Милиция — с народом

21 января, 2011, 16:23 Распечатать Выпуск №2, 21 января-28 января

В попытках провести всеукраинский референдум по вопросу досрочного прекращения полномочий Верховной Рады и президента нет ничего ни странного, ни серьезного.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

В попытках провести всеукраинский референдум по вопросу досрочного прекращения полномочий Верховной Рады и президента нет ничего ни странного, ни серьезного. Лишенная реальных рычагов влияния на ситуацию, оппозиция пытается делать хоть что-то, даже когда заранее понимает бесперспективность своих действий. И централизованно спускает соответствующие распоряжения в регионы.

В начале декабря собрание граждан по вопросу всеукраинского референдума состоялось и в Ужгороде, на нем создали инициативную группу из двадцати человек. Как сообщила пресс-служба областной «Батьківщини», четвертого января соответствующий пакет документов, как того требует закон, отнесли в Ужгородский горсовет для регистрации. Мэр города Виктор Погорелов (которого, кстати, «Батьківщина»» всячески поддерживала на выборах) в регистрации вполне прогнозированно отказал «из-за несоответствия представленных документов требованиям закона». На этом попытки провести в Ужгороде референдум могли благополучно закончиться, и через неделю о них никто бы и не вспомнил. Но история получила неожиданное продолжение. Сразу после рождественских праздников к членам инициативной группы, почти ко всем, стала наведываться милиция. Правоохранители ходили попарно, в мундирах, в гражданском или «вперемешку», задавали одинаковые вопросы.

— Ко мне домой пришли вечером, — рассказала «ZN.UA» жительница Ужгорода, член инициативной группы по проведению референдума. — Отрекомендовались милиционерами, один остался во дворе (у нас частный дом), другой зашел в дом. Имел при себе ксерокопии с подписями членов инициативной группы. Переспросил мою фамилию, после чего стал интересоваться, действительно ли состоялось собрание относительно референдума, где и когда проводилось, кто на нем присутствовал, действительно ли на ксерокопии моя подпись. Услышав, что все так и было, спросил, могу ли я объяснения по этому поводу изложить в письменном виде. От письменного объяснения я отказалась, сказав, что имею право ходить на собрания, высказывать на них свое мнение о политической ситуации в стране, а писать объяснения — не обязана. После этого они ушли...

— Ко мне тоже приходили два милиционера, — рассказала редакции другая ужгородка, также член инициативной группы. — Один в гражданском, другой — в милицейском мундире. У них были ксерокопии с подписями, начали расспрашивать о собрании — когда состоялось, где именно, сколько людей присутствовало. Некоторые вопросы были с провокативным подтекстом: «А точно собрание проводилось? Люди говорят, что ничего не было... Кто еще был? Можете назвать фамилии?..» Просили дать письменное объяснение, но я отказалась. Потом узнала, что милиция приходила почти ко всем членам инициативной группы.

Кроме собственно блюстителей порядка, активно интересовались политическими процессами и «определенные гражданские лица». Так, на этой неделе в офисы оппозиционных партий Ужгорода наведывались «простые люди с улицы» и назойливо расспрашивали, где можно записаться на поездку в Киев 22 января для участия в акциях протеста, к какому автобусу и когда надо явиться. Доказательств, что это представители силовых структур, конечно, нет, но вывод, что таким нехитрым способом определенные конторы пытаются просчитать маршрутные потоки оппозиции в столицу, напрашивается однозначно.

В милиции свое участие в опросе членов инициативной группы относительно референдума отрицают. В Центре общественных связей ГУМВД в Закарпатской области «ZN.UA» сообщили: «Никаких указаний относительно выяснения у граждан каких-то политических сведений не было. Если милиционеры и проводили квартирные обходы, то это связано с расследованием разбойного нападения, произошедшего в г. Иршава 11 января».

И это при том, что сами опрошенные категорически утверждают: никаких других вопросов, кроме как о собрании и их участниках, им не задавали, обходы начались еще 10 января, то есть за день до разбоя (который, кстати, произошел в 85 километрах от Ужгорода), а сама милиция, судя по всему, не намерена выяснять, что за «неизвестные лица» в милицейских мундирах и с полученными неизвестно откуда фамилиями членов инициативной группы ходят к людям, расспрашивая о вещах, не имеющих ничего общего с криминалом.

В действительности цель таких обходов вполне понятна: во-первых, выяснить, действительно ли собрание граждан было (если нет — появится хороший повод обвинить оппозицию в фальсификации документов и в популизме), во-вторых, после общения с милицией некоторые могут задуматься, стоит ли ходить на политические собрания, ставить свою подпись и т.п., если это обещает мороку с правоохранителями.

А тот факт, что «политические опросы» не только не относятся к компетенции милиции, но и прямо противоречат Закону «О милиции», в соответствии с которым работникам органов внутренних дел запрещено вмешиваться в политическую деятельность, — милицейское руководство не беспокоит. Подумаешь, и не такое проходили...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно