НЕЛОГИЧНЫЙ ТРИУМВИРАТ УКРАИНА НАШЛА В ИРАНЕ И ТУРКМЕНИСТАНЕ ПАРТНЕРОВ

14 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 14 апреля-21 апреля

Министерство иностранных дел Украины, продолжая реализацию президентской концепции налаживания связей прежде всего с теми, кто что-то может дать стране, приняло участие в тройственном совещании в Тегеране...

Министерство иностранных дел Украины, продолжая реализацию президентской концепции налаживания связей прежде всего с теми, кто что-то может дать стране, приняло участие в тройственном совещании в Тегеране.

Причем, если статус Украины как гостя и Ирана как хозяина были ясны и понятны, то Туркменистан играл как бы обе роли одновременно. Мероприятия с участием трех министров иностранных дел в мире не так уж привычны. Чаще всего втроем, вчетвером и в большем количестве собираются соседи по региону или коллеги по типу выпускаемой продукции.

В ирано-туркмено-украинском случае у каждой стороны был свой интерес, который имел как производственно-хозяйственную, так и политическую стороны.

Производственно-хозяйственная сторона

Она явно доминировала для Украины и далее, по убывающей, — для Ирана и Туркменистана. Этот порядок, кстати, обратно отражает степень экономических проблем в каждой из стран.

Наибольший резонанс после совещания вызвали разрабатывавшиеся в ходе тегеранских разговоров планы производственной кооперации участников. Планы, на первый взгляд, совершенно фантастические, однако, по убеждению участников, вполне реализуемые чуть ли не в ближайший год—два.

Схема, на первый взгляд, проста и знакома с детства. Допустим, вам позарез нужна жвачка «Черепашки-нинзя», которая, таким образом, является для вас предметом критического импорта. Она есть у Сережки из соседнего двора, но он требует за нее два доллара. Их у вас нет, но они есть у Витьки из соседнего подъезда, которому нужно починить велосипед. Итог — вы чините велосипед, 2 доллара уходят к Сережке, «Черепашки» — вам.

Украина должна поставить Ирану металл, химию, построить парочку железных дорог и один—два металлургических комбината. Иран платит Туркменистану, Ашхабад качает газ в Украину. Все довольны.

Проблемы наверняка начнутся в процессе реализации контракта. Всегда существует опасность, что и мы не поставим чего-то вовремя, и Иран не подготовит фронт работ, а может быть, и Туркменистан качнет газ не туда.

Туркменская сторона на встрече сорила идеями налево и направо. Министр иностранных дел Туркменистана Борис Шихмурадов в интервью журналистам начал со скромных 2—3 железных дорог в его стране. Затем в ходе беседы он обрисовал грядущий проект организации паромной переправы Красноводск — Астрахань, плавно перейдя на строительство железной дороги вокруг Каспийского моря.

Кроме того, туркменская сторона всерьез намерена построить от Кушки на юге страны до пакистанского побережья Персидского залива автомобильную и железнодорожную магистрали. А рядом три трубопровода — нефтяной, газовый и резервный.

«И это все проекты этого века», — уточнил Б.Шихмурадов, добавив, что «деньги у нас на все это есть», а нет только подрядчиков на выполнение работ.

Конечно, туркменский дипломат вовсю использовал приемы восточного базара, набрасывая на свой товар двойную цену, так как с инвесторами, как сообщили источники в туркменской делегации, есть небольшие проблемы, в том смысле, что инвесторов мало.

Но, тем не менее, громадье туркменских планов ласкало слух и доказывало, что Туркменбаши — человек с фантазией.

Однако, говоря о Туркменистане, не надо забывать, что он, плавающий в море газа, тоже зависим. Как каждый продавец, он зависит от покупателя.

Знающие люди говорят, что партнеры по переговорам с Туркменистаном любят ради разнообразия пошутить — встать из-за стола и направиться к двери, бросив через плечо: «Да не нужен нам ваш газ...»

У туркменских газовиков сразу хватает сердце, и в их воображении возникают погасшие скважины, на восстановление которых нужно очень и очень много денег. Газовики сразу предлагают вернуться за стол с пловом, и цена на газ незаметно сползает вниз.

Иранцы в этом смысле проще и искреннее. Им-то и надо всего, по словам министра иностранных дел Али Акбара Велаяти, газифицировать один—два города и построить одну—две железных дороги.

Обе страны, правда, участвуют в глобальном проекте газопровода Туркменистан — Западная Европа. Для Украины, которая является членом межгосударственного совета по его строительству, сам его факт имеет двойственное значение.

С одной стороны, приятно получить заказ на строительство и загрузить наши заводы. Правда, пока что на этот заказ нам лишь осторожно намекают, так как на горизонте маячат российские строительные фирмы с опытом строительства трансроссийских газопроводов.

С другой стороны, после запуска газопровода в строй Украина утратит контроль за газовым краном на пути в Европу. А если еще и Россия построит экспортный газопровод через Беларусь, то тогда призрак отключения Украины от газовой трубы может материализоваться.

В ходе бесед наши внешнеторговые ведомства убедились, видимо, еще раз, что с Ираном надо торговать. Платежеспособность страны основывается на 14 млрд. долларов, которые получаются ежегодно от продажи нефти.

Украина вполне может, не травмируя морально американцев, продавать в Иран мирнопашущие трактора, а не реакторы.

Кстати, о реакторах. Иран стоит на своем — будем покупать в России, и все. Туркменистан подставил ему свое плечо. Украина от реакторной темы уклонилась, ссылаясь на невмешательство во внутренние российско-ирано-американские дела. Да это и в самом деле не наше дело.

Внешнеполитическая сторона

Тут все было наоборот. Свои внешнеполитические проблемы решали иранцы и туркмены, а Украина им в этом не мешала.

Ирану сегодня достаточно одного факта визита украинского министра. Страна, оставаясь в глазах США «террористической», нуждается в поддержке для вступления в мировое сообщество.

Иранский министр Али Акбар Велаяти с его колоссальным опытом борьбы с американским империализмом готов, кажется, ради этого подписать Договор о дружбе с кем угодно, хоть с шайтаном.

Иранцы в борьбе за выход из мировой изоляции сделали ставку на организацию, название которой пока мало что говорит, — ЭКО. Это Иран, Пакистан, Турция, примкнувшая к ним бывшая советская Средняя Азия, Филиппины и еще кое-кто.

Иранцы создают вокруг себя противовес организации Исламская конференция во главе с Саудовской Аравией. ЭКО создает уже свой банк, нефтяную компанию, а туркменские лидеры, похоже, всерьез решили строить добрые отношения с Ираном.

У туркменов в Тегеране тоже было свое дело, о котором поведал журналистам Б.Шихмурадов.

Президент Туркменистана Сапармурад Ниязов официально обратился к странам мира с просьбой поддержать идею предоставления Туркменистану статуса «нейтрального государства». «Мы уже получили поддержку этой идеи от многих стран Азии, этот вопрос также согласован с лидерами некоторых европейских государств», — сказал туркменский министр.

«Мы готовы играть роль, которую до настоящего времени играет Швейцария», — сказал он, подчеркнув, что получение Туркменистаном такого статуса не означает его выхода из СНГ.

Шихмурадов подчеркнул, что решение о предоставлении Туркменистану статуса нейтрального государства может быть приятно на основе международной конвенции 1907 года, в соответствии с которой формулируются основные принципы нейтралитета.

Украина не акцентировала своих политических интересов к Ирану, а только советовалась с Туркменистаном по части СНГ.

Выяснилось, как водится, чо мы все в чем-то похожи. Оба министра обнаружили, что не собираются участвовать в Совете министров иностранных дел СНГ. Как сказал Б.Шихмурадов, мы добивались суверенитета не для того, чтобы его отдавать.

В ходе подписания документов украинский министр прочитал какую-то восточную притчу об овцах, которые сбиваются в стадо, после чего их не может съесть одинокий волк.

На пресс-конференции с места вскочил корреспондент ИТАР-ТАСС и спросил, какую-такую страну имел ввиду Г.Удовенко, говоря о волке.

И никто ему не сказал, на кого все подумали...

Бытовая сторона

Тегеран предполагает маленький сюжет из серии Клуба путешественников.

Иран — это, господа, Иран. В Иране не пьют алкогольные напитки. Ни местные, ни дипломаты, ни туристы. Чешские дипломаты как-то выставили за двери посольства пустые банки из-под пива и нарвались на выговор со стороны МИДа. Перегар на улице приравнивается к террористическому акту.

В Иране женщины носят хеджаб, оставляя открытым только лицо. Все женщины, подчеркиваю, — и туристы, и дипломаты.

Отклонение от норм шариата в этих двух моментах грозит вполне реальными карами. Опытный путешественник в Иран обязан напомнить новичку, что любимое иранское наказание — удары палками по пяткам в количестве около 100—120. Некоторые доживают до 80-го

В Иране мужчины не носят галстук — порождение американского империализма.

Здесь человек с фотокамерой на улице вызывает желание у стражей исламской революции потребовать документы. Поскольку никто не говорит по-английски, выяснение личности обычно затягивается. Обычный тоталитарный рай.

В самолете приснился сон. Сидят казак, туркмен и страж исламской революции. Казак и страж пишут письма. Казак — Б.Ельцину, страж — дяде Сэму. Туркмен следит, чтобы у обоих не закончились чернила.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно