О пользе, не о благодати

29 января, 2010, 17:27 Распечатать Выпуск №3, 29 января-4 февраля

Эти выборы не принесли сюрпризов не только в плане фамилий в финальном списке, но и в плане церковных сюжетов...

Рисоваться в обществе священнослужителей, по возможности, глав церквей, и перечислять свои «благословения», как дворянские титулы, — привычное предвыборное явление. Купола и иконы — эффектный задник, фигуры в облачениях — символичны не менее чем поп-звезды, ветераны ВОВ/УПА (тут они уравнены), сироты и т.д. Ну и мессидж весьма объемный — во-первых, «достоин», а во-вторых, «наш» в любом смысле — от конфессионального до геополитического. А спор о том, «чья рука ляжет на Пересопницкое Евангелие», звучит куда возвышеннее, чем «кто теперь будет страну дерибанить».

Эти выборы не принесли сюрпризов не только в плане фамилий в финальном списке, но и в плане церковных сюжетов. Предвыборный период — это время обещать и делать маленькие подарки, вроде принятого Кабмином постановления о снижении тарифа на газ для религиозных организаций (они добивались этого не менее двух лет). И получать дивиденды за свои «спонсорские» взносы в церковь, которые, по какому-то невероятному недоразумению, обеими сторонами именуются «пожертвованиями».

В.Янукович привычно демонстрировал на всю страну коллекцию благословений в границах «канонического православия». Совершил также ставшее традиционным «кандидатское» паломничество на Афон, после которого с загадочным видом выложил очередную «изюминку». В этом году, правда, все было скромнее, чем в 2004-м. Тогда в СМИ «просочилась информация» о якобы пророчестве тамошнего старца, что быть Януковичу президентом. В этот раз все ограничилось реликвией, с которой Виктор Федорович постановил себе ни за что не расставаться. Мелочь — а все повод для сюжета.

Также в целом ожидаемо Юлия Тимошенко предприняла целый религиозный тур. Она посетила патриарха Московского — но об этом упоминалось мельком. Внимание зрителя фокусировалось на поездках в Рим и в Иерусалим. Конечно, католиков в Украине меньше, чем православных. Зато они дисциплинированные. А папа Римский — более раскрученный бренд, чем Афон. Об Иерусалиме и говорить нечего — это почти как Алла Пугачева.

Однако нечто новое в общую картину внесли представители церкви. Они не стремились слишком выпячивать свои политические предпочтения. То ли период президентства Ющенко позволил «расслабиться» и заподозрить (нет, не увериться в мысли — это уж слишком), что можно не прогибаться по первому свистку. То ли боязно демонстративно складывать все яйца в одну корзину, когда все настолько неясно на будущем Олимпе. А может, и то, и другое. Как бы то ни было, в этот раз мы избежали демонстраций трогательного единения церковной власти и потенциальной светской власти — по крайней мере, на уровне глав церквей.

Конечно, есть еще лица «вторые», «третьи», а есть и вовсе приходские священники, за которыми поди проследи. И в этом году, как и в 2004-м, поступала информация о прямой агитации за Януковича в церквях украинской «глубинки». В противовес в другой «глубинке» в некоторых церквях УПЦ КП вроде бы агитировали за В.Ющенко. Но, в отличие от 2004-го, когда агитация велась прямо в киевских храмах, теперь руководство церквей объясняет это «инициативой отдельных священников» и обещает «разобраться».

Идиллия пошатнулась после первого тура. Вот только на сей раз козырного туза из рукава так никто из кандидатов и не вынул (да простит меня патриарх Кирилл, то зримо, то незримо присутствующий рядом с В.Януковичем). Любому кандидату, став президентом, придется балансировать на тонкой грани межконфессионального конфликта — кое-кто из участников его уже мягко предупредил, — как это приходилось делать Л.Кучме. Только сам украинский межконфессиональный мир с тех пор несколько изменился.

Изменилась ситуация даже в наиболее консервативной УПЦ, которой уже некоторое время приходится (и удается) быть украинской церковью — хотя бы в тех регионах, где национально сознательное население составляет большую часть паствы. И многим это понравилось. Для УПЦ, по-видимому, 2004-й стал особенно серьезным ожогом — теперь дуют и на воду.

Но не все дается просто. Глава УПЦ в этот раз не замечен ни в чем большем, чем «благословение». Но в УПЦ, кроме «первого лица», есть множество «вторых». И они не дремали. В Крещение, например, Янукович общался с журналистами прямо в Киево-Печерской лавре. Не то чтобы запланированная пресс-конференция — просто «так получилось». А как так получилось, что Лавра стала трибуной Януковича? Ее наместник — архиепископ Павел (Лебедь) — член Партии регионов, депутат от этой партии в Киевсовете. А партийная дисциплина — это вам не постановления Синода о «политическом православии». А еще есть деловые интересы — тут, пожалуй, даже партийная дисциплина спасовала бы.

Также активно вели себя другие «товарищи по партии» и просто деловые партнеры — митрополит Одесский Агафангел и митрополит Донецкий Иларион, прямо сказавший: «Мы верим, что Господь поставит Виктора Федоровича», потому что «вся православная Церковь знает о его заслугах перед Богом, перед нашей Церковью православной, перед единством наших народов».

Перед вторым туром напомнило о себе также священноначалие УГКЦ и патриарх УПЦ КП. Синод епископов УГКЦ и патриарх Филарет приняли обращения к верным своих церквей «и всем людям доброй воли». Почти одновременно и с почти одинаковыми текстами. Совпадение? Ну, да. Чего только не бывает. Обращения (тоже случайно) предваряли встречи представителей глав и представителей церквей с Ю.Тимошенко лично и с представителями ее штаба (эти встречи или не выпячивались для СМИ, или повод находился вполне нейтральный).

Однако главы УГКЦ и УПЦ сумели при этом, по крайней мере, сохранить лицо и не наступить на грабли прямой агитации — хотя их к этому, скорее всего, пытались склонить.

Суть обоих обращений сводится к тому, что украинские граждане, верные этих церквей, как и «все люди доброй воли», должны в день выборов обязательно прийти на избирательные участки и проголосовать за одного из двух кандидатов. Принципиальных моментов два — не проигнорировать выборы и не голосовать «против всех». Нам напоминают о том, что возможность избрать главу государства — наш почетный долг. В документе УГКЦ буквально — «гражданская обязанность» и «привилегия». Хотя у тех, кто опирался в этом смысле на Конституцию, а не на церковные документы, могло сложиться впечатление, что участие и неучастие в выборах и выбор собственно окошка для галочки — его, гражданина, право, не более и не менее.

Но у нас-то выборы — это всегда в той или иной мере чрезвычайная ситуация. У нас всякий раз «решается судьба», а значит, каждый просто «должен». Этим церковь оправдывает свое вмешательство в область сугубо светскую. Она же «живет в обществе», хоть и «отделена от государства» (каждый может истолковывать эту дилемму, как захочет) — поэтому в «критические моменты» может вторгаться не только в область выборов, но и в область толкования сугубо светских прав и обязанностей гражданина. В обращении УГКЦ учтена даже такая техническая подробность, как обязанность каждого проверить свои данные в избирательных списках. Экие педанты...

Вот только для тех, кто свято блюдет принцип «невмешательства в политику», акценты расставлены слишком жестко. Причем, когда читаешь документы, не оставляет ощущение некоторого лукавства. Если перед человеком стоит выбор «из двух зол» (а именно так определяют для себя второй тур многие украинские избиратели), как церковь может настаивать на том, чтобы человек непременно выбирал одно из них? Зло, пускай «меньшее», пускай даже самое маленькое в мире — это не тот выбор, на котором может настаивать институт, представляющий Бога на земле.

Разъясняя позицию своего епископата на пресс-конференции, кардинал Любомир Гузар постарался смягчить акценты: мы, мол, не можем говорить о ком-то из кандидатов, или даже об обоих, что они — зло. Не судите — да не судимы будете. Они несовершенны — а кто совершенен? И вообще, между двумя ангелами выбирать было бы слишком просто. Все это прозвучало очень возвышенно, очень по-церковному. И очень неуместно. Все-таки «церковное» не напрасно отделено от «политического» — церковные оценки и христианское отношение к «несовершенствам человеческим» очень плохо применимо к ситуации конкретного политического выбора. Особенно для тех, кто выбирает из «двух зол» — для этих людей не прийти на выборы или проголосовать «против всех» с христианской точки зрения как раз было бы честнее всего.

Но это было бы нерационально с точки зрения политической. Глава УГКЦ так и сказал — «в этом нет пользы». Не благодати — не о ней речь. Пользы.

Некоторые эксперты в призыве глав церквей увидели попытку церковников разложить яйца в разные корзины — вот, мол, мы не за кого, но в любом случае за власть, за одного из двоих. Но обращения УГКЦ и УПЦ КП к верным направлено в первую (вторую, третью и т.д.) очередь на избирателей, которые скорее всего не поддержат В.Януковича. Т.е. на потенциальных избирателей Ю.Тимошенко — тех, кто не голосовал за нее в первом туре, но мог бы проголосовать «против Януковича» во втором. Голосование не столько «за» одного из кандидатов, сколько «против» другого, становится нашей национальной особенностью.

На вопрос, насколько осознанно УГКЦ в своем обращении адресуется к тем, кто мог бы проголосовать за Ю.Тимошенко, кардинал Гузар ответил, что «хотел бы, чтобы их обращение услышали сторонники обоих кандидатов». Но «услышать» и «послушать» — вещи совершенно разные. Авторитетным слово как главы УГКЦ, так и главы УПЦ КП станет в первую очередь для потенциального избирателя Ю.Тимошенко (вернее, потенциального противника Януковича) — жителя западных и отчасти центральных областей. Именно их владыки стараются убедить прийти на участки и поставить «птичку» в какой-нибудь клеточке. Понятно, какой. Плохо представляю себе представителя «козацкой церкви» или «униата», который голосует за Януковича. По чисто религиозным мотивам — очень уж подобострастно тот за Московским патриархом по пятам ходил. Ему после выборов наверняка отдавать долги патрону в МП. О чем они там между собой договорились, неизвестно, но вряд ли это предоставление свободы действий «раскольникам» и «униатам».

Своим обращением владыки, с одной стороны, стремятся повысить избирательную активность «проукраински настроенной» части избирателей, с другой — они фактически поддерживают ущербную ситуацию убогого нынешнего выбора, осуждая тех, кто не придет или проголосует негативно из нежелания участвовать в том, что считает фарсом или даже злом.

Впрочем, свои разъяснения патриарх Любомир постарался закончить оптимистически, призвав не переоценивать роль личности в истории. «Украина слишком велика, чтобы один человек мог просто взять и развалить ее», — сказал он. Главное, чтобы мы с вами «были хорошими гражданами». Вот только я теперь, если честно, не совсем понимаю, что он имел в виду.

P.S. Есть основания полагать, что на востоке и западе страны показатели явки во втором туре могут резко возрасти. «Шанс на торжество справедливости и реванш привел людей к урнам», — скажут одни. «Так иерархи же воззвали — люди откликнулись!», — заверят другие. Но только что было импульсом, а что ширмой; что было выбором, а что вбросом бюллетеней — сам черт не разберет…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно