Налоги, или Несколько слов «ни о чем»

21 декабря, 2012, 17:38 Распечатать Выпуск №47, 21 декабря-27 декабря

Преисполненная условного достоинства фраза, услышанная от «фирмачей», знакомая и чужая до слез — «я оплатил это своими налогами» — в Украине тотально не прижилась.

© misterbjerkeca.files.wordpress.com

Налоги (наши, личные) — тема интригующая и непростая. Однако у нас она не вызывает особых раздумий и не травит душу непростыми дилеммами. Тут мы спокойны.

Во-первых, из-за того, что если мы можем, мы их не платим. В большинстве своем это сопровождается не вороватым утаиванием этого факта, а как-то так — где-то между философской задумчивостью и агрессивным его рекламированием. Философская задумчивость преимущественно касается менее зажиточных украинцев, которые, если дал Бог копейку перехватить, налоговую, мягко говоря, не включают в перечень тех мест, куда они готовы ее поместить. Те, кто может себе разрешить рекламу открытую (т.е. имеют возможность купить то, что можно «людям показать»), действуют более широко и масштабно. Эти неплательщики налогов прозрачно демонстрируют физически очевидные недвижимые, а также очень быстро движимые достатки, соответствующий стиль жизни, горы бижутерии и других аксессуаров, которые упрямо непослушно прут из-под декольте и манжет, из карманов и других предметов туалета и анатомических частей в объективы небезразличных журналистов. 

Мотивации, как и декорации самопровозглашенных бессрочных каникул, тоже, очевидно, отличаются. Со второй категорией все просто как неуплата налогов — не платят, так как могут не платить. Более того, есть подозрение, что для того, чтобы заплатить налоги, тоже надо «мочь». Т.е. иметь своего рода гражданское мужество, так как это же эта... Используем эвфемизм — «несолидно». 

С категорией первой все сложнее и двузначно. Нет, мы слышим, даже от людей, которым доверяем, что школы и больницы надо финансировать, а это делается на бюджетные средства, а они формируются, в том числе, за счет наших налогов и т.п. Базовая наша реакция — знаете, друзья, мы прекрасно осознаем, на что и насколько спокойно вы просадите нашу потом и кровью заработанную копейку. Не увидят ее ни врачи, ни учителя, все пойдет на тендеры и хоромы ненасытные. Дело даже не в том, объективно правда ли это и достаточно ли имеется доказательств, чтобы мы ни на миг в этом не сомневались. Вопрос «кому больше надо — моим детям или им?!» — риторический априори. Так удерживается статус-кво, при котором мы делаем вид, что платим налоги, государство делает вид, что заботится (не спит ночами) о том, чтобы они тратились нам на радость. 

Во-вторых, и это интереснее, нас не мучает бессонницей вопрос налогообложения, поскольку налоги, которые мы условно таки платим, если трудоустроены, платят за нас другие — работодатели. 

Спроси украинца — сколько он зарабатывает, и ответ в большинстве случаев будет сформулирован в количестве таких-то денежных единиц «чистыми» в месяц. Поинтересуйся у «интуриста», и он озвучит сумму в год «грязными». Разница в ментальном восприятии этого дела, как и ее значение, намного важнее, чем может показаться на первый взгляд. В Западной Европе или, особенно, в США, сумма «грязных», заработанных за год, становится предметом психотравмы в конце года и в начале следующего, когда граждане с помощью специально оплаченных специалистов лихорадочно выясняют, хватаясь за сердце, какой долей они будут вынуждены поделиться с государством в виде налогов. Т.е. отдать реальные деньги, которые у тебя уже есть, и которые ты по сути отрываешь от семьи. У нас по этому поводу голова не болит — вот наши кровные, которые нам принадлежат, а за сердце держатся те, кто нас нанимает, скуля по поводу (по их мнению) неадекватных отчислений куда-то там на каждую душу, которую они имели неосторожность трудоустроить. А как известно, не все из нас склонны проникаться финансовой судьбой работодателей, поскольку они же тоже, ясное дело, не без греха, «и вообще».

Именно поэтому преисполненная условного достоинства фраза, услышанная от «фирмачей», знакомая и чужая до слез — «я оплатил это своими налогами» — в Украине тотально не прижилась. Поскольку в нашем тесно моя-хата-с-крайнем понимании мы не отслюнявили их (налоги) от семейного бюджета, не оторвали от себя. Поэтому — сгребли «они» свое с наших работодателей или кого там, ну и слава Богу, лишь бы нас не трогали и жить не мешали, и так нелегко. И становиться в позу из серии «я за это заплатил» как-то и не того... Мы повозмущаемся (справедливо, в конце концов) состоянием дорог, коммуникаций, услуг гарантированных государством и т.п. Но если разобраться, все это там — за окном, забором, перелазом или «домиком для охраны», и по сути — не наше дело. Дух перехватывает от контрастов между византийской блистательностью имений украинских толстосумов и тем, что творится непосредственно за их крепостными валами, если не удалось целево направить местные бюджеты на преодоление критически важных вопросов обустройства территорий вокруг их усадьбы. 

Наши налоговые взаимоотношения с государством трудно — наверное, в ближайшее время невозможно — кардинально улучшить. Кровное, нескрываемое взаимное недоверие друг к другу между государством и гражданином подпитывается ежедневным взаимодействием каждого из нас с «государственным сектором» в любой сфере. Лишь ее величество мелко-бытовая коррупция часто спасает нас от патологической неспособности государства предоставить нам качественно услуги, которые общество как таковое «как-будто» оплатило. И нельзя не признать справедливым гнев тех многих, для кого эта невозможность обернулась персональной или семейной трагедией. 

Любые инициативы, которые условно можно отнести к территории под названием «налоговая реформа», справедливо (в нашем представлении, по крайней мере) воспринимаются, как очередная попытка нас прилично обворовать, по понятным причинам и с понятными последствиями. То изменение наших непростых взаимоотношений с налогами, которые мы «платим» или которые платят за нас другие, могло бы, возможно, неожиданно нам пригодиться. 

Представим себе, что отчисление или начисление, или что там, из наших зарплат становится нашей проблемой. Мы не условно пополняем госбюджет, а отдаем «свое», будучи в состоянии реально посчитать, сколько денег отдаем, и сколько пенсии нам «светит» в далеком или не очень будущем. Ясно, что попробуем не платить, но представим для чистоты эксперимента, что не платить не можем. И вдруг «я за это плачу» становится родной до слез фразой, по поводу чего возникают сравнительно гневные размышления. Эти размышления могут — и должны — выливаться в логические мысли относительно того, что по этому поводу можно сделать, кроме как дернуть отчаянно рюмку или громко разразиться обильным нелитературным потоком. 

Если провести инвентаризацию того, на что из всего нами «оплачиваемого» мы имеем хотя бы иллюзорное влияние, вывод очевиден и утомителен — выборы. Сейчас не о том, что мы в зоне выборов без выбора и т.п. Речь идет о наших ожиданиях и требованиях к кому-то, за кого мы от семьи отрываем. Как бы ни парадоксально это звучало, если мы платим (с кровавыми слезами) за «все это», мы в первую очередь должны заставить того, кого мы избираем, объяснить, за что мы платим. Взять бы для примера госбюджет, который, к сожалению, мало кого из нас интересует. В состоянии наш будущий избранник внятно объяснить ряд вещей, на которые мы от семьи оторвали — реально? Оно же, не вдаваясь в детали, невероятному количеству людей, которых мы избираем, хоть два пальца в дверь суй и грозись, чем хочешь, просто не cможет толком объяснить, что это за бюджет такой, что за статьи бюджета, на что они и т.п.

Будем откровенными, сама по себе наша политическая грядка явит максимум новые фамилии, но далеко не новое качество. Если мы за них платим, будем ли платить, может, есть смысл создать запрос на новое качество даже из исключительно меркантильных соображений. Может, будет смысл читать их так называемые программы до, а не после выборов под этим же углом зрения. Может, появится кто-то, кто сейчас не верит, что протолкается через всю эту ботву, но услышит нашу нужду разобраться в том, за что «от семьи отрываем».

Всепроникающий цинизм подсказывает нам, что ничего путного из этого не будет, более того — под такую прогрессивную идею доблестные сборщики налогов бодро введут через «ответственных», нами (в том числе) оплаченных законотворцев, механизмы эффективного выбивания из нас еще больших поборов с тем же результатом. 

Может (и почти наверняка), это правда, даже без «но». И более широкий взгляд на вещи подсказывает, что эта территория, названная Украиной, — не только их бизнес, но и наш. Будем мудрее, прагматичнее, или хитрее, если на то пошло, — позаботимся о своих интересах. 

Все эти качества мы часто проявляем, оберегая наши, личные налоги...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно