НА ЗНАМЕНИ ЧЕШСКИХ ПРЕЗИДЕНТОВ НАЧЕРТАН ЛОЗУНГ «ПРАВДА ПОБЕЖДАЕТ»

14 ноября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 14 ноября-21 ноября

— Благодаря чему политической элите Чехии удалось обеспечить выход общества на качественно новый уровень развития?..

— Благодаря чему политической элите Чехии удалось обеспечить выход общества на качественно новый уровень развития?

— Прежде всего уместно напомнить состояние чешских элит в начале качественно нового этапа развития Чешской Республики, то есть в 1989 г.

Нацистская оккупация 1939—1945 гг., тоталитарное коммунистическое государство (сателлит СССР) и советская оккупация Чехословакии с 1968 г. радикально сократили численность и изменили характер чешской элиты. Конкретнее — ее частично уничтожили физически, частично — выгнали в эмиграцию, частично — оттеснили на задворки общества. Часть элиты после 1945 г. объединилась с новой коммунистической элитой, точнее — номенклатурой.

Следовательно, чешские элиты, которые (в контексте поставленного вопроса) вывели чешское общество на качественно новый уровень развития (разумеется, что коммунистическая элита была на это абсолютно неспособна), в 1989 г. были обессилены, немногочисленны, слабы и надежно изолированы от общества коммунистическим режимом. Они слагались из небольших групп, к которым принадлежали преимущественно интеллектуалы разнообразнейшей политической ориентации (среди них и коммунисты — представители реформаторского течения, возникшего в партии после событий 1968 г.). К ним присоединялись и самые решительные и смелые представители иных общественных слоев, в основном студенты и рабочие. Наиболее многочисленной, известной и влиятельной была группа «Хартия-77», насчитывающая около 4000 членов — подписантов одноименного учредительного заявления.

Такое состояние элиты в определенной мере свидетельствует о том, что своим успехом она обязана преимущественно внешнеполитическим факторам. Прежде всего — победе США и Западной Европы в холодной войне или, другими словами, поражению Советского Союза, чей тогдашний лидер М.Горбачев для обеспечения успешной реализации своей реформаторской программы был вынужден лишить поддержки коммунистические партии в странах-сателлитах. Свою роль сыграли западная помощь и массовые демократические движения в соседних странах (например, польская «Солидарность» насчитывала около 10 млн. членов), успехи которых побуждали к действиям и чешское общество.

Первыми проявили инициативу студенты, устроив 17 ноября 1989 г. массовую демонстрацию, жестоко разогнанную коммунистической властью с помощью органов государственной безопасности. Диссидентские группы воспользовались ситуацией и 19 ноября организовали «Гражданский форум» — неформальную коалицию диссидентских групп, студенчества, новых политических партий, представителей искусства, других групп и индивидуалов. В течение следующих дней к ним активно присоединялись иные группы и лица, в т.ч. влиятельная группа экономистов, стоявших на немарксистских позициях. Организации «Гражданского форума» активно создавались в местных общинах, на предприятиях, в школах, учреждениях всей страны. С момента основания 19 ноября 1989 г. «Гражданский форум» на протяжении двух лет оставался мощнейшим фактором политической жизни страны.

«Гражданский форум» (вместе со студенчеством) обратился к обществу с простой программой, в которой призвал вернуться к свободе, демократии, государственной независимости и в Европу. Он также оказался в состоянии эффективно побуждать общество к началу активных действий, направленных против существующего режима, — массовым демонстрациям (известным под названием «бархатная революция») и в поддержку требования нового направления развития страны. На протяжении этой начальной радикальной (но не насильственной) фазы преобразований стало понятно: большая часть общества (в сравнении с гражданами Польши и Венгрии довольно апатичная) не желает сохранения коммунистического режима. Действия новой элиты отвечали интересам большинства граждан и потому получили активную общественную поддержку.

Своим успехом элиты в определенной мере обязаны и тому, что в стране частично сохранялись довоенные чешские общественные, политические, экономические и культурные традиции и обычаи. Коммунистам, несмотря на все их усилия, не удалось полностью заменить их советскими (по сути — российскими) традициями и обычаями. Общество откликнулось на призывы вернуться к прежним традициям, поскольку они облегчали его адаптацию в процессе изменения общественного строя.

К этой межвоенной чехословацкой традиции демократии, единственной в Центральной Европе сохранившейся до 1938 г., можно добавить и определенные материальные преимущества, которые история подарила чешскому обществу и его элитам. Перед войной Чехословакия принадлежала к наиболее экономически развитым странам мира, а во время войны не была столь сильно разрушена, как другие страны.

— Был ли достигнут в Чехии консенсус («пакт») элит и если да, то на какой основе?

— О консенсусе чешских элит можно говорить только с определенными оговорками. С самого начала этот консенсус формировался в острых дискуссиях, особенно внутри «Гражданского форума». На характер консенсуса в значительной мере повлияло то обстоятельство, что в первые дни и недели после ноября 1989 г. было отдано предпочтение стратегии диалога с коммунистами в духе популярного в то время лозунга «мы не такие, как они» (то есть «мы не будем бороться с ними их методами»), а не стратегии полного устранения коммунистов от участия в управлении общественными делами и запрета коммунистической партии как экстремистской и преступной. Вследствие этого коммунисты продолжали принимать участие в политической жизни (и в первых посленоябрьских правительствах).

Позднее к этой проблеме вернулся парламент, избранный в июне 1990 г. Он принял так называемый люстрационный закон, действующий и по сей день и запрещающий высшим функционерам бывшей коммунистической партии (от районного секретаря и выше), а также всем офицерам, агентам и информаторам бывшей службы государственной безопасности занимать высшие должности в государственном управлении; тем не менее закон не распространяется на выборные должности.

Ни диалог с коммунистами, ни люстрации не были консенсуальными решениями, поэтому и до сих пор не прекращаются споры о том, правильными ли были обе эти меры.

Консенсус рождался в «Гражданском форуме» в период с ноября 1989 г. до первых свободных выборов в федеральный и оба национальных (чешский и словацкий) парламента в июне 1990 г. как его избирательная программа. В его достижении самым важным было, пожалуй, то, что группе экономистов немарксистского направления удалось отстранить от определения экономического будущего Чехословакии группу экономистов, намеревающихся только реформировать (демократизировать) социалистическую экономику.

Было также очень трудно строить многопартийную систему на принципах политического плюрализма. Хотя она в конце концов и была введена, но новые политические партии и по сей день имеют сравнительно ограниченное членство и слабые организационные структуры, а некоторые из них вообще прекратили существование.

Консенсус, наконец, был достигнут по поводу пяти основных задач.

Первая: возобновить полную суверенность государства, что, в частности, означало вывод советских войск из Чехословакии и трансформацию чехословацкой федерации; первое осуществить удалось, второе нет — Чехословакия мирным путем разделилась на два независимых государства.

Вторая: защищать индивидуальные и коллективные свободы и права граждан; это в значительной мере осуществить удалось.

Третья: построить демократическую, подотчетную избирателям систему власти и правовое государство; первое в целом сделать удалось, однако что касается второго, то существует недовольство замедленным темпом решения этого вопроса.

Четвертая: восстановить в государстве, где практически все было национализировано, рыночную экономику, основанную на частной собственности, что, кроме прочего, означало широкомасштабную приватизацию, а в ее рамках и реституцию; в значительной степени этого достичь удалось, но не все были довольны, да и процесс приватизации пока не завершен.

И наконец, но не в последнюю очередь, — возвращение в Европу, что означает достижение такой позиции Чехии в демократической и объединенной Европе, которая бы примерно соответствовала позиции Чехословакии в довоенной демократической части Европы, где она принадлежала к самым сильным демократиям и к наиболее экономически развитым странам. И отчасти этого удалось достичь благодаря вступлению в НАТО. Следующим шагом будет членство в ЕС; и первое, и второе можно в определенной мере считать международным признанием или даже доказательством успешности пути к качественно новому этапу развития чешского общества.

Когда накануне выборов создавалась эта программа, конечно, была надежда, что в ней отражены пожелания большинства населения. То, что она является настоящим политическим консенсусом, выяснилось лишь во время самих выборов. За «Гражданский форум» и его программу голосовало подавляющее большинство граждан.

Однако такого широкого общественного консенсуса удается достичь очень редко, и продолжительным он не бывает. Известно, что все хорошее действительно стоит дорого и требует большого терпения и ежедневной добросовестной работы, а иногда — и борьбы, о чем бы речь ни шла — то ли о семье, то ли о государстве. Вознаграждение за этот труд приходит постепенно. Консенсуса начала 1990-х годов в Чехии уже не существует. Однако после него остался широкий путь свободного и демократического общественного развития в сплоченном сообществе народов стран НАТО, а вскоре — и ЕС.

— Какие ориентации развития и нравственные ценности предложила обществу политическая элита Чехии и были ли они поддержаны обществом?

— Кратко эти предложения можно выразить так: свободное развитие в сообществе европейских народов, в направлении европейских целей, которые определены сегодня и которые будут развиваться в будущем и при нашем участии также.

Вопрос нравственных ценностей является чрезвычайно сложным. Описать, чтo предлагали элиты и какие споры вокруг этого вели между собой, а также, как на это откликалось общество, не осмеливаюсь. Бесспорным является то, что десятилетия коммунизма неблагоприятно отразились и в нравственном смысле. И так же, как и в других странах, чешское общество после восстановления свободы и гражданских прав, в т.ч. права на частную собственность, сосредоточилось в основном на имущественных вопросах, иными словами — на повышении благосостояния.

Вместо этого позволю себе очень кратко высказать собственное мнение по поводу того, какие именно из многих нравственных ценностей следовало бы чешскому обществу осознать в первую очередь. Обратимся к примерам: на знамени чешских президентов начертан лозунг «Правда побеждает»; когда в 1945 г. министр иностранных дел Ян Масарик возвратился из лондонской эмиграции в Прагу, он так ответил на вопрос, чего главным образом требует чехословацкое общество, — «Не бояться и не воровать». Чешское общество нуждается в осознании того, что признание этих (и других подобных) ценностей, жизнь в соответствии с ними является выгодной, причем и в материальном аспекте. Осознании, например, того, что правда имеет и свою рыночную стоимость.

* Карел Штиндл — до 1969 г. преподавал на философском факультете Пражского университета. За участие в акциях протеста лишен права преподавания; активный участник диссидентского движения, печатался в «самиздате». 19 ноября 1989 г. стал одним из 30 основателей «Гражданского форума». В 1990—1992 гг. — депутат первого, избранного на демократических выборах чешского парламента от «Гражданского форума», председатель парламентской комиссии по иностранным делам. С 1993 г. — на дипломатической работе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно