Общество употребления

30 мая, 2008, 15:25 Распечатать Выпуск №20, 30 мая-6 июня

Только несколько отчаянных оптимистов в БЮТ верили, что Леонид Черновецкий проиграет выборы в Киеве...

Только несколько отчаянных оптимистов в БЮТ верили, что Леонид Черновецкий проиграет выборы в Киеве. Результат выборов был очевиден для всех остальных, и отчаянный призыв «Спрячь бабушкин паспорт» не имел никаких шансов на реализацию. Бабушки своих паспортов не отдают, жизнь этому бабушек научила.

Сдержанные оптимисты в БЮТ верили в создание антимэрского большинства совместно с блоком Кличко, и, возможно, коммунистами. Но не произошло и этого — контроль за Киеврадой, включая знаменитое земельное подразделение, остался у действующей команды. Более того, оппозиция реально сократилась в объеме и сохранила за собой право протестовать без какой-либо пользы для себя и людей. Это, так сказать, в сухом остатке. А теперь о причинах этой сухости.

Успех действующего мэра представляет собой победу реальности над иллюзиями и в очередной раз демонстрирует, чем заканчивается обычно потеря контактов с грешной землей. В этом смысле, кстати, в космосе пребывали (или продолжают пребывать) инициаторы процесса, а не тот, кто выглядит свалившимся из другого мира.

Внешность обманчива. Точнее, внешний облик градоначальника, может быть, и соответствует его крайне своеобразному внутреннему миру. Многим, как ни странно, этот образ нравится. Широкая улыбка, «Я вас люблю!, «хорошие ребята против нехороших ребят» — это не похоже как на штампованную бюрократию, так и на майданных диджеев. Это вообще ни на что не похоже.

Но если вы находите в бессвязности его выступлений признак скудоумия — вы ошибаетесь. К тому же логика избирателя порой труднообъяснима даже психологам — вспомните действующего президента во время его предвыборных выступлений, когда никто из слушателей не понимал, о чем он говорит, но подавляющее большинст­во было очаровано тем, как он это делает.

Но в данном случае улыбка мэра — это практически все, что от него требовалось. Она вообще могла существовать без него, как у милого чеширского создания. Все остальное было сделано людьми, которые, повторюсь, находятся к грешной земле гораздо ближе, чем все секретариаты президента и кабинеты министров, вместе взятые.

Для Олеся Довгого, Вячеслава Супруненко и Дениса Басса прошедшая кампания по сравнению с предыдущей была «семечками» хотя бы потому, что в 2006 году они выстраивали систему стимули­рования пенсионного электората негосударственными средствами и собственными силами. Точнее, систему, работавшую долгие годы на избирательном округе Черновец­кого, распространяли на весь город.

Именно тогда выяснилось, что вся раздача материальных благ производится исключительно в рамках действующего законодательства, о чем с горечью сообщали сотрудники правоохранительных органов. Вот тогда, в 2006 году, и было оформлено авторское право на секрет успеха.

Теперь в дело был запущен абсолютно чистый юридически механизм муниципальных пенсий. За десять дней до выборов в команде Черновецкого были уверены в наличии 450 тысяч за них голосующих. А все потому еще, что ответст­венные за процесс лица проверили убежденность пенсионеров в желании отблагодарить мэра за заботу, убедились в этом и отвечали за них головой.

Личные контакты, как известно, ничем не заменимы, никаким телевидением и газетами. А сделавшая однажды свое дело сеть не была свернута. Уверяю вас, не будет она свернута и теперь, и благополучно доживет до следующих выборов, когда бы они ни состоялись — хоть в ноябре этого года, хоть 2012-го.

Муниципальные 200 гривен к пенсиям, доплаты учителям и врачам для киевского профицитного бюджета — не супернагрузка. На­пом­ним, что профицитным бюджет Киева был всегда, поскольку именно в него попадают местные налоги всех крупных компаний вместе с их иногородними филиалами. Возникает вопрос: почему никто не делал этого до Черновец­кого? А потому, что Александр Алек­сандрович Омельченко искренне считал, что киевляне должны ему по гроб жизни быть благодарны за дешевый хлеб, производство которого он дотировал.

Киевляне со временем начали воспринимать цену на хлеб как должное, а 200 гривен, между прочим, — это уже не хлеб, это 250 г «докторской» колбасы в день. По­страдавшие от Черновецкого на выборах коммунисты навевали вос­поминания о дешевой колбасе, а дейст­вующий мэр ее просто подарил!

Имея настолько мощную базу победы, все остальные действия команды мэра были уже просто подчисткой мелких деталей.

Спрятали подальше по вполне понятным причинам Сандея Аделаджу, хотя «Посольство Божье», как вы понимаете, проголосовало как один.

Заблокировали появление конкурентов на всех сколь-нибудь значительных телеканалах. Свобода слова содрогнулась, ведь практика «блока» последний раз применялась в 2004 году, но тогда со скрипом работали административные меры, а теперь легко сработали финансовые...

Но парадокс в том, что никакие прямые эфиры мэру, по сути, не угрожали. И не только потому, что 200 гривен перебивали все телевидение вместе взятое, а и потому, что ни Турчинов, ни Кличко с их глубоко запрятанными харизмами переиграть мэра в дискуссии не смогли бы.

Ну что бы они могли ему инкриминировать? Дерибан земли, конечно. Но команда действующего мэра еще больше года назад заинтересовалась вопросом: а что такое для каждого конкретного киевлянина понятие «киевская земля»? Не знаю, какие они в результате опросов получили результаты, но ответ очевиден.

Это скверик перед домом, это дорога к остановке или автостоянке. Это пляж в Гидропарке, в конце концов. Но уж никак не тысячи гектаров на Оболони. Внятно объяснить обывателю, что у него украли гектары, нельзя, потому что этой земли у него никогда не было. Это как если бы у вас украли участок поверхности Меркурия. Именно Меркурия, а не Луны — Луну видно. Обидно, правда? Проблема непросыхающей лужи по дороге к дому для пешехода в тысячу раз важнее застройки пустыря, которого никогда не видел. Говорит ли это о социальной пассивности пешехода? Возможно. Можно ли его обвинять на основании этого в продажности? Нет.

Вот эти простые истины перестали понимать и, главное, руководствоваться ими наши великие политические лидеры. И их киевские организации были переиграны теми, кого уже успели назвать «новыми элитами», сосредоточившимися, надо понимать, в блоках Катеринчука, Пилипишина и в Гражданском активе Киева. Исто­рия успеха которых заслуживает особого внимания, поскольку, в отличие от действующего мэра, их действительно мало кто ожидал.

Думаю, суды никакого подкупа избирателей в итоге не установят. Да и, как продемонстрировал всем еще два года назад сам Черновецкий, процесс обработки избирателей может быть проведен сравнительно законными способами.

Для действующей власти это вообще не составляет никаких трудностей — назначается, например, премия в честь 86-летия перекрестка Прорезной и Пушкин­ской. Для безвластных кандидатов спокойно используются благотворительные фонды.

Не беремся утверждать, что победители обязаны своим успехом только технологиям — отметим их простоту и дешевизну. Судите сами.

Исходим из того, что нам необходимы 50 тыс. избирателей. Возьмем по максимуму — 200 грн. на человека, хотя на самом деле бригадиры часть средств утаивали и доходило до многих по 100, а то и по 50. Хорошо, 200. Умножаем — 10 млн. грн.

Реклама. Это исключительно билборды, теле- и аудиоролики, без газет можно спокойно обойтись, а вот то, что висит на улицах и крутится по радио, выполняет две важные функции.

Первая — обеспечение общественной легитимности результатов. Если вдруг избрался бы блок Васи Пупкина, о котором никто и никогда не слышал, могли бы возникнуть вопросы. А так — ну, конечно, весь город заклеен рекламой, и она как бы сработала. Увидел водитель светлый лик кандидата и побежал за него голосовать.

Вторая — моральная поддержка реципиентов материальной помощи. Одно дело голосовать за никому неизвестного В.Пупкина, сознавая, что делаешь это исключительно за деньги. Стыдновато. Стыд, надо сказать, полностью из нашей жизни еще не улетучился. И совсем другое — за знаменитость, висящую на столбах, или якобы согласившись с текстом типа «Люди лучше политиков!»

Это еще 1 млн. долл. Еще 0,5 млн. на оплату труда сотрудников избирательных комиссий. Итого 3,5 млн. долл., — и вы в Киевраде, да не сами, а с личной фракцией. Эти деньги могут быть возвращены минут за 20 какого-либо голосования, а дальше приносят прибыль. Колоссальный бизнес-проект. Тысячи процентов прибыли. Удивительно, как в него не ломанули десятки представителей бизнеса. Но еще не вечер.

Через полтора года малые и большие города Украины ждет аналогичная кампания, только подешевле. И там, где мэры не оценят опасности и не займутся серьезно распределением денежных средств среди населения сегодня, — мне жаль этих мэров. Или нет, не жаль — так им и надо.

Да, там уже будет конкуренция. И не факт, что все претенденты не пойдут по единственной в городе базе данных и пенсионеры не получат трижды по 50 грн. Кстати, и слава богу, будет людям на что купить поесть. А за кого голосовать, они уже решат сами — то ли за более симпатичного из дающих, то ли за того, кто первым пришел.

Конечно, Киев — не Украина в миниатюре, а политическая ситуация в городе не похожа на другие регионы. Понятно, что мотивация избирателей на общеукраинских выборах несколько другая, чем на местных. Точнее, еще пока другая.

И все же неуспех традиционных парламентских партий в Киеве — первая ласточка кризиса проекта «Украина» в целом. Проект предполагает его поддержку народом (а не населением) как идеи — идеи общества развития, процветания, преобразования, реформ или стабильности — не имеет значения в данном случае.

Все предлагавшиеся варианты проектов, кроме, частично, проекта от БЮТ, до сих пор базировались на парадигме «Развитие общества в целом является условием развития каждого». Хотя классический признак социализма, как известно, — «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех». Лозунг, конечно, чистейшей воды, но разницу чувствуете?

Кризис проекта приводит к смещению приоритетов в жизни народа, который вновь становится населением, причем населением не страны, а конкретного населенного пункта или квартала.

Выбор планов развития страны вторичен, первично максимально быстрое удовлетворение материальных и духовных потребностей. В идеале это не должно противоречить друг другу. Но в нашем случае противоречит.

Значит ли это, что народ или население недостойны высоких идей, пропагандируемых т.н. элитой? Нет, не значит. Наши разнообразные национальные лидеры, как оранжевые, так и бело-голубые, регулярно обещают на выборах горы золотые, но в итоге появляются в лучшем случае холмики из непонятного, дурно пахнущего, бурого материала.

Точка зрения, согласно которой все они одинаковые, крепнет буквально с каждым днем, с каждым вечером у телевизора, где популярно и доходчиво показывают, как недавние соратники в упоении сажают друг друга в тюрьмы и обзываются нехорошими словами. Избиратель Партии регионов в общем тоже не очень счастлив, поскольку голосовал за своих неоднократно, но толку никакого не ощутил.

И довольно быстро человек начинает понимать, что русский язык не будет вторым государственным, как ему обещали в ПР; Украина не станет членом Евросоюза, как убеждал президент; дети продолжают служить в армии, несмотря на обещания ЮВТ.

А поскольку выборы у нас теперь не раз в четыре года, за которые многое обещанное забывалось, а ежегодно, то объем обмана увеличился ровно в четыре раза. Если кто-то думает, что все это проходит бесследно, — ошибается.

Кризис проекта в общественном сознании приводит к его раздроблению, к стремлению максимально абстрагироваться от государства в целом и посвятить свое время решению своих небольших, но важных проблем.

А вот тут и приходит конкретная сила, которая не просит людей подождать, сплотиться, надеяться, крепиться, а реально помогает, хоть и в минимальном объеме, но не рапортуя об отбитых у коррупционеров 10 млрд. грн., которые все равно никто даже представить себе не может.

То есть она любит каждого пенсионера в отдельности, а не всех целиком. Она не в силах создать западное общество потребления, поскольку это можно сделать только общим трудом, это долгий, болезненный процесс, да это ей и не нужно. Она создает общество употребления.

А 1000 грн. вкладов в Ощадбанке? Правильно, это из той же серии, но во-первых, получили их не все, во-вторых, в драке, в-третьих, их давно проели, а то, что не проели, — поела инфляция, которая неразрывно связана теперь с той силой, которая эти деньги и принесла. Потому что в масштабах целой страны проект раздачи благ надо делать технологично, прислушиваясь к профессионалам в экономике, а не к политологам.

Проще всего обвинить людей в том, что они чего-то не понимают и не доросли еще. Лучше вспомнить о тех, кто давал надежду и тут же отбирал ее, кто по старинке считал, что за месяц кампании опять навесит лапшу на уши, выпишет русских, американских и черт знает каких еще политтехнологов и они оставят нас при власти еще на годик, необходимый для закрепления личных материальных успехов. А то, что не сделали технологи, добавит их необъяснимая, волшебная, убийственная харизма.

Если все ныне действующие власти совместно с оппозицией не вернутся в ближайшее время на грешную землю, а будут продолжать играть в только им понятные игры, будь то драка за полномочия, Конституция, НАТО, Россия, языки, несуществующая история, возрождение забытых обрядов и прочее…

Тогда они все вместе, взявшись за руки, отправятся в космос. А Космос заменит их здесь. Всерьез и надолго.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно