ОБОРОТНАЯ СТОРОНА СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ОБОРОТНАЯ СТОРОНА СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА

14 апреля, 2000, 00:00 Распечатать

Ушла в ностальгический туман грузно поскрипывающая царская ладья, переполненная домочадцами и фаворитами, тайнами и скандалами...

Ушла в ностальгический туман грузно поскрипывающая царская ладья, переполненная домочадцами и фаворитами, тайнами и скандалами. Среди ее сигнальных флажков щемяще памятен один, на котором было написано: «Проснулся, подумай, что ты сделал полезного для Украины?». На смену из морских глубин (50 м) всплыла подводная лодка. Открылся люк рубки и появился человек с «пониженным чувством опасности», чемпион Северной Пальмиры по самбо. «Хелло, геноссе!» — донеслось приветствие и послышался треск калькулятора. Геноссы на постсоветских берегах в задумчивом приветствии подбросили в воздух чепчики. Прибалты, крепко взявшись за руки, отшагнули в сторону. Грузины и азербайджанцы прищурились на Запад, молдаване заговорили об осуждении всяческого сепаратизма, а туркмены — про газопровод. Белорусы неуверенно распахнули объятия. А в херсонских степях прошелестело: «Ой, лишенько, шо ж теперь будет? Он такой конкретный, прагматичный…».

Первая реакция украинского истеблишмента на однораундовую победу В.Путина на выборах была настороженно унылой, словно под влиянием какого-то психотропного генератора: жесткость, прагматизм, конкретика, давление и пр. Но ведь за три-то месяца фактического путинского правления пора бы уже свыкнуться с новыми реалиями. Тем более что победа премьера-силовика на выборах сомнений, в общем-то, ни у кого не вызывала.

Конечно, ситуация еще более прояснится после обнародования новой Концепции внешней политики России, после инаугурации президента, после президентского послания Федеральному собранию, после того как первый зам. председателя Госкомимущества Г. Греф сотоварищи допишет программу стратегического развития России. После того, как премьер В.Путин сложит полномочия перед президентом В.Путиным и будут утверждены новая структура и состав российского Кабмина. Но все это после. А что сейчас? С чем приедет В.Путин в Украину? На что ориентироваться Киеву в отношениях с РФ на обозримую перспективу? Вопросы эти обретают особый смысл накануне запланированного на следующую неделю визита нового российского президента в Украину.

ОДНАЖДЫ В РОССИИ ПОСЛЕ ЕЛЬЦИНА

Для того, чтобы сориентироваться в перспективах двухсторонних отношений, стоит попытаться понять как изменился политический ландшафт в постельцинской России.

Изменился характер отношений между ветвями власти. Декабрьские выборы укрепили позиции В.Путина в Государственной думе (такой поддержки среди депутатского корпуса исполнительная власть России никогда не имела). Причем нынешний президент ушел от публичной конфронтации с левой оппозицией. В.Путин определил КПРФ как «системообразующую партию» и в предвыборной борьбе антикоммунистическую карту не использовал. (Вспомним, что в 1996 г. «взгонка» ельцинского рейтинга шла именно за счет раскрутки угрозы «красного реванша»). Судя по всему для российских коммунистов времена «антинародного режима, изнасиловавшего страну» прошли. Думские левые стали более сговорчивыми, покладистыми и прагматичными. Да и аграрии по весне как-то потянулись душой к президенту. Неудивительно, что недавняя левая попытка поставить в Думе под сомнение конституционность путинского указа относительно гарантий первому президенту РФ закончилась ничем. А вот ратификацию Договора СНВ-2 профильные комитеты Думы и большинство лидеров фракций поддержали. Надо полагать, президентским законопроектам на Охотном ряду будет создан «зеленый коридор». Однако, так или иначе президенту по стратегическим вопросам придется определяться с политической конфигурацией будущего «поддерживающего» большинства в нижней палате. А это чревато конфликтами. Вряд ли отношения Кремль—Дума будут безоблачными…

Надежной опорной точкой должно стать новое «технократическое» правительство России независимо от того, какой конкретно функционер-чиновник его возглавит. Будет ли это «классный переговорщик» М.Касьянов (что более вероятно) или надежный Г. Греф, с его «параллельным правительством» — Центром стратегических разработок, или это будут питерец (Л.Рейман, И.Клебанов) — не столь принципиально. Ибо Белый дом (под присмотром соратника-силовика Д.Козака) вероятнее всего сохранит за собой преимущественно технические функции, а механизмы принятия решений будут перенесены в Кремль. Во всяком случае правительство не будет ни экспериментальной пожарной командой (С.Кириенко), ни самостоятельно-коалиционным (Е.Примаков), ни просто временным (С.Степашин). Впрочем, уровень технократичности и функциональности нового Кабмина будет определяться отсутствием (сохранением) в правительственных рядах некоторых известных лиц, к примеру, Н.Аксененко, В.Рушайло или Н.Калюжного. Состав нового правительства определит, в каком ключе развивается диалог президента с крупным российским бизнесом.

На высшем административном уровне идет смена поколений. В январе ключевые посты в кремлевской администрации заняла группа сорокалетних управленцев (И.Сечин, Д.Медведев, И.Щеголев, В.Кожин, В.Рахманин). Политменеджеры путинского призыва меняют в коридорах власти «старослужащих» из бывшей партхозноменклатуры. Молодые государственники не отягощены ностальгией по советскому прошлому, ответственностью за сделанные другими ошибки, они нацелены на великое будущее России. Причем новый управленческий стиль будет ретранслироваться по исполнительной вертикали.

Заметно меняется тон диалога между центром и регионами. Заручившись поддержкой губернаторского корпуса, В.Путин на выборах с внушительным перевесом победил в 54 субъектах Федерации, в том числе и в ряде регионов «красного пояса». (Одновременно с ним победили и действующие губернаторы в семи субъектах Федерации). Безусловно, лояльность к новому президенту усилит и тот факт, что осенью предстоят выборы в 33 субъектах Федерации, а благосклонность центра дорого стоит. Филатовско-казаковские времена по неудачному сдерживанию создания «красного пояса» канули в Лету. Скорее, по словам Д.Орешкина, вместо красного создается «черный пояс кимоно». Плюс ко всему вскоре для многих региональных начальников остро встанет вопрос об отмене ограничений срока полномочий в Совете Федерации. В конце марта верхняя палата уже одобрила соответствующий законопроект для внесения в Думу.

Федеральное руководство решительно настроено укрепить исполнительную вертикаль власти. Недавно эксперт Центра стратегических разработок М.Краснов заявил, что стратегическая программа ставит целью вернуть все субъекты Федерации в единое конституционное пространство. В мае ожидаются соответствующие законодательные инициативы правительства. Видимо, речь идет о «реанимации» законопроекта (предложенного еще Е.Примаковым), который предусматривал снятие губернаторов с должности решением суда за неисполнение федеральных законов. А СМИ заговорили об укрупнении субъектов Федерации.

Первые шаги в региональном направлении уже сделаны. Парламент Республики Марий Эл отменил выборность глав администраций городов и районов — отныне они назначаться президентом из числа депутатов местных собраний. Председатель Госсовета Татарстана Ф.Мухаметшин поспешил заявить, что в республике готовы проанализировать свою Конституцию, чтобы сблизить «конституционные поля» с федеральным Основным Законом. А совсем на днях Главное контрольное управление президента РФ устроило показательную выволочку главе администрации Смоленской области за «серьезные упущения в подборе и расстановке кадров». Процесс пошел…

Однако центр, очевидно, изберет гибкую тактику. Не один кремлевский аппарат ломал зубы на проблеме федерализма. Новому президенту, в свое время возглавлявшему Комиссию по подготовке договоров о разграничении полномочий между центром и регионами, это хорошо известно. Также свежа в памяти ситуация, когда Совет Федерации объединился для отпора Б.Ельцину относительно отставки Ю.Скуратова.

Новая власть публично демонстрирует свою равноудаленность от олигархов. Действительно, банковского пула для поддержки В.Путина на выборах не создавалось. В одном из недавних интервью будущий президент заявил: «Если под олигархами понимать представителей групп, которые сращиваются или способствуют сращиванию власти с капиталом, то таких олигархов не будет как класса». Вроде бы к этому идет, если принять во внимание, например, отказ Минпечати об автоматическом продлении лицензий ОРТ и ТВЦ (каналы до 24 мая будут вещать фактически в «подвешенном» состоянии), силовое «вскрытие» Гута-банка, «зачистку» железнодорожного генералитета, решительное выступление В.Путина против внешнего алюминиевого толлинга. Весьма любопытное заявление британской «Гардиан» сделал недавно П. Авен, президент «Альфа-банка». Путин, по его словам, должен провести в стране радикальные экономические реформы и вновь сделать ее великой, не пренебрегая в этом деле тоталитарными методами: «Вы не можете в борьбе с преступностью всегда оставаться в рамках закона». Далее последовало уже расхожее сравнение нынешней России с Чили времен А.Пиночета. А президент в это время проводил совещания на атомном ледоколе, летал на истребителе, погружался в морские глубины на подлодке, инспектировал атомные реакторы, в его честь осуществлялись запуски баллистических ракет…

Впрочем, призыва «мочить» олигархов не будет. Их «равноудаленные» группировки пытаються удержать (восстановить) присутствие во власти, всячески укрепить свои политические и экономические позиции. Неслучайно совет директоров РАО «ЕЭС» прошел в Кремле, неслучайна и атака лидеров СПС на министра В.Калюжного. Знаковыми явлениями стали создание алюминиевого суперхолдинга и капитуляция вице-премьера В.Матвиенко еще на старте выборов петербургского губернатора. В обоих последних случаях ощущается присутствие человека, «у которого такой живой ум и так много предложений». Вещей оказалась фраза В.Путина, оброненная им в февральском интервью ОРТ: «Я не думаю, что олигархи потухли, они маскируются под «полудохлых». По мнению наблюдателей, маневр президента будет в какой-то мере ограничиваться влиянием «новопитерской» и «старомосковской» группировок, остротой соперничества между ними. Нельзя сбрасывать со счетов и фактор семьи Б.Ельцина.

Россия сосредотачивается. «Коллективного Ельцина» сменил единоличный, энергичный и конкретный силовик ВВП. Минимизируется противостояние ветвей власти, укрепляется исполнительная вертикаль, обновляются управленческие кадры высшего звена. К центру подтягиваются регионы, олигархи постепенно «рекрутируются» под державные интересы. Укрепляется государственная агитационно-пропагандистская машина. Ресурсы страны мобилизуются для защиты национальных интересов России. (Какой скоординированной, резко-единодушной была реакция ветвей власти, государственно-политических и бизнес-элит России на решения ПАСЕ). Важные внешнеполитические решения пропускаются через Совбез, которым руководит соратник В.Путина по ФСБ С.Иванов. В политике нового российского руководства уже заметен отказ от жесткой риторики и переход к жестким делам.

Однако кредит доверия «президенту надежды» отнюдь не безграничен. Надеждам должны отвечать решения, понятные простым людям, облегчающие их жизнь. А режим ожидания хорош лишь для предвыборных кампаний.

ПАРАДОКСЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА

Стратегическое партнерство, как характеристика двухсторонних отношений, очевидно, предполагает их особое, более высокое качество по сравнению с обычными традиционными отношениями двух государств. Стратегическое партнерство — это более высокий уровень торгово- экономического сотрудничества, равнонаправленность геополитических интересов, внешнеполитическия взаимоподдержка, плюсовая динамика и эффективность контактов государственно-политических, финансово-промышленных, военных, научных и культурных элит. Это надежность механизмов решения спорных вопросов, это, наконец, атмосфера доверия и взаимопонимания. Нынешние украинско-российские отношения подвести под уровень стратегического партнерства трудно по ряду причин.

Усиливается экономическое отчуждение двух государств. Украинско- российский товарооборот вот уже много лет катастрофически падает. В 1996 г. он составил ,8 млрд., в 1997 г. — ,1 млрд., 1998 г. — 12,5 млрд., а в прошлом году — немногим более млрд. По осторожным прогнозам российских экспертов, в нынешнем году торговля товарами с Украиной сократится примерно на 0 млн. Не исключается и дальнейшее обострение торговых отношений, если РФ введет по отношению к ряду украинских товаров импортные пошлины. Это возможно, ибо соглашение о зоне свободной торговли российской стороной не ратифицировано.

«Шагреневая кожа» экономического сотрудничества сжимается. Это означает утрату рынков сбыта продукции, сворачивание оставшихся кооперативных связей, вынужденное создание замкнутых циклов производства в обеих странах.

Пробуксовывают программы двустороннего сотрудничества. Принятая в прошлом веке долгосрочная программа экономического сотрудничества превращается в «долгострой», где заморожены колоссальные политико-дипломатические усилия. О каком финансово-экономическом ее наполнении может идти речь, если, например, сама Россия более ориентируется на дальнее зарубежье. Ее прошлогодний внешнеторговый оборот со странами дальнего зарубежья составил ,4 млрд. и по сравнению с 1998 г. снизился на 10,6%, а с государствами СНГ — млрд. и снизился на 23,8%(!). Тенденция очевидна. Неудивительно, что более полутора сотен двусторонних договоров и соглашений ныне имеют весьма низкий кпд.

Действующая договорная база все больше отстает от новых реалий в украинско- российских отношениях. Она стремительно отстает и от глобальных мировых экономических процессов, транснациональной информатизации, геополитических изменений.

Усиливаются различия геополитических интересов. В недавнем интервью «НГ» командующий ЧФ РФ адмирал В.Комоедов охарактеризовал курс Украины на европейскую интеграцию с образной солдатской прямотой: «Лицом к Европе — задом к России». По мнению адмирала, «игры» Украины с НАТО заводят российско-украинские отношения в тупик. Тревогу вызывает тот факт, что геополитические откровения моряка совпадают с позицией российского государственно-политического истеблишмента. По результатам февральского экспертного опроса среди российских элит, проведенного Украинским центром экономических и политических исследований и Фондом «Российский общественно-политический центр», подавляющее большинство (84%) россиян назвали главным негативным фактором в двухсторонних отношениях именно углубление сотрудничества Украины с НАТО. Позиции наших стран явно расходятся по вопросам Российско-Белорусского союза, Ташкентского договора, стратегии дальнейшей интеграции СНГ, перспектив ГУУАМ. Россию, мягко говоря, не совсем устраивает «геополитический плюрализм» на просторах Содружества. Украина, избрав европейский путь развития, самоидентифицируется в изменчивом геопространстве, пытаясь выстроить опорный треугольник: ЕС—Россия—США. Россия же группируется для лидерства в евразийском регионе. Тактика отношений на сегодня предполагает в том числе и максимальную минимизацию возможных негативных влияний «нескладываемости» геополитических позиций наших государств.

Сужены каналы контактов между элитами двух государств. Контакты управленческих элит в последние месяцы проходят в полузакрытом режиме «должник—кредитор», носят скорее вынужденный характер. Визиты Ю.Тимошенко и В.Ющенко в Москву были затуманены пропановым флером и, мягко говоря, к прорыву не привели. Ясно лишь, что техническая сверка долгов продолжается. Причем украинская сторона решила взять тайм-аут. Недавно Ю.Тимошенко заявила, что межправительственные переговоры по газовым долгам Украины возобновятся после назначения нового премьера и формирования правительства России. Но такой маневр вряд ли озадачит россиян.

Не может не тревожить и синдром настороженной подозрительности российской элиты относительно Украины. Мы воспринимаемся как страна, которая втихомолку приворовывает газ, братается с НАТО и для отвода глаз рассуждает о стратегическом партнерстве с Россией. Примечательно, что по результатам вышеупомянутого экспертного опроса 84% представителей российского государственно-политического и бизнесового истеблишмента негативно оценивают политику Украины в отношении России. 36% экспертов определяют ее как политику двойных стандартов, 38% — как желание поправить свое положение за счет соседа, 10% — как недружественную.

Для перевода разговора в новое качество необходимо обновление управленческих элит. В России этот процесс, похоже, начался. А в Украине?

Постоянно реанимируются уже набившие оскомину проблемные вопросы двухсторонних отношений. Который год переговорный процесс идет в режиме «заедания» на группе традиционных проблем: отношения с НАТО, ЧФ, газовые долги, делимитация границ, торговые барьеры, положение русскоязычного населения, загрансобственность бывшего СССР, депозиты юридических лиц Украины во Внешэкономбанке. Удастся ли во время предполагаемого визита В.Путина в Киев разомкнуть заколдованный круг этих «вечных» проблем? Впрочем, некоторые из них явно обретут новое звучание. По словам министра иностранных дел России И.Иванова, в проекте новой Концепции внешней политики РФ больше внимания уделяется защите прав и интересов российских граждан и соотечественников за рубежом, защите отечественного предпринимательства в иностранных государствах.

ЧТО ДЕЛАТЬ УКРАИНЕ, или БУДЕМ ДРУЖИТЬ ПО РАСЧЕТУ

Прежде чем решать, какую позицию занять на российском направлении, мы должны ответить на несколько вопросов. Могут ли вдруг воплотиться в реальность сны значительной части нашей политической элиты, и на северных границах Украины вдруг вместо России появится, например, Канада? Готовы ли наши бизнесмены от политики и политики от бизнеса (впрочем, как и российские), отказаться от пресловутой газовой дельты? Есть ли у нас достаточные компенсаторные возможности при потере российского рынка? Будет ли, скажем, американский бизнес бороться с российским за украинский рынок так же, как госпожа М.Олбрайт с В.Путиным за первоочередность визита в Киев?

Если ожидаем позитивный ответ, то можно смело высказать свое «фе» по поводу козней российских империалистов, оказать государственную поддержку начинаниям Д.Корчинского, распространив опыт создания украинско-чеченских центров на все регионы Украины, внести в Уголовный кодекс статью, карающую за уклонение от использования украинского языка.

Если же вдруг ответ получается не столь однозначным, то придется что-то делать.

Очевидно, назрела необходимость жесткой сверки «геополитических» часов новых президентов обеих стран. Безусловно, переход к жестко рыночным прагматичным отношениям предполагает освобождение от некоторых прошлых страхов, стереотипов и иллюзий. К примеру, у нас существует политический стереотип, который связывает любое усилие экономических взаимоотношений с Россией с угрозой потери или ограничения независимости Украины. В РФ же бытует иллюзия, будто путем каких-то силовых действий можно всегда вернуть Украину в фарватер российских интересов. Оба стереотипа опасны. И экономические потери, которые понесли наши государства из-за них, огромны.

Тема НАТО не должна быть «нервом» переговорного процесса, сжигающим политико- дипломатические усилия сторон. Видимо, нужна дополнительная внятность и по Российско- Белорусскому союзу (российские электронные СМИ сообщили, что на прошедшей недавно в Москве во время 14-й сессии парламентского собрания союза Г.Селезнев заявил, что «активно обсуждают возможность вступления в союз Армения и Украина»). Россиянам нужно ясно дать понять, где мы готовы искать компромиссы, а где наша позиция останется неизменной (даже, если будет закрыт газовый вентиль). Нужно добиться от РФ таких же четких ответов, например, по поводу многострадальной зоны свободной торговли, готовности не вводить дополнительные торговые барьеры, решимости делить Азовское море не по-братски, а по справедливости.

Иными словами, стоит определиться, по каким направлениям мы — стратегические партнеры, а по каким — не очень. Кстати, еще год назад по инициативе А.Разумкова был подготовлен проект украинско-российского Меморандума о стратегическом партнерстве. Инициатива была поддержана президентами обеих стран, но как-то угасла в высоких кабинетах. Жизнь же возвращает нас к идее прагматичного (без надрыва) определения конкретных направлений сотрудничества на стратегическую перспективу.

Необходимо разработать четкую стратегию взаимоотношений с Россией на средне- и долгосрочную перспективу. Причем исходить она должна как из национальных интересов, так и из анализа наших реальных возможностей и потребностей, прежде всего экономических.

Было бы полезным провести ревизию договорной базы, эффективности выполнения подписанных соглашений и, в первую очередь — долгосрочной программы экономического сотрудничества.

Необходимо в ближайшее время возобновить работу украинско-российской межправительственной комиссии и совместной Стратегической группы.

Представляется актуальным проведение инвентаризации тех проблемных вопросов, которые из года в год повторяются в повестке дня украинско-российских встреч на высшем уровне. Необходимо еще раз попробовать найти компромиссные варианты скорейшего их разрешения. В случае тупиковой ситуации, предложить россиянам задействовать третейские механизмы (как, например, сделали США и Канада при разрешении спорных территориальных вопросов).

Нужно максимально использовать авторитет и влияние В.Путина для доведения до результативного решения, в первую очередь, тех вопросов, по которым уже давно была выработана согласованная позиция на высшем уровне. Это и многообещающий проект АН-70, и достройка атомных блоков на Ривненской и Хмельницкой АЭС, и обеспечение выполнения ряда судостроительных заказов, и реализация механизма погашения долгов Министерства обороны РФ предприятиям украинского ВПК, и конструктивное решение вопроса передачи Украине части загрансобственности бывшего СССР.

Важным представляется создание принципиально новой природы экономических отношений с Россией, которая заменила бы остаточные механизмы, заложенные еще советской экономикой. Перспективными направлениями могли бы стать создание крупных, конкурентоспособных транснациональных корпораций, совместных предприятий, ассоциаций в различных сферах (аэрокосмической, развития транспорта и транспортных магистралей, металлургической, агропромышленной).

Одним из ключевых элементов стратегии Украины на российском направлении должна стать децентрализация торгово-экономических отношений и включение механизма межрегионального сотрудничества. Контакты на уровне областей менее подвержены политической конъюнктуре в верхах. Именно они постепенно формируют надежную «капиллярную» систему прямой межхозяйственной кооперации, питающую экономики обеих стран. Любопытен, например, опыт белорусов, которые активно расширяют свое торговое представительство в регионах РФ, регулярно снаряжают в субъекты Федерации официальные делегации министров и бизнесменов. В прошлом году Беларуси удалось значительно увеличить товарооборот с 22 российскими областями. Например, только с Москвой он составил около ,5 млрд. (!)

Сегодня с Украиной сотрудничают практически все субъекты РФ. Заключено уже около 200 прямых договоров между регионами Украины и России. Если хотя бы половина из них заработает, отдача будет ощутимой. На наш взгляд, одним из нужных шагов в этом направлении могла бы стать, например, встреча руководителей российских межрегиональных ассоциаций, влиятельных губернаторов с главами областных администраций Украины (чьи регионы развивают сотрудничество с РФ), промышленников и предпринимателей обеих стран. Проведению встречи должна предшествовать подготовка к подписанию конкретных договоров и контрактов, в т.ч. в рамках выполнения долгосрочной программы экономического сотрудничества.

На наш взгляд, как Украина, так и Россия заинтересованы в формировании общей системы экологической безопасности, в сотрудничестве по предотвращению и ликвидации последствий техногенных катастроф, развитии системы эпидемиологической защиты населения.

Можно подумать о создании совместного украинско-российского инженерного батальона МЧС для ликвидации последствий трансграничных чрезвычайных ситуаций (наводнения, аварии на АЭС и химических предприятиях и т.п.).

В условиях, когда обе страны буквально захлестнула волна криминала, организованной преступности, приобретают особое значение тесное сотрудничество и координация действий правоохранительных органов. Эта проблема давно перешагнула границы Украины и РФ, стала мировой и требует тесного сотрудничества с международными организациями.

Для Украины, пытающейся поставить заслон перемещению нелегалов, необходимо предложить российской стороне разработать механизм совместных действий по регулированию миграционных процессов и борьбе с незаконной миграцией.

Важно сохранить и развивать сотрудничество с Россией в ракетно-космической области (реализация проектов «Морской старт», «Глобал стар»), авиастроении (АН-70, ТУ-334), судостроительной области (строительство рыболовецких судов, доков для утилизации атомных подводных лодок, модернизация и ремонт ракетных крейсеров и подводных лодок ВМФ России).

У наших стран есть хорошие перспективы сотрудничества в военно-технической сфере. Необходимо подготовить и подписать межправительственные соглашения по разработке и производству продукции военного назначения в интересах «третьих» стран. Там, где мы не являемся конкурентами, нужно объединить усилия для выхода на международные рынки вооружений.

Украина должна настойчиво искать варианты расширения поставок сельскохозяйственной продукции в Россию, учитывая ее обеспеченность продовольствием собственного производства на уров- не 50% и существующую дополнительную емкость российского рынка для украинской сельскохозяйственной продукции в объеме —5 млрд. Помимо всего прочего, это увеличило бы платежеспособность Украины в расчетах за российские энергоносители.

Выгодной и для Украины, и для России могла бы стать реализация ряда перспективных проектов. Осуществление совместного проекта по поставкам электроэнергии в третьи страны позволило бы поднять на качественно новый уровень сотрудничество двух стран в электроэнергетике. Легче было бы решить проблему задолженности украинских потребителей перед РАО «ЕЭС». В случае успеха этот проект стал бы сравним по значимости с поставками газа через Украину в Европу.

Перспективным представляется участие украинских предприятий в совместном с Россией строительстве энергоблоков АЭС в Индии и Китае. Это позволило бы загрузить простаивающие мощности наших предприятий, создать тысячи дополнительных рабочих мест.

Безусловно, это далеко не полный перечень возможных направлений двухстороннего сотрудничества. Новую стратегию взаимоотношений двух стран-партнеров, если мы останемся таковыми, должны разработать государственные структуры Украины и России, активно привлекая бизнесменов, представителей регионов. Пойдет ли об этом разговор на встрече Л.Кучмы и В.Путина неизвестно. Впрочем, ждать осталось недолго…

Михаил ПАШКОВ, Валерий ЧАЛЫЙ

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно