Накануне. Субъективные заметки

24 марта, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 24 марта-31 марта

Если друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом Послание...

Если друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом

Послание святого Апостола Павла к галатам, 5:15

Некоторые уклонились в пустословие, желая быть законоучителями, но не разумея ни того, о чем говорят, ни того, о чем утверждают

Первое послание святого Апостола Павла к Тимофею, 1:6-7

Так, по существу, и не начавшись, подходит к завершению избирательная кампания. Следует отдать должное новой власти и лично президенту: глава государства оставался над схваткой, насколько это вообще было возможно. Обвинения в использовании админресурса звучали не очень убедительно, ведь те, кто их выдвигал, сами не на словах, а на деле осознавали, насколько жестоким оружием оно может оказаться. До последнего дня кампании мы были впереди Европы всей по наглядной предвыборной агитации, улицы непривычно пестрели плакатами всех возможных и невозможных оппозиционных сил. То же можно сказать и о телевидении. Агитационные палатки порой непримиримых политических соперников весьма спокойно уживались между собой. На общей атмосфере благоприятно сказалось и фактическое отсутствие массового заезда наиболее возбужденных политтехнологов из очень ближнего зарубежья. Оказалось, что высокий рейтинг можно достигать и не ставя страну на грань гражданской войны, без излишнего издевательства над достоинством граждан. Конечно, заметная партийная активность не смогла заменить общенациональных дебатов лидеров избирательной гонки по ключевым вопросам перспектив развития страны. В целом же насыщенную и на удивление спокойную предвыборную кампанию (за отдельными, не делающими общей погоды исключениями) можно по праву рассматривать как уникальное явление в новейшей истории не только Украины, но и всего постсоветского пространства.

На момент написания этих строк еще неизвестна возможная степень неразберихи на отдельных избирательных участках (было бы даже странно, если бы при нашей неуправляемой демократии в день голосования все прошло гладко), но ответственность за это в равной степени должны разделить все основные игроки, не сумевшие должным образом организовать и проконтролировать весь процесс.

Утром 27 марта сего года, когда большинство участников избирательного пробега очнется от шока завышенных ожиданий, а единицы — от столь вожделенного, но всегда неожиданного успеха, многие лихорадочно начнут искать ответ на сакраментальный вопрос: «Что делать?».

Не один достойный государственный муж будет ломать голову над тем, как быстрее «отбить» вложенные средства. Как отблагодарить А. и жестоко наказать Б. Какие лакомые кусочки отхватить от правительственного пирога и бюджета. Кому достанутся те или иные «заводы—газеты—пароходы». И, наконец, — чтобы вовремя успеть сориентироваться, — кто сорвет джек-пот (и сколько нулей к этому моменту он будет насчитывать).

Не таких ли политиков имел в виду Д.Донцов, когда в начале 20-х годов ХХ века писал про «людей різних переконань, сумнівного минулого, необмежених апетитів на будучину і нічим незахитаної віри в своє провіденціальне для України значення… різного роду парвеню, що приносили з собою всі додатні та від’ємні сторони цієї симпатичної породи людей: неперебірливість у засобах, кар’єрництво, зарозумілість «случайных людей», манери нуворишів і почуття особистої гідності з «Івана-пана». Как говорится, ни добавить, ни отнять.

Отрадно, что наиболее ответственных, которые без сомнения будут избраны в Верховную Раду, будет все же волновать вопрос о том, что нужно сделать для блага страны. Вопрос тем более актуальный, что очередных экспериментов отечественная экономика может и не выдержать. Ситуация и так крайне сложная — на мировых рынках по-прежнему сохраняется неблагоприятная конъюнктура на основные товары украинского экспорта. Неумолимо дорожают энергоресурсы. Все это происходит, так сказать, на марше перестройки общественно-политической системы Украины, перехода к парламентско-президентской республике, полноценному функционированию многопартийной системы в центре и, что особенно важно, на местах.

В то же время в сложившейся ситуации имеется и один несомненный плюс: так или иначе ключевым политическим игрокам придется договариваться между собой прежде всего о создании коалиции. Фактически у них не остается иного выхода: или достигнуть договоренности в интересах страны путем частичного отказа от своих порой завышенных амбиций и демонстрации уважения к партнерам по коалиции и оппонентам, или спровоцировать неконтролируемую эскалацию конфликта, хаос, а в конечном итоге и, не исключено, дезинтеграцию страны.

Надо отдать должное: до сих пор украинские политики и общество в целом проявляли необходимую сдержанность и мудрость, когда ситуация подходила к критической черте. В этом контексте можно, среди прочего, вспомнить цивилизованный процесс обретения Украиной независимости в 1991 г., согласие президента Л.Кравчука на досрочные выборы в 1994 г., принятие конституционным путем Основного Закона в 1996 г. Из недавних событий можно отметить отказ Л.Кучмы баллотироваться на третий президентский срок (несмотря на позитивное, хотя и не всеми однозначно воспринятое решение Конституционного суда), бескровный исход оранжевой революции. Заслуживающее уважения согласие В.Януковича смириться с известным решением Верховного суда, равно как и его отказ от радикальных действий.

Сегодня стране как воздух необходим всеобъемлющий компромисс (к сожалению, о консенсусе пока мечтать не приходится). Компромисс, который бы не тормозил ее поступательное развитие, а двигал бы вперед. Компромисс, который бы наконец дал возможность всем участникам сохранить лицо, не возвышал бы одних за счет «растаптывания» других. Компромисс, который, наконец, позволил бы основным политическим партиям выступать единым фронтом по защите интересов и авторитета страны на международной арене, а не мелко «пакостничать» и кляузничать друг на друга, злорадствуя, когда какой-либо стратегический партнер или международная организация клеймит страну, как это нередко бывало до сих пор. Или — один из свежих примеров — смаковать (а иногда и оплачивать) дурно пахнущие российские «утки», как будто это фирменное блюдо парижского ресторана для гурманов «Тур д’аржан».

Понятно, что создание парламентской коалиции потребует серьезного напряжения сил и неизбежных жертв. Лучше, если эти жертвы будут добровольными. Уже сегодня очевидно, что часть политиков не «вписывается» в прокрустово ложе нового прагматического курса. Вероятно, необходимо свежим взглядом посмотреть на существующие проблемы, избавиться от откровенно популистских и заведомо невыполнимых обещаний, тщательнее посмотреть на взятые обязательства, трезво переосмыслить приоритеты.

Само провидение в очередной раз предоставило нашим политикам уникальный шанс. Перед принятием ответственных решений им необходимо вспомнить: за всю нашу многовековую и многострадальную историю внутренние распри и персональные амбиции не раз оттесняли на второй план общественные и национальные интересы, а эмоции — здравый смысл. В результате страна становилась легкой добычей внешних сил.

Тем важнее сегодня избавиться от магии имен и установившихся стереотипов. Ведь в активе каждого из потенциальных парламентских лидеров есть как поступки, которыми можно по праву гордиться, так и вещи, о которых очень не хотелось бы вспоминать. У каждого лидера есть свое «окружение», а есть и честные, порядочные и потому не очень заметные для широкого круга профессионалы, которые могли бы украсить партийный список в любой стране. Поэтому при создании коалиции особое значение приобретает не только и не столько то, какими силами она будет создана, сколько на каких принципах и какие новые правила игры будут установлены, как они будут соблюдаться. А главное — насколько при этом она будет учитывать результаты народного волеизъявления. Очень хотелось бы ошибиться, но, похоже, пока эмоции берут верх.

Отличительной особенностью нынешней избирательной кампании стало повышенное внимание к вопросам внешней политики Украины. Явление само по себе, бесспорно, позитивное. Однако не может не вызывать тревогу тот факт, что общество оказалось неподготовленным к такой серьезной и конкретной дискуссии, когда от него требовалось сразу дать ответы на все далеко не простые дипломатические вопросы. Причем неготовым не потому, что оно не доросло, а в силу известных объективных обстоятельств (более чем семидесятилетнее пребывание за железным занавесом, слишком медленное развитие собственного информационного пространства, сильное влияние СМИ из ближнего зарубежья, слабая разъяснительная работа власти). Кроме того, длительное время внимание общества было сконцентрировано на более насущных проблемах внутреннего развития.

В этих условиях вместо того чтобы проявить особую деликатность и сдержанность, некоторые представители и оппозиции, и власти сознательно обостряли ситуацию, излишне спекулируя фобиями людей, не имеющими основания в реальной жизни. При этом многие политики и политологи абсолютно не стеснялись демонстрировать свое вопиющее невежество в вопросах внешней политики, с лихвой компенсируя его своим беспардонным натиском и апломбом. Можно еще как-то понять, когда незнание иностранных языков, нехватка времени и опыта не позволяли не то что освоить, но даже прочитать самое элементарное и необходимое. Но ошеломляет другое: многие «специалисты» в области внешней политики, как оказалось, даже не утруждают себя прочтением Конституции Украины, других важнейших законодательных документов. Было забавно наблюдать, например, как во время прямых телеэфиров ярые противники вступления страны в НАТО из числа парламентариев с искренним удивлением узнавали, что как минимум трижды во время работы Верховной Рады этого созыва они поддерживали идею членства в альянсе (можно себе представить степень осмысленности их голосования по сотням других не менее важных вопросов). А чего стоит убежденность как некоторых из тех, кто непосредственно принимал Конституцию, так и тех, кто должен реализовывать ее положения, в том, что в Основном Законе страны зафиксирован внеблоковый статус Украины, чего на самом деле нет.

Или возьмем другой пример: красивое и на первый взгляд безобидное предложение — последовать швейцарской модели нейтралитета. При этом не была учтена маленькая, но весьма существенная особенность — отличие национальных характеров. Мудрые и взвешенные швейцарцы, не полагаясь на одни лишь слова и обещания гарантировавших их нейтралитет держав, хотели, чтобы агрессор наверняка знал — цена нападения будет действительно высокой. Поэтому они заминировали все стратегические дороги и мосты страны, создали по всей территории склады оружия. Каждый швейцарский фермер Василь действительно знает, где находится именно его танк, а его сосед Иван — где находится его миномет. Ни разу за всю историю этой удивительной страны у них не возникало желания после очередного шумного мероприятия (свадьбы или проводов) проверить свое оружие, так сказать, в деле. Ни один автомат не был продан на рынке, сдан в металлолом или отправлен в горячую точку планеты. Можем ли мы мечтать о таком сознательном поведении своих граждан и будем ли чувствовать себя в большей безопасности, разъезжая по заминированным мостам и дорогам? Таких примеров безответственных заявлений можно было бы привести, к сожалению, немало. Впрочем, дальнейшая конкретизация и детализация, к сожалению, за день до выборов запрещается нашим законодательством.

Теперь о вопросе компромисса в области внешней политики Украины. Он не только возможен, но и необходим. Учитывая, что внешнеполитические положения программ основных партий и блоков достаточно расплывчаты, а механизмы достижения провозглашенных целей там отсутствуют вообще, основой такого компромисса мог бы стать жесткий прагматизм европейского выбора (подробно этот вопрос рассматривался в статье «Хіба ревуть воли, як гасла певні», «Зеркало недели», №7, 25.02.2006 г.).

Речь идет о том, чтобы на этот переходный период развития страны при решении внешнеполитических задач учитывались такие постулаты и принципы:

— учет, прежде всего, украинских национальных интересов и реальных возможностей, а не абстрактных формул или чьих-либо пожеланий;

— отказ от сколь красивых, столь же несбыточных в обозримом будущем инициатив;

— обеспечение единства общества и территориальной целостности страны;

— определение одного-двух краткосрочных приоритетов, имеющих ключевое значение на данном этапе (речь идет, прежде всего, об обеспечении страны энергоресурсами в достаточном количестве и по приемлемым ценам);

— обеспечение свободы действий для украинской дипломатии с тем, чтобы в будущем, когда возникнут более благоприятные условия на международной арене и страна сама будет готова к этому, можно было бы приступить к выполнению важных для нас геополитических задач;

— сохранение преемственности в отношении основных внешнеполитических приоритетов при одновременном внесении необходимых корректив.

Украине нужно ограничить участие во внешнеполитических мероприятиях, не представляющих для страны какого-либо практического интереса, но вместе с тем подвергающих ее существенному риску. Прежде всего необходимо исключить даже гипотетическую возможность посылки нашего военного контингента в Афганистан (при всей бесспорной важности успешного завершения проводимой в этой стране миротворческой операции под эгидой НАТО).

Само собой разумеется, что цели внешней политики должны быть соотнесены с реально достижимыми задачами. Это существенно облегчит жизнь не только нам самим, но и нашим партнерам.

Что касается Европейского Союза, то необходимо сосредоточиться на максимально полном использовании уже имеющихся возможностей. Конечно, досадно, что это обрадует брюссельских дипломатов больше, чем украинских, но такая постановка вопроса не лишена смысла. С этим могли бы согласиться многие из наших критиков концепции ЕС расширенного соседства, если бы для начала они просто прочитали этот документ. При всем его несовершенстве и изначальной убогости в его нынешнем варианте и так содержится больше того, чем Евросоюз готов дать, а Украина — взять. Фактически речь идет о перспективе распространения на Украину четырех основных принципов — свободы движения людей, услуг, товаров и капиталов. Развивая практическое сотрудничество ЕС, следует углублять диалог по вопросам обустройства границ, активизировать сотрудничество в энергетической сфере, всерьез заняться масштабной гармонизацией украинского законодательства с правом ЕС.

Развязка вопроса отношений с НАТО тоже лежит на поверхности. Решение проблемы членства в альянсе не следует форсировать, поскольку сегодня она вызывает излишнюю поляризацию общества, накал политических страстей, а главное — не имеет шанса быть успешно реализованной в 2008 г. (см. Коммюнике Стамбульского саммита НАТО от 28.06.2004 г.). В то же время Украине нужно и далее продолжать активно сотрудничать на всех направлениях с этой организацией, в частности, проводить совместные учения, адаптироваться к НАТОвским стандартам, в т.ч. и в вопросах обеспечения гражданского контроля за вооруженными силами. Убежден, что такая постановка вопроса найдет понимание как в Брюсселе, так и у всех остальных наших партнеров. При этом не надо боятся того, что мы сможем сделать и получить больше, чем запланировали: куда опаснее и неприятнее, если мы раздадим массу политических векселей и не сможем вовремя их оплатить.

Очевидно, что углублению дружественных двусторонних отношений с Россией нет предела. Однако следует отдавать себе отчет в том, к чему может привести наше участие в патронируемых Москвой геополитических проектах. И чем это грозит Украине в будущем. В целом новому правительству, не теряя ни минуты, следует возобновить диалог и найти «золотую середину» между отстаиванием собственных национальных интересов и реальным непоказушным уважением российских.

Особое внимание в процессе критического пересмотра внешней политики стоит уделить инвентаризации наших стратегических партнерств. В условиях, когда Украина реально не может получить то, на что рассчитывает, институт стратегических партнерств де-факто превращается в механизм одностороннего обслуживания нами чьих-то (партнеров) интересов. Последние часто ожидают от Украины едва ли не автоматического согласия по всем без исключения важным для них вопросам (в том числе и чувствительным для нас), не считаясь с нашей позицией и не предлагая взамен никаких компенсаций там, где мы несем реальные потери. Порой ситуация приобретает гротескные формы, ведь положение Украины напоминает статус министра без портфеля на заседании правительства: то есть, когда ничего не скажи и за все отвечай, когда же действительно захочешь высказать собственное мнение, тебя оборвут на полуслове. Чтобы не бередить истощенную предвыборной борьбой нервную систему власти нынешней, вспомним конкретный пример из недавнего прошлого. Во время своего предыдущего визита в Киев Кондолиза Райс, тогда еще советник президента США по вопросам национальной безопасности, очень вежливо и тактично попросила бывшего Президента Украины приостановить поставки украинского оружия в Македонию (стоит заметить, что при власти в Скопье в то время находился не Саддам Хусейн, а дружественное Западу правительство). Впоследствии американские дипломаты вместе со своими союзниками по альянсу стали весьма своеобразно растолковывать смысл нашего же добровольного обещания, превратив его по существу в международное обязательство по поводу одностороннего эмбарго с неопределенным сроком действия «до благоприятного стечения обстоятельств». Само собой разумеется, что справедливость наших доводов никто выслушивать не собирался. Наши «особенные» партнеры по НАТО дружно и от души публично чихвостили нас, некоторые из них, правда, шепотом и, озираясь по сторонам, заявляли о понимании и даже поддержке позиции Украины.

Сложно вспомнить хотя бы один случай, когда наши стратегические партнеры (страны, заметьте, отнюдь не бедные) пошли бы нам навстречу и реально посчитались с нашими интересами, да и еще в ущерб себе, как это сделали мы при отказе от Бушерского проекта. Исключение составляет, пожалуй, лишь Польша, сознательно отказавшаяся от постройки газопровода в обход Украины, понеся при этом существенные экономические потери, но предоставив нам жизненно важное для передышки время. В целом нам еще предстоит научиться демонстрировать свою дружбу и надежность без ущерба для собственных интересов.

Как всегда, лучший урок такого здорового прагматизма дают наши американские друзья по такому чувствительному и важному для нас вопросу, как энергетическая безопасность Украины. США открыто поддержали нашу страну в сложный момент выяснения газовых отношений с Россией, так как это, очевидно, вписывалось в их более глобальную цель по уменьшению энергозависимости Европы от России (не путать с антироссийской политикой). В то же время, когда речь идет о практических действиях Украины по ослаблению нашей собственной энергозависимости от россиян, то не все из них одобряются Вашингтоном. Особенно, если они не совпадают с другими стратегическими целями американцев (перспективы поставок иранского газа в Украину, создания собственного ядерного цикла).

В результате такого переосмысления внешней политики освободившуюся жизненную силу, энергию и ресурсы можно было бы с успехом использовать на тех направлениях, которые бы дали реальный экономический результат. Чрезмерная концентрация на европейской и евроатлантической интеграции практически отвлекла Украину от других не менее перспективных направлений, таких как арабские страны и Юго-Восточная Азия. Именно здесь имеются в наличии фактически не ограниченные финансовые ресурсы, которые буквально ждут своего «оприходования» (в одном только крохотном Сингапуре свободных государственных кредитных ресурсов около 200 млрд. долл. США). В этих же перспективных регионах следует активно, если хотите, агрессивно продвигать украинские товары. Наше преимущество состоит в том, что Украина является незаангажированной ни по отношению к западным партнерам, ни по отношению к исламскому миру. В этом регионе можно найти рынки сбыта не только для отечественных полуфабрикатов, но и для авиационной индустрии, и для продукции военно-промышленного комплекса, других высокотехнологических сфер. Вопросы эти не новые, новым было бы то, если бы мы наконец начали предметно работать на этом направлении.

Подытоживая, хотелось бы пожелать новому правительственному кораблю, чтобы он поскорее вышел в плавание. Чтобы, по возможности, не сел сразу же на мель. Чтобы члены его команды избежали ошибок своих предшественников. Чтобы был избран новый курс, который бы наполнил реальным содержанием «украинскую мечту». И чтобы — почему не помечтать — его успехи наполняли нас гордостью, а граждан других стран — доброй завистью. Тогда и внешнеполитические вопросы решатся сами собой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно