Миротворцы по вызову

24 декабря, 2010, 19:15 Распечатать Выпуск №48, 24 декабря-29 декабря

Каждая страна имеет свое лицо, но все диктаторы похожи друг на друга, и их главная задача — сохранение власти...

Каждая страна имеет свое лицо, но все диктаторы похожи друг на друга, и их главная задача — сохранение власти. Президент Кот-д’Ивуара Лоран Гбагбо не исключение. После его отказа признать поражение на президентских выборах и покинуть свой пост, в стране обострился внутриполитический кризис, грозящий перерасти в новую гражданскую войну. К сожалению, событие это для Африки, в общем-то, обыденное. А наше внимание конфронтация в Кот-д’Ивуаре привлекла прежде всего потому, что в состав миротворческих сил ООН, размещенных в этой стране, входит украинское подразделение — вертолетная группа численностью 25 человек с двумя транспортными вертолетами Ми-8МТ.

Ситуация в Кот-д’Ивуаре начала накаляться после второго тура президентских выборов. Глава избирательной комиссии заявил, что победил оппозиционный кандидат Алассан Уаттара, набравший чуть более 51% голосов. Однако Конституционный суд отменил это решение и признал победу действующего президента. Уаттара с этим не смирился. Тем более что ООН, Соединенные Штаты, Европейский Союз, Франция и Африканский Союз поддержали решение избиркома в том что глава государства — Алассан Уаттара. А вот ивуарские армия и спецслужбы сохраняют верность Лорану Гбагбо. В результате в Кот-д’Ивуаре двоевластие: оба кандидата, ощущая за спиной такую поддержку, объявили себя президентами.

Противостояние Уаттара и Гбагбо привело к углублению политического кризиса, отчего в стране уже погибли десятки людей. А ведь целью президентских выборов было как раз преодоление последствий гражданской войны 2002 года, расколовшей Кот-д’Ивуар: и поныне северную часть контролируют бывшие повстанцы, а южную — правительство. В свое время стабилизировать ситуацию в Кот-д’Ивуаре помогли французские военные, а также миротворцы ООН. Последние приступили к выполнению своей миссии в 2004-м. На сегодняшний день в стране в составе миссии ООН находится почти десять тысяч человек из более чем сорока стран. Помимо военнослужащих, в Кот-д’Ивуаре также работают полицейские и гражданские специалисты из стран Европы, Азии и Латинской Америки.

После того как международное сообщество озвучило свою поддержку Уаттару, подразделения ООН были обстреляны, а Гбагбо потребовал, чтобы силы ООН и французская миссия «Единорог» немедленно покинули его страну: президент обвинил миротворцев в сговоре с мятежниками. Впрочем, ООН и Франция проигнорировали это требование, еще более ужесточив свою позицию. С подачи Парижа Евросоюз решил оказать давление на Лорана Гбагбо и ввести против него санкции. Они предполагают замораживание банковских счетов Гбагбо и его сторонников, а также введение запрета на выдачу им виз в страны ЕС. А Совет безопасности ООН принял решение продлить мандат своей миссии в Кот-д’Ивуаре до 30 июня 2011 года.

Пока ни один из претендентов на пост главы государства не собирается идти на попятную. В африканских условиях это означает только одно — усиление противостояния, более чем реальную перспективу гражданской войны и серьезную угрозу для жизни наших солдат. А ведь, как рассказал «ЗН» глава парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Анатолий Гриценко, замминистры иностранных дел и обороны Украины, представляя на комитете законопроект о направлении нашего контингента в эту африканскую республику, заявляли: обстановка в стране спокойная.

Напомним читателям, что Верховная Рада четвертого ноября приняла решение направить в Кот-д’Ивуар миротворческий контингент в составе 25 человек из числа миротворческого контингента в составе миссии ООН в Либерии сроком до трех месяцев. 26 ноября вертолетная группа передислоцировалась из Либерии в Кот-д’Ивуар. По информации, полученной «ЗН» от департамента прессы и связи со СМИ украинского оборонного ведомства, сейчас наши вертолетчики базируются на аэродроме в городе Буаке на фондах ганийского авиационного отряда, использующего вертолеты Ми-17. Охрану наших солдат осуществляют пакистанские военные.

Но до сих пор непонятно, зачем Украина отправила своих солдат в такую далекую африканскую страну и как долго они там пробудут. Понятно, зачем своих 900 военнослужащих там держит Франция: Кот-д’Ивуар, он же Берег Слоновой Кости, — бывшая французская колония. А Париж до сего времени рассматривает большую часть Африки как естественную зону своих политических, культурных и экономических интересов.

А ради чего Украине подвергать опасности жизни своих солдат? Ведь контингент может быть досрочно отозван, если его участие в миротворческой операции станет нецелесообразным из-за существенного изменения международно-политической обстановки или ситуации в регионе пребывания. Но Киев, несмотря на начавшуюся конфронтацию, пока не собирается выводить подразделение из Кот-д’Ивуара. Как следует из ответа департамента прессы и связи со СМИ Минобороны, украинская вертолетная группа оставит территорию Кот-д’Ивуара «в срок 60 дней после проведения выборов».

Объясняя по просьбе «ЗН» причины нахождения украинского подразделения в этой экзотической стране, Минобороны сообщило: «учитывая, что Украина является единственной страной-контрибютором авиационных ресурсов миссии ООН в Либерии», секретариат ООН обратился к нашему правительству с просьбой расширить район действий 56-го отдельного вертолетного отряда сил миссии ООН в Либерии на территорию Кот-д’Ивуара. И связывалось это с необходимостью усиления миссии ООН в этой стране на время проведения президентской избирательной кампании. По словам украинских военных, пребывание наших солдат в Кот-д’Ивуаре «будет иметь позитивное влияние на укрепление международного авторитета Украины, усилит наши позиции как надежного партнера Организации Объединенных Наций и будет содействовать укреплению дальнейшего сотрудничества с ООН в сфере миротворческих операций».

Безусловно, все эти причины принимались в расчет в Киеве, когда обосновывалась необходимость отправки вертолетчиков. Но, как отмечают наши собеседники на условиях анонимности, определяющим в принятии решения все же было нечто иное. Как для администрации Виктора Ющенко в 2009-м, так и для администрации Виктора Януковича в 2010-м главным были политические мотивы: создать свой собственный положительный имидж в глазах руководства ООН, демонстрируя, что Украина готова принимать активное участие в миротворческих миссиях Организации в Африке. Но платой за имидж страны и политиков становится жизнь солдат.

Конечно, в миротворческие контингенты набираются добровольцы. Но сколько из этих солдат осознают степень опасности своей миссии, отправляясь в небезопасную командировку, чтобы заработать деньги? Причем главную опасность для военнослужащих представляет даже не столько беспорядки и боевые столкновения, сколько сложнейшая санитарно-эпидемиологическая ситуация в Африке.

Так, из соседней Либерии на днях вернулось 80 миротворцев. Они сразу были госпитализированы с подозрением на тропическую малярию: в крови военнослужащих обнаружили малярийный плазмодий, являющийся возбудителем болезни. Этим солдатам повезло: военные медики отмечают, что миротворцы не больны, инфекцию вовремя обнаружили. Но сколько военнослужащих после возвращения еще долго лечатся от болезней, приобретенных во время своей службы в миссиях ООН! Собеседники «ЗН», не понаслышке знающие, что такое миротворческий хлеб, говорили, что в результате на лечение тратилось во много раз больше, чем солдаты зарабатывают за время своей службы в миротворческих миссиях ООН. А ведь наши солдаты получают раза в три меньше россиян. Сравнивать же с миротворцами из стран ЕС даже не приходится.

Поэтому не случайно, что даже сторонники участия Украины в миротворческих операциях принципиально выступали против пребывания нашего контингента в этой африканской стране. Анатолий Гриценко, например, полагает, что «не следовало отправлять нашу вертолетную группу в Кот-д’Ивуар, где есть угроза военного конфликта и очень опасная санитарно-эпидемиологическая обстановка. Тем более, что нет особой необходимости, т.к. там на платной основе работают русские вертолетчики, не военные, а гражданские, и они обеспечивают перевозки VIP-персон ООН. А представляя в парламенте законопроект, представители МИДа и Минобороны солгали, когда говорили, что Украина является якобы единственным контрибютором вертолетных ресурсов в регионе. Как позже вынужден был признать МИД, в Кот-д’Ивуаре есть вертолетное подразделение Франции. Я за то, чтобы Украина принимала участие в миротворческих операциях. Это очень важно для подготовки армии и для достижения взаимосовместимости для совместных действий со странами-партнерами. Я за то, чтобы после проведения миротворческих операций в те страны, где мы обеспечивали мир, приходили наши предприниматели: это бы способствовало созданию рабочих мест в нашей стране. Но я против того, чтобы наши солдаты работали как некое «миротворческое такси», готовое отправиться по вызову чиновников ООН в любую точку Земли».

Очевидно, что у Киева должен быть избирательный подход к миротворчеству. И принимая решение об отправке солдат, украинская власть, позиционирующая себя как власть прагматиков, должна прежде всего ставить вопрос о том, каковы наши национальные интересы в той или иной стране. Ведь участие в миротворческих операциях ООН — это способ легитимизации продвижения своих интересов, в том числе и экономических. Не случайно Япония и Китай в последние годы занялись активным миротворчеством в Африке: на Черном континенте они видят перспективный рынок. Киеву также не мешало бы исходить из своих экономических интересов. Пока же Украина имеет только репутацию страны, постоянно участвующей во всевозможных миротворческих операциях. И никаких экономических дивидендов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно