ОЧЕРЕДНОЕ «ЗАКАЗНОЕ» УБИЙСТВО

30 июля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 30 июля-6 августа

Если вам, уважаемые читатели, хоть раз случалось готовить блюда из «пернатых», вскормленных на пти...

Если вам, уважаемые читатели, хоть раз случалось готовить блюда из «пернатых», вскормленных на птицефабрике «Орельская», вы и без моих словесных изысков имели возможность оценить вкусовые и иные, немало значимые для любого повара и дегустатора качества «птенцов» гнезда «Орельского». И вам, вероятно, будет весьма неприятно узнать, что ежели и далее дела в отношении этой птицефабрики (заметьте - не в ней самой!) пойдут так, как это происходит сейчас, то вскоре баловать себя «орельской» курятинкой нам не придется: этикетка, возможно, останется прежней, но вот качество... Так может случиться, если логикой событий и просто здравым смыслом в Украине в который уж раз пренебрегут...

«Зеркало недели» за последние полтора-два года описало немало тенденций украинской экономики и конкретных примеров, иллюстрирующих эти тенденции. Это и «приватизация менеджмента», «прихватизация» предприятий директоратом, и имеющая место несостоятельность государства в управлении госсобственностью, и не закончившаяся до сих пор эпопея СП и некоторых иностранных инвесторов, рискнувших своим капиталом в Украине; а также примеры действий «лжеинвесторов»...

Впрочем, мы описывали не только «черное», а рассказывали нашим читателям и о примерах того, как новые владельцы бывших госпредприятий в прямом смысле поднимали лежащие и, как казалось еще недавно, бесперспективные предприятия.

Но в последнее время авторы «ЗН» все чаще сталкиваются с еще одной неприятной тенденцией: едва-едва акционеры или частные владельцы приватизированных предприятий, что называется, «надули парус кораблю», тут же находятся и другие желающие стать у штурвала реанимированного предприятия. И эти желающие всеми допустимыми и недопустимыми способами пытаются прибрать к своим рукам не им принадлежащее предприятие; да еще сделать это так, чтобы не возвращать даже вложенные инвестиции его нынешним владельцам.

Но нам известна и несколько иная история, о которой сегодня и пойдет речь, - о перипетиях птицефабрики «Орельская» в Днепропетровской области.

Эта история тем более примечательна, что жители многих областей Украины уже привыкли регулярно покупать всегда свежие и безусловно экологически чистые куриные окорочка, грудинки и наборы для супа - все это производится (пока еще!) на птицефабрике «Орельская». Причем, по результатам 1998 года именно эта птицефабрика обеспечила более 40% (!) в общем объеме производства мяса птицы в Украине. И всего этого куриного изобилия мы можем лишиться, ЕСЛИ...

ЕСЛИ ДЕЛО - ТАБАК: БЕЗ ЦЫПЛЯТ...

Пару-тройку лет назад даже сотрудникам государственной (прошу это запомнить!) птицефабрики «Орельская», расположенной в Петриковском районе Днепропетровской области, уже и не снились не то что «цыплята в табаке», но даже куриные потрошка или даже скорлупа от яиц: эта птицефабрика в 1996 году, что называется, буквально была на грани банкротства в силу объективных и субъективных причин. Местные власти, похоже, только и мечтали о том, чтобы «сбыть с рук» эту головную боль; ведь как ни крути - деньги когда-то в этот птицекомплекс были вложены. Государственные деньги. Окупились эти вложения или нет - к началу 1997 года было уже не столь важно: перспектив у птицефабрики в тех условиях почти не оставалось... Не оставалось настолько, что даже сотрудники этого госпредприятия, имевшие практически исключительные права на фабрику, по сути отказались от нее и на общем собрании трудового коллектива 26 декабря 1996 года приняли решение о «нецелесообразности приватизации хозяйства...»

Аккурат к тому времени случился разгар разгосударствления и акционирования бывших госпредприятий. И Днепропетровская областная комиссия по рассмотрению вопросов приватизации госимущества, демонополизации экономики и реструктуризации госпредприятий (простите, уважаемые читатели, за столь трудно удобоваримое название - это не наше изобретение: сия комиссия была создана по распоряжению главы Днепропетровской облгосадминистрации от 19 августа 1996 года №350-р), здраво поразмыслив над патовой ситуацией с птицефабрикой «Орельская», предложила план реорганизации этого предприятия.

Далее считаю уместным - в связи с одиозностью фигуры экс-премъера Украины П.Лазаренко - напомнить уважаемым читателям (даже если Павлу Ивановичу это будет не очень приятно узнать...), что в этой истории экс-премьер, скорее всего, выполнял роль статиста. Как глава Кабмина, 1 июля 1996 года он, конечно, издал распоряжение «О реструктуризации госпредприятий». Но сие распоряжение, очевидно, сегодня бы вообще не вспоминалось, ежели бы Президент Украины Л.Кучма впоследствии (23 марта 1998 года) не распорядился о том же в указе от 23 марта 1998 года - «О мерах по господдержке сельскохозяйственного производства». Оба документа имеют прямое отношение к птицефабрике «Орельская»...

Тогдашний глава Днепропетровской облгосадминистрации г-н Деркач 2 апреля 1997 года (распоряжение №119-р) на основании вышесказанного издал распоряжение «О возобновлении работы птицефабрики «Орельская». Мотивация прозрачна: «Птицефабрика «Орельская» сократила объемы производства до 5% от ее проектной мощности, нет запасов сбалансированных кормов, задолженность птицефабрики на 1 января 1997 года составляет 11 млн. грн.»

(Заметим, что было это после того, как коллектив этой птицефабрики отказался от права ее приватизировать - в связи с отсутствием перспектив... Правда, перспектив не видели люди, как многие из нас на то время - загнанные в угол... Но не все же в одно и то же время оказываются в одном и том же месте - в тупике...)

Смысл распоряжения состоял в том, что коль бесперспективную (в основном - из-за долгов) птицефабрику не хочет взять в собственность даже ее собственный трудовой коллектив, а потенциальные инвесторы тем более не оббивали пороги обладминистрации и фабрики, то единственным логичным предложением была аренда этого предприятия. Долгосрочная аренда.

Но самым главным было если не рассчитаться с долгами (а их сумма на момент передачи птицефабрики в аренду в июне 1997 года уже превышала 14 млн. грн. и для фабрики она и по сей день - неподъемна), то хотя бы отсрочить их выплату.

Облгосадминистрация в результате оказалась перед дилеммой: либо объявить «Орельскую» банкротом, либо согласиться с реструктуризацией долгов этой птицефабрики (которая, между прочим, в прямом смысле слова кормила и кормит до сих пор большинство восточных регионов Украины курятиной). Вряд ли здравомыслящие люди осудят облгосадминистрацию, санкционировавшую второй из вышеупомянутых путей.

Итак, глава облвласти г-н Деркач своим распоряжением (пункт 9) поручил управлению сельского хозяйства и продовольствия координировать вопросы реструктуризации и предложил ОАО «Днепропетровскгаз», АО «Днепроблэнерго», «...другим кредиторам реструктуризировать... задолженность гособластного коммунального предприятия птицефабрика «Орельская» на срок аренды на основании заключенных договоров и утвержденных графиков.»

Графики и договоры (не один десяток!) должник и кредиторы утвердили и подписали. Подписала птицефабрика «Орельская» сии документы и с основными своими кредиторами - газопоставщиками. На то время (1996 год) основным кредитором птицефабрики являлось Днепропетровское управление по добыче, транспортировке и подземному хранению газа, которое в результате преобразований в газовой отрасли Украины сначала стало составной частью дочернего предприятия бывшего ОАО «Укргазпром» - «Харьковтрансгаз», а на сегодня (после расформирования «Укргазпрома) - структурным подразделением госакционерной компании - НАКа «Нефтегаз Украины» (далее об этом предприятии и пойдет речь - как о кредиторе и истце).

На понятном теперь уже для большинства языке речь шла о реструктуризации (то есть об отсрочке выплаты) долга птицефабрики на 20 лет - именно на такой срок птицефабрика «Орельская» была сдана государством и взята в аренду предприятием с иностранными инвестициями в форме ЗАО - «Орель-Лидер».

Зачем инвесторам понадобилась «мертвая» птицефабрика в провинции (она ведь расположена не в областном центре, а в районе на Днепропетровщине) - об этом несколько позже. А теперь уместно рассказать о том, что с арендным предприятием сделали арендаторы.

Взялся - держись!

Разумеется, не с бухты-барахты им взбрело в голову заняться птицеводством в Украине. Главный менеджер ЗАО «Орель-Лидер» - председатель правления Всеволод Савченко рассказал корреспонденту «ЗН», что эта компания, акционеры которой имеют многолетний опыт работы с украинскими предприятиями, провела мониторинг украинского рынка, в частности аграрного, и пришла к выводу, что ей вполне под силу поднять птицефабрику не только до уровня рентабельного производства, но и сделать ее прибыльным предприятием.

Правда, для решения этой задачи требовались время, деньги и современная технология (что в случае с «Орельской» означало не только внедрение новой технологии выращивания птицы, а главное - новые виды птицы и, соответственно, новый режим работы фабрики и организации труда ее работников, новые для украинского птицеводства корма и многое другое - все новое).

Арендаторы сделали ставку на выращивание бройлеров по новейшей (и не только в Украине!) технологии американской компании «Арбор-Айкрес» - мирового лидера в производстве мяса птицы. Замечу сразу, что выращиваемая теперь на «Орельской» птица не только отвечает высочайшим требованиям экологической чистоты, но и в процессе роста откармливается экологически чистыми кормами украинского (!) производства. И что самое важное - эти корма не содержат (!!!) стимуляторов роста, чем нередко не брезгуют при откорме птицы другие производители мяса птицы. Например, из числа тех, кто так щедро, но за наш счет, потчует нас «ножками Буша». Вспомнить хотя бы недавний скандал в Европе, связанный с тем, что в произведенном там мясе птицы было обнаружено содержание диоксина, крайне вредного для здоровья человека биохимического элемента.

Прошло немногим более года с начала аренды птицефабрики, и «Орельская», что называется, ожила. Из Венгрии арендаторы стали завозить инкубационные яйца для производства бройлеров - 1-1,2 млн. штук в месяц. Впрочем, и сегодня возможности фабрики позволяют одновременно инкубировать до1,4 млн. штук яиц и в 86 птичниках выращивать до 8,1 млн. голов в год. Технологическая линия компании «Сторк» (Storc, Голландия) позволяет ежечасно (!) превращать в тушки 6 тысяч голов птицы. Если считать на вес, то ежегодно «Орельская» может производить до 11 тыс. тонн мяса птицы.

Но само по себе производство - это еще не все. Знаете, как говорят: «Умела готовить, да не умела подать». Арендаторы установили на птицефабрике современное расфасовочное и упаковочное оборудование. И теперь на любом прилавке продукция «Орель-Лидер» (арендаторов птицефабрики «Орельской») выгодно отличается от аналогичной продукции кроме прочего еще и эстетичной упаковкой, соответствующей евростандартам и медико-биологическим требованиям Госстандарта Украины.

Другими словами, если до прихода арендаторов - в 1996 году, когда «Орельская» уже дышала на ладан, годовой объем производства птицы в живом весе составил всего 622,5 тонны, то по результатам прошлого года этот показатель был увеличен до 11 226,3 тонны. Продукция с маркой «Орель-Лидер» стала постоянным товаром на прилавках магазинов 20 областей Украины. Разумеется, большая часть «орельских» цыплят-бройлеров остается на Днепропетровщине: в 1998 году - 33,13% от общего производства мяса птицы этой фабрикой.

Если учесть, что в Днепропетровской области работают три птицефабрики по выращиванию бройлеров из одиннадцати, действующих в Украине, то нетрудно догадаться, что конкуренция у «Орельской» весьма высока. А если вспомнить, что еще два года назад эту фабрику готовы были чуть ли не вообще вычеркнуть из списка производителей мяса птицы, то можно только удивляться тому, что уже в 1998 году «Орель-Лидер» опередил всех днепропетровских конкурентов, произведя 11,2 тыс. тонн мяса бройлеров, в то время как его конкуренты - более чем в три раза меньше: «Петропавловская» птицефабрика - 3,8 тыс. тонн; «Днепровская» - 3,4 тыс. тонн. Впрочем, и остальных производителей мяса бройлеров «Орель-Лидер» оставил далеко позади (см. таблицу).

С начала июля 1997 года (когда птицефабрика «Орельская» была взята в аренду) за счет инвестиций, внесенных арендаторами, начали создавать оборотные средства предприятия, ремонтировать автотранспорт и технологическое оборудование. Постепенно работники фабрики, которые уже более двух лет находились в так называемых отпусках за свой счет, стали возвращаться на работу.

За два года аренды ЗАО «Орель-Лидер» выплатило бюджету (и по другим платежам) свыше 2,5 млн. грн., в том числе в Пенсионный фонд 1260 тыс. грн., возвратило кредиторам по старым долгам фабрики 1320 тыс. грн. В том числе был погашен двухлетний долг птицефабрики по заработной плате своим сотрудникам в 477 тыс. грн. На социальные нужды работников фабрики израсходовано более 300 тыс. грн. (база отдыха, медицинское обслуживание, оздоровление детей сотрудников, материальная помощь и др.).

За этот период на заработную плату работникам фабрики перечислено 4150 тыс. грн. Причем зарплата на «Орельской», в отличие от большинства предприятий области, выплачивается в основном своевременно и регулярно, и средняя ее величина на одного работника более чем в два раза превышает среднюю зарплату по сельскому хозяйству (разумеется, ту, которую все же аграриям выплачивают).

Таким образом ЗАО «Орель-Лидер» постепенно приобрел статус аккуратного плательщика по своим обязательствам.

«Я б ночей не спала - все бы кур стерегла...»

К чести арендаторов следует отметить, что интересовало их не только увеличение объемов производства мяса птицы. И как рассказал первый заместитель председателя правления ЗАО «Орель-Лидер» Владимир Черный (не родственник и не компаньон однофамильцев, известных читателям по «алюминиевым войнам» в СНГ. - Авт.), за 1997-1998 годы арендаторы перечислили в бюджет в общей сложности 2199,7 тыс. грн., в том числе почти 966 тыс. грн. - в Пенсионный фонд; и еще 294,3 тыс. грн. - уже за первые четыре месяца 1999 года.

Накопившаяся с 1995 года задолженность по зарплатам сотрудников птицефабрики «Орельская» за период аренды была погашена на общую сумму 443 тыс. грн. (и еще 34,2 тыс. грн. - уже в январе-апреле 1999 года).

К слову сказать, арендаторы весьма внимательно отнеслись к социальным нуждам коллектива. И даже увеличили число рабочих мест: в 1997 году на птицефабрике работало 598 человек, а в 1998 и до настоящего времени - 663. На социальные нужды только в 1998 году было израсходовано 234,4 тыс. грн. (за первые четыре месяца 1999 года - 22,3 тыс. грн.). Прошедшим и нынешним летом более 60 детей сотрудников птицефабрики за счет предприятия имели возможность отдохнуть и поправить здоровье в лагерях отдыха, и еще 509 сотрудников и членов их семей в прошлом году также за счет птицефабрики отдохнули на базе отдыха и в санаторно-курортных комплексах. Словом, работники птицефабрики уже успели поотвыкнуть от такой заботы о себе. И, судя по всему, отвечают на это добросовестностью своей работы.

Стоит отметить, что за два года арендаторы «Орельской» птицефабрики не только обеспечили ритмичность работы этого предприятия (за счет создания оборотных средств и аккуратной предоплаты деловым партнерам, а также обеспечения достаточного рынка сбыта продукции и ее высокого качества), но и сумели наладить постоянное сотрудничество с поставщиками составляющих кормов и оборудования, полное взаимодействие с Приднепровским заводом гранулированных кормов и другими производителями комбикормов.

На птицефабрике начата глобальная реконструкция оборудования бройлерных бригад на уровне лучших мировых стандартов. Уже закончена реконструкция первых пяти птичников, стоимостью 35 тыс. долларов каждый. На полную же реконструкцию птицефабрики в течение ближайших полутора-двух лет арендаторы планируют израсходовать свыше 2,5 млн. долларов. И все это при том, что изначально вложенные инвестиции еще даже не начали окупаться.

Очевидно, такое внешнее благополучие и обернулось против «Орельки».

«Так у них денег - куры не клюют?»

Так или иначе, но основной кредитор - изначально ДУ ДТПХГ (Днепропетровское управление по добыче, транспортировке и подземному хранению газа - подразделение бывшего «Укргазпрома»), а теперь - структурное подразделение ДП «Харьковтрансгаз», который весной 1997 года (соглашение от 12 мая 1997 года) согласился с реструктуризацией задолженности птицефабрики в сумме 951 002,60 доллара сроком на 20 лет с постепенным погашением этого долга, согласно утвержденному сторонами графику, тогда же - 12 мая 1997 года подписал еще один протокол с «Орельской».

Не станем вдаваться в детали этих соглашений и протоколов. Примечательно другое.

При подписании второго соглашения (от 12 мая 1997 года) случился нюанс, которому тогда никто (!!!) не придал значения. При том, что кредитор тогда ничего не имел против изменения первоначальных условий соглашения и графика погашения долга, формально это соглашение подписал не начальник ДУ ДТПХГ В.Шелест, а его заместитель - А.Мерещук. Деталей в той суете, пожалуй, никто и не вспомнит. Да, собственно, никого это и не волновало, потому что сам же В.Шелест в тот же день подписал протокол, фактически утвердивший заверенный его замом уточненный график погашения задолженности птицефабрики перед газовиками, признавая тем самым легитимность документов, подписанных его замом А.Мерещуком. И по уточненному графику погашения задолженности первый взнос должника в сумме 50 тыс. долл. должен быть осуществлен до конца 1999 года (запомним и эту немаловажную деталь).

С основным кредитором тем временем также случилась реструктуризация и ДУ ДТПХГ стало структурным подразделением дочернего предприятия «Харьковтрансгаз». И возглавил его уже Геннадий Горностаев.

Птицефабрика «Орельская», как уважаемые читатели уже знают, к тому времени как раз набирала обороты. И тут-то преемник основного ее кредитора - ДП «Харьковтрансгаз» выясняет для себя, что, мол, ставшая к тому времени областным коммунальным предприятием птицефабрика «Орельская» не оплатила газотранспортные услуги по двум договорам, заключенным в 1995 и 1997 годах. По расчетам «Харьковтрансгаза» оказалось, что к 1 мая 1997-го задолженность «Орельской» птицефабрики составила 951 002,6 долларов.

Уважаемые читатели выше уже встречали похожую сумму - именно она и была реструктуризирована еще в 1997 году, а первый срок выплат первой части основной суммы долга наступит в конце 1999 года. Так в чем же дело? Все банально: преемник ДП ДТПХГ - ДП «Харьковтрансгаз» просто отказывается признавать договор о реструктуризации долга птицефабрики «Орельская».

И прокурор Харькова 15 ноября 1998 года направляет исковое заявление в Арбитражный суд Днепропетровской области с требованием взыскать с должника основную сумму долга и пеню, в общем составляющие 5 868 440,45 грн. Мотивация у прокурора, разумеется, убедительная: «Учитывая сложившуюся в Украине финансово-экономическую ситуацию в связи с несвоевременными расчетами за энергоносители, а также вызванные этим высокие темпы увеличения внешнего государственного долга…»

Наверное, и в самом деле птицефабрика решила бы проблемы внешних газовых долгов Украины. Если бы, конечно, газовые долги Украины в общей сумме не приближались уже к 3 млрд. долларов... Но почему же никто не вспомнил о том, что сами же газовики еще в 1997 году согласились на реструктуризацию долга? Не то, чтобы это был для них идеальный вариант. Но ведь если бы на птицефабрике так и висел почти 1 млн. долларов общего долга газовикам, вряд ли бы ее кто-то взял даже в аренду. И тогда бы эту сумму списали в безвозвратные долги? А теперь, вишь, выяснили, что можно не только постепенно получить долг, но и даже потребовать его уплаты срочно и в полном объеме?.. Словом: «Вынь да положь миллион долларов!»

В арбитраже Днепропетровской губернии тоже люди работают с чувством сознания национальных интересов. Во всяком случае, в начале этого года трудно, по-моему, было найти в стране человека, который бы не слышал о проблемах газовых долгов Украины. Да к тому же кредитор - ДП «Харьковтрансгаз» - заявил ходатайство в арбитраже о признании соглашения от 12 мая 1997 года об изменении порядка исполнения договора недействительным.

Арендатор птицефабрики «Орельская» - ЗАО «Орель-Лидер» заявило ходатайство о привлечении его к участию в этом деле в качестве третьего лица на стороне ответчика (птицефабрики) в связи с тем, что имущество этого-то ответчика арендуется этим ЗАО, и коль такое дело - то могут быть затронуты и интересы арендатора.

Но 24 февраля 1999 года арбитражный суд Днепропетровской области не счел участие ЗАО «Орель-Лидер» в деле по иску к птицефабрике «Орельская» обоснованным. Впрочем, это еще куда не шло. Для птицефабрики было хуже то, что арбитр решил удовлетворить требования истца. Другими словами: соглашение о реструктуризации долга (как мы его именуем в тексте) от 12 мая 1997 года признать недействительным и взыскать с птицефабрики всю требуемую истцом сумму да еще и госпошлину в 293 442 грн.

И все это решение базируется на той самой подписи зам. начальника (директора) ДП ДТПХГ, а не самого директора этого предприятия! Арбитр счел, что это было бы допустимо, если бы была доверенность от имени директора с правом заму подписывать такие соглашения. Такая доверенность, констатировал арбитр, замдиректора не выдавалась. И все тут.

Но 11 мая 1999 года председатель того же арбитражного суда Днепропетровской области пересматривает вышеописанное решение от 24 февраля сего года в порядке надзора. И постановляет прежнее решение отменить. И даже вернуть птицефабрике госпошлину, которую с нее решено было взыскать.

Председатель Днепропетровского областного арбитража, как вы понимаете, не мог не заметить той же «неправомерной» подписи замдиректора в договоре о реструктуризации долга птицефабрики. Только он потрудился заглянуть и в другие документы, подписанные в тот же день что называется в пакете. И констатировал, что коль в тот же день «протокол от 12 мая 1997 года подписан руководителем ДУ ДТПХГ В.Шелест. В п.5 данного протокола указывается, что ДУ ДТПХГ уменьшает долг ОАО (речь, идет о «Днепропетровскгазе». - Авт.) и увеличивает задолженность птицефабрики на сумму 95100,6 доллара США, которую взыскивает в соответствии с графиком погашения задолженности. В этот же день заключается соглашение об изменении порядка исполнения договора и утверждается график погашения задолженности за использование газа птицефабрикой «Орельская», сумма задолженности 951002,6 долларов США. Подписывается это соглашение, как выяснилось в заседании, заместителем директора ДУ ДТПХГ А.Мерещуком. Из вышеизложенного можно сделать вывод, что директор ДУ ДТПХГ В.Шелест протоколом взаимозачета, подписанного руководителями спорящих сторон, одобрил соглашение и график, подписанный его заместителем».

В отношении первого решения арбитража, председатель того же арбитража констатировал: «При изложенных обстоятельствах у суда не было оснований признавать недействительным соглашение от 12 мая 1997 года. Графиком же погашения задолженности сумма погашается начиная с 1999 года по 2017 год, с иском же истец обратился 15 декабря 1998 года, т.е. преждевременно.

В иске истцу следует отказать».

Проконсультировавшись с юристами, не занятыми в этом процессе, мне довелось не только услышать подтверждение объективности решения председателя арбитражного суда Днепропетровской области от 11 мая 1999 года, но и несколько аргументов о первом арбитражном решении - от 24 февраля 1999 года. Так вот юристы, которые никоим образом не были заинтересованы в выигрыше той или другой стороны спора, помимо прочих веских аргументов, предложили продолжить логику арбитра, признавшего, что замдиректора ДУ ДТПХГ А.Мерещук не имел права без соответствующей доверенности подписывать соглашение, которое первый арбитр признал недействительным. По логике такого рассуждения далее следовало бы обеспокоиться «превышением служебных полномочий», а там, глядишь, недалеко и до «злоупотреблений служебным положением». Логика затем может подсказать и цель (или мотив) сих «злоупотреблений», например: «личная нажива», «нетрудовые доходы» и прочие неприятности...

Кроме того, согласно действующим нормативным документам на большинстве предприятий, ответственным за хранение и использование печати является, как правило, его первый руководитель. Другими словами, если документы, подписанные замдиректора ДУ ДТПХГ А.Мерещуком заверены еще и печатью этого предприятия, то это значит, что самому директору предприятия, как минимум, было известно об этом и, похоже, он ничего не имел против подписи своего зама…

Разумеется, это все несудебный логический эксперимент. Но если даже арбитр, который вынес первое решение, не стал следовать своей же логике, то, вероятно, и он имел (не знаю, как это правильно сформулировать в отношении арбитра, дабы не быть обвиненной в недопустимых выражениях, но все же попробую) основания не следовать такой очевидной логике...

А если теперь продолжить логический эксперимент как доказательство от обратного, то, вполне вероятно, что доказательство по нисходящей приведет нас к «нулевому» результату, то есть к отсутствию оснований для признания соглашения о реструктуризации долга птицефабрики «Орельской» недействительным...

Но и это еще не все, что рассказали мне незаинтересованные в этом деле юристы. Они уверяют, что даже если и в самом деле (ну уж если так очень хочется в это верить!) согласиться с тем, что соглашение с птицефабрикой «Орельская», подписанное замдиректора кредитора А.Мерещуком, и в самом деле не легитимно, - даже это еще не означает, что птицефабрика «Орельская» должна после этого тут же «выложить 1 млн. долларов» долга.

Чтобы понять логику такого теоретического предположения, нам придется вернуться на несколько абзацев назад - к мотивации повторного решения арбитража от 11 мая 1999 года. Там председатель Днепропетровского обларбитража констатирует, что в тот же день, когда А.Мерещук подписал оспариваемое впоследствии соглашение (якобы, не имея на то полномочий), его непосредственный на то время начальник - директор ДУ ДТПХГ В.Шелест подписал протокол, в соответствии с которым долг с птицефабрики взыскивается в соответствии с графиком погашения задолженности. Если попытаться сформулировать следствие этой формулировки понятным большинству языком (надеюсь, юристы меня не осудят), то выходит, что максимум, что предстоит спорящим сторонам - пересмотреть график задолженности и снова его согласовать. А до тех пор предмет спора вроде бы как отсутствует. И если признать график погашения долгов «Орельской» недействительным (что в худшем случае допускают юристы), то до согласования нового графика к птицефабрике кредитор вообще не может предъявлять претензий как к должнику.

Разумеется на этой версии я не настаиваю. И вообще Арбитражный суд вынес уже 11 мая 1999 года решения на сей счет. Но... Прокуратура не может себе позволить не отстаивать мнение одного из прокуроров до последней инстанции, что, впрочем, вполне понятно и законно. Возможно, поэтому пару недель назад уже Генеральная прокуратура затребовала дело по иску ДТ «Харьковтрансгаз» к госкоммунальному предприятию птицефабрика «Орельская».

Разумеется, Генпрокуратура может принести протест по последнему решению Днепропетровского обларбитража и спровоцировать еще раз рассмотрение этого дела уже в Высшем арбитражном суде. На момент написания этого материала автору не были известны дальнейшие действия Генпрокуратуры Украины в отношении описанного дела. Смею надеяться, что специалисты из Генеральной прокуратуры взвесят и варианты развития, описанные мною после изучения этого дела не причастными к спору юристами. Ведь для них это - азбука... А также взвесят последствия, к которым может привести решение суда о срочном возмещении заявленной в первоначальном иске суммы.

Если государственная птицефабрика будет вынуждена срочно выплатить такую сумму кредиторам-газовикам, она просто разорится. Вполне понятно, что арендаторы имущества этой птицефабрики - ЗАО с иностранными инвестициями «Орель-Лидер», благодаря средствам и менеджерам которых арендованная птицефабрика «Орельская» из убыточной превращается в рентабельное производство и уже выплачивает долги кредиторам, - эти арендаторы после такого оборота дел постараются расторгнуть долгосрочный договор аренды птицефабрики с минимально возможными для себя потерями. Они, вполне понятно, понесут ощутимые убытки, а, значит, и десятому потенциальному инвестору закажут потыкаться в Украину.

Логичен вопрос: возможна ли в цивилизованном государстве ситуация, при которой вложенные в развитие его экономики иностранные инвестиции могут быть «экспроприированы» на погашение долгов, созданных самим же этим государством?!

Но, пожалуй, самый неприятный вывод из вышеизложенного в том, что проблема даже не в деньгах - проблемой могут стать последствия их «экспроприации». Ведь совершенно понятно, что никто 1 млн. долларов сразу не получит. Потому что даже если бы инвестор и решил оплатить этот долг за счет инвестиций, то это однозначно означало бы ликвидацию оборотных средств «Орельки» и просто бы привело бы птицефабрику к первоначальному - доарендному состоянию неформального банкротства. А еще бы создало прецедент, ссылаясь на который, и остальные старые кредиторы птицефабрики срочно потребовали бы немедленного возврата долгов, которые в сумме превышают 10 млн. грн…

Следовательно, у арендатора птицефабрики выход один: расторжение договора аренды, так как он-то не брал на себя обязательства сразу же вернуть более 14 млн. грн. долгов птицефабрики. И этот факт подтверждается не только договором аренды (так как являлся одним из обязательных условий передачи птицефабрики в долгосрочную аренду), но и распоряжением Днепропетровской облгосадминистрации (выше этот документ цитировался).

Ну а дальнейшие последствия такого оборота дел просчитать нетрудно. В случае расторжения арендного договора, госбюджет ежегодно недополучит 2,5 млн. грн., а значит тысячи пенсионеров и бюджетников (врачей, например, и учителей) не получат свои пенсии и зарплаты и общая сумма задолженности государства по этим статьям только увеличится. Издержки понесет и местный бюджет Днепропетровщины, который в одночасье (это уж точно!) лишится ежегодной арендной платы в сумме 250 тыс. грн. Вместо этого птицефабрика ежегодно просто будет увеличивать и без того баснословную задолженность кредиторам на 450-600 тыс. грн. Впрочем, кредиторам в таком случае вообще придется забыть о 14 млн. грн. долгов птицефабрики, в том числе за газ, электроэнергию и прочее (хотя по графику реструктуризированной задолженности арендатор ежегодно погашал бы 1 млн. грн. задолженности).

Кроме того, свыше 2000 работников, занятых в процессе производства мяса птицы на «Орельке» (включая работников комбикормовых заводов, которые сегодня имеют регулярную работу и зарплату, благодаря заказам птицефабрики) а если считать их семьи - то в общем это не менее 6000 граждан Украины просто останутся без средств к существованию.

А более 10 тыс. тонн экологически чистого мяса птицы, которые ежегодно поставляются на рынок Украины этой птицефабрикой, как вы догадываетесь, будет немедленно заменено импортной продукцией, зачастую сомнительного качества. Стоит ли говорить, что это нисколько не поспособствует улучшению генофонда нации и не увеличит продолжительность жизни украинских граждан…

Не берусь оценивать все потери для государства и региона, которые будут причинены из-за оттока и без того не слишком обильных инвестиций в экономику Украины, тем более, что описанными событиями уже заинтересовались и наши иностранные коллеги. Так или иначе, но вся эта ситуация только еще больше способствует напряженности в обществе, вызывая крайне негативное отношение к нынешней исполнительной, да и другим властям Украины. Все это накануне президентских выборов так некстати…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно