НОВЫЙ ЭТАП ВОЕННОЙ ПОЛИТИКИ США

27 августа, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 27 августа-1 сентября

В соответствии с законом Голдуотера-Николса, принятым в 1986 году, президент Соединенных Штатов обя...

В соответствии с законом Голдуотера-Николса, принятым в 1986 году, президент Соединенных Штатов обязан одновременно с бюджетом на следующий финансовый год представлять Конгрессу доклад «Стратегия национальной безопасности США». Последний такой документ имеет ряд особенностей. Он по-новому определяет главные цели стратегии администрации Клинтона. Их три: поддержка национальной безопасности на высоком уровне с опорой на боеготовые вооруженные силы, оживление американской экономики и содействие укреплению демократии за рубежом.

Впервые в таком основополагающем документе прямо сказано: «Хотя обеспечение безопасности и благополучия нашей страны зависит от многих факторов, ни один из них не имеет такого важного значения, как мужчины и женщины, которые носят военную форму и стоят на страже нашей безопасности (подчеркнуто мною. - М.Ш.) Их профессионализм, служба и преданность составляют ядро обороны Соединенных Штатов. Сегодня наши вооруженные силы лучше всех в мире оснащены и обучены, и администрация США твердо намерена сделать все возможное, чтобы так было и впредь».

Этот тезис подтверждает новую тенденцию администрации Клинтона: впервые за годы его президентства она вместо сокращения армии и военного бюджета декларирует готовность заняться вплотную укреплением вооруженных сил. Как выполняется эта декларация, я расскажу ниже, прежде хотел бы остановиться на основных задачах вооруженных сил США. К основным задачам в докладе президента Конгрессу отнесены:

- участие в крупных региональных конфликтах; армия должна быть способна противостоять любым державам, интересы которых противоречат американским и союзников США, причем боеспособность войск измеряется готовностью нанести поражение агрессорам в двух одновременных крупных столкновениях;

- содержание за рубежом войсковых группировок на постоянной основе или их временное развертывание;

- противодействие распространению оружия массового поражения и средств доставки; США сохраняют право нанести удар по тем странам, которые захотели бы применить оружие массового поражения;

- участие в многосторонних миротворческих операциях, которые США рассматривают не как цель, а как одно из средств обеспечения национальной безопасности;

- борьба с терроризмом и другие методы обеспечения национальной безопасности.

Доклад президента уточняет три основных принципа применения военной силы: первый и самый главный - именно от национальных интересов США зависит масштаб упреждающего или последующего удара; второй - стремление использовать помощь союзников, сохранив готовность действовать в одиночку и, наконец, вмешательство должно учитывать разумную стоимость операции и выполнимость поставленных задач.

Несмотря на то, что главный побудительный мотив последних десятилетий - сдерживание коммунистической агрессии и предотвращение термоядерной войны - исчез, вооруженные силы США должны сохранять и наращивать готовность к боевым действиям.

Хорошо сказал об этом в недавнем выступлении глава Пентагона Уильям Перри: «Мы списали «холодную войну» в архив, но каждый день пишется новая история. Она пишется на холмах Боснии и в бункерах Северной Кореи. Она пишется каждый день в России, где путь к демократии является шатким, извилистым и неопределенным. Конфликты стали неотъемлемой частью повседневной жизни планеты».

Ныне отработан и утвержден президентом документ, определяющий степень опасности таких конфликтов. Он называется «Президентский обзор-13» и устанавливает три степени кризисов и варианты реакции на них. Кризис первой степени - непосредственная угроза безопасности США, к примеру, нападение на страну - члена НАТО или обнаружение ядерного оружия и средств его доставки в нестабильном регионе. Кризис второй степени - проблемы в каком-либо районе мира, затрагивающие непосредственные интересы США или союзников. Кризисом третьей степени считается неблагоприятное развитие событий в далеких странах, где использование американских войск не является обязательным условием стабилизации обстановки.

И в «Президентском обзоре-13», и в докладе «Стратегия национальной безопасности США» особо выделяется и подчеркивается, что для обеспечения мощи Соединенных Штатов первостепенное значение сохраняется за стратегическими наступательными силами (СНС). Следует отметить, что при нынешней администрации провозглашена готовность отказаться от стратегии «взаимного гарантированного уничтожения» и принять на вооружение доктрину «взаимной гарантированной безопасности».

Какие же конкретно мероприятия проведены для воплощения в жизнь новой доктрины? Как известно, стратегические наступательные силы - так называемая «триада» - объединяют наземные межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) шахтного базирования, тяжелые стратегические бомбардировщики и атомные подводные лодки с МБР на борту. До 1993 года СНС не были организационно подчинены единому командованию. Наземные ракеты и тяжелые бомбардировщики входили в состав САК - Стратегического авиационного командования, а подводные ракетоносцы были подчинены флотам, действовавшим в Атлантике, Тихом океане и в Средиземном море. Такая система обеспечивала наибольшую оперативность реакции на возможные угрозы или прямую агрессию Советского Союза.

С исчезновением этой опасности принято решение объединить организационно все части «триады», для чего Стратегическое авиационное командование расформировали. Наземные МБР, тяжелые бомбардировщики и атомные подводные ракетоносцы подчинили вновь созданному Объединенному стратегическому командованию (ОСК) вооруженных сил США, размещенному на военной базе Оффут штата Небраска. ОСК оперативно подчинено председателю Комитета начальников штабов. Считается, что при сохранении высокой боевой готовности такая организация обеспечит снижение расходов на стратегические наступательные силы, тем более - в предвидении предстоящего сокращения.

В настоящее время наземные межконтинентальные ракеты входят в состав Космического командования. Оно насчитывает 50 ракет типа «МХ» и 950 МБР типа «Минитмен-2» и «Минитмен-3», оснащенных 2 200 термоядерными боеголовками индивидуального нацеливания.

Вся стратегическая авиация организационно вошла в состав Боевого авиационного командования (БАК) ВВС США. В его соединениях («крыльях») 199 стратегических бомбардировщиков: 85 машин типа В-1В и 114 - типа В-52. За один вылет они могут поднять и обрушить на противника 1700 боезарядов в авиабомбах и крылатых ракетах.

Атомные подводные ракетоносцы в административном отношении подчинены командующим Тихоокеанским и Атлантическим флотами. Всего их 30, в том числе: с баллистическими ракетами типа «Трайдент» - 27 единиц, с МБР типа «Посейдон» - 3 ракетоносца класса «Огайо». Эти субмарины несут на борту 600 МБР подводного старта, оснащенных более чем 4 000 боезарядов индивидуального нацеливания. Таким образом общий термоядерный потенциал Объединенного стратегического командования США - 1799 носителей наземного, воздушного и подводного базирования, несущих в одном залпе свыше 7 900 боезарядов.

В прошлом году завершена десятимесячная работа специального комитета по пересмотру ядерной стратегии США. Доклад его утвержден Советом национальной безопасности. Согласно этому решению структура ОСК сохранится в виде «триады», но в более скромных масштабах. Основу «триады» составят 14 подводных ракетоносцев класса «Огайо» - каждый оснащен 24 ракетами типа «Посейдон». Эти субмарины будут нести почти половину стратегического ядерного потенциала Соединенных Штатов. Для них резервируется по одной крупнейшей базе на западном и восточном побережьях США.

В составе космического командования останутся три крыла межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен-3», развернутых в шахтных пусковых установках на западе страны. Авиационная составляющая стратегических сил будет представлена 86 самолетами-ракетоносцами: 20 машин типа В-2 и 66 типа В-1В.

Всего ядерный арсенал США к 2003 году составит около 3500 боеголовок, что означает ликвидацию 4400 единиц - почти 70 процентов наличного потенциала. Работа по сокращению тактических ядерных боеприпасов практически завершена: на вооружении сухопутных войск и морской пехоты не осталось оружия этого класса. Ядерных боезарядов не будет также на надводных кораблях и в тактической авиации, они сохранятся лишь в крылатых ракетах типа «Томагавк», которыми вооружены атакующие субмарины.

Такие крупные сокращения боевого состава самого приоритетного вида вооруженных сил вызвали лавинообразное уменьшение обслуживающих подразделений, служб, военных баз и гарнизонов.

Но сокращение коснулось не только стратегических компонентов, оно весьма существенно задевает все виды вооруженных сил и входящие в их состав роды войск. За ближайшее четырехлетие предполагается уменьшить численность личного состава вооруженных сил с 1 миллиона 600 тысяч до 1 миллиона 400 тысяч военнослужащих.

Закрываются многочисленные военные базы и объекты за рубежом и на территории США. Уже объявлено о свертывании операций на 181 объекте, больше половины из них - на американской земле.

Эти и другие перемены в численности и деятельности частей, соединений и обслуживающих объектов вооруженных сил вызваны прежде всего резким сокращением ассигнований на военные нужды: за пятилетие планировалось сэкономить на обороне около 110 миллиардов долларов.

В связи с этим министерство обороны США объявило о свертывании и «замораживании» целого ряда программ новых систем вооружения. Еще в прошлом августе первый заместитель министра обороны Джон Дейч направил руководителям всех видов вооруженных сил меморандум, в котором рекомендовал разработать альтернативные программы, связанные с прекращением работы над новейшими типами вооружения. В меморандуме перечислены: истребители Ф-22, вертолеты «Команч», эсминцы классов «Эрли Бэрк» и «Иджис», самолеты с изменяемой плоскостью вращения винтов «Оспри», ракеты морского базирования ТССАМ и новая ударная подводная лодка.

Любопытно отметить, что прекращение разработки новых, но традиционных систем вооружения явилось в определенной мере стимулирующим фактором для изобретения и ввода в строй принципиально иных средств борьбы с противником. Некоторые специалисты даже называют этот процесс «революцией в военном деле». Эта революция основана на широком применении высокоточного оружия и быстродействующих средств разведки и управления войсками. Отдельные типы такого оружия уже применялись в операции «Буря в пустыне».

Виднейшие аналитики Пентагона, такие как Эндрю Маршалл, считают, что в ближайшие два-три десятилетия нынешние методы ведения войны потеряют всякий смысл, самая современная военная техника утратит свое значение и сойдет на нет. «Век информатики» чреват не менее крупной революцией в военном деле, чем та, которую произвело ракетно-ядерное оружие. Массовые армии уступят место относительно небольшим формированиям специалистов-профессионалов, которые будут в состоянии уничтожать противника, не вступая с ним в прямой контакт. Не только о штыковых атаках, но и о танковых сражениях позабудут. Танки, бронемашины и орудия будут расстреляны еще до ввода в действие. Их станут уничтожать «умные» самонаводящиеся ракеты, запущенные с находящихся за сотни километров от поля боя установок. Авианосцам и другим крупным кораблям тоже уготовано место на свалке. Они уступят место судам малого водоизмещения, построенным по технологии «Стелс» и вооруженным крылатыми ракетами и беспилотными самолетами.

В основе этих средств лежит широкое использование микропроцессоров - компьютерных чипов. Именно чип, считает Эндрю Маршалл, преобразует войну из кровопролитной схватки ближнего боя в некое подобие шахматного турнира между автоматизированными системами, ведущими сражение с дальних дистанций.

Ключевыми элементами нового оружия выступает информационная технология: компьютерная сеть, собирающая воедино данные от целых созвездий наблюдательных систем, сортирующая и анализирующая эти данные и мгновенно передающая их ударным комплексам. Введение этой информации в систему управления высокоточными поражающими средствами - вот что, по мнению ведущих военных экспертов США, составит самую суть грядущей «революции в военном деле».

Важно отметить, что речь идет не только об идеях. В Пентагоне к ним относятся со всей серьезностью и подвергают практическим проверкам. Хотя и здесь жестко экономят, чтобы наскрести денег на текущие нужды войск, но не жалеют средств на военно-стратегические исследования. В рамках министерства обороны уже созданы пять специальных и 22 исследовательские группы для разработки предложенных Эндрю Маршаллом теоретических концепций.

Одной из самых острых проблем стало сохранение лучших военнослужащих. Этому мешает разрыв между уровнем оплаты их и гражданских сотрудников, который достиг уже 13 процентов и продолжает расти. Несмотря на это администрация в прошлом году предложила «заморозить» жалованье в вооруженных силах, а в текущем - повысить его только на 1,6 процента, т.е. ниже уровня инфляции. «Увеличение денежного содержания на 1,6 процента - это оскорбление», - считают офицеры авианосца «Китти Хок».

Но самый, пожалуй, чувствительный удар нанесло сокращение ассигнований на оборону по тем, кто обслуживает военные базы, трудится в военной промышленности или просто зарабатывает на жизнь в инфраструктуре этой разветвленной системы. Многотысячные увольнения, безработица нарастают в геометрической прогрессии. И общественно-политический резонанс не мог не наступить.

Надо сказать, что еще осенью прошлого года администрация Клинтона почуяла это и, видимо, решила несколько скорректировать курс. Министр обороны Уильям Перри, выступая в Сенате, призвал законодателей не настаивать на сокращении еще 13 миллиардов из средств Пентагона. В речи на авиабазе Рейн-Мейн президент Клинтон, говоря о том, что «будет противиться устремлениям прижать военных и при этом подчеркнул, что у государства должно быть достаточно денег, чтобы обеспечить выполнение вооруженными силами их задач, а равно и - достойный образ жизни семей военнослужащих».

Однако во времена господства в Конгрессе демократов, эти речи были лишь благими пожеланиями и, скорее всего, только маскировали настоящие устремления администрации.

Положение существенно переменилось после перехода большинства в обеих палатах к республиканцам. 16 июня Палата представителей впервые за десять лет не только одобрила проект военного бюджета на 1996 финансовый год, но и постановила выделить больше, чем запросил Пентагон. Ассигнования на нужды обороны составят теперь 258 миллиардов долларов, то есть - на 9,3 миллиарда больше запрошенного.

Весьма симптоматично целевое назначение средств, дополнительно ассигнованных законодателями. Предусматривается активизировать разработки систем противоракетной обороны и усовершенствовать войсковые зенитно-ракетные комплексы. Выделены деньги на приобретение двух суперсовременных бомбардировщиков системы «Стелс» - В-2, шести истребителей Ф-15е и стольких же истребителей-бомбардировщиков Ф-16, а также другого традиционного вооружения. Около полумиллиарда долларов должно пойти на строительство казарм, бытовых объектов и жилых домов для военнослужащих.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно