МОЛДОВА: ВРЕМЯ ДАРИТЬ ПОДАРКИ

20 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 20 июля-27 июля

Украина всякий раз не упускает возможности доказать, что считает приоритетом развитие отношений со всеми своими соседями...

Украина всякий раз не упускает возможности доказать, что считает приоритетом развитие отношений со всеми своими соседями. И хотя среди них найдутся и бывшие республики СССР, и страны НАТО, и потенциальные члены Евросоюза, и те, кто ни в НАТО, ни в ЕС не собирается, и даже те, кого ни в НАТО, ни в ЕС не очень желают видеть, — со всеми Украина строит отношения «равноправные, дружеские и партнерские».

Едва ли за это можно упрекнуть, но, с другой стороны, поддержание настолько хороших отношений со всеми сразу обходится весьма не дешево, прежде всего для того, кто прилагает усилия к этому. Украину отнюдь не считают богатой страной, но едва ли кто из ее соседей обвинит ее в отсутствии щедрости.

Обмен любезностями

 

На днях свое безграничное хлебосольство украинцы демонстрировали молдаванам. В обмене любезностями Киев и Кишинев зашли настолько далеко, что даже вызвали ревность Москвы, которая потребовала от Киева прекратить поставки в Молдову электроэнергии.

Но энергетика — лишь часть договоренностей, подписанных в ходе визита молдовского премьера Василе Тарлева в Киев на прошлой неделе. Самым крупным достижением Киева и Кишинева было, естественно, соглашение о границах, о чем уже писало «ЗН» в прошлом номере. Добавим лишь, что процесс делимитации украинско-молдовской границы занял более трех лет. При том, что президенты Украины и Молдовы Леонид Кучма и Петру Лучинский подписали пограничный договор еще в августе 1999 года, только сегодня можно сказать, что Молдова стала первой республикой бывшего СССР, с которой Киев урегулировал все приграничные споры. Это хороший пример и для России, и для Беларуси.

Но сегодня весь вопрос в цене, которую Украина заплатила за почти восьмикилометровый участок дороги в районе села Паланка, и готова ли Молдова признать этот обмен законным.

Политическая выгода от приобретения дороги весьма не велика. Дай Бог, чтобы экономические дивиденды от беспрепятственного провоза товаров между Одессой и Рени перекрыли те потери, которыми чревата передача Молдове других участков границы, например в Бесарабяске и 450 метров дунайского берега в Джурджулештах.

При этом нынешний украинский премьер Анатолий Кинах как-то заявил, что, несмотря на передачу дороги, Украине все равно придется строить новую трассу, ибо та, что идет через Паланку, — отнюдь не суперсовременное шоссе с развитой инфраструктурой. Опять расходы.

В свою очередь небольшой участок земли на берегу Дуная в районе села Джурджулешты предоставил Молдове право де-факто называться морской державой. Кроме того, Кишинев еще и может превратиться в конкурента Украины по доставке в регион нефти. На полученном от Украины пляже она развернет строительство нефтетерминала, первая очередь которого уже построена на молдовской территории. А во сколько оценить, например, то, что Молдова стала участником ряда международных организаций, как, например, Дунайская комиссия, о которых могла бы только мечтать, если бы не имела выхода к «большой воде».

Еще одним подарком от Киева Молдове стали 130 объектов молдовской собственности на территории Украины. На заре независимости Верховная Рада Украины своим постановлением объявила их собственностью Украины. В Молдове тогда шла война, и мало кто задумывался об оставшихся за рубежом пансионатах и домах отдыха, но теперь ситуация изменилась. По настоянию Кишинева пункт об упомянутых объектах был включен в молдовско-украинский Договор о дружбе и сотрудничестве от 23 октября 1992 года, но только в 1994-м молдаванам удалось убедить премьера Виталия Масола подписать соответствующее соглашение. Согласуясь с ним, украинский парламент 12 июля этого года был вынужден пересмотреть свое старое постановление.

К немалому удивлению Киева, все эти украинские «подношения» были восприняты в Молдове весьма двойственно. В Паланке и Кишиневе несколько дней продолжаются акции протеста против, как говорят их участники, «незаконной продажи молдовских земель». Протесты не имели антиукраинской окраски, и все остроты и выпады достались нынешнему молдовскому правительству и президенту. Заметим, что Владимир Воронин никак не прокомментировал исторические договоренности с Украиной, а Василе Тарлев спустя несколько дней после возвращения из Киева сказал, что он не несет ответственности за недоработки, содержащиеся в Договоре о границе с Украиной, поскольку не он его подписывал. По словам премьера, документ, который он согласовывал в Киеве, — дополнительное соглашение о порядке совместной эксплуатации участка дороги Одесса—Рени, пролегающего через Республику Молдова, — не ограничивает доступ паланчан к земельным угодьям села, расположенным по ту сторону данного участка шоссе. Однако жители Паланки говорят об обратном и сообщают о случаях изъятия украинской милицией и пограничниками коров и автомашин.

Более того, оппозиционная Христианско-демократическая народная партия Молдовы раскопала в старинных архивах информацию о том, что до 1940 года Молдова в Джурджулештах владела участком дунайского побережья длиной в километр, поэтому «подачка» Киева в 450 метров в обмен на дорогу в более чем 7 километров выглядит как минимум унизительно. Так называемый общественный комитет «Паланка» обратился 18 июля к Владимиру Воронину с предложением наложить вето на решение парламента о ратификации Договора о границе с Украиной.

В конце прошлой недели выступления прошли и в Бухаресте. На плакатах учащихся в Румынии молдовских студентов были антиукраинские лозунги, которые стразу подхватила и растиражировала румынская пресса, напомнив Киеву и об острове Змеиный, и об отсутствии какого-либо прогресса на переговорах по делимитации румынско-украинской границы. Эти переговоры стороны уже давно должны были закончить.

Молдовская оппозиция, которая, впрочем, фактически не имеет возможности влиять на ситуацию в стране, несколько раз за последнюю неделю пыталась через парламент провести законопроект о выходе Молдовы из СНГ. По мнению лидеров фракции ХДНП в кишиневском парламенте, участие страны в Содружестве мешает ее интеграции в европейские структуры. Голосами коммунистов эта идея была отвергнута.

Где же, как не в СНГ, Молдова может рассчитывать на понимание и поддержку? В том же Европейском союзе, при всей его демократичности, «большие» страны не всегда считаются с «малыми». Напротив, в СНГ Молдова за последнее время заставила считаться со своим мнением и малых, и больших, и даже очень больших.

 

«Стодневка» Воронина

 

Незаметно для остального мира в Молдове 16 июля отметили 100 дней президентства Владимира Воронина. Официально никто из украинских политиков и даже соратников по компартии его не поздравлял, хотя стоило бы. За 100 дней он успел многое.

Насколько же эффективна модель того, что строит Воронин? По самым последним данным, опубликованным в аккурат к окончанию первого 100-дневного срока, в стране в этом году намечается 7-процентный рост экономики. Урожай — в два раза выше прошлогоднего. Естественно, не все эти успехи коммунисты могут записать на свой счет, хотя для создания своего благоприятного имиджа они взяли на вооружение PR-методы советского времени. Одним словом, «жить стало лучше, жить стало веселей»...

Новый президент Владимир Воронин пытается самоутвердиться, делая смелые, но подчас взаимоисключающие шаги. Обозреватель кишиневской газеты «Saptamana» Всеволод Черней написал об этом так: в первых числах марта Республику Молдова уже практически все считали почти третьим членом Союза Россия—Беларусь. Спустя же несколько месяцев приоритетным направлением стала европейская интеграция. «Весной мы вступаем во Всемирную торговую организацию, чтобы уже летом узнать, что МВФ и Всемирный банк вероломно завлекли нас в ловушку, при помощи конфеток-кредиток заманили в долговую яму; весной приднестровский вопрос обещал испариться, как утренняя роса, потому что он-де не был решен только из-за нежелания Лучинского заняться им, — а наступило лето, и мы узнали, что пока у власти в Тирасполе находится Смирнов, этот вопрос неразрешим».

Воронин мечется между Западом и Россией, в то же время отказывается от помощи посредников из Киева и Москвы и затевает собственную игру с Тирасполем, которая в итоге отнюдь не приводит к ослаблению трений с приднестровским руководством, а лишь тормозит переговорный процесс.

На этом фоне все идет к тому, что будут сорваны Стамбульские договоренности с ОБСЕ от ноября 1999 года о выводе вооружений бывшей 14-й армии из ПМР. Причем решение этой и ряда других проблем президент Воронин посчитал настолько важным, что на прошлой неделе отправился в Москву на обычном рейсовом самолете. Без соответствующей помпезности и почти инкогнито. В российской столице, по некоторым данным, обсуждалось несколько аспектов: энергетическая проблема и Приднестровье, а также не исключено, что и договор о границах с Украиной. А в Киеве в это же время собирались гаранты мирного урегулирования — министры иностранных дел России и Украины.

Интересно, что, вернувшись из Москвы, Воронин в Кишиневском аэропорту не стал встречаться с журналистами. И позже он никак не комментировал свои переговоры с Путиным. Это как минимум настораживает, хотя некоторые кишиневские газеты, не имея фактически никакой информации из-за закрытых дверей, предположили, что президенты Молдовы и России обсудили ни больше ни меньше вопрос сохранения на территории Молдовы российского военного присутствия в обмен на помощь России в разрешении приднестровской проблемы.

Однако делать такие предположения нет никаких оснований, хотя бы потому, что ничто не свидетельствует о перемене позиции России по приднестровскому урегулированию. В ходе состоявшегося в Киеве заседания министров иностранных дел Украины, России и Молдовы глава внешнеполитического ведомства Российской Федерации Игорь Иванов не привез никаких новых инициатив по Приднестровью. И «трио» министров завершило свое заседание декларацией, в которой заявило о том, что по-прежнему остаются участниками процесса урегулирования и подтвердили стремление предоставить Приднестровью особый статус в рамках единого молдовского государства. Впрочем, главным итогом киевских консультаций стало, пожалуй, то, что впервые после победы Владимира Воронина переговоры по Приднестровью прошли в том формате, который существовал раньше, но без участия Приднестровья.

 

Главный подарок

 

Наибольшую активность в Киеве во время заседаний трех министров проявил Николае Черномаз — министр иностранных дел Молдовы. Он склонял Киев еще к одной уступке (и это после всего, на что согласилась Украина!) — на основе только что вступившего в силу соглашения о границе ужесточить контроль на участке украинско-молдовской границы с Приднестровьем.

Глава украинского внешнеполитического ведомства Анатолий Зленко заявил, что параллельно с вопросами окончательной делимитации границы решается еще ряд проблем. Но отказался говорить о том, какой режим будет установлен на границе. А Владимир Горбулин, возглавляющий украинскую межведомственную комиссию по вопросам политического урегулирования конфликта в Приднестровском регионе сказал, что делимитация границы и введение блокады ПМР вопросы разного порядка, хотя и связанные между собой.

Судя по этим уклончивым ответам, Киев еще не решил, как поступить в данной ситуации. Хотя ясно, что блокада Приднестровья с украинской стороны дала бы в руки Кишинева мощные рычаги давления на Тирасполь.

Россия, кстати, уже ввела подобные «санкции» против ПМР, и любой груз из этого региона тщательно досматривается. По некоторым данным, такие действия российских таможенников привели к потерям нашей страной примерно 8 миллионов долларов.

Не секрет, что сегодня именно через украинскую территорию на мировые рынки идет основная часть «приднестровского» экспорта. О том, какой объем перекачивается, свидетельствует один свежий пример. На днях Комиссия США по международной торговле приняла решение, согласно которому импорт стального прута из ряда стран, включая Молдову, наносит ущерб американским производителям. Дело в том, что главный поставщик молдовского стального прута в США — Рыбницкий металлургический завод (РМЗ), который территориально расположен в Приднестровье. А все приднестровские товары на экспорт идут с кодом Made in Moldova. Так что формально американцы правы, грозя санкциями именно Кишиневу, хотя тот в общем-то не виноват. К тому же, заработанные за поставки стального прута доллары оседают в кармане «тираспольского режима». Добавим сюда, что часть этих средств, вероятно, остается в Украине, ведь надо еще платить за транзит грузов.

Так что Киеву, скажем так, не совсем выгодно то, что предлагал в ходе трехсторонних консультаций Николае Черномаз. Очевидно, в вопросе объединения усилий для давления на Тирасполь Киев пока не готов действовать заодно с Кишиневом, заботясь, видимо, еще и о своем имидже — не столько в глазах руководства непризнанной ПМР, сколько представителей 600-тысячной украинской диаспоры Молдовы.

Не получив от украинцев четкого ответа по санкциям против Приднестровья, Владимир Воронин изменил свои планы. Как стало известно, вечером 12 июля он хотел остановиться в Киеве по дороге из Москвы в Кишинев. Предполагалось, что он даже проведет блиц-встречу с Президентом Леонидом Кучмой. Однако, как выяснилось, позже он отказался от этой поездки: Киев не сделал, пожалуй, свой самый главный подарок Владимиру Воронину, а раз подарка нет, то и заезжать не стоит.

 

Мы пойдем
своим путем…

 

Украинские политики между тем искренне желают помочь Молдове разрешить свои внутренние противоречия, на основе, как уже было указано, предоставления специального статуса. Правда, сам молдовский президент Владимир Воронин, как известно, все еще надеется договориться напрямую с лидером Приднестровья Игорем Смирновым. Следующая их встреча намечена на 8 августа, и до момента, когда была написана эта статья, ни одна из сторон не вносила коррективы в эти планы. Хотя известно, что эксперты Кишинева и Тирасполя, которые должны были проводить консультации раз в неделю для подготовки встречи «патронов», не провели ни одной из запланированных встреч, обвиняя друг друга в отсутствии желания говорить. Камнем преткновения в последнее время стал вопрос о планах Тирасполя ввести для жителей Левобережья паспорта. На этом основании молдовский парламент отказался ратифицировать все договоренности, достигнутые между обоими берегами Днестра за последние восемь лет. Ситуация патовая.

Владимир Воронин обвинил Игоря Смирнова в том, что тот просто не желает иметь над собой начальника и потому противится дальнейшему диалогу. Впрочем, такое объяснение было бы очень простым. На самом деле Смирнов сейчас начинает борьбу за свое политическое выживание — в декабре в Приднестровье пройдут выборы, и он намерен победить любой ценой, даже ценой прекращения диалога с Ворониным. Молдовскому президенту только и остается, что уповать на неуступчивость партнера и, возможно, вновь начать апеллировать к Москве и Киеву за поддержкой. Правда, неизвестно, какую на этот раз плату запросят от молдаван их российские и украинские партнеры. Главное — не продешевить.

P.S. Самым печальным в этой ситуации может оказаться то, что стороны постепенно вновь склоняются к взаимным угрозам, а молдовские издания муссируют возможность силового сценария разрешения приднестровского конфликта. Трагический опыт войны восьмилетней давности заставил власти Тирасполя активно наращивать свою военную машину, при том, что у Молдовы проблем с армией множество (что продемонстрировал, в частности, последний призыв на воинскую службу). Главное, чтобы власти в Кишиневе, не добившись успеха на поприще мирных переговоров, не поддались на провокационные призывы все решить на поле брани.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно