Надолго ли передышка после несостоявшегося «исторического визита»?

21 декабря, 2012, 17:53 Распечатать Выпуск №47, 21 декабря-27 декабря

Исторический коридор возможностей сужается, и шансов на то, что еще 10 лет можно будет рассуждать о «многовекторности», никуда не двигаясь, — нет. Развязка случится достаточно скоро.

© Фото пресс-службы Президента России

То ли из-за переоценки собственных сил, то ли из-за банальной жадности Путин поломал себе календарь, без которого следующая за ним череда зимних праздников уже не принесет торжества от давно вынашиваемого и почти реализованного замысла. И хотя сбой в расчетах, приведший к отмене визита Януковича в Москву 18 декабря, на сегодня выглядит из Кремля, скорее, временным недоразумением чем окончательным отказом Киева от продажи собственного европейского будущего в обмен на дешевый газ, тем не менее, судя по всему, интрига переносится на следующий год.

А календарь был действительно впечатляющим. 

Во-первых, 18 декабря президент Украины должен был поставить свою подпись под заявлением о вступлении в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) — организацию, в которой Украина почти 10 лет ограничивалась ролью наблюдателя. А поскольку ЕврАзЭС на сегодня это всего лишь формальный каркас создаваемого Россией интеграционного проекта, то одновременно планировалось заявить о намерении начать процедуру присоединения к Таможенному союзу — громоздкой надстройке над ЕврАзЭС, созданной Москвой в пику Евросоюзу для маркировки собственного геополитического пространства.

Во-вторых, уже 19 декабря на саммите ЕвразЭС и саммите Евразийского экономического совета (высшего органа Таможенного союза) в Москве должен был стартовать процесс формального присоединения Украины к этим организациям.

И наконец, 21 декабря в рамках саммита ЕС — Россия в Брюсселе Путин должен был презентовать себя уже не столько в роли главы суверенного государства, сколько в качестве владельца контрольного пакета создающегося евразийского интеграционного пространства. Кроме стандартного набора официальных мероприятий в рамках саммита был запланирован и неформальный ужин, на котором Путин планировал огласить свое видение перспектив политико-экономического «дизайна» Большой Европы на ближайшее десятилетие. Наличие на этот день подписи президента Украины под обязательством присоединиться к российскому интеграционному проекту явилось бы для Кремля решающим аргументом в игре на повышение собственных ставок и решительное переформатирование всей системы международных отношений между Европейским Союзом и создаваемым Россией Союзом Евразийским.

Дело в том, что смена правил игры в отношениях ЕС — Россия относится к наиболее важным приоритетам внешней политики Кремля. Если ранее только со стороны ЕС звучали нотки недовольства по поводу укоренившейся привычки Москвы «решать вопросы» с отдельными странами-членами в обход Брюсселя и общих правил ЕС, то теперь подобный инструмент примеряет на себя уже Россия. В Москве считают, что на смену отношениям Евросоюз — Россия должны прийти отношения Евросоюз — Евразийский Союз, где страны-члены первого делегируют свой голос Брюсселю, а Москва при этом остается Москвой (никому ничего де-факто не делегируя), но при этом выступает уже не от имени РФ, а от имени всего Таможенного (Евразийского) Союза. 

При этом, если на первых этапах для начала позиционирования Таможенного союза достаточно было наличия в нем кроме РФ лишь Беларуси и Казахстана, то сейчас вопрос включения Украины представляется принципиальным: эта страна имеет собственную богатую историю отношений с ЕС, завершенные переговоры об ассоциации и зоне свободной торговле, членство в ВТО, и, кроме того, вечно нереализованные «европейский амбиции». Сдача в архив этих амбиций, признание своего европейского фиаско крупнейшей страной региона будет иметь принципиальное психологическое значение для исторической судьбы нынешней Восточной Европы и может склонить в этом регионе чашу весов в пользу России, а значит, и в пользу продвигаемых ею моделей «суверенной демократии», закрытого общества, полицейского государства и кланово-коррупционной экономики. Так что такое колесо в телеге Таможенного союза вовсе не будет пятым. И за такую победу в Москве готовы платить щедро.

Делегирование Киевом Москве права на репрезентацию его интересов в как минимум торгово-экономических и нормативно-регуляторных вопросах (что неминуемо повлечет за собой и общеполитическое делегирование суверенитета) является ключом к достижению вершины личных амбиций Путина как «реставратора» и «собирателя» тех ипостасей, в которых он, прежде всего, видит собственную роль в истории своей страны.

При этом, с одной стороны, готовность Москвы платить щедро вовсе не означает готовности верить на слово. В истории ЕврАзЭС уже есть история «предательства» — имела место приостановка членства Узбекистана в этой организации. При этом никаких особых экономических последствий от этого шага для Ташкента не наступило, о чем не могут не знать в Киеве. Российскую сторону такой вариант не устраивает, и ее предложения включают в себя очень жесткие гарантии «невыхода» Киева из игры даже в случае смены власти.

С другой стороны, у Москвы и Киева есть опыт Харьковских соглашений: Москва настояла на такой формуле соглашения, при которой возможная денонсация стоит очень дорого (поскольку «скидка» не погашается, а засчитывается в государственный долг), тогда как Киев уже через несколько месяцев после сделки ощутил всю эфемерность «скидки», не снижающей цены газа даже до нынешнего среднеевропейского уровня.

Исходя именно из этих фактов и соображений, необходимо рассматривать причины провала «исторического визита» Януковича в Москву 18 декабря. К полной потере пространства для внешнеполитического маневра, а также в перспективе к потере контроля над основными секторами национальной экономики в пользу россиян — Киев пока не готов. Но «пока» не должно расслаблять. В Москве по-прежнему уверены, что благодаря экономической и бюджетной ситуации в Украине, а также тупику, в который Янукович сам себя загнал в отношениях с западными партнерами, Кремлю удастся дожать Киев в недалеком будущем. Причем соглашение может состояться только «на российских условиях».

В чем суть отложенного, но вовсе не отвергнутого «московского пакета» соглашений, все еще находящегося в стадии активной доработки и согласований? Очевидно, что по степени своей радикальности он существенно превосходит пресловутые Харьковские соглашения апреля 2010 года. Радикальность определяется тем, что создаваемые московским пакетом договорно-правовые рамки делают невозможным дальнейшие шаги к подписанию и ратификации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. При этом дело не ограничивается вступлением в ЕврАзЭС и присоединением к его 10-ти договорам (на это Киев готов был согласиться, но это не устроило Москву по причинам, изложенным выше). Речь идет о требовании Москвы согласиться на полное членство в ТС (возможны лишь непринципиальные оговорки и некоторая растянутость процесса во времени), тогда как Киев (даже если примет позицию наиболее активных адептов ТС во власти) готов лишь на постепенную адаптацию около 50—60% нормативных актов ТС и «активное изучение» остальных договоров.

А что же Европейский Союз? По имеющейся информации, во время последней встречи с руководством и экспертами COEST (Рабочей группы ЕС по вопросам Восточной Европы и Центральной Азии) в Брюсселе 10—11 декабря представителям Украины четко дали понять: даже только начало Киевом официальных переговоров о присоединении к Таможенному союзу не оставляет возможности для дальнейших шагов в сторону Соглашения об ассоциации

В Брюсселе знают, что «частичное» присоединение к договорам и нормам Таможенного союза категорически запрещено нормами самого ТС, поэтому воспринимают тезисы Януковича об адаптации «некоторых норм» ТС как манипулятивные и нереалистичные. 

В то же время в ЕС готовы говорить уже о конкретных датах возможного подписания Соглашения об ассоциации, если Киев продемонстрирует хотя бы умеренный прогресс в вопросах, изложенных в Выводах Совета ЕС относительно Украины от 10 декабря. Более того, среди этих дат называют и более ранние, чем недавно озвученное предложение подписать документ на саммите Восточного партнерства в ноябре 2013 года.

В Евросоюзе уже не мыслят категориями чистой геополитики и тем более не горят желанием открыто состязаться с Россией в борьбе за «сферы влияния». Но очевидная перспектива «ресоветизации» Восточной Европы (с окончательной реинкарнацией здесь соответствующего типа норм и ценностей), о чем недавно впервые открыто заявила госсекретарь США Клинтон, также заставляет правящие круги Европейского Союза думать и взвешивать принимаемые ими решения.

А что же Украина? На практике особого желания у руководства страны интегрироваться куда-либо — нет. Им бы сохранить власть и собственность. Но исторический коридор возможностей сужается, и шансов на то, что еще 10 лет можно будет рассуждать о «многовекторности», никуда не двигаясь, — нет. Развязка случится достаточно скоро.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно