Над Ираном навис меч

18 ноября, 2011, 16:00 Распечатать

Если Иран не откажется от своей ядерной программы, то его война с Израилем и союзниками последнего может стать реальностью.

Если Иран не откажется от своей ядерной программы, то его война с Израилем и союзниками последнего может стать реальностью. Как утверждает израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху, иранская ядерная программа раскрыта в недавнем докладе МАГАТЭ неполностью. По его словам, Тегеран пребывает намного ближе к созданию атомной бомбы, чем это принято считать. Поэтому необходимо «остановить иранскую гонку ядерного вооружения, пока не стало слишком поздно». По оценкам некоторых экспертов, у Ирана будет ядерное оружие уже в апреле 2012 года. Так что остается всего несколько месяцев для окончательного решения, запускать ли военный вариант развязывания «иранского вопроса».

Россия, как всегда, пытается вести двойную игру. Ее министр иностранных дел Сергей Лавров заметил: поскольку все предыдущие попытки договориться с иранским руководством продемонстрировали, что даже очень жесткие санкции не затормозили работу Ирана над созданием бомбы, как это подтверждается и в последнем докладе МАГАТЭ, то метод санкций против Ирана можно считать исчерпанным, и «теперь проблема должна быть решена с помощью дипломатических каналов».

Но пути дипломатии, поддерживаемые Москвой, оказались еще хуже, чем безрезультатные санкции, ведь вследствие такой политики Тегеран получил время на продолжение своего ядерного проекта в условиях, свободных от международного давления.

Говоря о ситуации вокруг Ирана, надо обратить внимание на слова президента Соединенных Штатов Барака Обамы. Хотя он и отдает предпочтение дипломатическому решению этой проблемы, но считает: «Мы не убираем со стола другие варианты. Иран с ядерным оружием будет представлять угрозу не только для региона, но и для США». Это первый президент Америки, который назвал ядерный Иран угрозой для Соединенных Штатов. Ведь до сих пор в официальных заявлениях подчеркивалась ограниченная угроза «американским региональным интересам и влия­ниям».

Аналогичную позицию соб­людает и Великобритания. Так, британский министр иностранных дел Вильям Хейг перед началом встречи глав внешнеполитических ведомств Европейского Союза высказал похожее мнение по иранскому вопросу. Министр подчеркнул, что хотя сейчас Великобритания не рассматривает вариант, который предполагал бы военные удары по объектам на территории Ирана, но вполне способна изучить его в будущем.

Режиму иранских мулл очень не повезло с тем, что новая конфронтация вокруг его ядерной программы совпадает с началом предвыборной президентской гонки в Соединенных Штатах. Дебаты вокруг настойчивости Ирана в продолжении своей ядерной программы вынуждают не только Барака Обаму, но и других руководящих американских политиков публично высказываться по этому вопросу. Так, потенциальные кандидаты на должность президента США Митт Ромни и Ньют Гингрич готовы решиться на войну с Ираном, если остальные варианты решения проблемы потерпят неудачу. Эту мысль они озвучили во время теледебатов несколько дней назад.

Похоже, Тегеран все же не хочет поверить в серьезность намерений Америки. И в Иране не обратили внимания на тот факт, что еще в октябре влиятельная газета The New York Times писала о намерениях Соединенных Штатов увеличить свое военное присутствие в Персидском заливе за счет сил, которые высвобождаются во время вывода войск из Ирака. Издание отметило, что при этом центральная задача армии США — усиление сотрудничества с проамериканскими арабскими государствами Персидского залива.

Вообще же невозможно говорить о вероятности только одного сценария запуска событий вокруг Ирана. Так, арабские эксперты уверены, что все инициативы Израиля по поводу этой войны носят больше психологический характер. По их убеждению, израильтяне не начнут военных действий без Соединенных Штатов. Америка же будет бездействовать, поскольку принимает участие в операциях в Афганистане и Ираке, а также в связи со своей нынешней экономической и финансовой ситуацией.

По мнению арабских обозревателей, громкие заявления израильских лидеров о «неизбежности войны» противоречат принципу секретности подготовки к военным действиям. Поэтому, считают они, все, что происходит, — только форма психологической войны и еще одна неудачная попытка нажать на Иран.

Но такие попытки убедить самих себя, что ирано-израильс­кой войны не будет, больше похожи на самоуспокоение. Ведь накануне президентских выборов в Соединенных Штатах у израильского лобби в Америке может хватить сил и аргументов для обоснования необходимости нейт­рализации иранской угрозы в регионе.

Тегеран, идя на прямую конфронтацию с западным миром, рискует очень многим. Иранский президент Махмуд Ахмадинежад может переоценить желание Запада договориться и избежать войны. Тогда Израиль самостоятельно начнет точечные бомбардировки по ядерным объектам в Иране. Далее к массированным бомбежкам иранской территории могут подключиться США и их союзники из НАТО. В таком случае вполне может реализоваться сценарий, уже прошедший успешную апробацию в Ливии.

Многое будет зависеть от позиции Турции. Если турки решат, что в их стратегических интересах разделение Ирана, отторжение от него этнических азербайджанских территорий и создание затем подобия Великого Азер­байджана, который будет обязан Турции, они всячески будут помогать борьбе этого иранского ополчения.

Если же стратеги в Анкаре увидят в возможном разделении Ирана опасность для себя (взвесив тот факт, что вместе с этническими азербайджанскими территориями от Ирана будут отходить и курдские этнические территории), Турция воздержится от участия в разыгрывании иранской карты.

В контексте сложившейся ситуации возникает закономерный вопрос: способен ли конфликт между Израилем и Ираном выйти за пределы региона и вызвать глобальную нестабильность? Конечно, ответ на этот вопрос не может быть однозначным. Но ливанская «Хезболла» является союзником Ирана и будет защищать его, если Изра­иль начнет против Ирана военные действия. Ситуа­ция усложняется еще и тем, что Иран — союзник России и Венесуэлы. В свою очередь Венесуэла — самый большой экспортер нефти в США. Россия пытается выступать в роли гаранта государственного суверенитета Ирана, и уже предупреждала о негативных последствиях, если будут приняты решения атаковать Иран.

Таким образом, нападение Тель-Авива на Тегеран вполне способно спровоцировать «эффект домино» мировой нестабильности.

И если у Ирана будет ядерное оружие, то он непременно повернет его против Израиля. В Тель-Авиве это знают и едва ли готовы ждать, когда это произойдет. Потому что, как подчеркнул израильский премьер Биньямин Нетаньяху, «наша политика руководствуется двумя основными принципами: первый — «если кто-то приходит, чтобы убить тебя, встань и убей его первым», а второй — «если кто-то вредит нам, его кровь на его руках».

Таким образом, похоже, мир стоит на пороге глобальной нестабильности. Но глобальной конфронтации еще возможно избежать. Однако для этого все стороны должны осознать, что каждое невзвешенное, эмоциональное и импульсивное решение в нынешней ситуации переиграть назад едва ли удастся…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно