Министр юстиции Александр Лавринович: «Персональная политическая ответственность лежит на президенте»

11 февраля, 2011, 16:47 Распечатать Выпуск №5, 12 февраля-18 февраля

В украинском правительстве есть человек, который является носителем наиболее концентрированного знания по теме, переполошившей все отечественное чиновничество.

В украинском правительстве есть человек, который является носителем наиболее концентрированного знания по теме, переполошившей все отечественное чиновничество. Речь об административной реформе. Это не премьер Николай Азаров и даже не вездесущий и многофункциональный первый вице Андрей Клюев. Это — министр юстиции Александр Лавринович. Именно поэтому, когда Александр Владимирович заходит в зал заседаний Кабмина, температура окружающей среды падает на несколько градусов. Лавриновичу трудно рассчитывать на теплое отношение чиновничества. Зато легко — на теплое отношение президента. Ибо министр юстиции является главным архитектором здания президентской власти. И это тот редкий случай, когда у заказчика с подрядчиком проблем не возникает. Потому что идеологи нынешних реформ зачастую действуют по принципу: «вижу цель — не вижу препятствий». О том, как этот девиз реализуется на практике, в нынешнем номере ZN.UA рассказал в своей статье Игорь Колиушко.

Административная реформа — это колоссальный труд. Простыни с тысячами госфункций — ни одну из которых нельзя по дороге потерять; сопротивление «материала»; лоббистские соблазны; целеполагания, отличные от большинства властной команды. Если реформа даст результаты, то граждане это почувствуют через несколько лет. Чиновники — в течение года. А вот Конституция чувствует уже. Ради того, чтобы бюрократы не могли вольно трактовать законы, сегодня вольно трактуется именно она. Впрочем, нынче воздержусь от трактовок ответов министра юстиции на вопросы ZN.UA. Слово — архитектору.

— Александр Владимирович, 10 декабря, когда мы в последний раз общались, вы обещали: четыре законопроекта, необходимые для внедрения административной реформы, будут внесены в Верховную Раду «уже в следующий понедельник». Прошло два месяца, на этой неделе появились только два. Чем была вызвана пауза?

— Подготовку законопроектов осуществляет множество людей в разных структурах. Они занимаются еще и другими делами, соответственно, процесс немного затянулся. Те, кто работал с этими проектами в прошлом году, могут сопоставить тексты и убедиться, что их основа осталась неизменной. Появились некоторые поправки, не меняющие сути документов.

— Представители оппозиции и профильные эксперты критически отнеслись к некоторым положениям законопроектов. Но, насколько я понимаю, главные проблемы инициаторам этой реформы (во главе с президентом) создает внутренняя оппозиция из чиновничьей среды. Это так?

— Ничего так хорошо не чувствую сейчас, как сопротивление этой оппозиции. Она существует. Она естественна. И она намного существеннее противостоит реформе, чем оппозиция внешняя, которая призвана критиковать, но которая не отрицает необходимости самой реформы. Политическая оппозиция говорит: «Правильно, что делаете, но здесь можно было бы сделать лучше». Оппозиция чиновничья твердит: «Ни в коем случае этого делать нельзя».

Сокращение количества госслужащих является не целью реформы, а побочным эффектом. Главная цель — создать эффективную систему управления, которая существенным образом снизит количество коррупционных факторов. Именно для этого мы разводим функции, максимально урезаем возможность вмешательства государственного служащего в систему договоров, запретов, регулирования. То есть выбиваем из-под ног чиновника почву для коррупции.

— Изменения не гарантируют качественного эффекта, если не будет введено проектное бюджетирование экономики. Когда речь идет о конкретных проектах с исчерпывающими условиями реализации, сразу становятся известны сроки, ответственные, смета и происхождение средств. Это не строительство дорог в целом или модернизация какой-то части ГТС.

— Это, конечно, важно…

— Но сейчас об этом даже речь не идет …

— К любому делу следует подходить постепенно, шаг за шагом. Мы еще не выстроили, не наладили систему работы тех, кто должен заниматься этим планированием, обеспечивать его. Действующая система вряд ли пригодна для работы в режиме проектного бюджетирования.

— Когда вы планируете переход именно к проектному бюджетированию, что даст возможность действительно контролировать власть?

— Сперва должны быть определены направления. Следующий шаг — урегулирование функций тех, кто должен организовать предоставления услуг. Далее — функции тех, кто должен контролировать, чтобы предоставление услуг происходило в соответствии с утвержденными программами. Сегодня мы создаем систему, без которой существование проектного бюджетирования невозможно. Это затяжной, кропотливый труд. Поэтому сейчас назвать конкретный день и время, когда именно это будет сделано, невозможно.

— Бюджет на 2012 год будет сверстан по этому принципу? Или речь идет только о бюдже-
те-2013?

— Не хочу делать прогнозы. Я никогда не принадлежал к розовым оптимистам. Не слишком вероятно, что мы сможем заниматься подобным планированием уже на 2012 год. Требуется сделать немало последовательных шагов. Мы беремся за перестройку общей системы организации центральных и местных органов. Наверное, после завершения этой работы можно будет говорить о переходе к проектному планированию.

— Почти завершена разработка новой структуры АП. Вам об этом что-то известно? Вы принимали в этом участие?

— Мне об этом известно. Участие в этом я не принимал.

— Администрацию ожидает сокращение заместителей?

— Когда глава государства критически оценит все предложения, будет принято соответствующее решение. Оно оптимизирует деятельность аппарата, что должно обеспечить максимально эффективное исполнение президентом своих функций.

— До местной власти вы дотянетесь еще в этом году?

— Если под местной властью вы понимаете территориальные органы исполнительной власти, а также местные государственные администрации, то да. Но существуют еще и органы местного самоуправления. Начать процесс их реформирования в этом году невозможно.

— В чем будет состоять специфика реформирования местных администраций?

— Специфика будет состоять в том, что появится функциональная схема построения государственных администраций, независимо от названия области и района. Некоторые новые функции появятся, некоторые функции отпадут…

— Какие?

— Очевидно, я отвечу на этот вопрос после подписания указа президента.

— Когда можно ожидать соответствующего указа?

— В этом году.

— Представительства каких министерств в областях исчезнут как лишние?

— Это решение будет принимать глава государства после рассмотрения предложений, которые рабочая группа предоставит ему в течение ближайшей недели. Не стоит говорить об отдельных министерствах, их службах, речь идет об общем подходе, это касается всех. Всех, у кого есть свои территориальные подразделения. Продолжается тщательная работа. После ее завершения окончательно выяснится, на каком уровне есть необходимость в существовании территориальных органов отдельного ведомства, а на каком состоится передача функций местным администрациям. Обсуждается, каким образом должны осуществляться исполнение функций и контроль за их выполнением.

— Сколько сегодня чиновников в Украине?

— Если под словом «чиновник» понимать все государственные служащих, то их около 300 тысяч. Если сюда добавить и тех служащих, которые работают в системе Министерства внутренних дел и Государственной налоговой службы, то это около 370 тысяч. Если учесть и служащих органов местного самоуправления — это еще почти 100 тысяч. Вообще в этом деле есть над чем поработать. У нас сегодня есть несколько десятков тысяч государственных служащих, которые никогда не исполняли функций и задач государственной службы.

— Относительно «побочных эффектов». Какая часть чиновников потеряет работу и в течение какого времени?

— Это не тот случай, когда, как в 2005 году, 22 тысяч работников потеряли работу из-за того, что у них были другие взгляды и они неосторожно поддерживали какую-то политическую силу или политика. Сейчас речь идет о принципиально другом: как оптимизировать функции. Функциональное распределение является краеугольным камнем реформы. Поэтому даже высококвалифицированные работники, если их функция уже не нужна, должны переквалифицироваться. Какое именно количество потеряет работу? Индикативная цифра названа в указе президента — 30%. Но, учитывая аналитические материалы наших специалистов, а также экспертов из стран Европейского Союза и Северной Америки, вырисовывается несколько иная цифра. Не исключено, что вследствие наведения функционального порядка, количество сокращений может превысить 30%.

— Но это же не означает, что стандартная «формочка для теста» будет накладываться на каждое министерство, и будут отрезаться 30%? Может случиться, что в одной структуре будет сокращено 60%, а в другой — 15%?

— Вы все правильно понимаете. В определенных органах власти численность может и увеличиться. Мало того, появятся новые органы власти. Тем не менее общее количество госслужащих будет уменьшено. Когда отдельные критики админреформы много говорят о сугубо арифметическом сокращении, то меня это очень удивляет. Понимание настоящей цели наших действий не оставляет места для необоснованных подозрений. Конечно, власть не собирается наложить кальку на все исполнительные органы и помножить их штат, предположим, на 0,7. Это слишком упрощенный подход, который демонстрирует полное отсутствие понимания, что представляет собой управление.

— Тогда поговорим о вашем понимании того, что есть Конституция. Как минимум, в трех пунктах внесенных законопроектов мы увидели нарушения Основного Закона. Во-первых, предлагается легитимизировать поручения президента: правительство и все органы власти должны их выполнять. Конституция называет исчерпывающий перечень документов, которыми вооружен президент, — это распоряжения и указы. Когда вы были министром юстиции в правительстве Януковича, то обращались в суд и доказывали, что Ющенко, раздавая поручения, нарушает Конституцию. Что изменилось?

— Ответ очень прост. Текст Конституции образца декабря 2004 года и восстановленный вариант Основного Закона отличаются. В действующей Конституции отсутствует исчерпывающий перечень форм действий президента, но есть исчерпывающий перечень его функций и полномочий. Как он их реализует? Статья 106 Конституции содержит такое определение, как «акты президента Украины». Кроме того, там предусматривается, какие из актов должны быть скреплены подписями премьер-министра и министров, ответственных за акт и его выполнение. Этот перечень довольно велик. В 2004 году он был существенно сокращен. Вы просто не обратили на это внимания.

— Вы хотите сказать, что поручения требуют контрассигнации?

— Нет. Я хочу сказать, что кроме указов и распоряжений существуют еще и другие разновидности актов президента.

— То есть президент может реализовывать полномочия через графити, наскальные надписи? Разве слово «поручение» не отсутствует в Конституции?

— Если принять вашу позицию, то можно сказать, что в Конституции отсутствует упоминание о существовании администрации президента Украины. То есть глава государства не вправе иметь свой аппарат и если президенту нужен аналитический материал или информационная справка из органов исполнительной власти, он их не может получить, поскольку Конституция не предусматривает такого в полномочиях президента. Там не предусмотрено, что президент имеет право поручить подготовку нужного материала или потребовать информацию. Конституция определила исчерпывающий перечень функций и полномочий президента, а способ их реализации, в соответствии с Основным Законом, могут определять законы Украины.

— Как говорил Виктор Андреевич: «Я вас услышала». Кстати, премьер-министра Ющенко в 2001 году попрекали тем, что он согласился на снятие вице-премьера Тимошенко. Этого согласия Леонид Кучма добивался более девяти месяцев. Теперь же Янукович может снять любого члена правительства, даже не информируя премьера.

— Президент мог увольнять любого члена правительства, даже не сказав ему и премьер-министру «Доброе утро!». В действующей тогда (и сейчас) Конституции записано, что он «назначает по представлению премьер-министра», а вот увольнять может по собственному усмотрению. Президент назначает по представлению премьер-министра членов Кабинета министров и руководителей других центральных органов исполнительной власти, а также председателей местных государственных администраций и прекращает их полномочия без какого-либо представления.

— Но ведь не заместителей? О заместителях министров и главах центральных органов исполнительной власти (ЦОИВ) Конституция не упоминает. Это еще одно, уже второе, по мнению экспертов, несоответствие внесенного законопроекта Конституции.

— Относительно судьбы заместителей сначала была политическая дискуссия, потом правовая. Наконец появилось решение Конституционного суда, которое дало своеобразный ответ на этот вопрос. В решении КС нет слова «заместители», но там четко определено: все, кто относится к руководству центральных органов исполнительной власти, должны назначаться и увольняться президентом Украины.

— И вы это истолковали как право президента назначать и снимать заместителей не только министров, но и руководителей центральных органов исполнительной власти, то есть служб, агентств и инспекций?

— Не мы истолковали. Это было истолковано, когда президентом был Леонид Кучма. Тогда это решение было принято, и с того времени используется. В Конституции, в пункте 10 статьи 106, четко указывается: президент назначает премьер-министра, членов Кабинета министров, руководителей других центральных органов исполнительной власти и глав местных государственных администраций.

— Президент, в соответствии с законопроектами, которые он внес в Верховную Раду, хочет получить возможность создавать центральные органы исполнительной власти со специальным статусом. Подобное тоже не предусмотрено Конституцией, так что это третье несоответствие Основному Закону? Сейчас у нас три таких органа — Фонд госимущества, Антимонопольный комитет и Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания.

— И вы не догадываетесь, почему?

— Нет.

— Кроме органов, которые вы вспомнили, есть такие, о которых во время работы над проектом Конституции 1996 года даже не догадывались. Поэтому о них в Основном Законе ничего не сказано. Речь идет о регуляторах. Однако в том, что они нужны украинский рыночный экономике, очень мало кто сомневается. Так вот, этот специальный статус касается именно регуляторов.

— Приведите пример, каких регуляторов президенту не хватает.

— Этот статус могут использовать для структуры, которая должна заниматься качеством государственной службы. В указе президента от 9 декабря в приведенном перечне органов исполнительной власти Главгосслужба отсутствует. Но этот орган исчез не потому, что его нужно ликвидировать. А потому, что его функции не подпадают под обычное представление об органе исполнительной власти. Этот орган должен заниматься обеспечением процесса попадания на государственную службу, подготовкой госслужащих, контролировать квалификацию, отслеживать коррупционные риски, обеспечивать функционирование системы допуска к информации. Все это нетипично, не присуще органам исполнительной власти. Поэтому, возможно, в ближайшее время возникнет еще один орган, который будет иметь статус регулятора. Подобный опыт уже существует во многих европейских странах. Не исключено, что возникнет потребность и в регулировании транспортных монополий…

— По одной из версий, Главгосслужба должна была войти в состав администрации президента.

— Это ошибочная версия.

— Судьбу Главгосслужбы решит следующий законопроект?

— Следующим будет законопроект о регуляторах и монополиях. Он, так сказать, начертит таблицу Менделеева. Потом должен появиться закон о государственной службе, который определит содержание работы с госслужащим, и если, конечно, будет принято соответствующее решение, и Главгосслужба превратится в регулятор.

— А кто будет назначать главу Госслужбы?

— Это определит субъект законодательной инициативы, который внесет в парламент соответствующий законопроект.

— И когда можно ожидать появление этого законопроекта?

— Надеюсь, что это будет в феврале.

— Главное в украинской политике — кадры. Качество кадрового наполнения будет контролировать именно этот регулятор?

Да.

— Каким образом? Будет ли существовать конкурсный отбор?

— Конкурсный отбор — это основа попадания на государственную службу. Это должна быть закреплено, поскольку подобное очевидно. Будут и другие подходы. Детали будут определять во время принятия решения о судьбе законопроекта.

— Складывается такое впечатление: одним из главных последствий реформы будет то, что премьер-министр подменит собой коллективный орган, правительство Украины (по крайней мере, в кадровой политике), а президент де-факто станет главой исполнительной власти.

— Эта формула не очень отвечает жизни. Кабинет министров является коллегиальным органом…

— Разумеется, но, согласно новациям действующей власти, уже не Кабинет министров, а премьер-министр будет вносить президенту кадровые представления.

— Кабинет министров, прежде всего, — это центральный орган исполнительной власти. Вы каждую неделю наблюдаете, какое количество решений принимается Кабинетом министров. И какое количество решений не принимается, ввиду коллегиальности органа. Выборность — дело полезное. Если, например, речь идет об избрании гражданами высшего представительского органа или главы государства. Но если Кабинет министров голосованием рекомендует назначить тех или иных кандидатов на должности в центральные органы исполнительной власти, я не думаю, что это оптимальный вариант. Решение коллегиальных органов имеет один серьезный недостаток — отсутствие персональной ответственности. В подобных делах необходимо усердие в подборе и четкая ответственность за принятое решение. А теперь относительно новаций. Новации отсутствуют. «Президент Украины назначает по представлению премьер-министра Украины членов Кабинета министров Украины, руководителей других центральных органов исполнительной власти, а также глав местных государственных администраций и прекращает их полномочия на этих должностях» (статья 106 пункт 10 Конституции Украины). Эти «новации» действуют с 1996 года.

— У нас вся персональная ответственность на президенте. Она идет в пакете с полномочиями.

— Да. Вся персональная политическая ответственность за страну, за ее успех лежит на президенте.

— И за кадровую политику — тоже.

— Что касается кадровой политики, то не нужно все вешать на президента. Конечно, он, подписывая указы о назначении или об увольнении, берет на себя ответственность. Но очевидно, что нет решений, которые бы он принимал единолично, без консультаций, представлений, рекомендаций, согласований...

— Вы будете спорить с тем, что институт представлений премьер-министра или Кабинета министров зачастую является бюрократическим ритуалом, точнее сказать, профанацией?

— Не буду спорить. Просто скажу, что это неправда. Иногда глава государства получает предложения из других источников. Тогда он может сказать премьер-министру, что у него есть другая кандидатура, и спросить, как премьер к ней относится. Но обычно именно премьер-министр предлагает и обосновывает, почему он возлагает надежды на того или иного человека. Хотя и сам премьер-министр не всех лично знает и подыскивает. Некоторые предложения зависят от министров или других руководителей ЦОИВ. Если кто-то хочет думать, что президент сам решает, кого назначить, то нужно реально посмотреть на количество должностей. Может ли президент, в принципе, знать такое количество людей

— Конечно, нет. Главное, чтобы эти люди помнили, чья подпись стоит на указе об их назначении, и кто может их снять в любую минуту. Знаю очень влиятельных министров, для которых назначение даже первых их заместителей оказалось полной неожиданностью.

— Существует система политического сотрудничества в высшем представительском органе. Эта система сотрудничества проецируется и на исполнительную власть. Хорошо это или плохо, но это так. Нельзя абстрагироваться от воли граждан, избравших действующий парламент. Именно поэтому, проводя кадровую политику, нельзя не принимать во внимание точку зрения отдельных составляющих парламентского большинства.

— Административная реформа создаст свыше 70 ЦОИВ, их руководство будет назначать президент. Следовательно, именно он де-факто станет главой исполнительной власти. Может, стоит внести соответствующие изменения в Конституцию?

— Я не думаю, что проведение этой реформы повлияет на определение главной фигуры в исполнительной власти. Цель этой реформы, ее последствия — совсем другие. Влияние главы государства на работу исполнительной власти будет не меньше и не больше, чем было у президента с 1991 по 2004 год. Не надо подменять реальные факты личными оценками, симпатиями или антипатиями.

Президент имеет полномочия и в законодательной сфере. Он может как инициировать законы, так и ветировать их. У него также есть полномочия назначать судей. Тогда можно сказать: «Что же вы сделали?! Президент руководит всем вообще!».

— А так оно и есть…

— Если так оно и есть, то так оно и есть во всех странах, где функционирует президентская система власти. Если у нас некоторые вещи предполагают соответствующие согласования, представления, то в других государствах, считающихся образцом демократии, даже таких предохранителей нет.

— Именно Венецианская комиссия делает такие заключения относительно судебной реформы?..

— Что касается судопроизводства. Венецианская комиссия — очень уважаемая структура. Но есть два обстоятельства, которые меня немного смущают. Во-первых, с каждым годом увеличивается политическая составляющая в заключениях этой комиссии. Во-вторых, иногда рекомендации, которые содержат неплохо обоснованный теоретический характер, не имеют своего воплощения ни в одной из тех стран, которые мы называем странами старой демократии и которые входят в состав Евросоюза. Там такой практики нет вообще, тем не менее нам они ее рекомендуют. Я с большим уважением отношусь к рекомендациям Венецианской комиссии, но вы сегодня уже говорили об ошибочности наложения матрицы на всю систему власти при ее модернизации. Точно так же нельзя механически вмонтировать замечательные рекомендации в украинские законы. Иногда это дает противоположный желаемому эффект.

— Вернемся к сути административной реформы. Понятно, что положения о министерствах закладывают основу коррупционного инструментария в исполнительной ветви власти. В эти документы довольно легко вписывались изменения, открывавшие путь новым возможностям в деле вымогательства. Выписаны ли уже новые индивидуальные положения о министерствах и ЦОИВ?

— Разработаны все. Но процесс потребовал больше времени, чем ожидалось. Кстати, ни одно из положений еще не утверждено.

— Почему?

— А вы сами ответили на этот вопрос.

— Когда я спрашивала о внутренней оппозиции?

— И тогда, и теперь, когда формулировали этот вопрос. В подготовке указанных проектов участвовали эксперты и представители различных органов исполнительной власти. Само собой, что последние пытались сохранить как можно больше функций и полномочий для этих органов. Как правило, именно тех функций и полномочий, которые сохраняли дублирование и коррупционные угрозы. Эти попытки никоим образом не согласовываются с целью реформы. Мы не имеем права допустить, чтобы после первого серьезного шага вперед реформа забуксовала. Нельзя, чтобы выписанные в положениях функции органов власти могли толковаться по-разному. Должна быть максимально прозрачная система предоставления разрешений или запретов для субъектов предпринимательской деятельности, граждан или органов местного самоуправления или управления.

— Вы говорите о дерегуляции. Не исключено, что в правительстве появится уполномоченный по вопросам дерегуляции. Ваше отношение к институту уполномоченных?

— Это предложение имеет право на жизнь. Но эффективна ли такая должность? Есть министерство, есть министр, который несет ответственность за выполнение функций в своем министерстве. У него есть структура в виде департаментов и управлений. Что мешает эффективно ее использовать? Если назначить сегодня правительственного уполномоченного по налоговой политике, по охране лесов Украины, по добыче полезных ископаемых, по работе с местными бюджетами, то что будет делать правительство? Апелляция к тому, что уже существует один правительственный уполномоченный, не выдерживает критики.

— ?

— Закон «О выполнении решения Европейского суда по правам человека» требует не только от Украины, но и от остальных стран наличия правительственного уполномоченного по правам человека. Им не может являться простое должностное лицо. Поскольку речь идет об адвокате государства, когда оно является ответчиком в суде.

Когда гражданин любого государства Совета Европы обращается в Европейский суду по правам человека, то истцом является гражданин, а ответчиком в суде — государство. И государство должно давать свои пояснения в любом судебном процессе. Уполномоченный от лица государства может подписать одностороннюю декларацию для решения дела по существу. Может заключить мировое соглашение, а также осуществить многие другие действия. Это процессуальное лицо.

— Всем известно, что «коррупционным Клондайком» является право органов исполнительной власти толковать законы и плодить подзаконные акты. Этим злоупотребляет налоговая... да, собственно, все органы власти. Как эффективно защитить граждан от «правового рейдерства»?

— Министерство юстиции всегда противодействовало желающим закрепить законом право на какие-либо разъяснения норм. Я бы обратил внимание на верное действие, современное президентом Кучмой, вследствие которого в государстве была введена регистрация всех подзаконных актов. Эти акты проходят экспертизу конфликтна соответствие Конституции, всем законам и актам высшего уровня. На практике мы имеем значительное количество актов, которые не регистрируются, не вступают в силу. Есть много случаев, когда сознательно не регистрируются те акты, авторы которых понимают, что их творения вступают в конфликт с законами или актами высшего уровня. Поэтому регистрация подзаконных актов — это реально работающий предохранитель, мешающий толковать норму права так, как кому-то заблагорассудится.

Выполнять какие-либо разъяснения и рекомендации никто не обязан. Есть такое понятие как «злоупотребление властью». Существует книга, в которой записано, чем это заканчивается. Обратите внимание, из Налогового кодекса исчезло право предоставления специальных разъяснений. В государстве должны выполняться только нормативные акты, законы, указы, постановления и приказы, зарегистрированные согласно действующему порядку.

— Как можно объединить политическую целесообразность при работе с высшим представительским органом и качество кадрового наполнения исполнительной власти?

— Это не нужно объединять.

— Но ведь вы сами говорите о проекции желаний партнеров из парламентского большинства на состав правительства.

— Наша задача заключается в том, чтобы закрепить такие нормы, которые обеспечат полную деполитизацию государственной службы; сделают невозможной ангажированность госслужащих, специалистов конкретными политическими силами. Для этого разработан целый набор инструментов: конкурсный отбор, невозможность необоснованного увольнения государственного служащего, запрет на участие государственного служащего в политических действиях и т.д. Опыт стран Старой Европы нам пригодился: там понимают невозможность совмещения политической ангажированности с качественным выполнением функций на государственной службе. Тот, кто может очень хорошо работать менеджером, не обязательно должен быть политиком.

— Есть гарантия, что кадровые конкурсы не будут проводиться по той же традиции, по которой в Украине проходят тендеры?

— Я не знаю, кто может дать абсолютную гарантию. Но там, где действуют четко сформулированные правила, правила принятие решений и принцип коллегиальности, — там уже минимизируются злоупотребления. Нужно полностью исключить возможность идентификации результатов экзамена с конкретным лицом, его сдающим. Это можно сделать по-разному, известно, как это делать. Если применить такой подход в ходе проведения конкурсов на госслужбу, то риск необъективности, предвзятости или особого отношения будет минимизирован.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно