МЫ ДОЛЖНЫ ДАТЬ ЛЮДЯМ ШАНС ОЦЕНИТЬ ВЛАСТЬ И ОППОЗИЦИЮ НА ПОЛНОЦЕННЫХ ПРЯМЫХ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРАХ

14 ноября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 14 ноября-21 ноября

— Какие качества должны быть присущи новой политической элите для выведения Украины на качественно новый уровень развития?..

— Какие качества должны быть присущи новой политической элите для выведения Украины на качественно новый уровень развития?

— Фактически в течение всей истории в Украине правящей элиты как таковой не существовало. Поскольку наша элита на протяжении веков была русифицированной, полонизированной, окатоличенной, литовизированной — какой угодно, но не украинской. Конечно, были, к счастью, люди, имевшие полное и неопровержимое право именоваться «національно свідомою» элитой. Однако у них не было никаких прав и возможностей влиять на управление государством. Быть украинской элитой со времен монголо-татарского нашествия и вплоть до времен Л.Брежнева означало — сгореть, погибнуть, принести себя в жертву. Мазепа, Хмельницкий, Чорновил — все они, к сожалению, элита пленения и тюрьмы.

Не имея возможностей влияния на политическую жизнь, украинская элита реализовывала себя в императорских театрах и занималась преимущественно художественными промыслами. И мы должны быть благодарны этим людям, которые смогли, несмотря ни на какие трудности, сохранить саму возможность появления собственной элиты в будущем.

А сегодня, когда мы говорим об элите, то имеем в виду не круг людей, генетически унаследовавших понятия чести и такие качества, как патриотизм, ответственность, духовность, высокий уровень интеллекта. Современная политическая элита — это не «белая кость». В нынешнем политическом дискурсе элита определяется, как это ни парадоксально, упрощенно: элита — это власть. И морализировать вокруг этого нет нужды. Это данность. В современном понимании те, кто у власти, являются политической элитой. По определению.

Другое дело — вопрос самоидентификации элит. Если группа, пришедшая к власти, сможет идентифицировать себя в качестве сообщества, для которого национальные интересы значительно весомее частных или групповых, — только тогда мы сможем говорить о политической элите в Украине. Но не сегодня.

Сегодня мы можем сколько угодно распространяться об элитах и контрэлитах, но это пустые слова, никоим образом не касающиеся современной Украины. У нас отношения между «элитами» являются всего лишь системой локальных (конформных или конфронтационных) связей между отдельными кланами и финансово-политическими группами. В Украине возникло административное назначение элиты, при котором человек из заведующего овощной базой вдруг превращается в господина N, кавалера ордена святого Станислава и обладателя нескольких облэнерго. Но его мировоззрение осталось тем же — взять и убежать.

Только тогда, когда к власти придет новая, альтернативная правящей команда, которая сможет идентифицировать себя национальной политической элитой на упомянутых выше основах, мы будем говорить о новых качествах новой элиты.

И для того чтобы вывести Украину из кризиса на «качественно новый уровень развития», не нужна никакая генная инженерия в национальных масштабах. Придет команда, члены которой отличаются профессионализмом, патриотизмом, порядочностью. Этих черт вполне достаточно для решения первоочередных задач. Кроме того, элита должна отдавать себе отчет, что она является социально ответственной. Ведь именующие себя «новой элитой» научились красиво завязывать галстук от Бриони, пить белый чай и разбираться в творчестве Кабакова, словом, заимствовали западный стиль, но почему-то оставили по ту сторону границы главный признак настоящей элиты — нести ответственность за социально зависимые и социально подчиненные группы народа.

— Возможен ли в Украине консенсус («пакт») элит для достижения определенной стратегической цели, и если да, то на какой основе?

— Хочу напомнить один анекдот. Когда старого диссидента спросили, почему он так не любит советскую власть и ее руководителей, он ответил: «У меня с ними расхождения по земельному вопросу. Они хотят, чтобы я лежал в земле, а я хочу — чтобы они».

Говорить о консенсусе элит нет никакого смысла по причине их отсутствия. Сегодня мы можем говорить только о системе отношений «по понятиям». Есть финансово-политические группы со своими интересами и аппетитами, и есть арбитр их отношений — Президент Л.Кучма, удерживающий власть лишь благодаря осознанию лидерами кланов того, что без Л.Кучмы придет конец периода относительно мирного сосуществования нескольких криминально-политических семей, и долго выстраиваемая система корпоративно-клановой стабильности будет разрушена. После чего всей этой, с позволения сказать, «элите» придется на длительное время «лечь на матрасы» в Киеве, Донецке или Днепропетровске и ждать очередного «консенсуса».

Договоренностей между оппозиционными силами и этими группами не может быть, поскольку у нас не может быть никаких общих стратегических ценностей, ни даже методов достижения цели. Если одна команда стремится употребить страну, а другая пытается ее спасти, то говорить тут о консенсусе — полнейшее извращение. Что мы возьмем в качестве цели подобного консенсуса — уменьшение темпов разорения и уничтожения? Искать консенсус с правящими верхами — все равно что требовать мира и согласия между войсками вермахта и Красной Армии в Сталинграде в 1943 г.

Мы не имеем морального права сесть с руководством кланов за стол переговоров и сказать: «Хорошо, ребята, что было, то было, и все, что у вас есть, — ваше. Мы готовы частично принять ваши правила игры и обустроить всю страну под ваши аппетиты. Давайте вместе восстанавливать страну». Если бы мы это и сказали, то «восстанавливать страну» — они даже слов таких не понимают.

— Что необходимо сделать, чтобы превратить президентскую кампанию 2004 г. в общественную дискуссию об определении стратегического курса Украины?

— Прежде всего нам необходимо приложить усилия, чтобы президентская кампания 2004 г. состоялась. Ведь пока мы говорим, что она должна стать красивой, прозрачной и общественно-дискуссионной, другие силы стремятся ликвидировать конституционные предпосылки для проведения какой бы то ни было президентской кампании в Украине в какое бы то ни было время. Мы — оппозиционные силы — сегодня обязаны не дать власти выйти за пределы действующего конституционного поля. Мы должны дать людям шанс оценить власть и оппозицию на полноценных прямых президентских выборах.

И, я полагаю, это не будет дискуссия. Мы не в Голливуде, где между фразой «Тебе конец, дружище» и выстрелом завязывается отдельный драматический сюжет продолжительностью в полфильма. Это будет выбор. Выбор между двумя путями — либо прекращение беспорядка, продолжающегося в стране от самих истоков независимости, и начало новой жизни, либо забвение. Мне очень не хочется, чтобы уже наши дети или внуки прочли в учебниках по «Истории ЕЭП», что существовала несколько лет некая буржуазно-националистическая Украина, быстро павшая из-за того, что руководили ею люди неумелые и ни к чему не способные. Мы будем побеждать. Это наш единственный стратегический курс. Мы должны использовать шанс.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно