НАТО — УКРАИНЕ: ДВЕРИ ЕЩЕ ОТКРЫТЫ, НО ЩЕЛЬ СУЖАЕТСЯ

15 февраля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 15 февраля-22 февраля

«Украина не собиралась и не собирается вступать в НАТО», — заявил в начале 2001-го, в самый разгар «Тэйпгейта», нуждавшийся в российской поддержке украинский Президент...

«Украина не собиралась и не собирается вступать в НАТО», — заявил в начале 2001-го, в самый разгар «Тэйпгейта», нуждавшийся в российской поддержке украинский Президент. И предложил курс на сотрудничество Украины с евроатлантическими структурами. Спустя десять месяцев под воздействием внешних факторов в Киеве — на Банковой,11, Каменева, 8 и Михайловской, 1 — предали забвению слова о «евроатлантическом сотрудничестве» и вновь заговорили о евроатлантической интеграции.

Изменения в лексике официального Киева по достоинству оценили в Брюсселе, где различают сотрудничество и интеграцию. Так же, как и видят разницу между формулировкой «в ближайшей перспективе не стоит вопрос о членстве Украины в НАТО», и фразой, что «сегодня речь не идет о вступлении Украины в организацию Североатлантического договора».

Тем не менее, несмотря на всю свою знаковость, изменения в лексике украинских чиновников не дают ответа на главные вопросы. И, прежде всего, в каком формате Киев видит свои дальнейшие отношения с НАТО? Сумеет ли он воспользоваться возможностями, появившимися в результате сближения России и альянса?

Стремительно развивающийся роман России и Североатлантического альянса вызвал неоднозначную оценку Украины. С одной стороны, здесь вполне серьезно тревожатся, что вследствие появления нового формата сотрудничества России и НАТО — «девятнадцать плюс один» — отношения альянса и Украины будут развиваться в контексте отношений этой военно-политической организации с Москвой. И в этой ситуации можно будет надолго забыть об особом украинско-натовском партнерстве.

Скорее всего, именно эти опасения привели к тому, что в конце минувшего года Киев срочно предпринял шаги, которые должны были продемонстрировать Брюсселю, что в Украине искренне заинтересованы в сотрудничестве с альянсом и имеют относительно него далеко идущие планы: изменилась официальная лексика, были назначены национальные координаторы по сотрудничеству с альянсом. Кроме того, Киев выступил с инициативой принять новый документ, который «освежил» бы подписанную в 1997 году Хартию об особом партнерстве между Украиной и НАТО.

С другой стороны, сближение России и НАТО было воспринято с некоторой надеждой, поскольку создало для официального Киева простор для политического маневра. И тот получил уникальную возможность поднять на качественно иной уровень свои взаимоотношения с альянсом и на деле продемонстрировать Брюсселю искренность желания стать членом евроатлантического сообщества. Однако Киев ограничен во времени.

Для реализации своих честолюбивых планов ему отпущен срок до мая, где в Рейкьявике на заседании Североатлантического совета на уровне министров иностранных дел будут зафиксированы новые реалии на пространстве от Атлантики до Урала и выработан механизм взаимодействия Москвы и Брюсселя. Возможно, времени чуть больше — до ноября, когда в Праге состоится саммит НАТО.

Но в Киеве нет единого мнения о том, как далеко следует идти в развитии своих контактов с НАТО. Существуют, по крайней мере, две группы высокопоставленных украинских чиновников, отстаивающих разный уровень взаимоотношений Украины с альянсом. Менее всего сегодня на Банковой пользуются популярностью идеи сторонников, ратующих за пассивные отношения с организацией Североатлантического договора. Сегодня в фаворе — приверженцы активного развития контактов с НАТО.

Однако и среди «атлантистов» нет единства. Часть выступает за тщательное выполнение Украиной положений, зафиксированных в Хартии и Государственной программе сотрудничества с НАТО на 2001—2004 годы, и против повышения уровня сотрудничества. Другие же предлагают не терять время и подписать новый документ, который вывел бы отношения на другой уровень. Более того, насколько нам известно, некоторые члены Кабинета министров убеждают главу государства подать заявку на вступление в альянс, пока еще существует такая возможность.

Аргументы тех, кто призывает не спешить заключать новый документ с НАТО и подавать заявку, сводятся к следующему. Во-первых, не выполняются полностью положения Хартии: сотрудничество Украины и альянса развивается нормально только в некоторых сферах. А в Брюсселе уделяют большое внимание скрупулезному выполнению подписанных документов. Следуя этой логике, многие полагают, что более разумно полностью выполнить все необходимые положения, выйти на определенный уровень, а уж потом вести речь о новом документе между Украиной и НАТО.

Что же касается заявки на членство в Североатлантическом альянсе, то, считают «умеренные», к этому не готовы ни в НАТО, ни в Украине. И, прежде всего, в силу множества причин внутреннего характера, не позволяющих Украине ставить вопрос о членстве. Это и несоответствие уровня экономического развития нашей страны со многими странами — членами альянса; и необходимость значительных финансовых затрат на модернизацию армии; и проходящая, но незавершенная реформа Вооруженных сил; и негативное отношение многих граждан Украины к альянсу, по старинке считающих НАТО агрессивным блоком. Да и многое другое, что делает нецелесообразными такие шаги.

И, наконец, «умеренные» кивают в сторону России: в Москве всегда с подозрением относятся к контактам Киева с Брюсселем. Мол, что дозволено Юпитеру, то не положено быку. И восторга у Кремля не вызовет все более конкретно формулирующееся намерение украинского руководства сделать свою страну членом НАТО. Следствием этого недовольства станет политическое давление на украинское руководство, которое, увы, в силу внутренних факторов будет вынуждено пойти на уступки. Тем самым в очередной раз будет дискредитирована идея интеграции Украины в евроатлантическое сообщество.

В последнее время к российскому фактору следует добавить и фактор Македонии. Маленькая балканская страна, с которой Украина поддерживает военно-техническое сотрудничество, сегодня довольно серьезно осложняет отношения Киева и Брюсселя: в НАТО неодобрительно смотрят на продолжающиеся украинские поставки военной техники и вооружения законному правительству, в то время как альянс пытается предотвратить и разрешить конфликт.

Пока что ни одна из сторон не намерена изменять свою позицию. О том, насколько серьезное воздействие на отношения Киева и Брюсселя сегодня оказывает македонский фактор, свидетельствует и тот факт, что в Брюсселе ставят в зависимость встречи на высшем уровне комиссии Украина—НАТО от продолжения поставок украинского оружия в Македонию.

Оппоненты «умеренных» соглашаются с тем, что внутренние украинские факторы не способствуют тому, чтобы Киев подавал заявку на членство в НАТО. К тому же, на носу 31 марта — парламентские выборы, что, в свою очередь, не благоприятствует такому радикальному шагу. Однако, если уж так благополучно сложились внешние факторы, то все же грех не воспользоваться представившимся шансом. Ведь нынешние отношения России и НАТО делают естественной подачу Украиной заявки на членство в этом престижном клубе. В таком случае многие вопросы были бы сняты с повестки дня, например, участия в европейских оборонных программах, а также, в выработке национального украинского законодательства.

И, наконец, этим политическим шагом Киев продемонстрировал бы, что сделал свой окончательный выбор в пользу евроатлантического сообщества. Ведь на Западе так устали от красивых и правильных украинских слов, за которыми не видно конкретных дел и которые вследствие этого вызывают чувства разочарования. Заявка же Киева недвусмысленно говорила бы: это шаг людей, готовых на многое. Даже на то, чтобы осложнить отношения с Россией. И это могли бы по достоинству оценить и в европейских столицах, и в Вашингтоне.

В конце концов на Западе перестали бы задаваться вопросом: куда отнести Украину в системе координат «свой—чужой»? Вспомним историю с Ан-70: именно отсутствие четкой идентификации Киева стало основной причиной того, что западноевропейцы отвергли украинский самолет, сделав выбор в пользу более дорогого и существующего пока еще на бумаге европейского А-400М.

Притом, что большинство внешних факторов благоприятствуют тому, чтобы Киев сделал решительный шаг в сторону стабильной Европы, существует еще и фактор России, который никак не назовешь благоприятным. Хотя заявка на членство в Североатлантический альянс не означает само членство, нетрудно предугадать реакцию Кремля на украинскую инициативу. И хотя некоторые украинские эксперты и полагают, что Москва сегодня может больше оказывать на Киев политическое давление, нежели экономическое, тем не менее трудно сбросить со счетов нашего северного соседа.

Возможно, исходя из сложностей, могущих повлечь за собой такой радикальный шаг, часть украинского истеблишмента считает, что в нынешних украинских условиях было бы авантюрой подавать заявку на членство в НАТО. Поэтому, полагают они, наиболее реально подготовить новый документ, где были бы зафиксированы положения, присутствующие в плане по обретению членства в Североатлантическом альянсе. Наподобие того, что в свое время подготовила Хорватия. Тем более что, как считают в Украине, страна близка к тому, чтобы перейти по объему контактов и мероприятий к плану действий по получению членства в альянсе. Впрочем, в Брюсселе допускают, что как бы ни были многогранны и насыщены программы сотрудничества Украины и НАТО, их нынешний статус не ведет к обретению членства в альянсе.

В то же время в Киеве думают, что документ позволит зафиксировать новые области для сотрудничества Украины и альянса. Кроме того, ведь с момента подписания Хартии прошло пять лет, а с 1997 года несколько изменились условия. Этот документ будет тем адекватным шагом, который позволил бы адаптироваться к новым условиям — второй волне расширения НАТО, антитеррористической операции, сближению альянса с Россией и т.д.

Но какова реакция на украинские инициативы у представителей стран —участниц НАТО? Готовы ли в Брюсселе к новому уровню сотрудничества с Украиной? На эти вопросы трудно получить однозначные ответы.

Брюссель неоднократно повторял и повторяет, что политика расширения НАТО сочетается с политикой открытых дверей. И помнится, Киев всегда слышал уверения от представителей альянса, что для Украины двери в НАТО открыты. Однако по мере приближения Рейкьявикского саммита щель в ней становится все уже. НАТО пока еще не выработало единой политики по отношению к Украине. Но создается впечатление, что из-за медлительности Киева в Брюсселе и Вашингтоне начинают со все большим скепсисом смотреть на украинские инициативы. Представители альянса напоминают о том, чтобы в Украине более скрупулезно выполняли Хартию и Государственную программу по сотрудничеству с НАТО на 2001—2004 года.

В недавнем интервью одной из киевских газет посол США в Украине Карлос Паскуаль заметил, что «отношения между Украиной и НАТО охватывают очень широкий спектр проблем, но в то же время им недостает глубины. Возникает вопрос: как Украина собирается развивать их дальше?». При всей неоднозначности трактовки слов американского дипломата, есть все основания полагать, что г-н Паскуаль имел в виду прежде всего то, чтобы Киев как можно более тщательно выполнял положения Хартии об особом партнерстве, но никак не призывал Украину делать такой решительный шаг, как подача заявки на членство. Более того, в Штатах весьма скептически оценивают и необходимость подписания документа, дополнявшего бы Хартию.

Судя по всему, это мнение американского посла разделяют также европейские страны — союзники Соединенных Штатов по блоку. И причина столь осторожного отношения к украинским предложениям заключается не столько в том, что в Брюсселе и Вашингтоне устали от невыполнения Киевом своих обязательств, сколько в России. Хотя в Брюсселе и говорят, что в своих отношениях с Украиной альянс более откровенен, нежели с Россией, тем не менее в Европе склонны полагать, что еще более тесное сближение НАТО и Украины может вызвать новую истерику со стороны Кремля. А это в условиях, когда на членство в НАТО реально претендуют три балтийских государства — Латвия, Литва и Эстония, крайне нежелательно.

Что ж, опасения Европы можно понять. Правда, не ясно, чем может противостоять Москва единодушному решению Брюсселя. Ведь, как показала первая и вторая волны расширения, в стратегических вопросах Североатлантический альянс не намерен идти на уступки России. Что, кстати, неоднократно, публично и неофициально, говорили функционеры НАТО.

В то же время можно вспомнить историю с подписанием Хартии об особом партнерстве между Украиной и НАТО. Брюссель поначалу также был против установления особых партнерских отношений с Киевом. И тогда также опасались российского фактора. Однако желание, воля, настойчивость принесли свои плоды. К тому же не следует переоценивать возможности и влияние России. Безусловно, Москва — значимый партнер для Европы, мнение которого важно учитывать, но ему необязательно следовать. В противном случае на многих планах НАТО можно было бы поставить крест.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно