Междувыборность

21 декабря, 2007, 18:21 Распечатать Выпуск №49, 21 декабря-28 декабря

Год Земляной Крысы встречает премьер-министра Юлию Тимошенко как родную. Она, рожденная в 1960-м, тоже Крыса, правда, Железная...

«Крыса будет защищена. Счастлива как в делах, так и в любви».

Восточный гороскоп на 2008-й год

Год Земляной Крысы встречает премьер-министра Юлию Тимошенко как родную. Она, рожденная в 1960-м, тоже Крыса, правда, Железная.

Это будет ее четвертый «родной» год. Какими для нового премьера были первые два года, прошедшие под знаком этого умного и проворного животного, знает только она сама да ее родственники. А вот третий запомнился многим. Именно в 1996 году страна впервые узнала, кто такая Юлия Владимировна и именно тогда многие предприниматели в полной мере оценили справедливость восточных гороскопов. С особым акцентом на «металлическую» особенность Крысы.

Юлия Владимировна вступает в свой год под аплодисменты поклонников, в обществе друзей, соратников, временных попутчиков, добросовестных исполнителей, друзей президента и просто случайных персонажей. Как вы поняли, речь идет о новом составе Кабинета министров.

Новое правительство пятнисто и рельефно. К таким составам Каби­нетов эпохи Виктора Андреевича уже пора привыкнуть. Да, собственно, и предыдущий Кабмин не отличался единством, и командой его можно было назвать только по рассеянности, а к концу это и вовсе выплыло наружу, когда разные члены правительства, например, по-разному оценивали справедливость процессов на «Укртатнафте».

Ю.Тимошенко, обратившись в четверг вечером к народу, слово «команда» тоже избегала, предпочитая оперировать местоимением «мы». Бегло пройдясь по составу нынешнего Кабмина, можно с уверенностью сказать, что «мы» относится не ко всем его членам, во всяком случае пока.

Новый премьер-министр, без­условно, звезда нашей политики. Так вот: на фоне проголосованного состава правительства она кажется суперзвездой. Промельк­нула даже мысль: а может быть, она это специально? Совершенно намеренно создан такой фон, на котором она сможет беспрепятственно сиять? Но, видимо, все же нет, поскольку к созданию этого фона приложил руку и президент, а он точно не заинтересован в чрезмерной яркости лидера правительства.

Наиболее выпукло смотрятся, без­условно, Александр Турчинов, Юрий Луценко, Юрий Ехануров и Виктор Пинзеник. Они попросту имеют вес — кто имиджевый, кто организационный, кто жизненный.

Вот, например, министр финансов. Напомним — это уже шестой (!) Кабинет министров для Виктора Михайловича Пинзеника, пребывавшего на разных должностях — от первого вице-пре­мьера до министра экономики в правительствах Леонида Кучмы, Евгения Марчука, Павла Лаза­ренко, Юлии Тимошенко (пер­вое пришествие) и Юрия Еханурова. И сделал он это все на протяжении 15 лет, чем, по нашему мне­нию, заслужил титул «Горца». А если вспомнить о его реальном вкладе, начиная с декретного периода 1992—1993 годов, то выяснится, что наша экономика сегодня — это в значительной степени плод деятельности нынешнего министра. А он сам — ее символ. Поздравлять или соболезновать в связи с этим — зависит от политических взглядов.

С Луценко, правда, могут возникнуть вопросы, поскольку и он сам, и его команда неоднократно заявляли, что пребывание в должности министра имеет смысл только в случае контакт­ной Генпрокура­туры. Думается, никто кроме самого Юрия Вита­льевича в этом контакте не заинтересован. К тому же, как говорят осведомленные источник, трудности могут появиться уже на этапе освобождения с должности действующего генпрокурора. Напомним — «достаточно одной таблэтки», разведенной в стакане воды, выпитом впоследст­вии двумя депутатами, не посетившими затем заседание Верхов­ной Рады по причине временного ухудшения самочувствия, — и Александр Медведько опять генпрокурор.

Новый министр обороны появился на этой должности, видимо, по причине собственных экономических взглядов, которые, по мнению президента, отличны от взглядов премьер-министра. У предыдущего министра, правда, было собственное понимание того, как строить армию, и оно тоже не совпадало с мнением премьера. Но, видимо, были опасения, что может совпасть в будущем. А кроме того, теперь бригады с корпусами и рода войск с их видами будет путать не только Верховный главнокомандующий... И еще одно. После решения Консти­туционного суда всем стало ясно, что премьер может быть снят с должности простым большин­ством ВР. и.о. будет назначать президент. И в случае чего, им совсем не обязательно может стать ближайший соратник Тимошенко первый вице Александр Турчинов, а просто член правительства. Например, министр обороны.

К выпуклым фигурам, кстати, надо отнести и Ивана Васюныка. С одной стороны, кто-то на Банковой порадовался этому назначению, поскольку Иван Васи­лье­вич переселился, наконец, в другое здание. С другой — он получил такой фронт работ, а человек настолько деятельный и целеустремленный, что как бы радость не была преждевременной.

Юрий Павленко и Юрий Продан, невзирая на разницу в политическом происхождении и образовании, абсолютно естественно смотрятся на занятых местах. У президента на место министра «молодежи» просто не было, нет и не может быть другого кандида­та, у Тимошенко на ТЭК кандидаты могли быть, но специалист в электроэнергетике тут в самый раз. Ну скажите, кто бы что рассказывал ЮВТ про нефть и газ?..

Никто не удивился появлению в кресле министра регионов Васи­лия Куйбиды. Крайне мало в стране людей, для которых региональное развитие стало просто профессией.

Отдельным сегментом смотрятся назначенные по квоте прези­дента (о «НУ—НС» здесь, как и в других местах, или хорошо, или ничего) министры здравоохранения и культуры. Теперь все получат возможность убедиться, может ли хороший и близкий пре­зиденту человек стать министром.

Впрочем, зря я возвел тотальную напраслину на «НУ—НС». Фракция таки отстояла министра образования Ивана Вакарчука, о котором никто, кажется, не способен сказать плохого слова. Как ему будет там, в крупно-менеджерском кресле, — жизнь покажет.

Если Кременя оставили за бортом, то в случае с Николаем Онищуком фракция проиграла. Но это уже не интересно. Теоретические знания, опыт конституционных разработок позволяют надеяться на лучшее, но в этом министерстве столько камней типа Главного управления исполнения наказаний, БТИ и исполнительной службы…

Новый министр труда и социальной защиты имеет в биографии тот же этап, что и премьер-министр, а именно нахождение в КПЗ по политическим, как она утверждает, мотивам. Де­ло было в 2000 году, когда Люд­мила Денисова, будучи министром финансов Крыма, по ее словам, сильно перешла дорогу организаторам Крымского муниципального займа. Дело с займом действительно темное, и, что харак­терно, сама Л.Денисова в нескольких интервью прямо указывала на его главного фигуранта — банк «Славянский», который возглавлял тогда не далекий от Юлии Тимошенко Борис Фельдман.

Министр сельского хозяйства Юрий Мельник, видимо, начинает свой путь по дороге В.Пинзеника — то есть в бессмертные. Его пребывание на посту во втором подряд правительстве — еще одно доказательство того, как все-таки сближает разные политические силы земля. А также растениеводство, животноводство и, конечно же, — птицеводство.

По дороге «Горца» движется и Владимир Новицкий, впервые назначенный заместителем министра промышленности в 1992 году, с тех пор из министерства практически не отлучавшийся, а иногда его возглавлявший.

Из серии «Удивительное — рядом». Вопрос даже не в том, чем будет заниматься вице-премьер по евроинтеграции Григорий Немыря. Пусть даже знакомым делом, организацией западных контактов Юлии Тимошенко, что у него в последнее время получалось успешно — страстное поздравление Николя Саркози тому подтверждение. Вопрос в эффективности сотрудничества с Владимиром Огрызко на посту министра иностранных дел. У вице-премьера — пост, у министра — аппарат, а все это должно, по идее, сотрудничать.

Виктор Полтавец — бывший министр угольной промышленности УССР. Тогда, напомним, били стахановские рекорды. Сейчас взрываются шахты. А министр, как все говорят, легенда. Куда там выпускникам «Гарвар­да» и «Оксфорда».

Иосиф Винский, Георгий Фи­лип­чук и Владимир Шандра. Специалист по партийному строительству, бывший губернатор Черновицкой области и бывший министр промышленности (он же — экс-директор рубероидного завода). Теперь сопоставьте их с постами в Кабмине. Или переставьте их на другие посты. Ну разве что рубероид имеет отношение к чрезвычайным ситуациям — крыши в стране срывает регулярно.

И, наконец, министр экономики, по слухам, ранее давший несколько ценных советов Вита­лию Гайдуку, принесших, надо полагать, тому дополнительную прибыль. Экономическая общественность, скажем мягко, была удивлена. И ждет ныне результатов очередного эксперимента по приложению базовых теоретических принципов к реальности. Научных работ у Богдана Данилишина опубликовано действительно много. Причем новый министр считается одним из лидеров в эколого-экономической теории. И отметился как-то публично в дискуссии по каналу Дунай—Черное море. Так может, ему бы экологией заняться?

Однако не стоит делать далеко идущих выводов, а стоит сделать вывод, идущий недалеко. Характерной особенностью Кабмина является отсутствие в нем фигур крупного бизнеса. Это правда, которая будет использована как доказательство отделения бизнеса от власти. И это, в общем, новация.

При этом оставшиеся в парламенте солидные и состоятельные люди не только оставляют за собой неприкосновенность, но и претендуют на влияние. Кто-то на министра, отправленного при их непосредственном содействии, кто-то — на еще не назначенных замов, кто-то — на госкомпании. Поэтому настоящий теневой Кабмин, как они рассчитывают, останется в Верховной Раде.

В постоянном согласовании (или конфликте) этих расчетов со стратегическими планами премьер-министра и будет проистекать жизнь нового правительства.

Украина — страна примелькавшихся правительств. Хотя у каждого из них были свои причины прихода и ухода. И с каждой последующей сменой их все меньше запоминают и, что характерно, от них все меньше ждут. Поэтому каждое последующее правительство счастливее предыдущего.

Правительство Тимошенко принято называть правительством надежд. Видимо, потому что принято считать: она стала премьером благодаря обещаниям, касающимся вкладов в Сбербанке и отмены призыва в армию. В это, видимо, верит и сама Юлия Владимировна, раз в первое премьерское утро занялась вкладами.

Также принято ожидать от него светопреставления — «Криворож­стали»-2, тюремных застенков для олигархов, называть правительством страха для перепутавших государственный бюджет с собственным, а еще — правительством самоубийц, причем многие произносят это с наслаждением.

И наконец, принято считать его междувыборным. В том смысле, что оно появилось в результате выборов и его деятельность непосредственно связана с выборами президентскими.

Теперь разберемся, что из этих представлений соответствует действительности, а что нет.

Сначала о надеждах. Это вряд ли. Тезис о возврате пропавших вкладов представлялся сильной предвыборной технологией. В списке приоритетов для населения эта проблема действительно занимала одно из главных мест. До 2002 года. С каждым последующим годом надежды на решение этой проблемы умирали и к текущему периоду скончались окончательно.

Народ попросту не верит в решение этой проблемы и считает, что об этом лучше забыть. То есть деньги, конечно, нужны, и, безусловно, бюджетники ожидают повышения зарплат опережающими по сравнению с ценами темпами. Пенсии — это критично важно для пожилого электората, временно опять ставшего населением, поскольку с таким ростом цен справляться все труднее.

Но вклады… В принципе, можно еще пообещать компенсировать потери, понесенные в результате «павловской» реформы по обмену 50- и 100-рублевок. Кто помнит, тот знает, как это было несправедливо. Но вот только зачем — непонятно.

Возродить надежду трудно, но можно. Но тогда надо будет эту надежду реализовывать. Нет ничего хуже, чем возрожденная, а потом похороненная надежда. И спрос тут будет по полной программе — без всяких там вариантов «отложенных вкладов», постепенного размораживания компенсаций, растягивания процесса на 20 лет.

С армией и вовсе вышла небольшая неприятность. Конечно, все выглядит так, что Юлия Владимировна как бы хочет, а президент как бы нет. Но размеры воинской проблемы, как представляется, несколько преувеличены. И в связи с сокращением призыва, и в связи с сокращением срока службы, и улучшением условий службы в армии, и, кстати, в связи с под­ростковой преступностью. Многие родственники рады бы, чтобы загулявшее чадо забрали в армию и сделали из него там человека. Это тоже иллюзия, не сделают, но хотя бы надежда греет, а так будет пить, гулять и материться…

Ну и, наконец, опыт подсказывает, что ждать чего-то лучшего от власти не стоит. Не было бы хуже. И даже те, кто Юлию Владимировну обожествляет (а таких предостаточно), в глубине души считают, что не дадут ей ничего сделать. Кризис доверия к власти легко объясним — оранжевая революция надежды породила, а реализация ее достижений их похоронила.

«Светопреставление». Фондовый рынок, который в последнее время начал реагировать на политические события, на избрание Тимошенко премьером не отреагировал. Совсем.

Видимо, инвесторы не ожидают ужаса реприватизации. Обоснованно или нет — посмотрим. Но факт, что команда Тимошенко, заметно изменившаяся с 2005 года, значительно больше внимания уделяет работе с мировым бизнес-сообществом, не воспринимающим подобные методы восстановления справедливости. Просто любой инвестор, представив, что «на его месте мог быть я», поостережется иметь дело с правительством карателей.

«Точечно», как уже приходилось слышать, процесс, конечно, пойдет. В отношении «Лугансктепло­воза», например, справедливость будет восстановлена, причем, что особенно важно, вернет народу украденное не отечественный, а зарубежный олигарх.

В последнее время, правда, появилась информация о возможном «восстановлении справедливости» в отношении приватизированного ранее «Укрруд­прома».

«Самоубийцы». Точка зрения, присутствующая не столько в среде регионалов, сколько самих бютовцев. Коктейль из инфляции, цен на газ и повышающихся выплат населению многих отрезвляет и снижает тонус.

Впрочем, так принято называть каждое новое правительство. Видимо, в элите все же очень сильны ожидания того, что все здесь когда-нибудь таки рухнет.

«Междувыборность». Премьер-министр нашла замечательный ответ на вопрос: «И как вам Балога?». «Без него внеочередных выборов не было бы, за что ему огромное спасибо».

С ее точки зрения, видимо, Виктор Иванович первый этап своей исторической миссии выполнил и самое время ему приступить ко второму этапу — организации плавной, безболезненной, организационно выстроенной и юридически безупречной передачи власти. Сами понимаете, у Виктора Ивановича свое понимание его исторической миссии.

Что для Тимошенко нынешнее премьерство? Много народу ищет ответ на этот вопрос. Еще больше его уже нашло — ступенька. И сомневаться в этом оснований все меньше.

Еще меньше их стало в четверг вечером, когда премьер-министр обратилась к народу, как она сказала, «без посредников», и пообещала сделать эти встречи традиционными.

Обращение это не было ритуальным, хотя бы потому, что вышло на «Интере», а не на традиционном Первом национальном. И это не был «привет президенту», поскольку он был упомянут вскользь, в конце, по принципу «и он тоже с нами». При этом она не допустила ни одного намека на какой-то саботаж ее деятельности со стороны президентской команды. Боже упаси. Она просто сделала вид, что ее нет.

Иногда кажется, что Юлия Владимировна едет к своей давней мечте не просто по дороге, а по рельсам, причем вниз, без всякого приложения усилий, к тому же подталкивают ее к этому не только вся ее окружающая среда, а и оппоненты, в которых поселилась вера в ее непогрешимость. «Она все равно выиграет. Станет премьером — выиграет, не станет — опять выиграет. Пойдут дела — для нее хорошо, не пойдут — она расскажет всем, что виноваты враги, все ей поверят, и уйдет она в самый благоприятный для нее момент». Этот текст с вариациями приходилось слышать как от депутатов-регионалов, так и от нунсовцев.

И такая обреченность сквозит в этих словах, что приходится предлагать два варианта дальнейших действий: крепиться или сдаваться. Поднять моральный дух не удается — напоминания о том, что она живой человек, делает ошибки, далеко не безгрешна — не убеждают. Видимо, где-то в глубине души они все-таки допускают, что она и есть Бог.

Почему-то кажется, что у секретариата президента теперь действительно появилась серьезная задача. Действуя преимущественно законными методами, используя информационное пространство и некоторые еще не до конца расставленные кадры, не только удержать премьер-министра в рамках, но и встроить ее в какую-то будущую конструкцию власти.

Причем не просто предложить и образовать конструкцию, например, принять на референдуме новую Конституцию и ввести ее в действие, не просто предложить Юлии Владимировне там некое место, а именно встроить ее в новую систему власти. Получив от нее, как любит говорить президент, на это акцепт.

И это вам не парламенты распускать. Это уже практически теорема Ферма. И как в случае с теоремой, подавляющее большинство скажет: это невозможно. И, пожалуй, с этим мнением можно согласиться.

Хотя теорему Ферма в итоге все-таки доказали…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно