Мы сами закрыли ворота, мы сами...

10 февраля, 2012, 16:49 Распечатать Выпуск №5, 10 февраля-17 февраля

Выступление Константина Грищенко в Институте международных отношений оставило смешанные чувства.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Презентация результатов работы ведомства за год минувший и обнародование планов на год текущий — мероприятие для Министерства иностранных дел привычное. С той или иной степенью пафоса и торжественности каждый министр в той или иной аудитории знакомил широкую общественность с успехами отечественной дипломатии и приоритетами работы в новом году. Но вчерашнее выступление Константина Грищенко в Институте международных отношений оставило смешанные чувства. 

Вряд ли кто-то будет спорить, что 2011 год был одним из самых насыщенных в нашей внешнеполитической жизни. Но представляю, сколько раздастся возмущенных возгласов, если я осмелюсь назвать его и одним из самых успешных в череде последних лет. 

Но я не осмелюсь. Потому что после того, как в наш лексикон вернулись подзабытые с кучминских времен слова «международная изоляция» и «санкции», а наши западные партнеры, в том числе и самые близкие и надежные, заговорили о кризисе доверия в отношениях с Украиной, назвать минувший год «успешным» не повернется язык. 

Выступление Константина Грищенко было, как всегда, основательным и могло произвести впечатление на неискушенного слушателя количеством цифр и фактов. Константин Иванович нарисовал впечатляющую картину внешнеполитических успехов. Но эта картина — репродукция лишь одной стороны медали. Что находится с другой, мы старались подробно описывать на страницах ZN.UA на протяжении всего прошлого года. Сегодня же, пользуясь информационным поводом, добавим лишь несколько штрихов к уже сказанному. 

Главным достижением минувшего года, на наш взгляд, можно назвать формальное сохранение евроинтеграционного курса страны и успешное сопротивление мощному натиску России и ее попыткам втянуть Украину в Таможенный союз

Евроинтеграция обещала стать самым успешным ключевым внешнеполитическим направлением и вселяла небывалые надежды. Ведь в самом деле за минувший год было сделано больше, чем за несколько предыдущих. Завершены почти пятилетние сложнейшие переговоры с Евросоюзом по Соглашению об ассоциации, включая углубленную и всеобъемлющую зону свободной торговли. Наша страна присоединилась к Европейскому энергетическому сообществу. Достаточно много было сделано и для реализации Плана действий относительно либерализации ЕС визового режима для Украины: ратифицированы четыре международные конвенции (в сфере противодействия торговле людьми, отмывания незаконных доходов, финансирования терроризма и обработки персональных данных); приняты 11 необходимых законов; заработали новые органы — Государственная миграционная служба и Госслужба по вопросам защиты персональных данных. 

Прогресс налицо. Но печальный парадокс заключается в том, что после столь напряженной работы многих ведомств и, безусловно, Министерства иностранных дел, костьми ложившегося ради завершения переговоров об ассоциации, после очевидного прогресса в евроинтеграции, сегодня мы находимся от заветной цели, увы, дальше, чем в начале прошлого года. Явное нарастание антидемократических тенденций, «дело Тимошенко» и вызывающее игнорирование президентом Януковичем мнений и пожеланий сообщества европейских демократий охладило энтузиазм даже самых пылких друзей Украины в Евросоюзе и вызвало глубокое раздражение у сильных мира того. В итоге будущее Соглашения об ассоциации покрыто мраком неизвестности. Да и на других «тропинках» евроинтеграции не все гладко. Первый год членства Украины в Энергетическом сообществе ушел на выяснение отношений — кто кому и что должен. А «системные реформы» в секторе энергетики у нас по-прежнему существуют только на бумаге. Безвизовый диалог тоже что-то забуксовал. Завершить первую, законодательную, фазу соответствующего Плана действий до конца года не удалось. И, судя даже хотя бы по новому провалу позавчера в Верховной Раде ключевого законопроекта «О документах, удостоверяющих личность и подтверждающих гражданство Украины», вряд ли в ближайшие месяцы удастся (о том, чтобы получить безвизовый режим с Евросоюзом до Евро-2012 уже давно никто не заикается). 

А вот чем наш МИД может гордиться сегодня с полным на то правом, так это деятельностью по защите прав и интересов украинских граждан за границей. Работа наших консульских учреждений всегда вызывала много справедливых нареканий и жалоб. И, безусловно, украинским диппредставительствам есть еще к чему стремиться. Но в минувшем году не раз приходилось слышать и слова искренней благодарности в адрес наших дипломатов от украинцев, вывезенных из горячих точек, спасенных из пиратского плена или трудового рабства, вернувших деньги, заработанные тяжким трудом на чужбине. 

2011-й выдался весьма беспокойным, и работы нашей консульской службе хватало. После начала политических кризисов и боевых действий в странах Ближнего Востока и Северной Африки из Ливии, Египта и Йемена было эвакуировано около 1100 граждан Украины. А также около 300 граждан других государств из Ливии, за что наша страна получила благодарность от США, России, Франции и Великобритании. Из пострадавшей от землетрясения и катастрофы на атомной электростанции Фукусима-1 Японии было эвакуировано 186 наших соотечественников. 36 украинских моряков — членов экипажей десяти иностранных судов были вызволены из пиратского плена. 43 моряка, обвиненных греческой стороной в перевозке нелегальных мигрантов и контрабанде табачных изделий, были освобождены из-под стражи и возвращены на родину. Ступили на родную землю благодаря усилиям наших дипломатов и более 200 соотечественников, оставленных на произвол судьбы в Ираке турецким работодателем. 126 гражданам Украины удалось вернуть недополученную зарплату (а это более 880 тыс. долл.), 259 человекам предоставлена материальная помощь (всего 19 тыс. 580 долл.). 

Для кого-то эти данные — всего лишь скучная статистика. Но за этими сухими цифрами — судьбы, порой весьма драматичные, сотен наших соотечественников. 

Кроме форсмажора и вызволения украинцев, попавших в беду, наша консульская служба трудилась и над облегчением передвижения по миру всех украинских граждан. В минувшем году визовый режим для нас с вами был отменен Израилем, Брунеем, Аргентиной, Боснией и Герцеговиной, Сербией и Бразилией. С Турцией заключено Соглашение об упрощении визового режима, предусматривающее безвизовый режим для поездок продолжительностью до 30 дней. Упрощен режим поездок украинцев в Норвегию. А Словакия отменила для нас консульский сбор за оформление национальных долгосрочных виз. Претерпели изменения и соглашения о взаимных поездках граждан с Болгарией и о местном приграничном движении со Словакией. Многих украинцев порадуют и изменения, внесенные в Соглашение с ЕС об упрощении оформления виз, значительно расширяющие перечень категорий украинских граждан, которые скоро смогут оформлять бесплатные многоразовые шенгенские визы. Это ученые, врачи, представители неправительственных организаций, религиозных общин и профессиональных объединений. 

Что еще стоит отметить большим знаком «плюс» — это устранение застарелой и болезненной проблемы в отношениях с соседней Молдовой. Наконец-то удалось оформить право собственности Украины на участок автодороги Одесса—Рени в районе Паланки. Заслуживают внимания и активизация украинской стороны в Приднестровском урегулировании и роль Украины в возобновлении официальных переговоров в формате «5+2».

Ну а больше особо радоваться-то и нечему. В том числе и в отношениях со стратегическими партнерами. Список которых, похоже, снова меняется. Есть основания полагать, что на Михайловской и Банковой подумывают над новыми подходами к стратегическому партнерству, что, в принципе, разумно, поскольку объявлять более двух десятков стран стратегическими партнерами, как это было в Украине при Кучме, просто смешно и в мире не принято. Как правило, государства имеют двух-трех, максимум пяток стратегических партнеров. Вопрос только, по каким критериям будут определять «настоящих» стратегических партнеров и отсеивать «формальных» и «случайных»? Должно ли это стратегическое партнерство быть взаимным и равноправным? Вот, например, РФ и США — это «настоящие» стратегические партнеры или нет? Россия Украину таковым признает, но о равноправии в наших отношениях приходится только мечтать. Их, как и прежде, можно охарактеризовать как «стратегическую зависимость» (определение дано Центром Разумкова много лет назад). С Соединенными Штатами, несмотря на Хартию о стратегическом партнерстве, у нас нет ни равенства, ни взаимности (в этом году Украина в список приоритетов Вашингтона не вошла). Или почему, скажем, страны БРИК — Бразилия и Китай — стали нашими стратегическими партнерами, а Индия — нет? Почему Азербайджан считается таковым, а дружественная и преданная Грузия, похоже, уже не попадает в список стратегических партнеров? Неужели это партнерство ограничивалось лишь личной дружбой Ющенко с Саакашвили и снятыми с боевого дежурства «Буками»? В общем, тема эта сложная и требующая деликатности. Хватит ли ее нашим политикам и дипломатам? Посмотрим. 

Пока же очень бегло пройдемся по списку сегодняшних стратегических партнеров Украины. 

Россия. Об успехах и достижениях на этом направлении украинцам говорить не приходится. Украинские уступки и жертвы национальными интересами забыты еще быстрее, чем они были принесены на алтарь украинско-российской «дружбы». Блицкриг по изменению цены на газ провалился. Братские чувства россиян ярко проявились в начале работы «Северного потока» и упорном продавливании «Южного». Стиль общения Москвы с Киевом красноречиво демонстрируют последние «сырные» перипетии. Проблема делимитации Азовского и Черного морей и Керченского пролива вновь «успешно» перекочевала в год нынешний. Как и работа над «усовершенствованием нормативно-правовой базы временного пребывания ЧФ РФ на территории Украины». Конечно, отрадно слышать, что в этом контексте обсуждаются проекты целого десятка новых соглашений. Но было бы куда лучше, если бы готовилось только одно — о выводе ЧФ РФ с украинской территории в 2017 г. Навсегда. 

Похваляться успехами, впору, скорее, нашим партнерам: российская доля в украинской экономике неизменно растет, а пророссийское лобби в украинском правительстве пополнилось такими кадрами, что табачниковская русификация скоро может показаться украинцам жалкими цветочками… Утешиться же мы можем разве что небывалым товарооборотом, превысившем в 2011 г. 50 млрд. долл. Да, вот еще: на маршруте пассажирского поезда №1/2 Киев—Москва—Киев был упрощен пограничный и таможенный контроль — мелочь, но приятно.

США. Украина сползла еще дальше на периферию американских интересов. Остатки заинтересованности грозят развеяться, как только последний килограмм высокообогащенного урана покинет территорию нашей страны. Несмотря на формальные заверения в важности Украины для Соединенных Штатов, на встречах минувшей недели (В.Янукович—Х.Клинтон в Мюнхене и С.Левочкин, Н.Азаров, П.Климкин — замгоссекретаря Ф.Гордон в Киеве) американская сторона послала очень четкий мессидж: развитие политических отношений возможно лишь при соблюдении демократических ценностей, принятых в ЕС и США, и прекращении избирательного правосудия; развитие экономических — при улучшении бизнес-климата в Украине: уменьшении коррупции, изменении налоговой системы и регуляторной политики, снятии проблем на таможне. Прошлогодний товарооборот со Штатами (хоть он и вырос на 46%) — 3,2 млрд.долл. (для сравнения: с Молдовой (!) он у нас составляет миллиард долл.) — это не повод для гордости. Это стыдно. 

Китай. Украина наконец-то получила документальное признание наших отношений стратегическими: подписана Совместная декларация об установлении и развитии отношений стратегического партнерства между Украиной и КНР. Но произошло это благодаря не столько усилиям Киева, сколько изменению подхода Пекина к стратегическому партнерству. Отношения с Китаем чрезвычайно важны и перспективны. Но сделав шаг вперед, мы, как водится, затоптались на месте. Реализовано мало, намерений по-прежнему много. 

Бразилия. Еще один край необъятных возможностей для сотрудничества. Направление, однозначно, верное, но разработано пока что еще меньше, чем китайское. 

Турция. Все бы ничего: и новый формат отношений стратегического партнерства формализован (проведено первое заседание Стратегического совета высокого уровня); и товарооборот со страной, являющейся вторым после России экспортным рынком для Украины, составил пять млрд. долл.; и переговоры по соглашению о свободной торговле начались; и документ о безвизовых поездках сроком до 30 дней подписан. Однако после турецкой отмашки «Южному потоку» спустя всего неделю как В.Янукович навестил в Анкаре своего друга Эрдогана и непоняток с договоренностью с Азербайджаном по сжиженному газу, неприятный осадок остался. 

Польша. Даже писать не хочется… После плевка полякам в душу, после их помноженных Киевом на ноль неимоверных усилий обеспечить Украине беспрецедентный прорыв в евроинтеграции стыдно смотреть польским друзьям в глаза. Впрочем, как и другим нашим стратегическим партнерам в ЕС — литовцам. 

И последний штрих к итогам года минувшего. Вряд ли можно считать успехом председательство Украины в Комитете министров Совета Европы. Введение с украинской подачи новой модели «тройки» СЕ — это, безусловно, очень важно. Однако в памяти наших международных партнеров, думается, к концу года осталось совсем другое — чрезвычайно жесткая резолюция по Украине такой много- и долготерпеливой структуры, как Парламентская ассамблея Совета Европы. 

О внешнеполитических приоритетах на 2012 год мы почти ничего не услышали: председательство в Центральноевропейской инициативе, проведение Евро-2012 и обеспечение демократических выборов. Вот, пожалуй, и все.  Основных причин такой скромности, пожалуй, две. Во-первых, и в—главных, у Украины как не было, так и нет до сих пор основательного и подробного документа — внешнеполитической стратегии или, если хотите, доктрины, на основании положений которой уже можно было бы расписывать ежегодные приоритеты. Некий документ, с натяжкой могущий претендовать на эту роль, был подготовлен еще примерно год назад, но затерялся где-то в недрах наших госорганов. Судя по всему, нынешняя власть, впрочем, как и предыдущая, в подобных документах не нуждается. 

Вторая причина также очевидна — грядущие парламентские выборы и все связанные с ними вполне ожидаемые проблемы и неприятности на международной арене. Поэтому, чем меньше и неконкретнее запланируешь, тем меньше потом спросят о результатах. Тем более опять же понятно, что от МИДа успешность нашей внешней политики в этом году будет зависеть еще меньше, чем прежде. Так что, наверное, основные дипломатические усилия в 2012 г. Украине стоит направить по тем векторам, где даже в неблагоприятных предвыборных внутриполитических условиях можно надеяться на получение конкретных и позитивных результатов. Это, прежде всего, защита прав и интересов украинских граждан за рубежом и обеспечение права украинцев на свободу передвижения (в первую очередь, в европейском направлении: когда Соглашение об ассоциации оказалось подвешенным, переговоры по безвизовому режиму не дадут зачахнуть диалогу с Евросоюзом и способны даже добавить ему позитива). Еще одно потенциально перспективное направление — развитие отношений с динамичными экономиками, — Китаем, Бразилией, Индией, Сингапуром, Японией, Кореей. Особенно если учесть, что по вопросам демократии они к нам не придираются. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно