Нехитрый «КОД»

9 сентября, 2011, 14:32 Распечатать Выпуск №32, 9 сентября-16 сентября

Жесткие санкции, примененные в отношении вождя БЮТ стали и поводом, и причиной для формализации объединенной оппозиции.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

«Всякая оппозиция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет огрызаться». Так, почти по-ленински, дипломированный историк и практикующий борец с антинародными режимами Владимир Филенко в свое время обосновывал необходимость создания Форума национального спасения.

Проверку на способность огрызнуться недавно созданный КОД (Комітет опору диктатурі) прошел относительно успешно. Способен ли он на большее и долго ли протянет очередное объединение противников власти? Более или менее предметно рассуждать о перспективах новоявленного оппозиционного движения можно будет только после того, как Печерский суд вынесет приговор Юлии Тимошенко, а Верховная Рада — новому избирательному закону. Ждать осталось не слишком долго.

Существует ли в стране реальный спрос на создание альянса оппозиционных сил? Есть ли в нем такая уж острая потребность? Различные исследования общественного мнения не дают вразумительного ответа на этот вопрос. Сами противники власти убеждены, что да. Невзирая на не слишком высокий рейтинг оппозиционных вождей и партий. Уровень доверия к власти заметно падает, однако уровень доверия к ее врагам не слишком-то и подрастает. Избиратель вполне очевидно устал от надоевших лиц, избитых фраз и вечных ссор.

С другой стороны, альтернативы объединению оппозиции, по логике, попросту нет. Чтобы дать шанс появлению новых имен, идей и надежд, следует если не остановить, то хотя бы притормозить могучую поступь безнадеги и безыдейности. Справиться с подобной задачей в состоянии только существующие оппозиционные политики и структуры. И только вместе. В стране должна существовать осязаемая альтернатива. Пускай действия политсил подчас выглядят беспомощными, а лица их предводителей порою излучают откровенную растерянность. Пускай участники проекта под названием КОД преследуют разные цели и намерены добиваться их разными средствами. В этой стране и в этой ситуации, по-иному, наверное, и быть не могло. Дорогого стоит даже просто обозначенная готовность огрызаться сообща.

Разношерстность оппозиции в нынешних условиях скорее плюс, чем минус. Недолговременный и непрочный альянс Мороза, Тимошенко, Симоненко и Ющенко, вошедший в новейшую историю государства украинского под названием «Повстань, Україно!», имел колоссальное значение для развития отечественной политики. Он не только продемонстрировал способность весьма эгоистичных украинских политиков договариваться. Он очень многое изменил в психологии статичной части протестного электората. Именно тогда до большинства населения стало доходить, что власть свергаема. Тот оппозиционный союз не мог, да и не должен был существовать долго. Он развалился, а ощущение уязвимости власти осталось. И в 2004-м это ощущение естественным путем переросло в уверенность. При минимальном участии политиков, что бы кто из них потом нам ни рассказывал.

Как известно, КОД возник 5 августа, сразу после взятия под стражу Юлии Тимошенко. Жест­кие санкции, примененные в отношении вождя БЮТ стали и поводом, и причиной для формализации объединенной оппозиции. Версия о том, что некоторые участники процесса видели в нем шикарный повод попиариться, безусловно, имеет право на жизнь. Но едва ли это было единственным резоном. Были и другие обстоятельства.

То, что Тимошенко угодила за решетку, чего греха таить, изрядно напугало всех. Как искренних оппозиционеров, так и витринных. Даже тех, кто имел собственные, надежные каналы общения с Банко­вой. Взятием экс-премьера под стражу власть однозначно продемонстрировала готовность не останавливаться ни перед чем. В подобной ситуации стремление сбиться в тесный круг является абсолютно естественным. Лозунги лозунгами, интриги интригами, договоренности договоренностями, а в тюрьму не хочется никому. Прихо­дило понимание того, что там может оказаться всякий. Объединение не являлось гарантией безопасности, не могло являться угрозой трону, но оно оказывалось дополнительным фактором влияния на происходящее. И это понимал каждый, принявший решение войти в КОД. И Тур­чинов, и Тягнибок, и Яценюк. И любой другой. При всей их взаим­ной подозрительности. При очевидной разнице угроз карьере, безопасности и свободе каждого из них.

Как бы прискорбно это ни прозвучало для искренних симпатиков Юлии Владимировны, но оставайся она на свободе, КОД не состоялся бы. Позиция Тимошенко — объединяться исключительно вокруг нее — всем была известна и никому не нравилась. Так что «посадка» самого рейтингового оппозиционного политика, как ни парадоксально, невольно сослужила противникам режима добрую службу. Без нее им оказалось проще сговориться пускай о создании союза, пускай и немного недоношенного, но вполне реального. Который не предполагает единства целей и задач, но дает возможность координировать действия и согласовывать позиции.

Пессимисты утверждают: если приговор по делу Тимошенко окажется оправдательным, КОД умрет, так толком и не родившись. Ростки согласия оппозиционеров окажутся растоптанными могучей поступью хрупкой победительницы. Все скажут «спасибо», и все будут свободны. Впрочем, подобные пессимисты скорее выглядят оптимистами. Да, дело уродливое, процесс карикатурный, и обвинительный приговор будет выглядеть пощечиной правосудию. Но оно привыкло подставлять щеки. Юлии Владими­ровне и ее сторонникам имеет смысл готовиться к худшему.

Есть ли у лидера БЮТ шанс? Сложные отношения с Кремлем вынуждают официальный Киев активнее искать поиск дополнительных точек соприкосновения с Западом. Освобождение Тимошен­ко могло бы стать демонстрацией готовности украинской власти идти на уступки. Но одновременно оно становилось бы демонстрацией ее слабости. На Банковой, по сведениям различных источников, готовят эрзац-вариант: осудить и амнистировать. Законо­проект о «декриминализации» уголовной статьи о превышении влас­ти появился, наверное, не случайно. Кстати, его появлению многие рады искренне. Дело Тимошенко — вскры­­тие ящика Пандоры. У нас за превышение половину политикума посадить можно. Когда Харьковские соглашения принимаются при явном от­сутствии кворума — это что? То-то.

Одним словом, шансы выйти на свободу у Юлии Владимировны остаются. В случае с амнистией власть убивает двух зайцев: идет на уступку Западу и лишает главу БЮТ возможности избираться. Правда, есть некоторые юридическеи нюансы, но кого и когда они здесь останавливали?

Появился шанс обрести свободу и у Луценко. Проект закона о его амнистировании ну соврешенно случайно внес Геннадий Мос­каль. Сохраняется надежда на то, что Юрию Витальевичу изменят меру пресечения в связи с серьезной болезнью, лечение которой попросту невозможно в условиях СИЗО. Упо­вать на милосердие власти глупо, рассчитывать на здравый смысл — сложно, но инстинкт самосохранения у нее присутствовать должен? Оставлять человека с таким диагнозом за решеткой нельзя, и если в Кие­ве этого до сих пор не поняли, то им могут подсказать из-за границы. Услышат ли? Увидим. Ходят слу­хи о том, что жажду мщения власть удовлетворила, срок по приговору Луценко «подгонят» под срок пребывания в СИЗО и в обозримом будущем отпустят. Так ли это, увидим. Хотя обвинительный приговор в деле, разваливающемся на глазах, будет выглядеть политическим заказом.

Во всяком случае освобождение Луценко сегодня выглядит более вероятным, чем освобождение Тимошенко.

Означает ли обретение Юлией Владимировной свободы неизбежный конец КОД? Не факт.

И не только потому, что освобождение экс-премьера не является и не может являться главной и, тем более, единственной целью такого многоликого объединения как КОД. Более того, отдельные влиятельные участники процесса, думаю, были бы только рады, если бы самая известная узница «села» надолго. Дело еще и в другом. Совер­шенно очевидно, борьба за свободу Тимошенко по разным причинам не стала идеей, способной поднять массы. Многообразие участников Комитета сопротивления и многообразие целей увеличивает шансы оппозиции прирасти сторонниками. А, значит, и шансы страны.

Любой приговор по делу Тимо­шенко станет для КОД испытанием на прочность. Если ее освободят, комитет обязан продемонстрировать способность не развалиться. Если осудят — быстро и адекватно ответить власти. Итог процесса покажет, насколько велико чувство страха у одних «комитетчиков», и насколько велико чувство ответственности — у других.

Не исключено, что КОД ожидают и другие испытания. Ходят слухи, что следующим кандидатом на «посадку» в списках власти является Турчинов. В обезглавленной партии начнется неизбежная борьба за власть, подогреваемая властью. В этом случае, в интересах участников КОД сохранение организации в качестве полновесной политической единицы. Ибо, по большому счету (не в обиду всем прочим) только она, пускай и с очень большой натяжкой, является полноценной партией. С кадрами, структурами, финансами и более или менее массовой поддержкой. С более или менее массовой поддержкой. Вариант объединения значительного числа партий КОД под знаменем «Батьківщи­ни», пускай и робко, но обсуждался. Проговари­вался и другой: видные члены иных политорганизаций приостанавливают свое членство в родных партиях и договариваются о совместном походе в Раду по спискам «Батьківщи­ни». У подобного плана множество изъянов. Сегодня он выглядит не вполне очевидным с точки зрения логики, совершенно фантастическим в смысле реализации. И в чем-то даже порочным. Но он обсуждается. Потом, что многие в КОД считают: оппозиция должна использовать любой шанс получить достойное представительство в будущем парламенте. Иначе, будущие президентские выборы выиграет власть.

Народ ругает политику «за одни и те же знакомые лица», но крайне редко голосует за незнакомые. Протестный электорат ругает оппозицию за вечные свары, клянется больше не ходить на выборы, но явно обрадуется, увидев в бюллетенях не 20 оппозиционных партий, а одну. Или хотя бы три.

Ни для кого не секрет, что «Свобода» и «Фронт змін» пойдут на парламентские выборы самостоятельно. Независимо от судьбы Тимошенко и от судьбы избирательного закона Тягнибок и Яценюка играть в единый список и в единую партию они не будут. Можно долго спорить, считать ли две эти политсилы истинной оппозицией. Но бесспорно то, что у каждой из них есть свой избиратель. Который, по разным причинам не хочет, не может и не будет голосовать за Партию регионов. А, значит, по определению, является протестным. Независимо от того, какие именно планы вынашивают Арсе­ний Петрович и Олег Ярославович. И чем дольше и ярче они будут подчеркивать свою альтернативность власти, тем хуже для этой самой власти. Которая явно не от Бога.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно