Нет такой цели, которую не оправдали бы солидные средства

6 марта, 2009, 17:35 Распечатать

Власть утекает сквозь пальцы и из-за этого сжимаются кулаки. Потерявшее уважение к себе государст...

Пожалуй, единственное, что лично меня удивило в истории противостояния НАК «Нафтогаз» и СБУ, так это сдержанное поведение министра МВД. Политический подтекст полувоенных действий, обеспеченный наличием контроля премьера и президента над различными силовыми структурами, навевает устойчивые ассоциации с 2007 годом и событиями вокруг Генпрокуратуры. Гвардейцы кардинала и мушкетеры короля — чистота жанра подразумевала уверенное проникновение Юрия Луценко в здание «Нафтогаза» с намерением оградить сотрудников от произвола спецназовцев из СБУ. Но этого не произошло. МВД ограничилось взятием НАКа под охрану, а сотрудников компании взяли под защиту депутаты БЮТ. В остальном — ничего удивительного. То ли еще будет. Власть утекает сквозь пальцы и из-за этого сжимаются кулаки. Потерявшее уважение к себе государство в очередной раз предоставило возможность: стране — убедиться, что многим во власти не до нее, а мировому сообществу — метнуться к батареям с целью проверить, теплы ли они еще.

Некоторые СМИ поспешили представить борьбу за 11 млрд. кубометров газа как сражение между Тимошенко и Ющенко за свои коммерческие интересы. Пожалуй, это не так. В этой войне премьер, с одной стороны, отстаивает интересы государственные, с другой — свои политические. Президент, с одной стороны, борется за чистоту правовых подходов и неприкосновенность частной собственности, а с другой — за «вонючий газ» Дмитрия Фирташа, с которым встречается гораздо чаще, чем с любым министром.

Фото: PHL
 
Фото: PHL

Газовые соглашения, привезенные Юлией Тимошенко из Моск­вы в январе этого года, были сплетены из ряда уступок и двух очевидных плюсов. К последним относилась 20-процентная скидка на цену газа в 2009 году и переуступка НАКу долга РУЭ перед «Газпромом» в виде 11 млрд. кубометров газа, находящихся в украинских хранилищах. (Именно этот газ хотела арестовать в «Укртрансгазе» СБУ, основываясь на собственном постановлении с названием «Об обеспечении возможного в будущем гражданского иска в уголовном деле».) Цена этого газа составляла 153,8 долл. за тысячу кубометров. В то время как среднегодовая цена российского голубого топ­лива в 2009 г. будет обходиться Украине почти в 229 долл. Учитывая тот факт, что для обеспечения транзита российского газа в Ев­ропу Украина должна сжечь от 6 до 7 млрд. кубов, использование дешевого технического газа станет существенным подспорьем для дырявого бюджета НАК «Нафтогаз». Осталь­ной частью дешевого газа, по словам Юлии Ти­мошенко, она намерена «бодяжить» цену газа на внутреннем рынке. В противном случае на пот­ребителей, в том числе и на население, придется неизбежно возложить в полной мере компенсацию за возросшую цену. Таким образом, борясь за переход газа «РосУкрЭнерго» к НАКу, Тимо­шенко сражается за интересы НАК «Нафтогаз» и, как следствие, — за интересы потребителей. Растаможка газа, а на сегодняшний день ее «прошли» более 6 млрд. кубов, происходит на НАК, а не на «левые» структуры, в связи с чем коммерческий интерес премьера в данной сделке не прослеживается.

А вот политические интересы — налицо. Во-первых, повышение цены на газ весьма чувст­вительно как для экономики впавшей в кризис страны, так и находящегося там же населения. Понимая это, Тимошенко пытается сделать все возможное для того, чтобы максимально долго удерживать установленные цены на газ. Неся политическую ответственность за все происходящее в экономике страны, премьер понимает, что еще один пересмотр цен в сторону повышения может нанести ощутимый дополнительный удар по ее «раненному» рейтингу. Вот и старается этого не допустить.

Во-вторых, о чем Тимошенко сказала открыто, — капитал «РосУкрЭнерго» может быть использован в проведении президентской кампании тремя ее конкурентами — Виктором Ющенко, Виктором Януковичем, а об Арсении Петровиче ничего говорить не будем, поскольку он сам о себе все в любой момент на «Ин­тере» рассказать сможет. Безусловно, для каждого из упомянутых политиков отсутствие поддержки Фирташа не является смерти подобным, но чувствительным — наверняка. Для Виктора Ющенко это самый большой лоббистский проект за историю его президентства. Именно он благословил заход «РосУкрЭнерго» на украинский рынок в 2006 году. Именно он закрыл глаза и позволил лояльному к РУЭ менеджменту взять под контроль все основные финансовые потоки НАК «Нафтогаз». Именно он, по словам премьеров России и Украины, 31 декабря не дал реализовать договоренности, предполагающие выдавливание «РосУкрЭнерго» из схемы поставок газа в Украину. Именно он превратил лояльные к нему органы — прокуратуру, СБУ и отчасти СНБО — в средство защиты интересов РУЭ.

Отцы-основатели «РосУкрЭнерго» — Кучма и Путин, — очевидно, и представить себе не могли, что в ладонях Виктора Андреевича компания, стартовавшая с двух стульев и столов, достанется зиц-председателю, который уже через несколько лет получит возможность покупать заводы, каналы, облгазы, политиков первого ряда, правоохранителей и т. д.

По мнению одного из руководителей НАК «Нафтогаз», ввиду невозможности реализовать в Европе отобранные у компании «РосУкрЭнерго» 11 млрд. кубов, РУЭ может недополучить от 2,5 до 3,5 млрд. долл. А учитывая, что договоренности между Тимо­шенко и Путиным исключили «РосУкрЭнерго» из схемы поставки азиатского газа в Украину и Европу, то в целом можно говорить о пятимиллиардных утратах. Есть за что бороться?

Вот, по всей видимости, и Виктор Федорович так считает. Острая форма конфликта между командами Ахметова—Колесникова и Фирташа—Левочкина была не излечена, а залечена публичным извинением Сергея Левочкина перед однопартийцами. Отцы-основатели Партии регионов отстояли свое влияние и место в партии, но еще больше отдалились от ее лидера. На сегодняшний день команда Дмит­рия Фирташа имеет куда более тесный контакт с Януковичем нежели команда Ахметова. И, соответственно, на его личную стратегию имеет куда больше влияния. Несомненно, именно эта команда для Януковича могла бы стать альтернативой ахметовской в вопросе обеспечения ресурса президентских выборов. Однако, если газ не будет возвращен компании «РосУкрЭнерго», то с ресурсом может случиться напряг. Возможно, именно поэтому Виктор Янукович не озабочен тем, что именно по обращению и информации депутатов фракции ПР Тадиева и Новиковой (сестры Сергея Левочкина) СБУ и воз­будило уголовное дело по несвойственной Службе статье. Мо­жет, поэтому столь пассивную позицию в конфликте занимает и генеральный прокурор Алек­сандр Медведько. Не в зимнюю же спячку впал близкий друг Виктора Федоровича. В свете все­го вышеперечисленного нет нужды объяснять, почему Инна Бого­словская выступает от имени следственной комиссии по газу, при том, что никакого решения комиссия еще не принимала. Как, впрочем, нет нужды объяс­нять, почему Инна Германовна была приглашена на знаменитое заседание СНБО по газу, а, например, глава такой же следственной комиссии Коновалюк не удостоился в свое время чести выступать на СНБО по вопросу о Грузии… Я так понимаю, что Виктор Федорович просто на ресурс и поддержку «Укрспецэкспорта» не рассчитывает?

Что касается Службы безопасности, то, собственно, какая разница, на кого она работает — на Ющенко с Фирташем или на Тимошенко с Губским и Медведчу­ком? Работать там уже почти некому, ибо людей, совмещающих профессионализм с самоуважением и кодексом чести, в Конторе осталось с гулькин нос. А вот отрабатывать есть кому — способных много. Чудовищная депрофессионализация и деинтеллектуализация, произошедшая с большинством органов власти в стране, не коснулись Службы безопасности, а накрыли ее. В результате призванная быть средоточением интеллекта структура превратилась в микроскоп для забивания политических гвоздей. Впрочем, на каждого боксера есть доска от забора — имея серьезное влияние на судебную систему, премьер неплохо дает сдачи оппонентам: чашами весов Фемиды — по ушам. Спустя два с половиной года Служба безопасности получила легитимного главу. Вчера им стал все это время исполнявший обязанности председателя Службы Валентин Наливайченко. Он был не самым доверенным лицом Банковой в Службе, но, разумеется, и не чуждый ей. Внося кандидатуру председателя СБУ по требованию парламента, Виктор Ющенко возможно рассчитывал на то, что на фоне событий в «Нафтогазе» его кандидатура не пройдет. Ведь бютовцы были настроены весьма агрессивно: Андрей Кожемякин заявлял о невозможности голосования за кандидатуру Нали­вайченко; не воспринял его назначения Андрей Портнов; а депутатский запрос Валерия Писа­рен­ко к президенту с требованием немедленно уволить Валентина Наливайченко и Валерия Хорошков­ского с занимаемых должностей в СБУ получил в зале поддержку трех четвертей депкорпуса. Ну, и?..

Ночь переговоров, взвешиваний, восстановление памяти о былой дружбе, анализ и отторжение альтернативных кандидатур, которые могли быть предложены президентом в случае неутверждения Наливайченко (а это — глава службы внешней разведки Николай Маломуж, бизнес-партнер Дмитрия Фирташа Валерий Хорошковский, бывший зампред СБУ Николай Куркин) сформировали решение премьера, и Тимошенко дала отмашку на поддержку кандидатуры Наливайченко. Очевидно, Юлия Владимировна посчитала, что Валентин Александрович справится с ролью Труфальдино с Владимирской. Но, во-первых, нам-то с вами что от этого? Человек, вынужденный быть слугой двух господ, вряд ли сможет стать слугой 46 миллионов. Во-вторых, не решит это кардинально и проблем премьер-министра. Даже в случае закрытия или смягчения противостояния на линии фронта с СБУ в тылу у Тимошенко дела обстоят не лучше. Выступая на фракции «НУ—НС», Юлия Тимошенко признала давно для всех очевидное, сообщив, что часть министров сидит на корупционных схемах, а другая часть делает то же самое, но при этом еще и сознательно вредит государству (в смысле работает на Ющенко, который неоднократно в беседах с представителями фракций делился мыслью: скорее бы уже все завалилось, чтоб ее под собой придавить).

Расчет же на ротацию правительства пока что не подкрепляется нужным количеством голосов в сессионном зале. Уже и кандидатуры в основном определены — кресло в Минюсте ожидает Шемчука или Мусияку, Минкульт — Яковину, но скорее Богуцкого, МЧС — Короля либо Немилостивого, Минмолодьспорта — Черныша, Минфин — Ярошенко, Минуголь — Климен­ко, вице-премьерские посты — Порошенко и Тигипко. Гайдука тоже ожидает вице-премьерское кресло, но Игорь Коломойский его там не ждет. В связи с чем перспективы Виталия Анатолье­вича с каждым днем становятся все более туманными.

На целостную ротацию коалиции не хватает голосов. Коммунисты готовы поддержать кандидатов на Минюст, Минкульт и, возможно, вице-премьеров. В отношении остальных — морщатся и пока уходят в отказ. Удер­живать коалицию становится все сложнее, поэтому премьер пытается удовлетворять кадровые аппетиты назначениями помельче. Но и тут не все так просто. На­при­мер, на этой неделе Юлия Ти­мошенко пыталась сменить главу «Укртранс­газа». Поменять господина Марчука, возглавлявшего эту структуру в период легендарного обеспечения реверсного движения газа, не дало руководство самого НАК «Нафтогаз». Вопрос для верхушки НАКа даже не в том, что реверс — заслуга Марчука, ибо его плечи, подставленные под нашу ГТС, были не главными. И может быть, даже не в том, что нынешний руководитель «Укртрансгаза» очень близок если не к «рукам, які ничого не кра­ли», то уж точно к «родичу, який нічого не брав». Вопрос в том, что заменить руководителя «Укртранс­газа» премьер хотела господином Ефименко, о котором очень пекся депутат-литвиновец Шаров. А Олег Дубина, все еще остающийся председателем НАК «Нафтогаза», увольнение господина Ефименко из структур компании воспринимал, в свое время, как личную кадровую победу. На самом же деле вопрос, похоже, в одном: кто в преддверии президентских, и, возможно, досрочных парламентских выборов будет осуществлять тендерное освоение миллиардов, которые Европейская донорская конференция должна выделить на реконструкцию украинской газотранспортной системы в этом году? Собственно, это частный случай, но он иллюстрирует универсальный подход.

Расшатанное правительство, голодные спонсоры коалиции, грозящая массовыми акциями оппозиция, саботирующие премьера губернаторы, и, конечно же, падающая экономика — уводят почву из-под ног Юлии Тимо­шенко. На этом фоне события в НАК «Нафтогазе» — лишь эпизод. Но в этом эпизоде ей пока удается совмещать борьбу за личное и общественное.

В принципе, памятуя историю создания, обогащения и предназначения РУЭ, можно было бы ограничиться вердиктом — «катюзі по заслузі». Одна­ко некие сомнения по поводу чис­тоты и прозрачности схемы отбора у «РосУкрЭнерго» 11 млрд. кубометров газа не дают возможности это сделать. Если РУЭ выиграет суд у «Газпрома» или НАК «Нафтогаза» (на момент выхода статьи иск в отношении 11 млрд. кубометров не был предъявлен ни к одному из хозяйствующих субъектов), то придется либо возмещать компании потерянные активы, либо компенсировать убытки. Другой вопрос, что случиться это может, скорее всего, при другом украинском премьере и при другом украинском президенте. В окружении украинского премьера верят в то, что Москва попытается сделать все, чтобы этого не произошло: политическая воля в этом плане проявлена Путиным активно и Медведевым — вынуждено. А Счетная палата РФ под руководством Степашина, занимающаяся расследованием деятельности «РосУкрЭнерго», попытается дать в руки «Газпрому» ряд реальных аргументов.

Однако, по данным «ЗН», компания «РосУкрЭнерго» скорее всего не станет судиться с «Газпромом». Наоборот, как утверждает близкий к собственнику РУЭ источник, Дмитрий Фирташ не теряет надежды найти защитников своего газа в Белокаменной. А вот к НАК «Нафтогазу» РУЭ иск готовит и надеется в международном суде дело выиграть.

Если «РосУкрЭнерго» получит право вернуть свой газ, то с правовой точки зрения это будет справедливо. Равно как по справедливости, в случае обнаружения нарушений в действиях чиновников НАК «Нафтогаз» и украинской таможни, они должны будут за это ответить. Разумеется, совсем не лишним, в порядке справедливости и неизбирательного применения закона, было бы проведение следствия и вынесение вердикта суда, например, в отношении господина Бойко, который в статусе первого заместителя министра топлива и энергетики входил в руководящие органы коммерческой компании «РосУкрЭнерго»; или господина Еханурова, подписавшего в качестве премьера устав «УкрГаз-Энерго», при отсутствующем решении Кабинета министров; или господина Воронина, превысившего полномочия при подписании невыгодных для страны многолетних договоров с РУЭ в 2006-м году. Если все по справедливости, то у этих людей будет много времени для того, чтобы выяснить свои взаимоотношения в замкнутом пространстве.

Но ничего этого не будет, потому что справедливости нет. Поскольку за нее никто не борется. Системно и последовательно. А главное — альтруистично. В стране бизнес-власти и бизнес-оппозиции это невозможно. Но страна есть. И за нее нужно бороться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно