Михаил Горбачев: «ЛОЗУНГ ВОССТАНОВЛЕНИЯ СССР — РЕАКЦИОНЕН...»

28 июня, 1996, 00:00 Распечатать

Первый тур президентских выборов в России даже откровенным недоброжелателям показал всю трагико...

Первый тур президентских выборов в России даже откровенным недоброжелателям показал всю трагикомичность судьбы человека, который, по сути, открыл путь к свободе россиянам да и нам с вами в то время, когда демократию можно было легко задавить даже не танками, а простым окриком держиморды из КГБ или ближайшего капээсэсовского райкома. Почему Михаил Горбачев, «избранный монарх» СССР, этого не сделал - не так уж и важно. Важно другое - подтверждение тоже известного в мировой истории: рабы очень не любят тех, кто даровал им свободу, с которой они попросту добрый десяток лет после не знают, что делать. А посему - сладострастно плюют на освободителя, чтобы ставить памятники после его смерти...

В отличие от других аутсайдеров президентской гонки, М.Горбачев выглядел честнее. Во-первых, он собрал голосов чуть больше одного миллиона, то есть голоса тех, кто отметился в его подписных листах при регистрации кандидатом. Во-вторых, от союза с Горбачевым уклонились даже те кандидаты, которым вообще ничего «не светило», но они боялись «запачкаться».

В-третьих, М.Горбачев, поняв это, говорил свободно и во время президентской кампании, и после первого тура. И говорил то, что, к сожалению, в России трудно опровергнуть. И кое-что предложил:

- С первыми впечатлениями бывает всякое. Либо они очень обманчивы, либо они как раз и содержат самую суть происшедшего. Именно поэтому я и хочу сказать следующее: выборы состоялись, и не важно, какой они имели характер, главное - они не были пущены «под откос». То, что власть не вышла за конституционное поле, свидетельствует: демократия укореняется в России.

Главное: ни циничное нарушение избирательного законодательства, ни беспрецедентное административное давление, ни полный контроль над электронными средствами массовой информации, ни безумные траты государственных средств (по данным газет, власть нынешняя израсходовала пять миллиардов долларов на выборную кампанию) на то, чтобы оттеснить представителей демократических сил и «раскрутить» генерала, финансируя раскрутку из того же фонда, которым руководил Чубайс, - все это не позволило Ельцину добиться желанной цели: победы в первом туре или хотя бы серьезно оторваться от соперников. Этого нет.

Это свидетельствует об одном: в обществе накопился огромный заряд отторжения, неприятия правящего режима.

С другой стороны, выборы показали и то, что люди не хотят возврата к прошлому. Они боятся прихода к власти КПРФ, которая по-настоящему не принимает ценности свободы, демократии, потому что не прошла процесс обновления, который характерен для партий Восточной и Центральной Европы, сформировавшихся на базе рабочих и коммунистических партий.

К нашему общему сожалению, потерпела фиаско и демократическая оппозиция. Мелкий вождизм, политиканство, нежелание поступиться личными амбициями, весь этот раскол привели к тому, что все, кто гордо называл себя «третьей силой», оказались на третьестепенных позициях. А я - это, видимо, особый случай, особая клиника - вообще на семистепенных...

Голоса Лебедя, Федорова, Явлинского и даже Жириновского - это голоса протеста. Поэтому я считаю уместным предупредить или, если угодно мягче, предостеречь, если еще мягче - посоветовать всем этим политикам обдумать ситуацию.

- Михаил Сергеевич, что именно нужно обдумывать?

- То, что любой союз с лидирующими, я имею в виду группировки Ельцина и Зюганова, приведет к полной потере политического лица и самостоятельного будущего.

Ведь впереди силы, каждая из которых люба абсолютному меньшинству населения и неприемлема для большинства. О такой ловушке я говорил, когда вступал в президентскую кампанию.

- Что это за ловушка?

- Я видел, что нас хотят поставить перед выбором без выбора. Проехав Россию, проведя с ней беспрецедентный диалог, я убедился, что лидеры - это партии меньшинства даже вместе взятые: 22 миллиона голосов отдали Ельцину и 20 с лишним - Зюганову. Это всего сорок с небольшим из ста шести миллионов российских избирателей. Если избирается одна из этих сил, то мы попадаем в ситуацию, когда нам будет навязывать политику партия, которая вынуждена будет стать партией агрессивного меньшинства. Иначе она не сможет осуществлять свою политику.

- А что же делать, Михаил Сергеевич?

- В такой ситуации возможен единственный вариант: мы должны сказать «нет» обоим навязанным нам кандидатам. Нанести поражение сразу двоим, а не вступать в торг, чтобы подороже себя продать. Создание демократической оппозиции - это дорога к власти тех, кто способен осуществлять подлинно реформаторскую политику на благо России и ее граждан.

- А в чем, на ваш взгляд, причины поражения так называемой «третьей силы»? Почему они не прислушались к вам?

- Все эти люди - с большим политическим потенциалом. Я имею в виду Явлинского, Лебедя и Федорова. Однако это люди - в политике еще новые. В случае со мной они, видимо, чувствовали разные весовые категории. Контакты были, но сближения не произошло.

- А почему вы решили баллотироваться?

- Я думал, что мое участие будет стимулировать процесс движения в русле демократии и конституционности.

Во-вторых, я исходил из того, что в сложившейся ситуации в России я не могу занимать позицию «моя хата с краю». Это для меня безнравственная позиция. Правильность этого шага подтвердили мои поездки по России. Мне пришлось отчитываться за президента России в регионах, ибо он ничего подобного не сделал. Он разъезжал, подписывал посулы разные, находил возможность поучаствовать в концертах, «барыню» станцевать, но мне пришлось держать ответ. И когда я проводил водораздел между реформами в рамках перестройки и реформами, начавшимися в 1992 году, то мне пришлось доказывать, что это разные стратегии. Что это попытка доказать, что Россия одна, освободившись от груза республик, распорядившись собственным потенциалом, прорвется быстро к процветанию. Тогда меня спрашивали: мол, почему я допустил Ельцина к власти, так, будто я избрал его председателем Верховного Совета, а затем президентом.

И наконец, я ставил своей задачей преодоление той пятилетней информационной блокады, в которой я пребывал. Это удалось сделать, по крайней мере, на региональном уровне. За эти месяцы я сумел сказать россиянам очень много важного и нужного.

Кроме того, я хотел создать коалицию демократических сил и ей отдавал предпочтение. Она и сейчас остается для меня главной задачей. Продвижение к такому созданию, пусть даже через поражение, тем не менее осуществлено.

- Но, с другой стороны, коалиции не получилось. Почему?

- В частности вдаваться не буду - сейчас это напоминало бы жалобный писк. Я - политик и им остаюсь. И в ближайшее время сделаю ряд шагов, чтобы уроки, мной полученные, воплотились в реальность, может быть, даже в создание нового политического течения.

- Вы предлагаете не голосовать за победителей. А что будет дальше? Ведь возможен хаос...

- Почему? Ведь мы остаемся в рамках избирательного закона. Там есть положение, что можно голосовать либо за одного из кандидатов, либо против всех.

- А дальше что?

- Закон предусматривает, что если ни один из кандидатов не набрал большинства голосов, то тогда через три-четыре месяца назначаются новые выборы и участники второго тура не имеют права в них участвовать. Это очень важно, ибо, может быть, именно тогда открывается возможность для того, чтобы представители демократической коалиции смогли добиться победы. Победа же Ельцина или коммунистов будет вести нас к еще большему расколу, к нагнетанию напряженности, а не к объединению. Мы имеем дело с двумя старыми номенклатурами. Это два сапога - пара. Разница лишь в том, что один - левый, а другой - правый. И другая разница: один уже при власти и собственности, а другой к ним только рвется. Если же они попытаются сторговаться за спиной у избирателя, то это только вскроет то, что мне и так понятно: это люди беспринципные и их отнюдь не волнует судьба России и ситуация, в которой живут россияне, а беспокоит их власть как возможность устроить свои дела.

- Ваш прогноз на второй тур.

- Я выскажу свое желание, о котором я говорил, когда меня спрашивали: что будет, если во второй тур выйдет тандем Ельцин - Зюганов. Я отвечал, что вступил в президентскую гонку, чтобы этого тандема не было. Вышло по-другому, поэтому я призываю отказать в доверии и тому, и другому.

- Вы сказали, что Россия «сбросила груз республик». Вы до сих пор верите в обновление СССР? Какой вам видится интеграция на постсоюзном пространстве?

- Я бы добавил: Россия заблудилась. В концепции нынешней власти был исходный пункт: сбросить груз, избавиться от союзного центра, через который распределялась часть национального продукта, производимого в России и работающего на другие республики. Вот они и думали, что если всем этим распорядиться и побыстрее в одной республике провести реформы, то можно добиться желанных результатов. Это была стратегия. Однако все обернулось авантюрой, тем, что мы сегодня видим и знаем.

А сегодня я исхожу из следующего: выдвижение лозунга восстановления СССР - это звучало бы как реакционный лозунг, ибо только осложняло бы процесс интеграции. Поэтому я - за новый союз и постепенное движение к этому союзу: от экономических к культурно-техническим связям. Затем снятие всяких барьеров для свободного передвижения людей. Возможен оборонный союз, а затем в не очень отдаленной перспективе и выход на конфедерацию. Но это должно происходить в условиях признания реальности, добровольно и постепенно, шаг за шагом, соразмеряясь с политическими и финансовыми возможностями в каждой стране, в том числе и в России.

Сегодня я поддерживаю союз четырех и сближение с Беларусью: ее мы выдержим.

- А вы верите в то, что можете стать лидером новой демократической коалиции?

- Мои молодые партнеры должны признать реальность. А она такова: у меня опыт - негативный, позитивный, драматический. Я это говорю, как бы со стороны глядя на себя и на них. Мой опыт давал центр объединения. И это подтвердилось. Я убедился, что они не могут держать удар. Когда Борис Николаевич почувствовал, что реальной становится формирование «третьей силы», то он быстро их «пощелкал», как орешки, и выплюнул. И этим гордится аппарат президента: мол, смотрите, как мы быстро с ними справились.

Однако все только начинается. Самые серьезные события - впереди. Я отвечаю за все ошибки, которые были во времена перестройки, и не снимаю с себя моральной ответственности за то, что происходит сейчас, хотя сейчас и другая стратегия, и другие игроки.

Вместо послесловия

25 мая с.г. в России состоялось заседание оргкомитета Движения «Нет», декларацию которого подписали правозащитники, активисты из 20 городов. В одном из обращений Движения сказано: «Нам все равно, как называет себя правящая группировка, если она сможет нарушать права человека - развязывать войны, множить нищету, поощрять преступность. Наш действительный выбор - или согласие с игрой по этим правилам, или отказ от нее...

Во втором туре есть третий кандидат - позиция «против всех». Это наш реальный шанс не выбирать между плохим и очень плохим. Голосование «против всех» - это наше уважение к себе, это шанс для более свободных и демократических выборов».

К этому «нет», по-моему, не готовы ни Б.Ельцин, ни Г.Зюганов, ни Россия. Хотя...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно