Новые дворцовые тайны - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

Новые дворцовые тайны

8 февраля, 2008, 17:00 Распечатать

Мы завершаем рассказ о Юсуповском дворцово-парковом усадебном комплексе — самом закрытом памятн...

Мы завершаем рассказ о Юсуповском дворцово-парковом усадебном комплексе — самом закрытом памятнике Крыма, который находится в управлении Госуправделами президента Украины и оказался в центре земельного скандала с занятным судебным продолжением. В предыдущем номере «ЗН» мы остановились на истории с попыткой увода 2,3 гектара дворцово-парковой территории под застройку при непосредственном участии сотрудников ГУД. Кореизский поссовет удовлетворил просьбу двух фирм и девяти граждан, подкрепленную письмами начальника управления санаторно-курортных учреждений Госуправделами в АРК, на выделение участков для строительства индивидуальных жилых домов и многоэтажек «для сотрудников управления». Прокуратура Ялты вынесла протест, и поссовет его удовлетворил, однако граждане это решение обжаловали в суде и дело выиграли. ООО «Кориолан» и «Канопус-К» также подали жалобу в Хозяйственный суд Крыма. В обоих случаях прокуратура автономии о судебных заседаниях извещена не была и три месяца спустя вынуждена ходатайствовать о вступлении в процесс и о восстановлении сроков обжалования.

Госуправделами по-прежнему хранит молчание. Руководитель ГУД Игорь Тарасюк на наше предложение воспользоваться правом на ответ не откликнулся.

Между тем изучение документов и свидетельств требует продолжения публичного обсуждения темы и в других направлениях. А именно: соблюдение ГУД законодательства по охране и использованию этого объекта культурного наследия и, главное, оправдана ли закрытость Юсуповского дворца для простых смертных, включая историков.

За семью печатями

Немного истории. Дворцовый комплекс в Кореизе был построен по проекту знаменитого архитектора Николая Краснова и принадлежал семье князя Феликса Юсупова, графа Сумарокова-Эльстона, генерал-губернатора Москвы. Здесь прошла помолвка Феликса Юсупова-младшего с великой княж­ной Ириной, племянницей Николая II. В новейшую историю Юсуповский дворец вошел как резиденция И.Сталина во время работы Ялтинской конференции. И до горбачевской перестройки Юсуповский дворец — госдача № 4 — был секретным объектом, но на волне отказа от партийно-номенклатурных льгот открылся для посещений и был передан Ялтинскому горсовету. В 1997 году дворцово-парковый комплекс был передан в аренду на 25 лет ООО «Ялита-Т». Одна­ко почти через четыре года договор в судебном порядке был признан недействительным, и год спустя Ялтинский горсовет передал комплекс в госсобственность и в управление ГУД (знаменитой ДУСи). И сегодня Юсуповский дворцово-парковый усадебный комплекс — снова закрытый объект, с 2002 года является государст­венной резиденцией.

Когда комплекс арендовался «Ялитой», он получил статус памятника местного значения. По словам Вячеслава Зарубина, зам­председателя рескомитета по охране культурного наследия автономии, дворцово-парковый комплекс включает: собственно виллу Феликса Феликсовича Юсупова, усадебный парк, малый дом перед виллой, кухню, винподвал, парковые сооружения, бывшую купальню, беседку с комплексом помещений (на нижнем этаже). «Сюда же включен (хотя это не входит в госдачу) владельческий дом княгини Голи­цыной, также дача графини Сизенгаузен, фонтан, караван-сарай и т.д. — целый ряд объектов, — поясняет г-н Зарубин. — То есть мы как бы знаем эти объекты, в 2001 году мы их еще видели, смотрели, когда готовили документацию для постановки на учет. Кста­ти, большая работа была проведена при поддержке «Ялиты», они готовили документы. С точки зрения инвентаризации объектов ситуация неплохая, но с получением статуса резиденции мы не знаем, что там происходит. Когда мы обращаемся к заключениям охранного договора, нам отвечают: режимный объект. На сегодняшний день я могу откровенно сказать: в отношении данного объекта закон об охране культурного наследия не выполняется в части заключения охранного договора».

Нарушение закона — отказ от составления документов для охранного договора — подтверждено документально. Основанием для таких действий в письме начальника Управления санаторно-курортных учреждений ГУД председателю рескома по охране культурного наследия называются приказ СБУ №440 от 12.08.2005 г. и постановление Кабмина №1561-12 от 02.10.2003 г., согласно которым «вся территория комплекса является режимно-секретным объектом». Правительственное постановление оказалось «закрытым» — опубликованию не подлежит. Зато приказ СБУ — в свободном доступе. Это Свод сведений, составляющих государственную тайну. Пункт 4.7.1, на который идет ссылка, гласит, что гостайной являются: «Відомості за сукупністю всіх показників про організацію, зміст заходів охорони або оборони органів дер­жавної влади, посадових осіб, об’єк­тів, стосовно яких здійснюється державна охорона». Вторая ссылка — на пункт 4.8.1: «Відомості за сукупністю всіх показників про тактико-технічні дані інженерно-технічних засобів охорони, систем сигналізації, зміст заходів пропускного, внутрішньооб’єктового режиму окремого об’єкта, на якому впроваджено особливий режим діяльності, володіння якими дає змогу здійснити несанкціоноване проникнення до даного об’єкта, щодо об’єктів ГУР, ДССЗЗІ, ДПС, МВС, СБ, СЗР,УДО». Аб­бре­виа­туры, думаю, читателю «ЗН» понятны, как и то, что процитированные пункты никак не могут быть препятствием для исполнения закона об охране культурного наследия. Но на всякий случай все же спросили мнение компетентных товарищей и получили подтверджение: ссылки на приказ в данном случае неправомерны.

Тем не менее мы решили выяс­нить, как, исходя из существующей практики (поскольку не только Юсуповский дворец-памятник у нас числится резиденцией), соблюсти и закон, и режимно-секретность объекта. Первый заместитель председателя Госслужбы по вопросам национального культурного наследия Яков Дихтяр пояснил «ЗН», что проще всего это сделать… оформив охранный договор! «В нем прописываются соответст­вующие моменты, когда и как сотрудник органа охраны культурного наследия может прийти и проверить сохранность памятника. Действительно, есть помещения, которые люди без допуска не могут посещать. Но памятник, о котором мы сейчас говорим, имеет предметом охраны объемно-прост­ранственное решение самого объек­та, его окружение и интерьеры. И я не думаю, что какие-то режимные помещения имеют уникальные интерьеры, это понятно».

Яков Дихтяр сообщил, что ему не известна проблема, с которой столк­нулся крымский рескомитет. «Если бы был такой сиг­нал, мы бы решили вопрос с оформ­лением охранных договоров. С ГУД мы вполне нормально сотрудничаем. Я сейчас буду туда звонить и выяснять, каким образом возникла такая проблема».

В рескомитете удивились в свою очередь — Киев информировали регулярно. Даже публикации в СМИ отсылали. Мы не сомневаемся, что Яков Яковлевич сдержит свое слово и решит вопрос. Только одно но: по закону все полномочия по охране Юсуповского комплекса-памятника возложены на крымский реском. А его руководство на территорию даже не допускают, что, кстати, тоже нарушение закона, которым такой допуск определен как безусловный. Смешно и груст­но писать, но председатель рес­кома Наталья Гриненко смогла попасть во дворец только в составе экскурсионной группы участников международной конференции, проходившей на этой неделе в Ливадии!

Еще один важный момент. В телефонном разговоре и.о. начальника Управления санаторно-курортных учреждений ГУД Леонид Качу­ровский сказал, что объект законсервирован и ведется реставрация. Со­трудник комплекса также сообщила, что «один дворец на ремонте». В рескомитете об этом ничего не зна­ют. А закон четко регламентирует: консервация, реставрация, ремонт памятников и т.п. работы осуществляются только при наличии письменного разрешения органа охраны культурного наследия, которым в данном случае является рескомитет. И проектная документация тоже должна согласовываться.

Теперь самое время напомнить, что передача Юсуповского дворцово-паркового комплекса в госсобственность объяснялась именно необходимостью сохранения его как памятника истории и архитектуры. Но получается, что предусмотренная законом охранная работа в Юсупов­ском дворце велась именно до того, как он попал в управление ГУД.

Туманная резиденция

Процитировать обоснование для присвоения Юсуповскому комплексу статуса госрезиденции не можем. Соответствующее постановление Кабмина от 25 июля 2002 года №1070 имеет гриф «опубликованию не подлежит» и на сайте Верховной Рады вывешено без наз­вания. Тайны окружают Юсупов­ский дворец в официальных документах повсюду. В 2005-м, когда «Зеркало недели» таки добилось от нового руководителя пресловутой ДУСи Игоря Тарасюка переч­ня объектов, находящихся в управлении, Юсуповский дворец обнаружить там не удалось. Зайдем на сайт ГУД, где есть перечень предприятий, учреждений и организаций этого вспомогательного органа. Юсуповского нет. Может, потому что это госрезиденция? Но вывешена же информация о Мариинском дворце. Есть резиденции «Си­ньогора» и «Залісся», созданные «для обеспечения надлежащих условий для приема и пребывания высших должностных лиц государства, глав и официальных делегаций иностранных государств, международных организаций». С перечнем услуг для отдыха в свободное от них время.

Можно было бы привести здесь немало цитат политиков после оранжевой революции, как с чрезмерными льготами будет покончено, и руководителей президентского секретариата после скандала с Мариинкой о том, что памятники культурного наследия будут доступны народу. Но зачем? Жизнь уже все откорректировала. Нет на сайте ГУД информации о других резиденциях, которые привычно называют госдачами. Но ведь Юсуповский комплекс — памятник! Или лишняя засветка не нужна именно потому, что используется он в основном как гостиница? А информация и контакты для потенциальных клиентов — не на официальном сайте, а какого-то ДПК «Юсуповский дворец». На­пом­ним, что в прошлом номере мы привели доказательства того, что «заселиться» можно без всяких ограничений режимно-секретного характера. Были бы деньги. Особой популярностью, как говорят, пользуется дворцовая сауна. Экскур­соводы рассказывают, и в газетах об этом писалось, что в Юсуповском дворце, еще в свою бытность главой Нацбанка, отдыхал и Виктор Ющенко. Так что не понаслышке знает о достоинствах этого места, и если до него таки дойдут обращения из Крыма с просьбой рассекретить дворец, наверняка будет принимать осознанное решение.

Между тем афера с попыткой увода значительного куска дворцовой земли свидетельствует, что именно закрытость объекта и спекуляции на его секретности позволяют хозяйствовать без оглядки на закон. Кстати, наша версия о том, что затягивание оформления гос­акта на землю имело целью «потерять» 2,3 гектара под застройку пока неофициально, но подтверждается. Оказывается, границы уже давно определены и утверждены в рескомземе, охранная зона памятника обозначена. Но документы в поссовет почти год не передаются и границы в натуру не выносятся. Но будем ждать. Мы располагаем документальными данными о том, что общая площадь «за забором» перед передачей объекта ГУД составляла 21 гектар, четыре с половиной из них — пляжная зона. Охранная зона дворца памятника — 4,2 гектара. Очень любопытно будет сравнить, когда документы в конце концов будут переданы на рассмотрение депутатам.

И это не единственное, что могло потеряться при передаче дворцового комплекса из рук в руки с целью сохранения. Дело в том, что переход объекта от арендатора ООО «Ялита» в ГУД имел характер боевой операции. Как рассказывает заместитель директора «Ялиты-Т» Юрий Формус, их оттуда просто вышвырнули бойцы спецназа. Юрий Формус утверждает, что акт приема-передачи объектов имущества Юсуповского дворца при возвращении его городу так и не был подписан. После оранжевой революции, тотальных проверок прокуратуры и МВД была поставлена под сомнение и правовая чистота передачи Юсупов­ского дворца в ГУД. Мэру Ялты Сергею Брайко вменяли злоупотребление властью и служебным положением: вопреки запрету суда на любые действия с имуществом комплекса, он согласовал рассмотрение на сессии горсовета вопроса о передаче его Госуправделами. Тогда же сообщалось, что в ГУД незаконно было передано и имущество «Ялиты-Т» на сумму 300 тысяч гривен — автомобили, оргтехника, мебель... Но уголовное дело закрыли по решению суда, Брайко после выборов вернулся в свое кресло, и вопрос о незаконности передачи Юсуповского дворца больше не поднимал никто.

Дворцы — миру?

И последнее. В Крыму созрела инициатива по возвращению Юсуповского дворца. Строго говоря, автономии он никогда и не принадлежал. Но, пожалуй, это первый прецедент что-либо вывести из богатого хозяйства ГУД. Ассо­циа­ция музеев Крыма обратилась к руководству Крыма с инициативой вернуть народу памятник и создать в Юсуповском комплексе музей. Те, в свою очередь, как рассказал «ЗН» Михаил Бахарев, зам­председателя ВР автономии, — к президенту Ющенко и премьеру Януковичу. «Я и с Азаровым говорил, — поведал М.Бахарев. — Мы были в Москве на Всемирном русском народном соборе, сидели у За­тулина, и я ему говорил про Ко­реиз, как его использует ДУСя. И он сказал, что надо эту ДУСю вообще ликвидировать. Но не ликвиди­ровали, и Юсуповский не отдали. Прислали ответ, при­чем на уровне замглавы Фонда иму­щества. Отве­тили, что дворец находится в «держуправлінні справами». Как будто мы не знаем, где он находится. Вопрос завис. Но, думаю, во время визита президента в Крым, который должен в этом месяце состояться, мы этот вопрос поднимем, надеемся, что он со своей ДУСсей разберется».

По мнению Михаила Бахарева, Крым уже доказал свою состоятельность в подобных проектах: «Когда Ющенко избрали президентом, были поползновения ДУСи забрать у нас Массандровский дворец. Одиннадцати госдач мало, надо было еще одну. Мотивировали это тем, что Крым не найдет 10 млн. гривен для реставрации. Мы дворец не отдали, и за счет собст­венных средств все работы провели».

Пожалуй, не найдется в Крыму ни одного человека, кто бы эту идею не поддержал. Но. Кроме успешного случая с Массандровским (где все лавры надо отдать руководству Алупкинского дворцово-паркового заповедника, в составе которого он пребывает), есть еще постыдная для крымского руководства история. Дело в том, что у Крыма есть «свой» Юсуповский дворец. Авторства того же зодчего Николая Краснова, но в Соколином. Это был красивейший подарок Юсуповых невестке — великой княжне Ирине Александ­ровне. Неописуемой красы охотничий домик в деревушке Коккоз. Был. За десятилетия пребывания в управлении Министерства образования (во дворце — спальни дома-интерната) доведен до состояния, не поддающегося описанию. На содержание памятника из пяти объектов, реставрацию, оформление госакта на землю и опять-таки охранного договора в республике денег нет.

В этой связи очень разумной видится идея Марины Земляниченко, автора популярнейших книг о крымских дворцах, их обитателях и единственной книги о Н.Краснове, объединить оба Юсупов­ских дворца в один музей. «В первое время пусть даже кореизский дворец остается гостиницей для состоятельных. А заработанные деньги использовать для реставрации — зал за залом, комнату за комнатой. Эти объекты будут посещать. Интерес к ним необычайно велик. К тому же сохранилось много документов и фотографий, по которым можно восстановить и интерьры, и усадебные территории», — говорит Марина Александровна.

Идей много — темой Ялтинской конференции можно было бы объединить кореизский дворец с Лива­дийским. Хотя и благополучный Алуп­кинский рядом. Однако все это будет возможно, если будет на то воля. Президента демократической страны в центре Европы.А дворец у ГУД забрать — это не вип-номера с министерских машин снять...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно