западу?

Чуда не случилось. Проект закона, на днях одобренный правительством, засвидетельствовал, что все общественные обсуждения, экспертные группы, концепции и прочие игры в демократию были не более чем данью текущей пиар-целесообразности.

Немного истории. Закон об об­щественном вещании у нас уже есть. Принятый в 1997 году, он был первым компромиссом между властью и энтузиастами, главным аргументом которых традиционно является обязательство Украины перед Евросоюзом. Комп­ромисс состоял в том, чтобы «каркасный» закон принять, а наполнять его содержанием и вводить в действие — как-нибудь потом.

А потом были Гонгадзе, Мель­ниченко, «Украина без Кучмы», введение цензуры темников и прочие события, на фоне которых о создании тогдашним режимом общественного вещания уже никто даже не заикался. Но этого ожидали от преемников Кучмы. Однако оранжевые оказались настоящими кучмистами, когда речь зашла о потере контроля над государственным медиаресурсом. Виктор Ющенко прибавил к закону 1997 года еще два мертворожденных документа: концепцию создания общественного вещания и указ о ее реализации, благополучно проигнорированный Кабмином Тимошенко. Характерно, что Ющенко, который считал сохранение национальных теле- и радиокомпаний в государственной собственности залогом информационной безопасности, распорядился развивать общественное вещание отдельно от государственного.

Команда Виктора Януковича, придя к власти, пообещала все же превратить государственное телерадиовещание в общественное, но процесс пошел сразу в двух взаимоисключающих направлениях. Кабмин, вопреки Закону «О телевидении и радиовещании», подчинил себе НТКУ и НРКУ, изменил порядок назначения руководства этих компаний, так сказать, сделав их еще более государственными. НРКУ возглавил Тарас Аврахов, который в последние годы руководил медиаресурсом регионала Андрея Деркача. В НТКУ воцарился коммерционно ориентированный и преданный власти дуумвират экс-продюсера группы «Интер» Егора Бенкендорфа (от Левочкина—Хорошковского—Фирташа) и бизнесмена и шоумена Валида Арфуша (от Анны Герман). Последняя между тем продюсировала в рамках Гумани­тарного совета при президенте торжественный процесс написания и «всенародного обсуждения» концепции общественного телерадиовещания. Законопроект «О Национальной общественной телерадиокомпании», разработанный на базе этой концепции под руководством проректора университета «Украина» Валерия Бебика, обнародовали в октябре 2010 года. Он был несколько наивным, несколько утопическим и мегаломанским, но в целом оказался лучше, чем можно было ожидать от этой власти.

Но вдруг тогдашняя заместительница главы АП Анна Герман объявила законопроект Бебика «самодеятельностью» и отозвала на доработку. Результатом этого таинственного процесса, продолжавшегося более полугода, стал новый проект «Об общественном телевидении и радиовещании Украины».

В отличие от расширенного произведения Валерия Бебика, который в Кабмине просто отвергли, — документ минималистический, неконкретный и неполный, следовательно, его исполнение потребует принятия подзаконных актов, изменений и дополнений к этому и другим законам. Кропотливой работы и согласованных действий, возможных только при наличии политической воли у законодательной и исполнительной власти. К тому же, вчитываясь в документ, видим, что «общественное» — на самом деле государственное.

Ведь телекомпания, которая «действует на принципах независимости от органов государственной власти», на самом деле будет находиться под контролем Кабинета министров. В законе прямо не указано, что правительство является основателем Национальной общественной телерадиокомпании, но это имеется в виду: Кабмин «создаст» эту ТРК, утверждает ее устав и вносит в него изменения по представлению наблюдательного совета. «Кабинет Министров передает в оперативное управление НОТУ имущество, которое находится на балансе НТКУ, НРКУ и государственной ТРК «Куль­тура», и право пользования земельными участками этих телерадиоорганизаций. КМУ осуществляет контроль за использованием и сохранением... имущества и имеет право изымать имущество, которое не используется или используется не по назначению». Иначе говоря, правительство дает общественному вещателю попользоваться материальной базой и может забрать ее в любой момент, если будет чем-то неудовлетворена. Это, мягко говоря, не соответствует мировой практике, в которой независимость от государства действительно означает независимость.

Орган управления НОТУ, наб­людательный совет, состоит из 21 члена: семь от Кабмина и че­тырнадцать от всеукраинских общественных организаций. За­метим, что представительства пар­ламентских фракций в наблюдательном совете, в отличие от предыдущих проектов, правительственный закон не предусматривает. А значит, оппозиция не будет иметь возможности наблюдать за работой общественного вещателя. Председатель наблюдательного совета отчитывается еже­годно — также перед Кабмином.

Но самое большое коварство, обеспечивающее власти контроль над НОТУ, заложено в принципе отбора предполагаемого большинства «от гражданского общества». Формированием этой части наблюдательного совета занимается комиссия, созданная Национальным советом по вопросам телевидения и радиовещания. Закон определяет четырнадцать категорий общественных организаций, и от каждой из категорий в наблюдательный совет должен войти один делегат. «В случае подачи двух или больше кандидатур от всеукраинских общественных организаций одного вида комиссия проводит жеребьевку... Порядок проведения жеребьевки утверждается Нацсоветом. Жеребьевка проводится публично», — говорится в законопроекте.

Мало того, что третий сектор в Украине едва теплится, а всеукраинские общественные организации часто финансово и организационно зависят от власти. Так еще и отбор представителей гражданского общества в наблюдательный совет общественного вещателя будет осуществлять Нацсовет, укомплектованный креатурами владельца «Интера» и председателя СБУ. С применением жеребьевки (что само по себе — анекдот), которая будет проводиться по правилам, установленным им же, Нацсоветом!

Это еще не все. Вечный спор относительно альтернативных источников финансирования общественного вещания авторы проекта разрешили уникальным способом: деньги будут брать со всех. Кроме дотации из государственного бюджета, будет установлена (конечно же Кабмином) абонентская плата, а также специальный налог для телерадиоорганизаций и еще один — для абонентов кабельного и спутникового телевидения. Также НОТУ будет выполнять госзаказ — сейчас это парафия государственных телерадиокомпаний, — будет продавать свой контент и иметь «другие поступления». Создается впечатление, что полуграмотный компилятор собрал вместе все варианты финансирования, которые удалось найти в Интернете. Единственное, чем пожертвовали, — коммерческая реклама: ее в эфире общественных вещателей быть не должно, только социальная.

Фактически принадлежащая Кабмину и целиком зависящая от него, НОТУ «не обязана освещать деятельность органов исполнительной власти, других государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц». Впрочем, телерадиокомпания должна бесплатно предоставлять эфир для официальных сообщений не только президенту, спикеру и премьеру, но и председателям Верховного и Конституционного судов. Деятельность власти может освещаться также в рамках госзаказа, доля которого в эфире НОТУ не должна превышать 20%. А в целом программная политика общественного вещателя явно меньше всего интересовала творцов законодательного опуса: несколько фраз о «всестороннем и объективном информировании», «обособлении фактов от оценок», остальное — на усмотрение наблюдательного совета. Последний, кстати, принимает решения простым большинством. Поэтому, если бы закон действительно заработал и НОТУ появилась, кабминовской семерке достаточно было бы заручиться поддержкой только пяти из четырнадцати разношерстных представителей неправительственных организаций, чтобы контролировать информационную политику и финансовые потоки государственно-общественного вещания.

Но закон едва ли заработает — не для этого он писался. На рассмотрении в Верховной Раде уже второй год «висит» законопроект «Об общественном телевидении и радиовещании» авторства бютовца Андрея Шевченко. Документ не безупречный, но написанный специалистами и довольно прогрессивный, особенно по сравнению с мараньем кабминовских прожектеров. Конечно, голосовать за него Партия регионов и ее союзники не собираются, но и приличные предлоги для отказа, которые не воспринимались бы как нарушение обещания, у бело-голубых исчерпаны. Альтернативный правительственный законопроект — удачный предлог снова провалить проект Шевченко и затянуть процесс создания общественного телерадиовещания.

Власть могла бы грубо спрофанировать идею, просто сменив вывеску на государственном теле­видении и радио, как это было сде­лано в России и некоторых дру­гих постсоветских странах, но прибегла к профанации иного рода. Ознакомившись с этим несуразным и нежизнеспособным проектом, трудно не согласиться, что ТАКОЕ общественное вещание Украине не нужно. Представь­те, как отреагируют рядовые граж­дане на идею введения абонплаты за модифицированное УТ-1, нового налога с абонентов кабельных сетей, как отнесется телерадиоиндустрия к введению дополнительного рекламного сбора. Если план сработает, общество само будет кричать, что ему не нужно никакое общественное вещание, так и не заметив подмены понятий. И власть согласится: не нужно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно