ОДА ЖИЗНИ - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ОДА ЖИЗНИ

18 августа, 2000, 00:00 Распечатать

Этих и таких милых мужчин никто не видел в глаза девять лет назад. Их просто не было в политической природе, и если они есть сейчас, то это означает, что политическая природа сильно переменилась...

Этих и таких милых мужчин никто не видел в глаза девять лет назад. Их просто не было в политической природе, и если они есть сейчас, то это означает, что политическая природа сильно переменилась. То ли потепление, то ли наоборот — ледник движется. То есть ледниковый период наступает. Эти, которые во Дворце «Украина» засядут, будут очень довольны и искренно веселы. Они уверены, что это потепление. Их потепление. Эти будут целоваться почти в засос и клясться друг другу в патриотизме. А, может, в состоянии нетрезвости плакать отчаянно, пребывая в уверенности, что их патриотизм недостаточно оценен, хотя успехи всех их налицо, и только близорукий олигофрен может эти успехи не заметить. Другие просто выйдут на улицы и повеселятся от души, провожая лето и встречая последний год первого десятилетия в новоявленной стране.

Кажется, спор между государством и обществом закончится в конце двадцатого века триумфальной победой общества над государством. В некоторых странах, где, кроме полных разнообразными товарами магазинов, есть ужасно много людей, которые могут в этих магазинах что-то купить, общество, вальяжно покачиваясь в кресле и полусонно осматривая государство, ежесекундно требует, его, государства, отчет перед собой. Может ли руководитель страны, пребывая в законном браке, использовать какую-либо женщину, кроме жены, именно в качестве жены? Может ли руководитель другой страны уходить в декрет по уходу за своим ребенком, оставляя эту страну без присмотра? Может ли государственный чиновник пить в рабочее время или незаконно использовать финансы? На все эти общественные вопросы государство, хоть и потупив взор, но должно ответить. До этого современного положения вещей люди дошли опытным путем, усмотрев, что чем больше государства, тем меньше свободы. То есть чем сильнее государство, тем слабее общество. Таким образом, лозунг о «Розбудове держави», может быть, на самом деле является лозунгом о «Розбудове тюрьмы». То есть сильное государство, это на самом деле полицейское государство. А полицейское государство, как известно, это такое государство, где полицейский получает зарплату большую, чем сельский учитель.

Хотя если посмотреть чуть шире и глубже, то вообще само слово государство несет в себе уже совсем другую информацию, нежели сто лет назад. Но, похоже, государственные мужи в одной стране на востоке Европы смотрят узко и поверхностно. Сегодняшние государства к западу от этой страны уже не имеют тех атрибутов, что имели, например, те же сто лет назад. Границы условны, валюта как бы общая, армия как бы тоже, законы одни на всех, как и парламент. И никакой вертикали власти как ее понимают в стране, про которую идет речь. Поэтому, что такое современное государство, вообще трудно поддается описанию. Это может быть общественный инструмент, используемый обществом для улучшения жизни общества в целом и в частности каждого гражданина. Интересно, что в этой восточноевропейской стране державу розбудовують именно образца столетней давности. С сильной государственной властью, никак не подверженной общественным влияниям. Можно ли сказать, что общественные институты как-то влияют на институты государственные? Можно ли увидеть это влияние партий, общественных организаций, профсоюзов, различных научных, женских, спортивных сообществ? Нельзя увидеть и даже почувствовать трудно. Государственные институты влияют, наоборот, очень активно на общественные, друг на друга и даже внутри себя. Поэтому voх populi и власть относятся друг к другу, как собака, которая сама по себе лает, и караван, который сам по себе идет. Куда можно прийти, розбудовуя державу таким образом, понятно. То есть туда же, куда можно прийти в поисках национальной идеи, увеличения производительности труда, орошения пахотных земель и озеленения городов, если все это делать под неусыпным контролем какого-нибудь, может быть, вполне определенного, патрона, который. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . (самоцензура).

В последнее время хорошо выглядящие государственные и окологосударственные мужчины, которые принимают решения за все общество, естественно, в свою пользу или влияют на принятие таких решений в свою, то есть государственную пользу, окрепли настолько, что предлагают обществу поспорить на различные темы. О расцвете свободы слова, о независимости судов, о законности разнообразных волеизъявлений электората (это так граждан в последнее время модно называть), об отсутствии угрозы парламентаризму или о возможности простому человеку заработать миллион гривен.

Интересно, что скажут социологи. То есть что они скажут, если поставят именно такие вопросы и получат ответы без участия модного нынче административного фактора, то есть если государство им не сообщит заранее подготовленные ответы и не прикажет их опубликовать. Можно сделать некорректную выборку и опросить только журналистов закрытых газет о свободе слова, граждан и гражданок, которые в многолетнем ожидании суда ограничены в своих свободах. Можно также обратиться, например, к ста закарпатцам и определить, действительно ли 96 из них поддержали на плебисците отнесенные на него вопросы. Интересно также спросить, точно ли они знают, за что и против чего они голосовали. И многое другое можно выяснить при помощи таких научно некорректных опросов. Вопрос же о том, откуда у одних очень много денег, а у других, наоборот, очень мало, получил такое объяснение, что, мол, не надо спрашивать, откуда у резидента взялся первый миллион, так как он, этот миллион, всегда не очень честно заработан. А уже о происхождении второго и так далее можно дать смелый ответ. Ирония между тем заключается в факте, что любая даже нечестно нажитая стоимость, при определенных исключениях, всегда отвечает общественным интересам. Если предположить, что Генри Форд действительно украл свой первый миллион, то он же посадил нацию на машины, и получается, что он не для себя украл, а для граждан, то есть и не украл вовсе. Не известно, украл ли Билл Гейтц свой первый миллион. Но если даже предположить, что да, украл, то теперь все пользуются компьютерами. В конце концов можно привести длинный ряд аналогий имен, с одной стороны, и товаров и услуг, с другой. Даймлер Бенц — машины, Макдоналдс — быстрое питание, Макдонелл Дуглас — самолеты. Кстати, Гусинский — телевидение.

Теперь вернемся домой и увидим сплошные вопросы П — что? Т — что? Д — что? В — что ? (самоцензура) такие обстоятельства наверху с успехом транслируются вниз, и граждане, особенно не очень пожилые и с хорошими перспективами, не могут понять, как достигнуть успеха? Какими особыми качествами должен обладать просто человек, чтобы стать, например, богатым человеком? То есть являются ли те, кого называют олигархами, людьми более образованными, более трудолюбивыми, более смелыми, более рискованными и более ответственными, чем другие граждане?

Или, чтобы иметь финансовый успех, все эти качества не нужны? Тогда почему у них там — нужны, а у нас здесь — не нужны и какие качества нужны здесь, кроме блатов, подхалимства и склонности к криминалу? Таким образом, молодые и амбициозные граждане могут постепенно потерять свои амбиции, а со временем и молодость, так и не поняв, с чего начать и что делать? Граждане же, принимающие решения, смелеют день ото дня и, пребывая в приятной расслабленности победителей, не могут внятно объяснить, почему же именно они принимают решения, какие решения были ими приняты и к каким выдающимся результатам они, эти решения, привели. То есть куда ни посмотри, налицо параллельное существование непересекающихся плоскостей. Связан ли как-либо ныне наблюдающийся подъем экономики с деятельностью многочисленных правительств или, даже страшно сказать, с деятельностью президентов — новых и старых. Существует ли связь между внешней политикой и местом страны в мире и какова она, эта связь, если известно, в каком именно месте находится эта страна. Многовекторность часто ассоциируется уже даже не с полигамией, а с беспорядочными половыми партнерскими стратегическими отношениями. Хотя врачи предупреждают, что СПИД никто не отменял, а геополитики говорят о политическом СПИДе. Через девять лет государство не определилось: так все-таки рынок или план? И что именно государство понимает под рынком? Может быть, знаменитую властную вертикаль? Так что в ней общего с рынком? Что такое либерализм в понимании людей, которые принимают решения? Похоже, что в их понимании либерализм — это не коммунизм. На самом деле в умах тех же, принимающих решения, происходит подмена экономики политикой. Коммунистов надо не любить, так как официально больше не любить вроде некого. И поэтому мы не коммунисты, а либералы.

Если друзья, то откуда и какие? Какова языковая политика, культурная, научная, налоговая, финансовая и есть ли хоть какая-то политика вообще? Государство не способно, но утверждает, что, наоборот, общество не готово. В этой связи можно вспомнить шутку в украинской лиге КВН, исполненную грузинской командой. Один другого спрашивает:

— Слушай, а почему в Грузии не растут бананы?

— Народ еще не готов, — отвечает другой.

Политический фатализм присутствует повсеместно. Народ не готов хорошо работать, самостоятельно голосовать, открыто говорить, много зарабатывать. Видимо, только те, кто принимают решения, готовы делать все это, особенно что касается последнего. Если предположить, что строили не то, то есть государство, то получается, что строили не то, что надо. Хотя не построили даже то, чего вроде бы и не надо было. Отсутствие какой бы то ни было внятной политики — вовсе не новость и вовсе не обескураживающая. Кто знает, какова внутренняя, внешняя, промышленная или агрокультурная политика в Финляндии, Дании или Португалии? Без сомнения, все эти политики есть, но они мало заметны непосвященным. Общество через государство (а не наоборот) как-то незримо все эти разнообразные политики проводит в жизнь, интересуясь все же в первую очередь налогами, зарплатами, медициной и экологией. Если кто-то хочет заняться наукой, то думает, где достать деньги на удовлетворение собственного любопытства. Если кто-то хочет построить танк, то должен доказать целесообразность и даже необходимость для страны напасть на кого-то или защититься от него же. Вообще говоря, нормальное общество тратит столько, сколько может заработать, как и нормальный человек. На востоке Европы, в стране, о которой идет речь, принимающие решения, кажется, мыслят иначе. Если в СССР были большие ракеты, то теперь должны быть маленькие, то есть не ракеты, а именно ракеточки. Таким образом, мыслят эти люди в понятиях мини-СССР. Может быть, уже не надо никаких ракет, огромных заводов и миллионов киловатт-часов электроэнергии на человека? Тем более, что никто не знает точно имени этого человека. Хотя некоторые граждане умудряются потребить именно столько (если вспомнить об облэнерго). Может быть, важнее не поддержка национального производителя, а уважение и поддержка национального потребителя? Примеров того, что государство доминирует над обществом, производитель над потребителем, чиновник над гражданином, — очень много. Обратных примеров очень мало. То есть так же мало, как и девять лет назад. Нет, все-таки еще меньше.

Поэтому можно сказать, что квази-государство за девять лет построить удалось, но не удалось построить даже квази-общество. Взгляд вперед, кстати, может зародить сомнение и в том, что удалось построить государство. Тут полгода назад случилось одного событие чуть к востоку от страны, о которой идет речь. Чуть к востоку называется Россией и отличается тем, что расположена одновременно и в Европе, и в Азии. Так вот. После десяти лет попыток привить себе некие западно ориентированные гены, страна эта как раз полгода назад стала вспоминать свою отдельность, уникальность и загадочность. Но при этом проявлять привычную внятность в привычных поступках. Идеология этих поступков всегда одна и та же. Надо быть сильной вплоть до хамства и подозревать всех вплоть до ксенофобии. Грабли в сущности те же: много нефти и газа в Европу, много танков в Азию и мало уважения к соседям. Эта политика уже однажды развалила страну со столицей в том же городе. Но старой страны уже нет, а рецепты жизни, видимо, остались. Как бы подозрительно ни относиться к России, но политика Кремля хоть и старая, но внятная. Среди векторов этой политики есть такой: страну на востоке Европы, о которой идет речь, превратить в неоколонию, то есть контролировать промышленность, сельское хозяйство, СМИ и финансы. Кроме того, важно иметь вменяемых руководителей этой страны. И эта внятная политика будет проводиться и уже проводится, как свидетельствуют информированные источники из того же самого Кремля. Идеология под этой политикой тоже старая, как мотив и слова песни: «Мы вечное эхо друг друга». Все это будет происходить тихо и почти незаметно, но, возможно, через год все государственники начнут с ностальгией вспоминать даже квазигосударство. Нет, герб, флаг, гимн, гривня, Президент и Верховная Рада останутся, может быть, останется даже форма военнослужащих, то есть, как в детсаду — все, как у взрослых, только маленькое и не функциональное.

При этом вовсе не следует полагать, что эта хищная соседка претендует на бедную, но гордую и честную страну, о которой идет речь. Страна, о которой идет речь, заслуживает именно такого к себе отношения. И за девять лет другого отношения не заслужила, а если заслужила, то надо выяснить, чем. А выяснить, оказывается, очень трудно. Не Россия же в конце концов виновата, что у нее несанкционированно изымают газ, хотя теперь выяснилось, что вполне и государственно санкционированно. Но не Россией, а страной, о которой идет речь. То есть санкцию на воровство дали мужчины и иногда женщина в хороших костюмах. Эти мужчины и иногда женщина санкционируют отъем или увод газа, но не всего, а только малой части. То есть голубое топливо исчезает при помощи голубых воришек. Другие мужчины в хороших костюмах не крадут, так врут постоянно. На западе говорят: я ваш, буржуинский, а на востоке — я ваш, панславянский. То есть точно где-то в этом есть неправда. Россия же просто пользуется чужой нечистоплотностью к собственному удовольствию и собственной же пользе, улыбаясь и по-доброму (а может, не очень) глядя на страну, о которой идет речь. Точно как взрослые посмеиваются над детьми в саду, зная, что дети склонны преувеличивать и что мамы им еще не внушили мысль о вреде воровства. Поэтому не следует думать, что в том, что происходит или может произойти, виноват кто-то. Виновато государство, но и общество виновно, не сформулировав, чего оно хочет и куда оно хочет. Постепенно принюхавшись к неприятным запахам, разносящимся вокруг государства. Хотя государство виновато больше.

Если случится то, что может случиться, то надо будет честно сказать, что государство на востоке Европы расписалось в своей несостоятельности. То есть не способно к самореализации. И все рецепты, которые придумали хорошо одетые мужчины, могут привести только к смерти больного, но не к реанимации. Хотя на самом деле они никаких таких рецептов для страны не придумали, зато придумали схемы для себя лично. Ответственность же за всю эту возможную перспективу несет человек, который. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . (самоцензура). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . , и прекрасный руководитель. Но нет худа без добра. Теперь есть возможность уже не пенять на себя. Уже не надо искать внутренних врагов, а можно снова говорить, что внешние силы не дают развиваться трудолюбивому народу. Уже можно во весь голос сказать: мы не виноваты, это все они. Если бы нам дали, то мы бы свернули горы, реки и моря, мы бы такое показали! Хочу видеть то, что слышу, — скажет какой-нибудь отвратительный пессимист. Обидно умирать через десять лет жизни, скажет романтический жизнелюб. Обидно проигрывать страну, обидно не оправдываться в своих ожиданиях. Странно поздравлять умирающего с днем рождения. Но не поздравить нельзя. С днем рождения! Задуйте свечи.

P.S. Читатели могут по своему усмотрению вставить любые слова и словосочетания в любом месте статьи. Например, существительные: сволочи, идиоты, дураки, бандиты, кретины. Или умницы, гении, великомученики, настоящие парни и др. Наречия: стремительно, великолепно, замечательно, энергично или неуклюже, отвратительно, угрюмо, без огонька и др.

Фамилии: Тимошенко, Лазаренко, Суркис...........(самоцензура) ....Волков, Бакай или Иванов, Петренко, Сидоренко и другие.

Окончание статьи оптимисты могут также переделать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно