Найти себя в Поднебесной

27 августа, 2010, 18:08 Распечатать

Запланированному на 2—5 сентября 2010 года государственному визиту президента Украины Виктора Янук...

Запланированному на 2—5 сентября 2010 года государственному визиту президента Украины Виктора Януковича в Китай украинские чиновники, деловые круги и СМИ продолжают уделять больше внимания, чем визиту в Германию, непосредственно предшествующему китайскому вояжу, и поездкам главы государства во Францию и Великобританию, которые за ним последуют. Еще до его начала он назван эпохальным, «незаурядным», и даже историческим. В действительности уже немногие вспомнят, как площадь Тяньаньмень украшалась украинскими флагами: согласно китайскому протоколу, это соответствует высшему статусу визита иностранного гостя и является показателем того, какую важность данному посещению придают в Пекине. В прошлом это уже случалось — после того как у президента Леонида Кучмы установились добрые отношения с тогдашним председателем КНР Цзянь Цзэминем и сменившим его на этом посту нынешним лидером Китая Ху Цзиньтао. Та эпоха в украинско-китайских отношениях закончилась в конце 2004 года, когда в Украине прошли президентские выборы и оранжевая революция, которую неоднозначно восприняли в Пекине. В Киеве все пять лет пытались не придавать значения реакции Поднебесной. В Китае же просто ждали.

Более пяти лет ждал Ху Цзиньтао момента, чтобы снова поздравить Виктора Януковича с избранием на президентский пост (в первый раз китайские власти сделали это после второго тура выборов в 2004-м, результаты которого затем были отменены).
12 апреля во время встречи в Вашингтоне китайский и украинский лидеры договорились с лидером активизировать двусторонний диалог с целью повышения взаимного доверия, возобновить полное взаимодействие в политике, экономике и торговле по всем каналам двустороннего сотрудничества, сблизить взгляды и проводить согласованную политику в международных вопросах, активизировать научно-техническое сотрудничество. За несколько следующих месяцев стороны сделали по выполнению этих договоренностей, похоже, больше, чем за прошедшие пять лет. Состоялся обмен визитами министров иностранных дел, чиновников правительства, проведен бизнес-форум, заработали совместные комиссии и рабочие группы экспертов в рамках подготовки саммита, который, как ожидается, закончится подписанием пакета экономических соглашений на миллиарды долларов и определит политические отношения двух стран на несколько лет вперед.

НАТО променяют на ШОС?

Сегодня Киев заявляет о желании вывести отношения с Китаем на новый уровень, развивать и углублять всестороннее сотрудничество. В принципе лексика соответствует тому состоянию дел в украинско-китайских отношениях, которое оставил после себя Леонид Кучма. Сегодня дипломаты используют даже более осторожную терминологию, чем в 2004-м, когда речь шла об «интенсивном или углубленном сотрудничестве». Впрочем, дальше этого китайская сторона не желала идти и в те благополучные годы, когда Киев, по примеру России, даже вынашивал планы зафиксировать дружеские отношения с Пекином договором о стратегическом партнерстве. Эта инициатива одобрения не получила и каждый остался при своем.

Сегодня кардинально новых подходов к двустороннему сотрудничеству и в Киеве, и в Пекине не наблюдается. В лучшем случае в ходе предстоящего визита сторонам удастся зафиксировать политические достижения прошлого. Украина получит от Китая гарантии сохранения своего суверенитета и территориальной целостности, гарантии неприменения ядерного оружия и вновь подтвердит неизменность своего курса в отношении важных для Пекина вопросов — тайваньского и тибетского.

В остальном же основная задача Виктора Януковича и его команды состоит в том, чтобы убедить партнеров: задекларированная ранее активизация внешней политики Киева на азиатском направлении и выдвижение Китая в число приоритетов этой политики не просто слова, а новый курс. В Китае пристально наблюдают за тем, как за полгода нахождения во власти команды Виктора Януковича украинская внешняя политика превратилась из однозначно евроинтеграционной в многовекторную. Китайские эксперты, в принципе, позитивно оценивают этот шаг, но не спешат делать однозначные выводы, отмечая, что это будет иметь долгосрочные последствия в отношениях Украины с ее ключевыми партнерами — Европой, Россией и США.

Гости из Киева, очевидно, рассматривают как основной политический козырь, который собираются выложить на стол переговоров в Пекине, отказ от курса на вступление в НАТО и сохранение за Украиной внеблокового статуса. Украинские дипломаты считают, что этот факт произведет должное впечатление на Китай. Последний хоть никогда и не высказывался против политики евроатлантической интеграции Украины, но в этом вопросе больше обращал внимание на аргументацию из Москвы, и к продвижению НАТО на Восток относился с опасением. Перемены же в украинско-российских отношениях для Китая тенденция также скорее позитивная, ведь ему порой было сложно определить, кто прав в спорах Киева и Москвы, но в целом симпатии Пекина были на стороне россиян.

Выглядит так, будто Киев уже сделал достаточно много, чтобы, по крайней мере, снять некую предубежденность Пекина по отношению к себе и вести диалог о новых горизонтах сотрудничества. Однако следует быть готовым к тому, что на любые инициативы двигаться дальше у Китая уже будет заготовлен ответ — он не будет торопить события там, где ему это не нужно. Китайское руководство больше будет интересовать, насколько новый курс нынешних украинских властей соответствует реальным украинским государственным интересам, насколько Киев самостоятелен теперь в принятии важных внешнеполитических шагов, определении приоритетов. Не является ли очередной переворот во внешней политике страны временным, станет ли новый курс долгосрочной стратегией поведения Украины на мировой арене? Ответов на эти вопросы у Киева нет и быть не может: малый срок пребывания при власти новой команды и незавершенность политических трансформаций в Украине слишком очевидны для того, чтобы обещать китайцам что-то наверняка (в прошлом украинская власть уже неоднократно грешила подобными обещаниями). Но будет очень хорошо, если в ходе переговоров в Пекине украинский лидер и его окружение сможет, по крайней мере, правильно позиционировать себя и подберет правильные слова для описания своей политики, чтобы быть убедительным.

Пекин — одна из немногих столиц великих держав современности, где государство Украина, а также ее лидеры, дипломаты и бизнесмены могут показать себя такими, какими они на самом деле есть, какими они хотели бы быть, какими они хотели бы казаться в глазах своих крупнейших союзников. Ведь главное отличие Китая от других стратегических партнеров Украины — России, Евросоюза и Соединенных Штатов — состоит именно в том, что он не вмешивается во внутренние дела Киева, не меряет Украину меркой своих демократических принципов и идеалов и даже не рассматривает ее пока через прицел своих национальных стратегических, военных и прочих интересов. Китай просто хочет увидеть реальное лицо страны и реальную политику новой украинской власти. Китай — это уникальная возможность для Украины найти саму себя, или, по крайней мере, как в отражении зеркала — через реакцию китайских партнеров — увидеть и оценить свое нынешнее состояние и реальное местоположение в современном мире. Там это будет честнее и очевиднее проявлено, чем в ходе предстоящих визитов украинского лидера в Европу.

В политическом плане, однако, Пекин сегодня мало что может предложить Киеву сверх того, что уже есть, поскольку у него весьма неопределенные интересы в восточноевропейском регионе. Пока китайская дипломатия не готова играть здесь самостоятельную роль, она проявляет больше инициативы в направлении стран Азии, Африки и Латинской Америки, т.е. там, где находятся жизненные интересы Китая, связанные с перспективами его внутреннего развития. Для Китая при этом важно, чтобы, развивая отношения с Украиной, ему не пришлось столкнуться с интересами других великих держав — даже России, не говоря уже о США. Ведь у последних есть собственное мнение о том, какими должны быть отношения Киева и Пекина, и они не всегда совпадают с интересами Украины и Китая. Таким образом, одна из основных задач для украинского руководства не только в ходе самого визита, но и после него — доказать, что политика сближения с Китаем действительно стала приоритетом и будет продолжена на длительную перспективу.

В целом азиатском векторе внешней политики Киева Китаю также, видимо, должна отводиться ключевая роль. В этом плане единственной политической региональной структурой, которая соответствовала бы целям развития двустороннего сотрудничества Украины с Китаем, является Шанхайская организация сотрудничества. С точки зрения Пекина, ШОС — классический пример политического союза, созданного для решения экономических вопросов. И хотя другие страны, например, та же Россия, могут не соглашаться с этим подходом, развивая в рамках организации в том числе военное сотрудничество, Китай именно через эту структуру реализует собственный курс на развитие добрососедства, создание безопасной внешнеполитической среды и взаимное процветание, которые лежат в основе стратегии мирного подъема Китая. Киев присматривался к этой организации давно, и в ходе визита может сделать заявку на реальное с ней сближение. Правда, расширять эту структуру государства-члены пока не намерены, более того, Беларусь, которая подавала заявку на статус страны-наблюдателя при ШОС, получила отказ по причине того, что не является азиатской страной. Тем не менее, уловив этот интерес, с минувшего года в ШОС предусмотрели новый статус для заинтересованных государств — «партнера по диалогу», и весной этого года уже предоставили его Беларуси и Шри-Ланке. Такой вариант может быть предложен и Киеву. Именно через ШОС Китай реализует «экономизацию» своей внешней политики. Этот термин также знаком в украинском внешнеполитическом ведомстве со времен Кучмы, и сегодня возвращается в лексикон украинской дипломатии, особенно с учетом заявлений о передаче блока внешнеэкономических функций министерства экономики МИДу.

Экономизация политики

Судя по всему, экономическая составляющая визита Виктора Януковича в Китай будет доминирующей, если судить по перечню документов, которые стороны готовят к подписанию, а также составу делегаций и планам президента провести переговоры с представителями крупнейших китайских корпораций. На днях стало известно, что даже программу визита пришлось подкорректировать: из Пекина делегация отправится в Гонконг — крупнейший китайский финансовый центр, — и лишь затем вернется в Шанхай, где Виктор Янукович, как предполагается, посетит Всемирную выставку EXPO-2010.

Экономика в отношениях с Китаем всегда шла впереди политики. На фоне отсутствия прогресса и стагнации в двусторонних политических отношениях именно люди предприимчивые с двух сторон смогли довести межгосударственный товарооборот до уровня в почти пять миллиардов долларов. Впрочем, если бы государство уделяло этому процессу больше внимания, результат мог быть иным. В первом полугодии текущего года товарооборот составил 2,3 млрд. долл., увеличившись, по сравнению с показателями аналогичного периода прошлого, на 21%. Правда, при этом экспорт китайских товаров в Украину растет куда более быстрыми темпами, чем поставки украинской продукции в Китай. В период экономического кризиса именно власти Китая стимулировали переориентацию экспортных потоков товаров своих производителей на те рынки, в те страны, где еще наблюдается экономический рост, — Украина в их числе.

Сегодня украинские власти видят в связях с Китаем один из факторов модернизации национальной экономики. Виктор Янукович, а также представители бизнеса намерены в ходе визита предложить Китаю проект расширения товарооборота путем развития соответствующей инфраструктуры. Причем один из масштабных проектов создания зоны свободной торговли, с преференциями для китайского бизнеса, в районе аэропорта «Борисполь» позволит доставлять товары из Китая в течение 12 дней. В этом смысле Украина видит себя даже неким логистическим центром между Китаем и Европой и готовится открыть для китайского бизнеса также другие, ранее закрытые сферы: агробизнес, высокие технологии, добычу полезных ископаемых, сферу строительства и развития инфраструктуры.

Очевидно, что для реализации таких масштабных проектов собственных сил у Киева недостаточно, поэтому реального прорыва в ходе визита украинская делегация намерена добиваться в сфере инвестирования. Китай как держава, обладающая крупнейшими в мире финансовыми резервами, действительно может стать крупнейшим спонсором и кредитором Украины. Накануне визита разные источники говорили о возможности привлечь из Китая от 8 до 10 млрд. долл. Однако необходимо учитывать, что первым условием для осуществления таких масштабных вливаний со стороны Поднебесной будет гарантия безопасности этих инвестиций со стороны украинского государства. Ведь основными инвесторами со стороны Китая могут выступать или само государство и связанные с ним инвестиционные структуры, либо крупные корпорации, деятельность которых на внешних рынках также контролируется правительством КНР. Еще одним из аспектов китайского инвестирования является то, что китайцы, как правило, не заинтересованы в покупке миноритарных пакетов, и условием для действительно крупных вложений может стать их контроль в той или иной форме над объектом инвестирования. Такой процесс фактической скупки Китаем ценных в экономическом плане активов по всему миру уже идет, и для Украины не будут сделаны какие-либо исключения. Впрочем, только украинское правительство вместе с бизнесом может установить здесь правила игры, исходя из собственных интересов и мирового опыта. Китайцы готовы подчиняться недвусмысленным и четким законам, которые не будет размывать внутренняя коррупция.

Вызывает также сожаление и то, что накануне визита президента в Китай в Киеве мало говорилось о планах стимулирования и господдержки выхода украинского бизнеса на китайский рынок, защиты украинских экономических интересов в Китае. Существует риск, что Киев повторит ошибку прошлого, когда Китай из Украины получал практически все то, что ему нужно, причем со значительными, в сравнении с мировыми ценами, скидками, и в ответ делился лишь толикой. Это опять-таки происходило и все еще происходит по причине отсутствия у украинских чиновников понимания и представления о том, что связи с Китаем могут дать их собственной стране, а не им лично. Лишь немногие чиновники, готовившие визит, говорили о возможности некой синергии усилий двух стран, в результате которой появлялось бы нечто новое, чем Украина могла бы воспользоваться для собственного развития в той же мере, что и Китай, а их совместные усилия, возможно, принесли бы пользу и другим странам. Такие проекты, впрочем, в портфелях украинских чиновников, отправляющихся в Китай, есть, особенно в сферах высоких технологий, авиастроения и исследования космоса. Вопрос лишь в том, как их реализовать со взаимной выгодой.

В этой связи хотелось бы особо отметить, что действенных механизмов регулирования отношений с Китаем у Киева до сих пор нет, поскольку никогда в прошлом за 18 лет существования официальных отношений двух стран процесс их развития не был прямолинейным и продолжительным, но всегда сопровождался спадами и подъемами, периодами активизации и похолодания. Хочется надеяться, что после визита Виктора Януковича в Пекин из прошлого будут сделаны выводы и отношения Украины и Китая приобретут новую динамику и содержание.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно