МЫ МИРНЫЕ ЛЮДИ. А ЕСТЬ ЛИ У НАС БРОНЕПОЕЗД?

21 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 21 сентября-28 сентября

Цели нанесения военного удара США определены. Право Америки на возмездие признал даже Каддафи. Пентагон начал отправку самолетов и армейских подразделений на Ближний Восток...

Цели нанесения военного удара США определены. Право Америки на возмездие признал даже Каддафи. Пентагон начал отправку самолетов и армейских подразделений на Ближний Восток. Словосочетание «ядерное оружие» уже не единожды было произнесено вслух. Талибы готовятся к джихаду, а американцы признают, что в войне будут потери, но готовы их нести ради «безграничного правосудия». Президент США обратился не только к собственной нации, но и к государствам мира, призвав определиться: на чьей они стороне.

Ближний Восток достаточно далек от Украины, но совсем не исключено, что грядущая война заденет и нашу страну. Каким образом? При каких условиях Украина может быть вовлечена в конфликт? Какие объекты на ее территории могут представлять интерес для противоборствующих сторон? На эти вопросы попытались ответить эксперты «ЗН».

Михаил ГОНЧАР,
Александр МОСКАЛЕЦ, Международный фонд «Стратегия-1»:

Михаил Гончар
Виктор ЦЫГАНОВ
Григорий ПЕРЕПЕЛИЦА
Олег БОДРУК
Александр Москалец
Михаил Гончар
— Теоретически Украина может стать объектом воздействия в случае, если ее территория будет активно использована в будущей широкомасштабной операции возмездия. Но последнее зависит от стечения ряда обстоятельств.

Предположим, если Соединенные Штаты сами или вместе с союзниками по НАТО будут решать определенные задачи в Афганистане с использованием частей, базирующихся в Европе. Для этого понадобится их переброска, к примеру, в Узбекистан, а Россия откажет в содействии. Тогда может возникнуть некоторая необходимость использования армией США украинской военной инфраструктуры. Например, аэродромы на юге Украины могут служить в качестве промежуточных для переброски сил и средств американской армии из Германии в Узбекистан через Украину и Азербайджан (или Грузию). Либо же ударная авиация США и союзников может использовать украинские аэродромы в качестве запасных.

Александр МоскалецКстати, если подобный маршрут был бы задействован, то мы бы стали свидетелями воплощения в жизнь вынашиваемой, но нереализованной формулы сотрудничества НАТО+ГУУАМ. Это могло бы стать хорошим взносом стран
ГУУАМ в антитерростическую операцию и достаточно эффективным шагом Украины к восстановлению пошатнувшегося партнерства с США. Более того — подобная ситуация может стать тестом, свидетельствующим о способности политического руководства Украины стать партнером США в трансатлантической коалиции.

При таких условиях можно предположить, что террористы, в отместку Украине, решатся на некоторые акции против нее на ее территории. Если ими будет поставлена цель нанесения максимального материального ущерба и людских потерь, то объектом атаки может стать атомно- и гидроэнергетическая инфраструктура. Очевидно, нет необходимости оглашать список потенциально опасных объектов.

Однако описанный сценарий в контексте 11 сентября мы относим к категории крайне маловероятных по причине иных мотиваций у террористов, которые явились «авторами» «кровавого вторника». Да и вряд ли угрозы для Украины оказались бы выше, чем для какой-либо из стран — партнеров США по НАТО, к примеру, той же Польши. К тому же террористическим центрам известно, что на территории бывших советских республик, граничивших с зарубежьем, во многом сохранилась хорошо организованная контрразведывательная инфраструктура. Это резко снижает шансы на успех теракций.

К категории сценариев с большей степенью вероятности мы относим те, что могут быть мотивированы политическими факторами. Например, в случае, если Украина выступает союзником США по антитеррористической коалиции, а при этом нарастают трения между РФ и США, то целиком ожидаемым станет негативное отношение к происходящему со стороны руководства РФ. Прецедент имелся на минувшей неделе с Узбекистаном. Согласие Ташкента содействовать США вызвало резкую реакцию министра обороны РФ, заявившего о недопустимости использования американцами территории стран СНГ для нанесения ударов по Афганистану. Хотя в дальнейшем министр иностранных дел России и попытался дезавуировать своего коллегу по правительству, но факт остается фактом — Москва чувствует, что ее монопольное влияние в Центральной Азии может неожиданно пошатнуться.

Для РФ стратегическое значение имеют три региона: Центральная Азия, Кавказ, Украина. Вслед за Узбекистаном о готовности предоставить свою территорию и воздушное пространство американским войскам для проведения операции возмездия заявил президент Грузии.

Россия явно не готова к ситуации, когда части американской армии могут быть размещены на территории постсоветских государств. Для россиян это будет означать утрату политической периферии. В этом случае нельзя исключать ряда импульсивных, жестких, может быть, не до конца взвешенных действий. От страны, чьи спецслужбы имеют достаточно подготовленных разведывательно-диверсионных подразделений, имеющих опыт боевых операций, можно ожидать определенных сюрпризов с четко оставленным «террористическим следом». К примеру, крымскотатарского происхождения. Ведь в информационном пространстве Украины, зараженном российскими стереотипами и трактовками политических событий, уже давно сформировано ожидание возможности критических неприятностей, якобы исходящих от мусульманского сегмента украинского общества.

Безотносительно к событиям 11 сентября для Украины может представлять опасность использование в Крыму факторов «исламского фундаментализма» и «мусульманского терроризма» с целью предотвращения шагов Украины, направленных на вывод Черноморского флота РФ после завершения срока действия договора 1997 года. В этом контексте спецслужбам Украины следует не забывать старую истину — есть дружественные государства, но нет дружественных разведок.

Олег БОДРУК, эксперт по вопросам национальной безопасности:

Олег БОДРУК— Я глубоко убежден, что после событий 11 сентября в США весь мир оказался перед вызовом быть вовлеченным в этот конфликт. Мы не заметили, как война или наше представление о ней, базирующиеся на истории, на книгах, на сообщениях СМИ, трансформируются. И XXI-й век показал, что новые угрозы могут быть настолько же критически важными для национальной безопасности, как и старые. Военные потери США за весь период войны во Вьетнаме с 1965 по 1973 гг. составили примерно 46 тыс. человек. А в Нью-Йорке и Вашингтоне за один день погибло, по средним оценкам, 10—15 тыс. человек. И эти потери Штаты понесли, еще не находясь в состоянии войны.

Украине, по всей видимости, не удастся избежать втягивания в новую мировую войну, которая будет происходить по новым законам и в новых условиях (но я имею в виду не прямое участие). Международный терроризм не имеет границ. И он только отдельными государствами поддерживается официально, а в большинстве случаев это делается скрыто. Ситуация усугубляется еще и тем, что в мире появляются ранее не известные технологии, и они могут быть применены в новой мировой войне (например, нанесение ударов по компьютерным сетям развитых стран). Это и борьба с использованием средств массовой информации. Сейчас уже и Россия пришла к выводу, что нельзя выиграть войну, не используя СМИ. Так что нынешняя мировая война будет иметь совершенно иные формы. И Украина в условиях глобализационных процессов волей-неволей будет втянута в это противостояние. Я в этом глубочайшим образом убежден. События уже разворачиваются и на территории нашей страны: когда СМИ показывают крушение двух башен в Нью-Йорке, то, по сути, Украина и ее население втягивается в эту войну. Участие в ней не обязательно может быть физическим. Это психологическое участие, на что, в общем-то, и направлен терроризм. С помощью СМИ формируется атмосфера страха — за свою жизнь, за жизнь своих детей, за их будущее. А если люди начинают жить в состоянии страха, то становятся неадекватными и политические решения.

Вся система безопасности, построенная по старым принципам, сейчас не срабатывает. И это касается не только США, а всего мира. И когда мы говорим о третьей мировой войне, то нужно вести речь не о традиционном участии Украины в боевых действиях на территории той или иной страны, а о соучастии нашей страны в борьбе с террористическими группами, мозговыми и финансовыми центрами, поддерживающими терроризм.

Я был очень удивлен, что террористы не продолжили ряд терактов с применением имеющегося в распоряжении слаборазвитых стран оружия, а именно бактериологического и химического (не дай Бог, конечно). Не зря ведь США привели в состояние готовности всю систему для отражения подобной атаки. А ведь если американцы начнут наказывать те или иные государства и народы, то это, в конечном счете, может вызвать именно такую ответную реакцию. И подобного развития событий я опасаюсь больше всего. Ведь заложниками этой реакции можем стать и мы: в условиях современных коммуникаций использование бактериологического оружия не ограничивается территорией одной страны, оно переносится на другие государства, автоматически делая их участниками так называемой «третьей мировой войны».

Могут ли террористов привлечь наши трубопроводы? Согласно исследованиям западных спецслужб, где-то в 50—60 % случаев объектами терактов становятся нефте- и газотранспортные системы. Например, у Соединенных Штатов постоянная проблема с террористическими организациями Латинской Америки, регулярно взрывающими нефте- и газопроводы. То есть в случае глобального конфликта мы абсолютно не можем исключать такую возможность. Транспортные артерии — очень реальные, удобные и привлекательные объекты для актов террора. Кстати, когда рассматривался проект транспортировки азербайджанской нефти по территории Турции, то курды пообещали, что без внимания эти нефтепроводы не оставят и будут на них постоянно воздействовать.

Объектов, представляющих интерес для террористов, на территории Украины может быть много. Например, атомные станции. Или вот уже десять лет говорят о возможности даже не теракта, а просто аварии на плотине нашего водохранилища — Киевского моря. Она может иметь катастрофические последствия.

Объектом воздействия чеченских террористов на территории Украины, естественно, может быть Черноморский aлот, его подразделения морской пехоты, принимавшие участие в боевых действиях в Чечне. И, кстати, не только чеченских, но и арабских. Например, в случае, если Россия объединит усилия в борьбе с терроризмом с Соединенными Штатами (предоставит им возможность использовать свои базы, они объединят свои финансовые возможности, усилия разведслужб и т.п.), то, естественно, это может вызвать ответную реакцию, и на территории Украины в том числе.

Григорий ПЕРЕПЕЛИЦА, эксперт по военно-политическим вопросам, доктор политических наук:

Григорий ПЕРЕПЕЛИЦА— Нет никаких сомнений, совершенные акты агрессии против США все-таки поразили мир. Граждане различных государств обеспокоены возможностью повторения ужасных событий в их собственной стране.

Но напомним, что терроризм — это метод войны слаборазвитых государств против высокоразвитых. К терроризму прибегают страны, организации, политические движения или другие субъекты, когда они не в состоянии открыто противостоять более могучему противнику. Терроризм — это идеологически мотивированные действия, преследующие определенную политическую цель. Таковой может быть желание отплатить за политическое или экономическое доминирование соперника, запугав, подорвать его могущество, в частности морально-политический потенциал. Идеологическая мотивация террористических актов против США очевидна. Они преследовали целый ряд целей: посеять ужас и панику в мире, подорвать основы финансового могущества США, нанести ущерб вооруженным силам США, подорвать моральный дух американцев и имидж их страны как супердержавы. Действия террористов расцениваются как вызов западной цивилизации в целом.

Учитывая все вышеизложенное, существует очень малая вероятность совершения террористических актов против Украины. Во-первых, нет идеологических мотивов для подобного нападения. Наше государство не пребывает в состоянии конфликта со странами, исповедующими радикальный, воинствующий исламский фундаментализм. Оно также не принадлежит к странам, подозреваемым в содействии международному терроризму. Не существует и политических целей, достижение которых требовало бы террористических действий против нашего государства. Украина — не высокоразвитая страна, и потому не несет ответственности за отрицательные последствия глобализации, которые испытал «третий» мир. Масштабные террористические акты, направленные против Украины, не вызовут такого международного политического резонанса, как агрессия против США или других ведущих стран мира. Поэтому удар со стороны террористов Украине, вероятнее всего, не грозит.

Втянутой же в конфликт Украина может оказаться, если военные акции перерастут в широкомасштабное военное противостояние (но это не обязательно будет третья мировая война). НАТО уже применило пятую статью Вашингтонского договора о коллективной обороне, в соответствии с которой нападение на одну страну считается нападением на все страны блока. Следовательно, эти государства имеют военные обязательства подключиться к отражению агрессии или к военной кампании одного из членов альянса. Если они придут к таким коллективным действиям, то, конечно, в ходе эскалации объектами террора станут не только страны Западной Европы, но и другие, включая Украину. В этом случае наша страна может стать объектом терактов, если она присоединится к действиям НАТО и примет участие в борьбе с коалицией, исповедующей терроризм.

Или же в другом случае: если Украина присоединится к России, которая, в принципе, уже втягивается в конфликт с исламским миром в Центральной Азии и на Кавказе.

Самой присоединяться к той или иной коалиции для Украины нет никакого смысла. Потому что вхождение в военный союз необходимо тогда, когда страна сама является объектом агрессии и не может ее отразить самостоятельно. Тогда возникает потребность в коллективной обороне. Но для Украины пока что такие угрозы в ближайшее время не просматриваются.

Если же абстрагироваться от террористических аспектов и сосредоточить внимание на военных объектах, то необходимо заметить, что на территории Украины есть стратегические военные объекты, которые эксплуатируются в интересах России. Это касается станций раннего предупреждения о ракетном нападении. Так вот, если возникнет конфликт, например, между США и Россией, то Украина первой попадет под удары США или той коалиции, которая будет воевать против России. Потому что эти станции являются объектами первоочередного уничтожения. И независимо от того, где они находятся — на территории Украины или на территории России, — первый удар будет нанесен по этим объектам.

Далее, второй вариант: Россия втягивается в конфликт с одним из исламских государств, в том числе и силами Черноморского флота. В этом случае первый ответный удар наносится по главной базе ЧФ, расположенной, как известно, на территории Украины. Это абсолютно реальный и наиболее вероятный сценарий. То есть возможный удар по Украине может быть нанесен, если именно Россия будет втянута в какой-то конфликт. Это более реальная угроза для безопасности Украины, чем если НАТО втянется в какой-то конфликт с государствами исламского мира, поскольку в этом случае нам ничего не грозит.

А опасность уничтожения наших нефте- и газопроводов? Ведь через территорию Украины проходит транзит энергоносителей в Европу.

—Это если речь идет уже о широкомасштабной войне. А террор — это очень специфический инструмент политической борьбы и применения средств насилия. Он имеет очень конкретные функции, которые состоят не в том, чтобы подорвать экономический потенциал страны. Терактами это сделать невозможно. Терактами можно создать только политико-психологический эффект устрашения, подорвать имидж страны.

Но если начнется война, то и с военной точки зрения трубопроводы имеют второстепенное значение, потому что в условиях военного времени экономика переходит на самообеспечение, поднимаются мобилизационные резервы, открываются законсервированные скважины и т.п. И такие мобрезервы есть в каждой стране. Самообеспечение, конечно, не может длиться годы, но на время военного конфликта в каждой стране есть мобилизационные планы, в том числе и мобилизации природных ресурсов. Поэтому наши газопроводы не будут первостепенным объектом удара.

Кроме того, подобный удар автоматически будет означать объявление войны Украине. Независимо от того, будет это сделано официально или нет. Это произойдет автоматически согласно международному праву. Подобный акт называется актом агрессии или объявления войны. То же самое, если удар будет нанесен по базе Черноморского флота РФ — это будет автоматически считаться объявлением войны Украине. А нанесение удара силами Черноморского флота по третьему государству будет считаться агрессией со стороны Украины, а не России, поскольку, согласно международному праву, агрессором считается та страна, с территории которой нанесен удар, независимо от того, кто нанесет этот удар.

На территории Украины нет таких объектов первостепенной важности, которые бы могли подорвать потенциал окружающих ее стран. Легче нанести удар, например, по французской атомной станции, чем копаться в украинских газопроводах, что будет иметь минимальный эффект, поскольку та же Франция подключится к норвежскому газу, кроме того, у нее есть сжиженный газ. Так что это не проблема для европейских стран.

То же самое касается и наших атомных станций. Если, скажем, какая-то страна третьего мира будет воевать, например, с Германией, какой ей смысл подрывать украинскую АЭС, если гораздо эффективнее будет подорвать такую же станцию в Чехии или самой Германии? Ведь при подрыве нашей АЭС основным очагом заражения будет Украина, а не та страна, против которой ведется война.

Угроза в этом контексте находится в иной плоскости. Как известно, войны не только разъединяют, но и объединяют государства. Обнадеживающим выглядит намерение стран мира объединить усилия против такого страшного зла нового тысячелетия, как терроризм. Но при этом не следует забывать, что страны, кроме общих, имеют и противоречивые интересы. Россия, для чьей национальной безопасности терроризм является реальной угрозой, высказала свою решительную поддержку и готовность сотрудничать со США и НАТО в борьбе против исламского терроризма. Но при этом стоит вопрос, не использует ли Россия эту ситуацию и некоторую «уязвимость» США для реализации собственных геополитических интересов, не связанных непосредственно с терроризмом. Например, могут ли США в обмен за сотрудничество в борьбе с терроризмом пойти на уступки России в следующих вопросах: отказ от намерений модернизации собственной национальной системы ПРО, признание чеченского вопроса как исключительно проблемы международного терроризма? Не случайно уже сегодня спецслужбы Российской Федерации пытаются присоединить к террористическим актам в США чеченский «след». Как известно, Украина находится в эпицентре соперничества между США и Россией за сферы влияния. А потому на повестке дня может возникнуть вопрос о признании Украины и всего постсоветского пространства сферой исключительной «ответственности» России и российских жизненно важных интересов. Посему может возникнуть потребность в инспирировании на территории Украины правых радикальных экстремистских групп. А потому некоторые проявления терроризма следует ожидать скорее изнутри Украины, а не извне. Но такое развитие событий может рассматриваться только как гипотетическое, поскольку оно возможно лишь при целом ряде условий, которых в Украине пока, к счастью, не существует.

Владимир ЧУМАК, заведующий отделом внешнеполитических стратегий Национального института стратегических исследований:

— Единственным условием, при котором Украина каким-то образом может быть вовлечена в этот конфликт, может стать ее не совсем взвешенная политика. Но, несмотря на различные, подчас достаточно резкие заявления отдельных отечественных политических сил, можно констатировать, что на сегодняшний день политика Украины отличается достаточной взвешенностью.

Прежде всего нужно учитывать тот факт, что Украина — государство, придерживающееся статуса нейтральной державы. Потому каким-то образом втягиваться в конфликт означает нарушение того, что мы задекларировали. А это совершенно, на мой взгляд, нецелесообразно. Другое дело, что совсем в стороне от этого конфликта Украина стоять не может и должна определенным образом реагировать. Но как?

Во-первых, политически. Мне кажется, что со стороны высших представителей нашего государства было заявлено достаточно четко и своевременно: Украина осуждает теракты, произошедшие в Америке, и всячески поддерживает точку зрения о необходимости всеми мерами бороться с терроризмом. С гуманитарной точки зрения было сделано тоже достаточно много заявлений. Но, очевидно, Украина могла бы присоединиться ко дню скорби, прошедшему в странах Европы.

Что касается непосредственного участия в конфликте, который, очевидно, неизбежен, то почему-то все понимают под этим участие в каких-то вооруженных акциях, предоставление Украиной своего воздушного пространства или территории одной из воюющих сторон. Но при этом забывается, что всякая вооруженная акция требует тщательной подготовки. И в эту подготовку прежде всего входит сбор необходимой информации, ее анализ, планирование операции. Я думаю, что Украина могла бы оказать помощь своим партнерам, прежде всего, в обеспечении информацией, но только при условии, что эта информация будет иметь чисто украинское происхождение, а не будет заимствована из каких-либо источников, поставляемых спецслужбами сопредельных стран. Поскольку игра слишком сложна, и на сегодняшний день еще не совсем понятно, какая информация достоверна, а какая может иметь смысл информационного прикрытия.

Во-вторых, нужно достаточно срочно подумать о существующей в Украине законодательной базе, касающейся контроля за вооружениями, и ее гармонизации с тем, что наработано в мире.

Третье — это, безусловно, участие Украины в международных усилиях, направленных на предотвращение распространения вооружений и особенно оружия массового уничтожения. Если Украина в свое время сделала беспрецедентный шаг, отказавшись от ядерного оружия, то она должна продолжать действовать достаточно активно и дальше: выдвигать соответствующие инициативы и быть заметным игроком на этом поле.

Вот чего не надо делать, с моей точки зрения, так это создавать лишний ажиотаж вокруг темы возможного конфликта. Дело в том, что Соединенные Штаты достаточно мощная страна, чтобы разобраться самостоятельно. И возможности Украины в чисто силовом аспекте мало что добавили бы Соединенным Штатам, даже если бы Украина и предложила свою помощь. Это видно уже хотя бы на примере Российской Федерации, согласно заявлениям представителей которой, она готова подумать о предоставлении своих военных баз и военной помощи США, если те обратятся к РФ с соответствующей просьбой. Но мне кажется, что у Америки существует достаточное количество баз в районах, прилегающих к зоне предполагаемого конфликта. И сегодня сложно утверждать, последует от них такая просьба или нет, ведь пока Вашингтон каких-либо интенций в этом направлении не проявляет.

А что касается психоза, то опасен он вот чем: под эту сурдинку очень удобно подвести соответствующую базу о необходимости ограничения демократических свобод в разнообразных проявлениях. В США, кстати, президент четко заявил о недопустимости подобного, а вот, скажем, у наших соседей, в России, военные уже предложили устанавливать на высотных зданиях средства противовоздушной обороны. И очень бы не хотелось, чтобы мы и на этот раз по традиции копировали бы подходы нашего северного соседа, поскольку для Украины на сегодняшний день в этом нет какой-либо серьезной необходимости. Нам важно не переборщить внутри государства, так как силовики, как всегда, склонны на удобном примере продемонстрировать свою деятельность. Это стремление иногда бьет через край, потому очень важно здесь соблюсти принципы законности.

— А не допускаете ли вы, что в случае, если конфликт расползется и в него будут втянуты европейские государства и Россия, то будет задета и Украина?

— Безусловно, в обрисованной вами ситуации Украине трудно будет остаться в стороне, поскольку в эпоху глобализации отсидеться по принципу «моя хата с краю» никому не удастся. Но еще раз подчеркиваю: прежде всего необходим тщательный анализ информации. Перед тем как проводить какие-то акции, необходимо узнать, кто все-таки заказал теракт, кто исполнял, кто платил и т.д. Комбинация ведь была многоходовая. Соединенные Штаты сейчас усиленно подталкиваются к определенным действиям: уже назначена страна-террорист, назначен главный обвиняемый — Усама бин Ладин, хотя все, даже самые одиозные режимы, открещиваются от этой акции. И это настораживает. По всем законам террористического акта кто-то должен был взять за него ответственность, иначе теряет всякий смысл сам акт. Но этого не сделано до сих пор. За терактом, видимо, скрываются гораздо большие цели, чем просто напугать американское население. Поэтому я бы назвал это не войной, объявленной Америке, а актом, направленным на подрыв позиций Соединенных Штатов в мире. Радует то, что американцы оказались достаточно рассудительными и пока, кроме чисто риторических угроз и предположений, никаких конкретных акций, вопреки многим ожиданиям, предпринято не было. Украине, безусловно, нужно очень внимательно отслеживать все процессы, происходящие сейчас в мире, и быть готовой, по крайней мере, к тому, чтобы не занять неправильную сторону. Очень важно не наломать сейчас дров.

Виктор ЦЫГАНОВ, заведующий кафедрой национальной безопасности Украинской академии госуправления при Президенте Украины:

Виктор ЦЫГАНОВ— Ситуация, которая разыгрывается сегодня в мире, так или иначе затрагивает не только сегодняшнее, но и будущее нашей страны. При каких условиях Украина может быть втянута в конфликт? Она уже сегодня в него втянута, но еще не принимает в нем ярко выраженного участия. А конфликт разворачивается между гуманизмом и антигуманизмом. Самое главное, чего следует опасаться нашему государству, так это демонстрационных шагов, то есть проявления посредством своей реакции на происходящее в мире каких-то своих устремлений и интересов.

Украина может быть втянута в конфликт как объект терроризма. Собственно говоря, как это ни парадоксально, террор в Украине уже происходит — с помощью средств массовой информации. Идет постоянная психологическая война. Ведь, с точки зрения чисто физической, террор —это ведь не уничтожение сил противника (для этого есть война, а для тайного уничтожения — диверсии), он всегда имеет другую цель — нарушить статус-кво, сделать панику основным способом поведения общества. Другими словами, это психологическая война.

Поддержка военных акций ничего Украине не даст. Поддержка каких-то других шагов, чисто политических, тоже не принесет желаемых дивидендов. Что касается простого порицания терроризма, то, знаете, это напоминает русскую поговорку: «мужик на барина сердился-сердился, а тот и не заметил». Наша помощь может носить только гуманистический характер.

Может ли в Украине разыграться нечто подобное произошедшему в Америке? Думаю, да. Объектом террора может стать все, что имеет какую-нибудь ценность для данного общества, что определяет характер его жизнедеятельности и жизнеобеспечения. Что нужно сделать во избежание этого? Думаю, те шаги, что предприняты для повышения боеготовности, вполне оправданы, главное, не свести все усилия к маршированию по Крещатику в дни парада. Необходимо также создавать мощные антитеррористических центры, не показушные, одетые не в жупаны и шаровары с копьями (но если, в конце концов, это поможет борьбе с терроризмом, то пусть будут и шаровары). Больше профессионализма. К сожалению, в последние годы наша власть его не очень-то охотно демонстрирует.

Прежде всего также должна быть пересмотрена концепция национальной безопасности, поскольку существующая сегодня явно недостаточна и вряд ли может быть руководством к действию. Мы до сих пор не провели так называемый менеджмент угроз. Мы не знаем приоритетности национальных интересов. Лично я считаю, что сегодня для национальной безопасности Украины самая большая опасность исходит со стороны самой власти — из-за ее некомпетентности, неадекватной кадровой политики.

Каждая власть имеет единственный смысл своего существования — благополучие народа, который ей эту власть доверил. Из этих интересов и должны исходить те, кто принимает сегодня внешнеполитические и государственные решения в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно