Немецкий шанс Украины

6 ноября, 2009, 16:43 Распечатать Выпуск №43, 6 ноября-13 ноября

Перспектива членства в ЕС — один из главных вопросов сегодняшней внешней ориентации и будущего внутреннего курса Украины. По крайней мере, так думает большая часть киевской политической и интеллектуальной элиты.

Перспектива членства в ЕС — один из главных вопросов сегодняшней внешней ориентации и будущего внутреннего курса Украины. По крайней мере, так думает большая часть киевской политической и интеллектуальной элиты. Ее мнение вполне обоснованно. Перспектива принятия в европейскую семью была важным фактором успешного развития стран Центральной Европы и Балтии в 1990-х. Цель вступления в ЕС являлась одной из движущих сил быстрой трансформации этих посттоталитарных государств в экономически и политически более или менее либеральные демократии.

Украина пока не располагает таким стимулом для дальнейших реформ своей экономики, государственного аппарата, социальной и образовательной систем. ЕС занимает в отношении украинской перспективы будущего членства неопределенную позицию, которая колеблется в ту или иную сторону в зависимости от того, кто отвечает на этот вопрос в Брюсселе и в близких к Євросоюзу мозговых центрах и неправительственных организациях. Некоторые из политических, интеллектуальных или экономических лидеров Западной Европы говорят, что, хотя до сих пор и не было официального подтверждения возможности вступления Украины в ЕС, «дверь остается открытой». И только от украинского руководства зависит, получит ли страна перспективу членства или нет. Преобладающую позицию в ЕС на сегодняшний момент можно сформулировать примерно так: «дверь не открыта, но и не закрыта». То есть ответ на вопрос, что же делать, по сути, с демократической страной, которая полностью расположена на европейском континенте и видит себя частью панъевропейских традиций, намеренно откладывается на неопределенный срок. И, наконец, несколько европейских реалистов считают: расширение ЕС со вступлением Болгарии и Румынии в 2004 г. в принципе завершено, а исключения в будущем возможны лишь для таких стран, как Исландия, Норвегия, Швейцария и, в лучшем случае, еще для бывших республик Югославии. Эти прагматики европейской интеграции допускают, что с Киевом может быть установлено некое привилегированное партнерство. Однако сия формула означает, скорее, желание заранее ограничить будущие отношения ЕС и Украины простым сотрудничеством между Брюсселем и Киевом, а не подготовку Украины к вступлению в Евросоюз. Мнение, что статус Украины наряду с некоторыми другими странами, например Турцией, Молдовой или Грузией, должен навсегда остаться «ниже полного членства», разделяет значительная часть западноевропейской консервативной экономической и политической элиты.

Однако после официального объявления нового состава будущего немецкого кабинета в конце октября этого года появился шанс, что позиция ЕС по отношению к Украине станет более четкой и открытой. В последующие четыре года, т.е. за время нахождения у власти нового правительства Германии, Украина получит возможность повысить свои шансы на получение перспективы положительного рассмотрения заявки на вступление в ЕС. Если развитие событий пойдет по оптимистическому сценарию, в результате немецких выборов внутри ЕС может создаться коалиция центральноевропейских и балтийских стран вкупе с уже решительно проукраинской Великобританией и более открытой по отношению к Киеву Германией с ее новым правительством. В случае создания такого альянса стали бы более вероятными изменения официальной позиции ЕС относительно возможности будущего членства Украины.

Как и ожидалось с момента объявления результатов последних выборов в бундестаг в конце сентября 2009г., глава Свободной демократической партии (СвДП ) — с экономической точки зрения правой, но политически либеральной — Гидо Вестервелле был назначен вице-канцлером ФРГ. Еще более важным для Украины является то, что малоизвестный за пределами страны, но популярный в Германии лидер немецких либералов также получил пост министра иностранных дел. Этот факт значим для будущих отношений ЕС—Украина тем, что СвДП является единственной партией Германии, которая ясно заявила в своих программах, подготовленных к европейским и немецким парламентским выборам прошлого лета, о том, что Украина в определенный момент может быть приглашена в ЕС: «Государства Западных Балкан имеют средне- или долгосрочную перспективу присоединения к ЕС — это позиция, поддерживаемая СвДП. В долгосрочном будущем это также относится и к Украине».

Конечно, и другие немецкие политики, например новый федеральный министр финансов от христианских демократов Вольфганг Шойбле, время от времени озвучивали подобные заявления. Внешнеполитическая программа немецкой леволиберальной партии Союз 90/Зеленые, представитель которой — Йошка Фишер — возглавлял немецкий МИД в 1998—2005 гг., также предполагает будущее членство в ЕС как для Украины, так и для других европейских стран, пока не входящих в список кандидатов в члены ЕС. Тем не менее СвДП остается единственной релевантной партией в Германии, которая пусть и кратко, но все же однозначно упоминает конкретно Украину в перечне возможных новых членов ЕС.

Необходимо, правда, добавить, что, хотя Германия имеет солидный вес в ЕС, это только одна из 27 стран, формирующих внешнюю политику Союза. Более того, с созданием службы международных дел ЕС после вступления в силу Лиссабонского договора влияние на европейскую политику национальных МИДов, включая и внешнеполитическое ведомство Германии, будет уменьшаться. Теперь остается ждать, кто будет назначен новым верховным представителем Союза по внешним делам и политике безопасности. Если этот пост получит, как сейчас обсуждается в европейских СМИ, британский министр иностранных дел Дэвид Милибэнд, то новая структура ЕС пойдет на пользу Украине, так как Милибэнд ранее уже ясно высказался за возможность украинского членства в Евросоюзе.

С другой стороны, нельзя забывать, что немецкую систему правления называют канцлерской демократией. Это означает, что глава правительства Ангела Меркель определяет основные направления политики, включая и внешние отношения ФРГ. Меркель представляет консервативный Христианско-демократический союз (ХДС), взгляд которого на возможность принятия Украины в ЕС амбивалентен. Разные представители ХДС за последние годы по-разному высказывались касательно европейских перспектив Украины. Позицию же братской партии ХДС в Баварии и третьего партнера, помимо ХДС и СвДП, в новой правоцентристской правительственной коалиции Германии — Христианско-социального союза (ХСС) можно назвать в определенном смысле антиукраинской. Несмотря на относительно дружественные отношения между Киевом и Мюнхеном, из последней предвыборной программы ХСС следует, что среди других стран Украина, по мнению баварских консерваторов, не имеет перспективы полного членства в ЕС.

Необходимо также отметить, что украинский вопрос не является сейчас первостепенным ни в немецкой, ни в евросоюзовской внешней политике. Наконец, в Германии, как и в других странах, предвыборные партийные программы, например СвДП, не всегда полностью отражают то, что делают партийные функционеры после победы на выборах и получения государственных постов.

Таким образом, пока неясно, что именно будут означать изменения в партийной политике и правительственном составе ФРГ для Украины. Тем не менее даже такая короткая строка об Украине в длинном партийном манифесте СвДП в таких развитых демократиях, как немецкая, не банальность. Статус одобренных партийных документов выше личных преференций даже самых влиятельных партийных лидеров. Поскольку программа была коллективно сформулирована и официально санкционирована органами СвДП, она имеет вес и может даже развивать динамику сама по себе. Проблема Украины, возможно, сейчас одна из последних, занимающих Гидо Вестервелле. Тем не менее украинские политические лидеры, а также проукраински настроенные общественные деятели Запада имеют сейчас возможность упоминать соответствующую фразу из предвыборных европейской и национальной программ СвДП, обсуждая с Вестервелле будущее Украины.

К этой уже относительно удачной для Украины ситуации можно добавить тот факт, что в новом коалиционном правительстве Германии СвДП получила не только пост министра иностранных дел. В распоряжении либералов находится также Федеральное министерство по экономическому сотрудничеству и развитию, которое управляет большинством немецких госпрограмм по оказанию помощи зарубежным странам, включая Украину. Возглавит это министерство Дирк Нибель, который с мая 2005 г. до октября 2009 г. был генеральным секретарем СвДП. Такое назначение стало сюрпризом для многих обозревателей, так как ранее либералы требовали упразднения этого министерства путем его включения в германский МИД. Какими бы ни были детали обстоятельств этих решений, сейчас у Киева будут два институциональных партнера в немецком правительстве, возглавляемые политиками, которые поддерживают или, по крайней мере, согласно официальной программе своей партии, обязаны поддерживать долгосрочную перспективу членства Украины в ЕС.

Вестервелле, правда, в последующие несколько месяцев будет второстепенной фигурой в немецкой внешней политике. Меркель имеет уже немалые достижения и устойчивую позицию на международной арене, тогда как у Вестервелле мало опыта в этой сфере. Что будет какое-то время сдерживать влияние Вестервелле на политику страны и позволит Меркель в полной мере использовать так называемую директивную компетенцию канцлера в определении направлений международной политики Германии. С другой стороны, пока что неясно, будет ли будущая восточная политика Меркель и далее определяться скептическими позициями относительно идеи дальнейшего расширения ЕС, такими как у ХСС. В новом правительстве уже нет Франка-Вальтера Штайнмайера, который в качестве министра иностранных дел 2005—2009 гг. следовал пророссийской линии предыдущего канцлера от социал-демократов Герхарда Шредера.

Также следует отметить, что Вестервелле в следующие месяцы, видимо, будет пользоваться советами не только прежнего главы внешнеполитического ведомства от СвДП Клауса Кинкеля. Он, наверное, будет извлекать выгоду и из рекомендаций легендарного бывшего министра внутренних и иностранных дел Германии Ханса-Дитриха Геншера — одного из наиболее уважаемых сегодня мэтров немецкой (если не европейской) политической сцены. Геншер, сам в прошлом председатель СвДП, был одним из спонсоров Вестервелле во время его карьеры в партии и председательства в ней. По меньшей мере, Вестервелле будет иметь возможность консультироваться с Геншером.

Недавно на пресс-конференции Вестервелле сделал намек на то, что не планирует подчиняться внешнеполитической линии христианских демократов. Тогда на вопрос журналиста, почему его коллега по СвДП Нибель получил пост министра внешнеэкономического сотрудничества, ответственного за помощь развивающимся странам, Вестервелле ответил: «Для нас [т.е. СвДП. — Авт. ] важно, чтобы в министерстве помощи развития не проводилась «добавочная» внешняя политика [т.е. помимо той, которую проводит МИД под руководством Вестервелле. — Авт.]». Под «добавочной внешней политикой» лидер немецких либералов мог иметь в виду только другие возможные преференции на международной арене его консервативных коалиционных партнеров. Если это заявление — предвестник будущей манеры проведения СвДП внешней политики, то можно ожидать как существенные изменения в немецких международных отношениях, так и, возможно, официальную модификацию позиции ЕС относительно Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно