НОВЫЕ РУССКИЕ ЭМИГРАНТЫ

17 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 17 ноября-24 ноября

На прошедшей неделе сразу два крупных российских бизнесмена и политика заявили о своем отказе возвращаться в Россию для дачи показаний в Генеральной прокуратуре...

На прошедшей неделе сразу два крупных российских бизнесмена и политика заявили о своем отказе возвращаться в Россию для дачи показаний в Генеральной прокуратуре. Один из них — Борис Березовский — посчитал необходимым выступить с пространным политическим заявлением, в котором сообщил о намерении стать эмигрантом, другой — Владимир Гусинский — предпочел перепоручить объяснения собственным адвокатам и пресс-службе «Медиа-Моста». Но, как бы то ни было, становится очевидным, что новая власть решила держать «олигархов» за границей, умело превратив их в невозвращенцев с помощью повесток из Генеральной прокуратуры. При этом ясно, что Березовский и Гусинский совершенно не нужны Кремлю в Лефортово: их заграничные путешествия гораздо удобнее для власти, рассчитывающей, очевидно, что долгое отсутствие сведет на нет как возможности Владимира Александровича, так и влияние Бориса Абрамовича. Впрочем, объединять их в единое целое я бы не стал. Не стал бы даже несмотря на то, что обоих упомянул в своем нашумевшем заявлении заместитель генерального прокурора России Василий Колмогоров, первым сообщивший прессе о том, что «олигархи» будут переведены из свидетелей в обвиняемые. Не стал бы, несмотря на сообщения о том, что Березовский и Гусинский наконец-то решились объединить усилия и совместно бороться с Кремлем с тем, чтобы не допустить избрания Владимира Путина на второй срок. Даже отношение самой Генеральной прокуратуры к неявке Березовского и Гусинского на допрос иллюстрирует, что это — два разных дела. В первом случае мы наблюдаем возмущение, объявление в федеральный розыск и обещание в дальнейшем прибегнуть к услугам Интерпола. Во втором — всего лишь обещание вызвать повторно, так как Борис Абрамович всегда был примерным свидетелем…

Рискну предположить, что скорее всего мы имеем дело именно с делом Березовского, к которому «пристегивается» дело Гусинского — именно для того, чтобы общество оказалось неспособным оценить масштабы конфликта с Борисом Абрамовичем. Березовский не просто сгущает краски, сообщая Путину, что в случае продолжения нынешнего политического курса президенту придется уйти в отставку еще до окончания срока своих полномочий: он прежде всего пытается привлечь внимание к сути происходящего.

Гусинский — давно уже не политический деятель. Он прежде всего хозяин финансово несовершенной медиа-империи, сделавший в свое время неверную политическую ставку. Юрий Лужков и Евгений Примаков, которых «Медиа-Мост» активно поддерживал в борьбе за ельцинское наследство, практически покинули сцену: первый стал политиком городского масштаба, второй — престарелым маргиналом, иногда выполняющим утешительные поручения молодых сослуживцев. Гусинский и его медиа-хозяйство, таким образом, еще до передачи Борисом Ельциным власти Владимиру Путину были выведены из противоборства кремлевских и околокремлевских кланов и группировок. Могут возразить, что НТВ, несмотря на преследования хозяина «Медиа-Моста», продолжает находиться в эфире и критиковать многие решения власти. Но, во-первых, не будем преувеличивать ни влияния СМИ, ни их нынешних возможностей, в особенности, когда речь идет о СМИ Гусинского, охватывающих теле- и радиосигналами отнюдь не всю территорию России. Во-вторых, финансовой основы для продолжения дальнейшей деятельности НТВ и других СМИ Гусинского все равно нет. Их придется отдавать «Газпрому-Медиа», и сам Гусинский это прекрасно понимает. Другое дело, что «олигарх» хочет передать свое имущество на условиях, выгодных для себя, а власть настолько мелочна, что и этого пытается не допустить — отсюда и срыв достигнутого после долгих переговоров мирового соглашения между «Медиа-Мостом» и «Газпромом-Медиа», и сбивчивые объяснения подписавшего это соглашение, но не подтвердившего этого в суде Альфреда Коха, и готовность «Газпрома» к продолжению переговоров несмотря на разразившийся скандал. Имущество-то прибирать все равно надо…

В случае с Березовским ситуация выглядит следующим образом. Ближайшее окружение Владимира Путина готовится к решительной атаке, целью которой будет получение реальной власти. Сегодня все ключевые посты в государстве за людьми, подчиняющимися Путину исключительно в силу служебных обязанностей, но на самом деле являющимися ставленниками далеких от нынешнего президента России группировок и кланов. Эти группировки и кланы, при всем своем различии, сориентированы на «семью» первого российского президента. Не знаю уж, что там на самом деле получится у Путина, но с точки зрения логики власти он поступает вполне разумно: грех не воспользоваться полномочиями, которые предоставляет президентская должность, чтобы попытаться превратить режим Ельцина с управляющим Путиным в режим Путина, при котором Ельцин будет лишь воспоминанием. У новой власти грандиозные задачи: недавно уволенный из ФСБ генерал-лейтенант Сергей Иванов должен стать новым премьер-министром России, нынешний руководитель ФСБ генерал- полковник Николай Патрушев должен заменить Александра Волошина на посту руководителя президентской администрации, глава парламентской фракции движения «Единство» Борис Грызлов станет новым председателем Государственной думы… Значительные изменения произойдут также в руководстве силовых структур: ну виданое ли дело, чтобы в сложившейся ситуации человек Березовского — Владимир Рушайло — был министром внутренних дел?

Причем осуществлять все эти изменения необходимо уже в ближайшие месяцы: «закрытая», да и открытая социология свидетельствует о снижении президентской популярности. Ясно, что к весне рейтинг Владимира Путина пойдет вниз и начнет усиливаться фронда недовольных новыми порядками политиков, региональных лидеров, бизнесменов — и все это на фоне проблем, которые неизбежно возникнут после начала снижения цен на нефть. Или ожидания этих проблем.

Так что Кремль готовится не просто к атаке, а к кавалерийской атаке. И в этой ситуации нейтрализовать Березовского просто необходимо. У Бориса Абрамовича еще достаточно сил и связей, чтобы помешать замыслам команды Путина — по крайней мере, частично.

Сам Березовский великолепно понимает, что дело именно в нем, а не в Гусинском. И что Путин его в Россию не впустит. Между тем сегодня «олигарху» важно не столько примирение с властью, сколько… нейтрализация усилий власти по отношению к нему. То есть практически цели сторон совпадают с точностью до наоборот: Путину во что бы то ни стало нужно добиться, чтобы Березовский не приезжал, Березовскому необходимо, чтобы власть не смогла ему помешать, если нужно будет приехать. В стремлении остановить махину, наезжающую на него с галантностью танка, Березовский нарушает одно из неписаных правил поведения в нынешней российской элите — сообщает, что предвыборные кампании Владимира Путина и «Единства» финансировались за счет швейцарских фирм — партнеров «Аэрофлота».

Собственно, эту информацию трудно назвать новостью. Все и раньше прекрасно понимали, что предвыборные кампании Путина и путинского блока, придуманного и созданного Березовским и компанией, финансируются верными «семье» олигархами — а кем же еще? Но в устах Березовского информация звучит уже совсем по-другому: не случайно недавно награжденный орденом за активную избирательную деятельность Александр Вешняков дал понять, что сообщения Березовского будут проверены и в случае, если они подтвердятся, итоги президентских выборов будут аннулированы.

Конечно, не подтвердятся. Но: Березовский может сказать и многое из того, что можно подтвердить. И в Кремле это отлично понимают. Поэтому мягкую реакцию Генеральной прокуратуры на неявку Березовского можно объяснить как своеобразный сигнал из президентского окружения: вы успокаиваетесь и мы успокаиваемся… И не нужно было так переживать…

Однако это даже не временное перемирие. Это просто прекращение огня. Стороны ждут. Они не могут договориться, они могут лишь трезво оценить свои сегодняшние возможности и ждать удобного момента, чтобы возобновить борьбу. Путину невозможно долго оставаться президентом без реальной власти, Березовский не может допустить, чтобы усиление Путина мешало его предпринимательской и политической активности, ставило под вопрос личную безопасность. Как проницательный стратег, Березовский понимает, что усиление Путина — при сохранении им сегодняшних представлений о власти — и означает близкий конец Путина. Но, даже соглашаясь с объективностью этого усиления, Борис Абрамович должен сделать все возможное, чтобы сохранить собственные позиции и заложить — уже сегодня — основы для грядущего крушения режима и замены его более удобными для «новых русских эмигрантов» политиками.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно