О роли личностного в истории Крыма

18 ноября, 2011, 15:52 Распечатать

То, каким образом была отправлена в отставку Юрченко, заставило ломать голову всех, включая даже членов президиума ВР Крыма: за что и зачем?

© ark.gov.ua

Могилев не удержался и начал перекраивать правительство. Хотя на второй день после назначения премьером рассказывал журналистам, что недели две будет изучать, кто чем дышит, как выполняет свою работу, и вообще никаких резких изменений не предвидится — «Василий Георгиевич был великолепным орговиком». Не прошла и неделя, как вдруг накануне пленарного заседания депутатам-регионалам сообщили, что завтра они отправят в отставку вице-премьера Екатерину Юрченко, курировавшую экономический блок и все, связанное с «Крымским проектом» Джарты.

«Крови» этого вице-премьера давно и страстно желали многие из «крымских» — обоснованно и нет. Екатерина Юрченко, несомненно, сильнейший управленец и главный двигатель создания Стратегии развития Крыма, проекта особого инвестрежима в автономии и всевозможных инициатив, и, наконец — просто красивая образованная женщина, которая, правда, обладает поистине стервозным характером и довела до слез не одного руководителя. А двое грубо выжатых ею директоров дворцов-музеев и вовсе кельи в Израиле облуживают — параллельно с экономикой и торгов­лей Екатерина Григо­рьевна курировала также министерство культуры. Народное творчество родило новое название ее должности — «министр по торговле культурой». Но за безжалостное отношение к подчиненным и назначение на вкусные места «своих» людей при этой власти вроде бы увольнять не принято. Поэтому то, каким образом была отправлена в отставку Юрченко, заставило ломать голову всех, включая даже членов президиума ВР Крыма: за что и зачем? При этом Екатерины Юрченко касается только первая часть вопроса, вторая — всецело и множественно адресована Анатолию Могилеву.

Во-первых, непонятно: зачем было премьеру, ломая только что объявленный график, не изучив, не вникнув и не разобравшись на месте, так спешить с утверждением новой структуры и состава правительства? Ведь получилось, что отставка Юрченко — единственная значимая перемена в его «новом» составе, все остальное — смена табличек на дверях вице-премьеров, лишившихся нагрузки в виде министерских портфелей (оптимизация структуры по Джарты) и еще нескольких замминистров, снова ставших министрами. Но всем-то известно: эти замы и так тянули лямку министров, но, наделив правом министерской подписи людей из своей команды, Василий Джарты тотально конт­ролировал важнейшие потоки и направления. Кроме того, думается, пройдет совсем немного вре­мени, и Могилев действительно поймет, кто чем дышит, и некоторых из переутвержденных отправят в отставку, и о чем уже говорится вслух.

Во-вторых, интересно, кто же так советует премьеру Могилеву, что первый его шаг оказался сомнительным с точки зрения законности. Официальной версией этой скоропалительной перетасовки правительства, при которой из колоды выпала только Юр­ченко, называлась необходимость приведения структуры в со­ответст­вие со свежим законом «О Совете министров АРК». То ли Анатолия Могилева так качест­венно информировали, то ли авторы сценария надеялись, что все остальные закон в глаза тоже не видели, но случился конфуз: «при­водя в соответствие», ВР с подачи Могилева закон нарушила, причем озвучивать правовую абракадабру пришлось именно премьеру! Начиная с того, что совмещение должностей вице-премьеров и министров законом прямо разрешено — при соответствующем решении ВР Крыма. Так что в этом случае никакого несоответствия не было. И заканчивая тем, что у новоназначенного вице-премьера Ольги Удовиной остался депутатский мандат, а это — прямое нарушение закона. Эта тема была принципиальной для Джарты: половина зала ВР Кры­ма были членами и сотрудниками Совмина, то есть сами себя назначали и контролировали, в итоге премьер оказывался заложником партийных квот. Поэтому эта норма и была заложена в закон о СМ Крыма. По этому же закону руководитель аппарата правительства должен иметь статус вице-премьера, и Ольга Удовина, ценный кадр еще с времен Куницы­на—Дейча, его получила. Но поскольку пост еще одного зама вводить нельзя (у нас же сокращение и оптимизация аппарата!), Юрченко, дескать, и пришлось «сократить». Однако при этом жесткое требование закона о лишении О.Удовиной депутатских полномочий выполнено не было. А в части 3 статьи 6 пошагово эта процедура выписана: если депутат назначается членом правительства, к представлению премьера об этом назначении должно прилагаться заявление депутата о сложении полномочий, которое должно быть проголосовано на том же пленарном заседании. И ни днем позже. Рассуж­дения спикера В.Конс­тантинова о том, что есть решение Конститу­ционного суда, совместительство для крымских депутатов разрешающее, здесь несостоятельны. Когда КСУ принимал такое решение, и Конс­титуция была другая, и закона о СМ автономии не было в помине. А на сегодня эта его норма никем неконституционной не признана, значит, должна исполняться. Следовательно, принятые в этой части решения ВР Крыма прокуратура вполне может опротестовать.

И наконец, если учесть, что отставка заместителя главы правительства случилась в ее отсутствие (до конца китайского турне правительственной делегации, которую возглавляла Е.Юрченко, оставалось два дня), то впору задаться и третьим вопросом, который обсуждается в кулуарах и эфирах. Ну зачем Могилеву, имеющему репутацию альфа-самца (качество, чуть ли не определяющее при назначении на Крым, как утверждают некоторые участники процесса), делать первые шаги с «поедания» самого незащищенного, ввиду принадлежности к слабому полу, и не имеющего макеевского происхождения заместителя, да еще и в ее отсутствие?

Вот именно — отсутствие. Вы можете вообразить состояние Анатолия Могилева наутро после назначения, когда он решил провести совещание с руководством СМ, а половины заместителей и ряда ключевых министров и их замов на месте не оказалось. Большая группа товарищей во главе с Е.Юрченко на 10 дней уехала на выставки-форумы в Китай, другая, но маленькая, во главе с другим замом Г.Псаревым — на недельку в Лондон. Третий зам — который первый, П.Бурлаков, тоже в Китай за инвестициями собирался, да, говорят, президент не пустил — как раз накануне решение по Могилеву случилось.

Но попробуем все же ответить на вопрос: почему таким поспешным и неубедительным, а также сомнительным с точки зрения законности оказался первый шаг во власти премьера Могиле­ва. Начнем с того, кому выгодна отставка Е.Юрченко. И здесь речь не о сотрудниках ряда министерств и аппарата, которые вздохнули с облегчением и даже пришли на работу в джинсах. Хотя с отставкой Юрченко и сам Могилев может быть спокойным — к нему никто не будет бегать жаловаться на деспотизм вице-премьера, а Екатерина не будет раздражать генерала умом и сообразительностью. А если верить рассказу, что своей несдержаннос­тью Юрченко зацепила и влиятельную особу из ближнего круга президента, то вопросов и вовсе не должно быть.

Между тем только с отставкой Юрченко стало понятно, чем же будет заниматься первый вице-премьер Павел Бурлаков, который весь последний год играл роль дублера Василия Джарты. Не получив должность премьера, на которую надеялся до последней секунды, Бурлаков был утешен тем, что ничего не потеряет. Теперь весь экономический блок отошел ему. В подмогу — сильный специалист, министр экономики Светлана Верба, у которой всего два минуса в глазах части макеевских: она крымская, и ее девичья фамилия Мельник. Светлана Верба — родная сестра некогда всесильного, но при Джарты почти отодвинутого в тень депутата-бизнесмена Алек­сандра Мельника, который теперь, по некоторой информации, стал снова «подниматься». Злые языки, например народного депутата Москаля, также утверждают, что Могилев и Мельник — чуть ли не друзья-товарищи, хотя материализованных подтверждений тому пока нет.

Наблюдения же первых шагов Анатолия Могилева, заявлений, замечаний и просто реакции на те или иные раздражители приводят к интересным выводам. В верхних слоях политической атмосферы Крыма многое меняется: исчез пафос в речах политиков, неслышно разговоров о грандиозности всевозможных проектов, а слова «Стратегия развития АРК», кажется, за неделю вообще из уст топ-чиновников ни разу не слетели, хотя еще вчера сотрудники Совмина сдавали зачет по тексту документа (это не шутка!). И есть такое подозрение, что эта красивая затея, получившая название «Крымский проект», и так много требующая от Центра (и специальные законы, и изменения в Налоговый кодекс, и просто много денег и много хлопот), потихоньку будет спущена на тормозах. А нет идеи — зачем ее главный движок Юрченко?

К тому же, по большому счету, все это было интересно Джарты, он был азартен и амбициозен, и, как уже говорилось, проект мог стать его трамплином для возвращения в Киев. Моги­лев до последнего сопротивлялся назначению в Крым, он тоже хочет вернуться. И не в Макеевку. Так зачем рисковать?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно