НОВЫЙ ЭТАП ОРУЖЕЙНОГО БИЗНЕСА: PRIMUM NON NOCERE

5 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 5 апреля-12 апреля

В начале прошлого месяца трагически погиб гендиректор госкомпании по экспорту и импорту продукции и услуг военного и специального назначения «Укрспецэкспорт» Валерий Малев...

В начале прошлого месяца трагически погиб гендиректор госкомпании по экспорту и импорту продукции и услуг военного и специального назначения «Укрспецэкспорт» Валерий Малев. Человек, который занимался реализацией государственной политики военно-технического сотрудничества на протяжении почти четырех лет, — его назначение состоялось 15 апреля 1998 г. Этот факт сам по себе является достаточно уникальным, причем как для Украины, так и для соседней России, которая является главным ориентиром Украины в оружейном бизнесе. «Он был на этой должности так долго, потому что это был Малев. Кого-то другого за этот период уже съели бы несколько раз», — сказал о нем один из высокопоставленных представителей украинской «оборонки».

Некоторые наблюдатели и политики, использующие СМИ для своего карьерного роста, утверждают, что гибель В.Малева не была случайностью. Во-первых, потому что в апреле 1999 г. почти при таких же обстоятельствах погиб руководитель «Укринмаша» Борис Марусич. А во-вторых, потому что не всех устраивала позиция Валерия Ивановича относительно жесткой централизации оружейного бизнеса. В- третьих, потому что якобы существует записанный на пленках майора Мельниченко разговор Президента Украины Леонида Кучмы и Валерия Малева о нелегальной торговле.

Как бы там ни было, ясно одно: настал новый этап в жизни украинского оружейного бизнеса. Именно поэтому гиппократовский принцип, вынесенный в заголовок, будет наиболее важным при принятии решения о том, кто возглавит структуру, которая, зарабатывая валюту для государства, тем не менее, является одним из его наиболее весомых инструментов внешней политики.

Без Валерия Малева...

Все-таки не стараясь что-либо утверждать или опровергать, автор хотел бы обратить внимание на некоторые факты и аксиомы, мимо которых пройти просто невозможно, утверждая, что гибель Валерия Ивановича была не случайной.

Во-первых, на момент гибели в автокатастрофе руководитель «Укринмаша» Б.Марусич не только не был человеком номер один в украинском оружейном бизнесе, но практически отошел от этой сферы в силу ряда причин, рассматривать которые ныне не имеет смысла. Более того, уже достаточное время существовало два «Укринмаша», и как раз управляемый Б.Марусичем практически не имел отношения к оружейным сделкам.

Во-вторых, что касается централизации оружейного бизнеса, то это была не исключительно личная позиция В.Малева, но прежде всего четкая государственная политика последних пяти лет, причем подкрепленная указами главы державы, решениями Комитета по вопросам политики ВТС и экспортному контролю при Президенте Украины и т.д. А после опыта работы в одиночку того же «Завода им. Малышева», который вряд ли можно назвать удачным, стоит ли утверждать, что существующая система должна быть вскоре изменена. Но и чтобы изменить систему, недостаточно было бы создать ситуацию, чтобы на одной из ключевых должностей гендиректора «Укрспецэкспорта» был кто-то иной, а не В.Малев. Эксперты утверждают, что и после трагического события 6 марта система останется прежней — об этом свидетельствует, кроме прочего, и подписанный Президентом Украины Указ «О размежевании полномочий центральных органов исполнительной власти в сфере военно-технического сотрудничества с иностранными государствами», предписавший Госкомиссии по вопросам оборонно-промышленного комплекса Украины «организовывать и координировать» ВТС государства.

В-третьих, конфликт с харьковским танкостроительным заводом, о чем настороженно сообщили несколько телеканалов, также вряд ли может иметь отношение к гибели В.Малева. Хотя бы потому, что конфликт разгорелся из-за конкретного контракта, в ходе реализации которого «Укрспецэкспорт» стал терпеть существенные убытки. А не из-за различного видения места предприятия в системе оружейной торговли. Сам конфликт уже к концу 2001 г. был полностью исчерпан. А кроме того, не только В.Малев, но и кто-либо другой на его месте не пожелал бы лишения завода прав спецэкспортера, что означало бы головную боль ответственности за загрузку гигантского предприятия. Более того, по ряду наиболее перспективных тендеров завод и так работает с государственным посредником — дочерней фирмой «Укрспецэкспорта» — «Прогрессом».

Наконец, в-четвертых, техническая сторона трагедии свидетельствует о том, что именно «Ауди-8» гендиректора «Укрспецэкспорта» вышла на встречную полосу, а не наоборот. А что касается возможного участия в нелегальной торговле оружием, то даже если гипотетически предположить, что какие-либо украинские физические или юридические лица могли бы быть участниками черного или серого рынков вооружения, то интересно, кому бы пришла в голову мысль пропускать такие контракты через «Укрспецэкспорт» — государственного посредника, имеющего узнаваемую и достаточно весомую марку в мире? Структуры, представляющей государство и продающей оружие на легальном рынке на сумму около полумиллиарда долларов.

Во всей этой ситуации, кроме, разумеется, боли утраты для родных и близких Малева, важно решение другой проблемы, связанной с тем фактом, что успех оружейного бизнеса любого государства во многом зависит от устоявшейся системы, а подписание контрактов во многом предопределяется личными отношениями первых лиц в государственной системе экспорта-импорта государств, развивающих военно-техническое сотрудничество. Что касается самого Малева, то, без преувеличения, за годы его руководства «Укрспецэкспортом» (следует читать — основным практическим сегментом военно-технического сотрудничества Украины с иностранными государствами), ему удалось сделать не просто много, но даже то, чего от него мало кто ожидал. Поэтому во многом вопрос состоит в том, как будет развиваться система ВТС без Малева.

Начать стоит с места Украины на мировом рынке. Действительно, 97-й и 98-й годы были годами эйфории для национального оружейного бизнеса. Украина выполняла крупнейший танковый контакт на 0 млн., который, несмотря на определенные проблемы с РФ, вывел Украину в десятку основных мировых экспортеров оружия. Но именно в этой эйфории и скрывалась опасность — большая часть западных экспертов небезосновательно полагали, что после выполнения контракта Украина исчезнет из списка сильнейших поставщиков оружия. Как, к примеру, Молдова или Беларусь, продавшие в разные годы по внушительной партии истребителей. Именно поэтому В.Малев начал развивать новые направления ВТС, и результатами этих усилий стал тот факт, что Украина не только не исчезла из списка первой десятки мировых экспортеров оружия, но и закрепилась на некоторых новых рынках. Переориентация от реализации одного крупнейшего контракта к целому ряду контрактов помельче обеспечила Украине заполнение ниши на мировом рынке оружия.

И если подписание и выполнение пакистанского танкового контракта — заслуга очень многих людей, то выходом на рынок государства НАТО — Греции — заслуга, в большей степени, принадлежащая гендиректору «Укрспецэкспорта». Хотя руководитель украинской госкомпании никогда не переоценивал возможности Украины на европейских рынках…

Именно Малев возрастание объемов экспорта оружия начал связывать с подготовкой новейших образцов техники и именно при нем «Укрспецэкспорт» от имени государства начал серьезно инвестировать ряд новых направлений от реализованных контрактов, поскольку рассматривал оружейный бизнес как обеспечение условий для развития науки и технологий. Например, разработки по созданию в Донецке станций пассивной радиоразведки «Кольчуга» и радиоэлектронной борьбы «Погоня», перспективные проекты в области радиолокации и беспилотных летательных аппаратов, развитие систем противодействия высокоточному оружию. «Все же будущее Украины на рынке оружия может и должно проявиться в новых технологических решениях по высокоточному оружию. Украина уже сегодня может представить, в частности, новые радарные системы, системы радиоразведки и радиоподавления, а также системы управляемых на последней стадии полета снарядов», — сказал он перед прошлогодней выставкой вооружений и военной техники IDEX-2001. И как результат в феврале 2002 г. в Китае В.Малев договорился о поставках четырех станций пассивного радиолокационного обнаружения «Кольчуга», что специалистами тут же было названо прорывом на рынке высокотехнологической продукции.

После противостояния на рынке оружия Украины и России в 1996-98 гг., в 1999 г. впервые начался достаточно конструктивный диалог торговцев оружием двух государств. Не без помощи Валерия Малева и его российского коллеги Григория Рапоты, в то время гендиректора «Росвооружения». А в конце 2001 г. (конечно, прежде всего, в результате политического сближения) Валерий Малев и глава российской ФГУП «Рособоронэкспорт» Андрей Бельянинов подписали соглашение о взаимодействии двух главных государственных посредников оружейного экспорта, предусматривающее, кроме прочего, согласованные действия на рынках третьих стран.

Без сомнения, этот человек много сделал для отечественной системы оружейного бизнеса, и в том числе для ее централизации. Сегодня для этой системы настало непростое время, поскольку в Украине всегда было несколько центров влияния на этот чувствительный экспорт, причем с достаточно различными подходами. Поэтому нет никакого сомнения, что дальнейший успех Киева на международных рынках оружия во многом будет зависеть от личности нового руководителя.

Будущее компании и будущее системы

Большинство официальных лиц государства, отвечающих за реализацию политики военно-технического сотрудничества Украины, большинство представителей оборонно-промышленного комплекса и военных экспертов уверены, что украинская система ВТС состоялась, и в ближайшее время она не будет не только меняться, но даже серьезно корректироваться. Более того, сегодня эту систему заменить нечем. Скорее всего, не стоит искать будущих изменений в президентском Указе «О размежевании полномочий центральных органов исполнительной власти в сфере военно-технического сотрудничества с иностранными государствами», подписанном главой державы 20 марта. Хотя де-юре он усиливает роль Госкомиссии по вопросам оборонно-промышленного комплекса, определенной «организатором и координатором» деятельности центральных органов исполнительной власти в сфере военно-технического сотрудничества, речь идет скорее не о политике ВТС государства, а о военно-технической политике. То есть «что, куда и как продавать» за пределы страны, в Украине давно регламентировано, а вот как сделать, чтобы было что продавать, — тут есть вопросы. Поэтому ряд шагов, усиливших влияние этого недавно рожденного органа, вполне логичен. В начале года под опеку Госкомиссии ОПК попали выставки вооружений, в феврале правительство утвердило Концепцию структурной перестройки ОПК. Теперь голос этой структуры будет более четким и в другой сфере: указ предполагает участие ее представителей в переговорном процессе по оружейным сделкам. Но это тоже объективная необходимость — ведь, оказывается, даже такой, казалось бы, простой вопрос, как утверждение официальной делегации на международную выставку вооружений, едва ли не каждый раз превращается в проблему. Как считают эксперты, все же самым главным достижением Госкомиссии ОПК является другое — отныне именно позиции этого органа должны стать ключевыми в обозначении направлений и конкретных проектов по разработкам нового оружия. А также — в определении партнеров для таких военных НИОКР. А это уже реализация государственной военно-промышленной политики. Но не изменение системы ВТС и тем более государственной монополии на оружейный бизнес!

Самое большее, на что можно надеяться, — это создание и становление обещанных семи-девяти вертикально интегрированных структур. Но на это уйдет, по разным оценкам, не менее двух-трех лет. Еще около полугода может понадобиться на получение такими холдингами права самостоятельной торговли спецпродукцией и услугами. Немало наблюдателей было воодушевлено сообщениями о том, что в соседней России торговля запчастями к проданной военной технике пойдет напрямую, а не через госпосредника. Но сегодня еще нет ни одного примера, когда бы контракт был реализован так, чтобы пройти мимо государства. А по последним данным, ряд российских самостоятельных в плане внешней торговли структур, типа «Антей» или РСК «Миг», будут лишены генеральных лицензий. Зато, укрепив государственные позиции в лице «Рособоронэкспорта» (ликвидировав несколько торгующих оружием структур), Россия вышла на рекордные показатели по объему экспорта вооружений и военной техники в 2001 году.

Теперь о личности нового руководителя компании. Хотя жизнь компании настолько отлажена, что она может какой-то период времени функционировать по-инерции, гибель гендиректора «Укрспецэкспорта» оказалась настолько неожиданной, что подыскать ему равнозначную замену действительно сложно. Именно эти, а также то, что Президент не пошел на назначение нового руководителя до окончания выборов, говорит о следующем. Во-первых, о том, что готовых кандидатур сегодня нет. Во-вторых, о том, что эта должность действительно политическая, причем практически без права политика на ошибку, потому что она всегда будет для него последней. А это значит, что вполне возможен и, очевидно, будет политический торг. И хотя должность руководителя «Укрспецэкспорта» слывет неблагодарной, ожидается, что претендентов на ее замещение будет достаточно.

Уже сегодня наблюдателями называются некоторые достаточно знакомые в этой сфере фамилии в качестве возможных кандидатур. Например, экс-министра обороны Александра Кузьмука, экс-вице-премьера Владимира Куратченко, нынешних первого заместителя секретаря Совета национальной безопасности и обороны Леонида Рожена, зампредседателя Госкомиссии ОПК Владимира Чумакова и заместителя гендиректора «Укрспецэкспорта» Александра Коваленко. Кстати, во вторник последний правительственным постановлением был назначен исполняющим обязанности гендиректора, что свидетельствует, во-первых, о жизнеспособности схемы торговли оружием 1996—97 гг., а во-вторых, о том, что эта должность все-таки станет предметом послевыборного торга. Каждый из названных имеет свои вполне реальные шансы и тем не менее у каждого есть свои уязвимые места. Есть еще очень возможный вариант назначения на должность гендиректора руководителя одного из крупных оборонных заводов, например, из Днепропетровска. Как говорят специалисты, такая ситуация крайне нежелательна, но вполне реальна. Однако как наиболее вероятная рассматривается версия назначения достаточно узнаваемого в стране и за ее пределами политика, который хотя и далек от «кухни» оружейного бизнеса, но будет иметь дипломатическую жилку и очень короткую дистанцию до первого кабинета в государстве.

Вообще, большинство экспертов уверены, что критерии при назначении на должность гендиректора будут выстроены в таком последовательно убывающем порядке: близость к Президенту, дипломатические способности, положение на украинском властном Олимпе, способность стратегически мыслить и прогнозировать ситуацию, менеджерские данные и, наконец, знание проблем оборонно-промышленного комплекса.

А о том, сумеет ли Украина оправиться от потери, мы узнаем при подведении итогов торговли 2002 года…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно