НОВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА

10 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 10 января-17 января

События, происходящие вокруг Ирака в последние недели, слабо вписываются в русло привычной политической логики...

События, происходящие вокруг Ирака в последние недели, слабо вписываются в русло привычной политической логики. Чем активнее работают международные эксперты, исследующие иракские объекты, тем громче звучат угрозы Вашингтона посредством военной силы отстранить от власти Саддама Хусейна.

После того как специалисты ООН возвратились в Ирак, они проверили в этой стране уже более двухсот объектов. Тем не менее новый год они начали с заявления о намерении еще больше расширить масштабы инспекций. И несмотря на недовольство иракских властей таким развитием событий, у Багдада нет особого выбора — ему придется сотрудничать с инспекторами. Руководство Ирака прекрасно осознает, насколько велика зависимость его дальнейшей судьбы от выводов, которыми эксперты поделятся с Советом Безопасности ООН 27 января.

Судя по информации, которой осторожно делятся с западными газетами представители группы главного инспектора Ханса Бликса, они не нашли в Ираке никаких скрытых доказательств работы режима Саддама над ядерной программой.

Несмотря на это, воинствующая риторика президента США становится все более жесткой. Выступая на прошлой неделе на крупнейшей американской военной базе Форт Худ в Техасе, Джордж Буш сказал, что Ирак представляет серьезную угрозу для Соединенных Штатов, так как Саддам Хусейн «открыто продемонстрировал свою ненависть в отношении Америки и ее идеалов». Буш подчеркнул, что в случае начала войны американские солдаты будут освобождать Ирак, а не завоевывать его.

Между тем США продолжают наращивать численность войск в регионе Персидского залива. На днях стало известно, что 45-тысячный экспедиционный корпус морских пехотинцев получил приказ выдвинуться в регион, где у него уже есть база в Кувейте.

В рамках подготовки к возможной войне с Ираком Пентагон отдал также приказ о переброске в район Персидского залива Третьей пехотной дивизии США, обычно дислоцированной в штате Джорджия. По данным «Нью-Йорк таймс», это первая американская дивизия, перебрасываемая в зону залива в полном составе, за нею, видимо, последуют еще две или три. Среди них называют 101-ю воздушно-десантную дивизию, расквартированную в Форт-Кэмпбелле (штат Кентукки).

Судя по всему, сбываются предсказания того, что с начала января Пентагон будет наращивать нынешнюю 50-тысячную группировку предполагаемого театра военных действий, увеличив ее в конце концов вдвое. В целом же Вашингтон намеревается задействовать в грядущей кампании около 250 тысяч солдат — вдвое меньше, чем во время войны 1991 года, однако далеко не все они будут участвовать в первоначальном вторжении.

Как говорят американские военные, они в принципе готовы начать боевые действия когда угодно, но самым оптимальным временем для этого представляется середина февраля. В то же время не следует быть столь наивным — вполне возможно, что это говорится журналистам для того, чтобы дезинформировать иракское командование или оказать психологическое давление на Багдад. Тем не менее всем уже ясно, что действительно началась широкомасштабная переброска войск и техники поближе к зоне конфликта, а значит, Пентагон всерьез готовится к войне.

В Персидский залив прибывают портовые грузчики и крановщики. Военно-морской флот расконсервировал одно из своих госпитальных судов, которое также будет отправлено в этот регион. Там уже находится более 100 американских военных самолетов, а сейчас ВВС получили приказ удвоить их число.

В заливе сейчас находится один американский авианосец. Еще один стоит в Средиземном море. Министр обороны США Дональд Рамсфелд приказал командованию флота держать наготове еще два авианосца и две десантные группы морской пехоты.

Пока у военных нет сведений, что все эти приготовления произвели какое-либо впечатление на Саддама Хусейна. Иракские войска также по большей части находятся на прежних позициях, хотя в последние дни на юг и на запад страны были переброшены около 200 военнослужащих трех дивизий республиканской гвардии, дислоцированных вокруг Багдада. Цель их передислокации американской разведке неясна.

Как видно, Вашингтон готовится к военной кампании, не беря во внимание результаты работы ооновских инспекторов. И официальным оправданием для начала войны объявлена необходимость избавиться от оружия массового поражения.

Но подход Вашингтона к Ираку высвечивает и нечто большее — реализацию глобальной стратегии администрации Буша, главной составляющей которой стала война президента США с терроризмом, порожденная шоком 11 сентября. Эта война постепенно расширяется до мировых масштабов, захватывая Ирак и другие государства, включенные Вашингтоном в список «парий», способных поставлять оружие массового поражения террористам. И надо отдать администрации Буша должное — она проделала гигантскую работу, убедив большинство своих союзников в том, что слабеющий иракский режим представляет собой серьезную, страшную угрозу другим странам.

Однако стремление Буша-младшего избавиться от Саддама Хусейна объясняется не только этой причиной. Уже стало расхожим суждение о том, что главным мотивом для американского руководства в его стратегии по отношению к Багдаду является желание взять под свой контроль громадные нефтяные запасы Ирака. И это, по мнению наблюдателей, — одно из проявлений второй главной составляющей глобальной стратегии Вашингтона — желания обеспечить бесперебойные поставки в США иностранной нефти.

Полтора года назад, выступая с докладом об энергетике, вице-президент Дик Чейни говорил, что к 2020 году американский нефтяной импорт должен вырасти более чем на половину — главным образом потому, что администрация не слишком заинтересована в снижении уровня потребления населения США. В том докладе содержались рекомендации об увеличении импорта из региона Персидского залива, а также диверсификация поставок, переключение части их на каспийский бассейн, Латинскую Америку и Африку к югу от Сахары. Сегодня эти намерения становятся реальностью.

Обеспечение бесперебойных поставок нефти и ведение войны с террором подразумевают использование многих инструментов, однако наиболее очевидным из них все же остается военная мощь.

Поэтому стержень третьей составляющей вашингтонской стратегии — намерение трансформировать американские вооруженные силы и обеспечить военное доминирование Соединенных Штатов даже в отдаленном будущем.

И это направление деятельности становится все более важным: меры, принимаемые еще до того, как потенциальные угрозы материализуются, — один из ключевых аргументов в пользу войны против Ирака.

Кстати, превентивные меры в своей внешней политике США активно используют не только в отношении иракского вопроса. Активное военное сотрудничество с Грузией и центральноазиатскими государствами СНГ — чем не пример захвата плацдарма на будущих энергетических артериях, связывающих мир с новыми перспективными месторождениями нефти?

Структура глобальной стратегии Вашингтона прекрасно объясняет новую политическую логику Вашингтона. Но есть здесь и опасности. Во время своей предвыборной кампании Джордж Буш призывал к сворачиванию американского военного присутствия за рубежом. Сейчас же происходит обратный процесс: Соединенные Штаты явно отложили в долгий ящик «стратегию ухода», как называл ее в свое время государственный секретарь Колин Пауэлл. Проведение же комплексных военных операций в нестабильных регионах может спровоцировать там еще большие беспорядки и антиамериканские настроения.

В Багдаде вовсю эксплуатируют этот тезис в качестве психологических контрмер.

Пресса Ирака призывает арабские странам вынести урок из того, как противостоит Соединенным Штатам Северная Корея. Иракские газеты указывают, что Пхеньян настаивает на своем праве обладать технологиями, которые использовали американцы против Японии в годы Второй мировой войны и применяют до сих пор с целью шантажировать остальной мир.

А вице-премьер иракского правительства Тарик Азиз постоянно подчеркивает в своих публичных выступлениях, что США планируют вторжение в его страну вне зависимости от того, обнаружат что-нибудь инспекторы ООН в Ираке или нет, стремясь попросту взять под свой контроль нефтяные запасы региона. По его мнению, Вашингтон уже давным-давно разработал план оккупации Ирака и использования его национальных ресурсов. А когда Америка захватит всю нефть региона и возьмет ее в свои руки, она будет давить политически и экономически на любую страну, нуждающуюся в нефти.

И это прекрасно осознают не только в Ираке. Солидное большинство опрошенных во Франции, Германии, России и Турции выступает против войны, и даже в Великобритании общественность разделилась во мнении по данному вопросу. И американцы, в общем поддерживающие применение силы в Ираке, полагают, что это должна быть не односторонняя акция США, а коалиционная операция под эгидой ООН. Иностранцы же, симпатизирующие Америке, все чаще дают понять, что им не по душе американская внешняя политика и особенно готовность США ввязаться в войну против Ирака.

Эти обстоятельства делают для Соединенных Штатов первостепенной задачу убеждения значительной части нашей планеты в том, что твердая позиция Америки в иракском вопросе по-прежнему заслуживает международной поддержки.

Пока что можно предугадать три основных сценария развития событий. Первый — иракский режим в конце концов подчинится, удовлетворив требования ООН и Соединенных Штатов, предъявляемые к нему резолюцией 1441 Совета Безопасности: никаких ложных заявлений или замалчивания в вопросах, касающихся его программ разработки вооружений, и полное сотрудничество в претворении в жизнь данной резолюции. Второй — Багдад не пойдет на удовлетворение требований ООН и США. Тогда будет осуществлена военная операция под эгидой ООН, и иракский режим будет смещен силой. И наконец, третий — ООН и Соединенные Штаты придут к разным выводам, и тогда Вашингтон проведет одностороннюю самостоятельную военную акцию против Ирака, возможно, при некоторой международной поддержке.

Ясно, что первые два сценария в конечном итоге повысят способность мировой системы коллективно действовать против аналогичных угроз в других уголках планеты. Престиж Соединенных Штатов также будет существенно укреплен, потому что любой из исходов явится результатом американской решимости, дипломатии и готовности применить силу, даже если это потребует жизней некоторых американских военнослужащих.

Третий сценарий дает значительно меньше политических дивидендов и ООН, и США, а также потребует от них заплатить более высокую политическую цену. Его реализация неизбежно приведет к резкому нарастанию антиамериканских настроений как на Ближнем Востоке, так и в Европе, и с большей вероятностью может оставить Америку одну расплачиваться за все во время болезненного и дорогостоящего послевоенного периода. Финансовые затраты США при этом могут оказаться огромными. И в конце концов, ситуация, при которой Соединенные Штаты, с одной стороны, наказывают Ирак за его вызывающее поведение по отношению к ООН, а с другой, сами бросают этой организации вызов, может обернуться для американского руководства пирровой победой.

Как ни печально, но пока что все идет к тому, что будет реализовываться третий, самый опасный сценарий. Угрозу такого развития событий понимают и многие американские политики. В частности, свой призыв к руководству США отказаться от следования по такому пути высказал в конце прошлого года на страницах «The Wall Street Journal» известный политолог Збигнев Бжезинский. Однако вопрос о том, насколько адекватно администрация США в настоящее время способна воспринимать советы со стороны, пока что остается открытым.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно