Неточная наука

22 февраля, 2008, 16:13 Распечатать Выпуск №7, 22 февраля-29 февраля

Бисмарк называл политику неточной наукой. На редкость точное определение. В древней как грех «науке убеждать» нет непреложных истин и неизменных правил...

Бисмарк называл политику неточной наукой. На редкость точное определение. В древней как грех «науке убеждать» нет непреложных истин и неизменных правил. В этом мире отсутствуют вечные друзья, но сохраняются вечные интересы. Точнее, один интерес — власть. Именно она в данной категории общественного сознания была и остается единственной абсолютной величиной. Власть самодостаточна. «Цель власти — власть… Цель насилия — насилие», — написал шесть десятилетий тому Джордж Оруэлл. Возразить этому сложно. Разве что рискнем кое-что уточнить. Ради обретения власти политику время от времени приходится прибегать к насилию. В том числе и к насилию над собой.

Выход из «НУ—НС» Виктора Балоги и примкнувших к нему Безсмертного, Петьовки, Криля, Билозир, Полянчича, Тополова — всего лишь повод поговорить о гораздо более серьезной проблеме. Подобных поводов отечественная политика за истекшие дни подбросила немало. Продол­жающаяся блокада парламента, публичная порка, устроенная пре­зидентом премьеру, и даже очередная чистка рядов МВД — звенья одной цепи, опутавшей власть по рукам и ногам. Власть вполне очевидно неэффективна.

«Впервые в новейшей истории страны президент, правительство и парламентское большинство являются единомышленниками, разделяющими общие демократические ценности. Впервые в трех властных центрах налицо единство взглядов, целей и подходов. Впервые будет обеспечено органичное, ненасильственное взаимодействие исполнительной и законодательной властей. Без которого невозможно проведение необходимых реформ». Именно так обосновывали необходимость создания оранжевой коалиции ее вожди. Обещавшие учесть печальные уроки недавнего прошлого.

Происходящему ныне в выс­ших эшелонах власти можно давать самые разные определения. Вот только слову «единство» в перечне характеристик явно не найдется места. Разногласия меж­ду главой государства и руководителем Кабинета — что ни день, то острее и публичнее. Ни мнение Банковой, ни позиция прави­тельства не являются определяющими для большинства пар­ламен­та. Более того — ни президент, ни премьер не могут опереться на всю коалицию. В стане вынужденных союзников вновь взяли верх интриги, подозрительность, ревность и соперничество. Благостные разговоры о законодательных реформах и экономических преобразованиях уступили место привычным спорам о полномочиях и назначениях.

Все как всегда? Не совсем. Нынешняя властная конструкция оказалась едва ли не самой бессмысленной за все время существования независимой республики. Оппозиция не имеет власти де-юре. Но хочет ее вернуть. Правящая коалиция не имеет реальной власти де-факто. Но терять ее остатки не желает.

Заблокированный парламент — не причина паралича власти. Он — ее символ.

На днях довелось услышать забавную версию. В соответствии с ней, высший законотворческий орган «вывел из строя» не кто иной, как Балога. Вроде бы именно он был автором идеи «письма трех», именно он уломал Яценюка завизировать никому не нужное послание, именно он обеспечил засекреченность процесса.

Резон? Реакция «Регионов» на подобное развитие событий угадывалась безошибочно. Ответная реакция сторонников евроатлантического курса — тоже. ВР выключалась из работы автоматически. По утверждению сторонников подобной гипотезы, главе президентского секретариата была нужна нерабочая Рада. Свалка перед трибуной — потрясающий фон для любых провокационных разговоров. О несостоятельности парламентаризма в целом. (Есть повод поговорить о необходимости расширить президентские полномочия.) О неэф­фективности данного парламента. (Появляется возможность порассуждать о новых досрочных выборах.) О беспомощности существующего парламентского большинства. (Как тут удержаться от прогнозов относительно создания новой коалиции, широкой?)

Фото: Василий АРТЮШЕНКО
Фото: Василий АРТЮШЕНКО
Как по мне, слишком уж тонко. Кто-то весьма лестного мнения о способностях правой руки президента. Ныне эту руку видят во всем, что происходит. Даже дело «Яценюк vs «Кобра» считают балоговской проделкой. Якобы Виктору Ивановичу понадобилось переподчинить напрямую гла­ве государства еще одну силовую структуру, а заодно выгодно трудоустроить некоторое количество близких ему милицейских чинов. Нужен был лишь повод.

Оставим в стороне досужие предположения. Перейдем к реальностям. Одна из них — недееспособный парламент. Допустим, что его завтра разблокируют. Означает ли это, что оппозиция откажется пользоваться этим средством в дальнейшем? Нет. Есть ли у коалиции эффективное средство противодействия? Еще раз нет. Способна ли коалиция единодушно одобрить законопроекты, инициированые Банковой, — о снятии депутатской неприкосновенности, об императивном мандате, о Кабинете министров, о референдуме, о Национальной гвардии? Опять нет.

Как бы смешно это ни прозвучало, но блокирование деятельности ВР в первую очередь выгод­но большинству. Ибо вынужденный тайм-аут оттягивает момент принятия неприятных решений и маскирует разброд. Оранжевая коалиция существует на бумаге, но отсутствует в реальности. Дружное голосование БЮТ и ПР за проект о тендерных закупках и демонстративное неприятие этого документа «НУ—НС» — яркий пример. Взяв перечень решений, которые предстоит обсуждать Раде, вы без труда отыщете вопросы, которые сообща решат «Наша Украина» и Партия регионов. Несложно будет отыскать и точки соприкосновения сторонников Януковича и бойцов Тимошенко. Куда труднее найти те проекты, где полностью совпадают позиции обоих коалиционных формирований.

Подобная ситуация всех устраивает отчасти и никого не устраивает в принципе. Оттого вынужденную паузу в парламентской работе каждая из политических сил старается использовать для активных переговоров.

Каждый договаривается с каждым. И пусть будущий союзник неприятен. Приходится совершать насилие над собой. Власть, ради которой старается всякий, того стоит.

Выход Балоги, Безсмертного иже с ними из «НУ—НС» стал лишь подтверждением процесса, начавшегося не вчера. Имя ему — расслоение коалиции. У БЮТ и «НУ—НС» слишком много противоречий во взглядах на политику и экономику, внешнюю и внутреннюю. Партийные команды рассматривают друг друга в качестве конкурентов на возможных досрочных парламентских выборах. Предводители команд видят друг в друге соперников на возможных досрочных президентских выборах. Ничего не было сделано для того, чтобы сгладить противоречия или снизить уровень неприязни.

Оттого к происходящему в помаранчевом лагере все подходят с одним и тем же лекалом. Никто уже не спрашивает, на какой ты стороне, все интересуются — на чьей. Любой в «НУ—НС», кто не демонстрирует изрядной преданности Виктору Андреевичу, автоматически записывается в скрытые агенты Юлии Владимировны. Наличие собственного мнения отрицается.

Именно такой подход Банковой (а отнюдь не подрывная деятельность Тимошенко) привел к обострению внутреннего конфликта в «Нашей Украине — Народной cамообороне». В коалиции есть те, кто не приемлет авторитаризма лидера БЮТ и в то же время не готов безропотно следовать всякой глупости гаранта. Тем более — не желают исполнять роль «болванов» в раскладах Балоги. Именно они могли и должны были стать цементом для разваливающегося большинства. Но их ставят перед выбором, которого нет.

Демарш главы президентского секретариата многие расценили как попытку создать новую политическую платформу для президента в канун возможных внеочередных выборов в Раду. Если это и являлось целью, то явно не единственной и, очевидно, не главной. Можно предположить, что имело место и намерение создать повод для формирования новой коалиции.

Но куда более логичными выглядят следующие предположения. Банковая вознамерилась провести ревизию всецело преданных кадров, во-первых. А во-вторых, решила возглавить процесс неизбежного раскола. Сделавший ход первым вынуждает оппонентов делать ответный.

Чем ответят друзья-соперники?

Для начала давайте определимся, кто чего хочет. Начнем с премьера и верного ей БЮТ. Тимошенко полна планов, но ограничена в ресурсах. Многие ее инициативы блокируются президентом, опоры в лице парламентского большинства она не имеет. Главный «депутатский резерв» Юлии Владимировны — в стане «Регионов». Основная цель — Виктор Янукович. Ему, бедолаге, тоже по-своему несладко. Людей Ахметова во фракции — человек двадцать, не более. Тем не менее глава ПР имеет основания считать, что депутатская ячейка партии работает не столько на формального лидера, сколько на себя, не желая оставаться в оппозиции. На Банковой Ринат Леонидович гость куда более желанный, чем Виктор Федорович. Для Януковича столь неприятная ему Тимошенко — способ вернуться во власть относительно быстро и довольно безболезненно.

Есть одно но — ни вождь БЮТ, ни руководитель регионалов не могут себе позволить публичного, формального союза с идеологическими оппонентами. Выход? Достаточно оригинальный. Усилий двух самых крупных фракций достаточно, чтобы провести через Раду закон об оппозиции. В который надлежит вписать право «фронды» претендовать на посты вице-премьера и спикера (как вариант — первого вице-спикера). Естественно, Януковича больше устроило бы кресло первого лица Рады, но тут уж как сторгуются. Под ружьем у бывшего и нынешнего премьера 331 депутатский штык — никакого вето можно не бояться.

Формальности при этом будут соблюдены. Незыблемость оранжевой коалиции никем под сомнение не будет ставиться. ПР де-факто останется в оппозиции. Репутация ни Ю.В., ни В.Ф. таким образом не пострадает. Необходимость принятия такого закона и Янукович, и Тимошенко легко обоснуют. Янукович получит доступ к власти, шанс внедрить свои кадры в исполнительную власть и возможность влиять на решения Кабмина. Тимошенко — не мифическое, а реальное большинство, пускай и не формализованное. Боль­шинство, способное провести любой закон без оглядки на президента с его пресловутым вето.

Подобный сценарий — лишь часть возможных договоренностей, заключение которых обсуждалось руководством двух оппонирующих друг другу структур. Этот процесс стал реакцией на фактический союз Банковой с Ахметовым. Еще одной темой стал поиск точек соприкосновения в конституционном вопросе. Намерения и аппетиты Виктора Андреевича, всерьез возжелавшего перекроить Основной Закон под себя, не нравятся ни Тимошенко, ни Януковичу. В принципе, обоим ближе сильная президентская власть. Тем не менее и Юлия Владимировна, и Виктор Федорович вроде бы обозначили готовность пересмотреть свои взгляды. И подготовить согласованный проект конституционных изменений. Пред­полагающий либо избрание президента парламентом, либо ликвидацию подобного поста вообще. Если высокие договаривающиеся стороны придут к согласию, то они могут обеспечить и прохождение новой редакции через парламент. И срыв операции «Референдум». (Взгляните на рейтинг президента, сравните его с совокупным рейтингом Тимо­шенко и Ющенко и согласитесь, что в таких условиях президенту будет непросто рассчитывать на положительный для него результат плебисцита).

Отказ от президентских выборов будет означать период некоторой стабильности для страны. И в ПР, и в БЮТ есть люди, искренне в этой стабильности заинтересованные. Правда, в обеих структурах таковые в меньшинстве.

Самое выгодное для обеих сто­рон, что, добившись негласного перемирия, Тимошенко и Янукович могут реализовать свои тактические интересы с минимальными электоральными потерями. Никто не обяжет их отказаться от критики в адрес друг друга, никто не станет требовать братских поцелуев и дружеских рукопожатий.

Многие позволят себе усомниться в том, что Тимошенко рискнет пойти на открытую конфронтацию с Ющенко, что она найдет в себе силы публично оказаться от идеи сильной президентской власти.

Зря. Политика — сложная наука, в которой любой тезис может подвергаться уточнению. То же касается Ю.В. и Конституции. Ярый сторонник президентства после отставки с поста главы правительства несколько пересмотрела свои взгляды.

Цитируем ответы Тимошенко на вопросы читателей «Украин­ской правды» в канун выборов-2006: «На парламентских выборах-2002 я на каждом митинге аги­тировала людей за блок «На­ша Ук­раина» не меньше, чем за родную партию… Эту победу спустили сами знаете , куда… Я единственная из политиков отказалась от амбиций в 2004 году и под­дер­жала Виктора Андреевича Ющен­ко. Он одержал победу, в том числе и с нашей поддержкой… И эту победу спустили сами знаете, куда…

В третий раз наступать на грабли может кто угодно, но не я. Поэтому ради блага народа Украины на этот раз я никому не доверю это тонкое и очень ответственное дело обустройства Украины…

После 1 января 2006 года должность президента приравнивается к должности руководителя «ГлавКиевАрхитектуры». Я планирую вести такую политику, чтобы рано или поздно народ понял, что он может положиться на меня и избрать своим премьером…

К счастью, после конституционной реформы не очередной пре­зидент будет избирать премьер-министра, а народ Украины…»

Еще можем напомнить, что два года назад Тимошенко не советовала Виктору Ющенко проводить референдум по поводу политреформы в Украине. И заявляла о «твердой убежденности» в том, что, в случае проведения плебисцита, «приблизительно 80%» населения государства проголосует за введение политреформы и «Ющенко референдум проиграет».

Наконец, еще одна цитата из ранней Тимошенко: «Честно говоря, в парламенте мне интересно только большинство, потому что все остальное является следствием работы большинства».

Позже, когда политические обстоятельства изменились, Тимо­шенко вновь заговорила о неправедной реформе, о необходимости проведения референдума и о сильной президентской власти. Что ей помешает изменить свое мнение в очередной раз?

Означает ли это, что союз Тимошенко и Януковича неизбежен? Отнюдь, политика — слишком неточная наука для подобных выводов.

Заслуживают ли Виктор Фе­дорович и Юлия Владимировна порицания за подобный «сепаратизм»? Не больше, чем Виктор Андреевич, ведущий аналогичные перманентные переговоры все с теми же «Регионами». Президенту большинство необходимо ничуть не меньше, чем премьеру. Он убежден не только в том, что «НУ—НС» расколется, и часть фракции окажется под патронатом Тимо­шенко, но и в том, что основная масса «оранжевой ячейки» окажется преданной ему. Преданной до такой степени, что согласится поддержать любой вариант конституционных изменений. Даже авторитарный. А также любой формат коалиции. Даже союз с «Регионами». На чем зиждется подобная уверенность, неизвестно. Странно, если только на обещаниях Балоги.

Считается, что демарш семи раскольников ускорит процесс и сделает пресловутую «ширку» явью уже в самое ближайшее время. Януковича, чтобы обрубить его контакты с Тимошенко, вновь прельщают спикерством. Яценюка, чтоб не расстраивался, рассматривают в качестве кандидата в премьеры. Хотя Балога эту должность явно бережет для себя. «Донов» призывают поддержать президентские начинания (в частности, закон об императивном мандате) и все-таки принять активное участие в процессе изменения Конституции. В качестве откупного предлагают федерализм. Во всяком случае, сразу несколько источников в ПР утверждают, что подобную идею Банковая готова рассматривать.

А что же «НУ—НС»? Фрак­ция пока не раскололась, но уже разделилась.

На тех, кто выступает за немедленное создание «группы несогласных». Не согласных ни с интриганством Балоги, ни с потаканием президентским затеям, ни с возвращением во власть «Регионов».

На тех, кто призывает не выносить сор из избы. И считает, что видимость власти лучше, чем полное ее отсутствие.

И, наконец, на тех, кто готов ради власти на все. На любое насилие над остатками совести. Точное число тех, кто именно в этом нашел таинство самой неточной науки, пока неизвестно. Но известно, что это число растет день ото дня.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно