МЕТАМОРФОЗЫ

25 июля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 25 июля-1 августа

Может ли Леонид Кучма делать страну лучше? Может ли Виктор Ющенко мешать ему делать это? Для многих первый вопрос покажется предвзятым...

Может ли Леонид Кучма делать страну лучше? Может ли Виктор Ющенко мешать ему делать это? Для многих первый вопрос покажется предвзятым. Еще большее число людей сочтут второй провокацией. Между тем, близкие к действительности год назад стереотипы общественного мнения типа «власть плохая, оппозиция хорошая» или «чтобы изменить ситуацию к лучшему, нужно только изгнать этих, возвысив тех» становятся слишком простыми, чтобы понимать происходящее правильно. Почему Виктор Янукович — плоть и кровь Донецкой области, где термин «социальная справедливость» мало кто воспринимает всерьез, тратит столько времени на пенсионную реформу? Почему Александр Мороз, искренне верящий в это абстрактное в Донецке понятие, не поддерживает такую реформу? И что это значит для страны?

Год назад все выглядело просто. Восставшая против власти с ее примитивными методами и низкими результатами оппозиция, среди которой выделялся первый премьер-реформатор Виктор Ющенко, требовала дать ей возможность исправить политическую и экономическую ситуацию. Проигравшая парламентские выборы власть, где выделялся уволивший первого премьера-реформатора Леонид Кучма, пыталась сохранить все возможности за собой. Победа оппозиции давала надежду, что дела пойдут лучше. Победа власти угрожала обратным.

Дела идут лучше. По итогам первого полугодия экономический рост более 7%, что почти вдвое превышает показатель прошлого года, причем наивысшие темпы демонстрируют обрабатывающая промышленность и строительство — отрасли с высоким потреблением инвестиций и технологий. После многих лет бесплодной болтовни, упиравшейся в отсутствие политической воли, реформируется налогообложение и система социального обеспечения. Замороженные в государственной собственности в 2001 году крупнейшие предприятия активно готовятся к продаже в этом и следующем году. Базой для дальнейшего роста являются достаточно жесткая бюджетная политика и сравнительно стабильная гривня. Внутренний прогресс сопровождается внешними успехами. Промотанные в прошлые годы отношения с США реконструируются, а приблизившийся к границам Украины Евросоюз готов делать что-то для страны, которую ранее он видел в «серой зоне» российского влияния и вообще не хотел иметь с ней дел. Сама Россия чуть ли не впервые столкнулась с осмысленной и твердой украинской позицией на переговорах о газовом консорциуме и зоне свободной торговли.

Можно указать на тысячу проблем, которые не решаются, или решаются не так, но отрицать достижения нечестно. Как и то, что они обеспечены властью, которая прежде отличалась способностью создавать проблемы и несет стопроцентную ответственность за дефицит успехов в прошлые годы. США сменили двухлетний гнев на милость после того как Кучма — главный виновник их гнева — сформировал и продавил поддержку Украиной части позиций американцев по Ираку. Российские предложения по консорциуму и условиям объединения в Единое экономическое пространство были отвергнуты правительством, экономическую политику в котором определяют выходцы из самого пророссийского в Украине региона. А либеральное по смыслу снижение налогов и стимулирующая пенсионная система были введены голосами большинства Рады, костяк которого составляют кланы с их привычками бить и рвать, для которых раздел пирога всегда был приоритетнее его приращения.

Власть меняется. Кроме привычного умения стирать врагов в порошок, она продемонстрировала непривычное искусство обыгрывать конкурентов с помощью лучшей политики. Созданное как механизм коалиции провластных сил большинство стало реальностью не тогда, когда с его участниками работали кнут и пряник, а когда оно начало обеспечивать голосование за законы, в которых эти участники увидели выгоду либо в виде лучшего отношения избирателей в будущем, либо в виде улучшения среды для манимейкерства. На предыдущей сессии парламента большинство являлось инструментом борьбы, будучи способным обеспечивать только считанные кадровые решения Президента. На последней сессии оно стало инструментом политики коалиции власти, самостоятельно приняв 27% из рекордного за сессию 401 закона и сыграв решающую роль в утверждении оставшихся 73%. Построенное как залог коалиции правительство пытается набрать очки не только традиционным дележом заводов между материнскими кланами, а и тем, что занялось реформами, остановленными после отставки Ющенко в 2001 году.

Это не означает, что власть стала честнее, добрее и тем более моральнее. Вряд ли кто-то из формирующих ее политиков, за исключением, возможно, Владимира Литвина, существенно пересмотрел свои принципы и взгляды на жизнь. Как и большинством идущих в эту профессию людей, ими движут сугубо личные интересы. Отчасти стимулируя экономические реформы и пытаясь укрепить отношения с Западом, Президент Кучма может рассчитывать, что накануне завершения срока его президентства последние достижения смягчат ужасное впечатление от провалов в прошлом. Конструируя коалицию власти, глава администрации Виктор Медведчук вправе полагать, что ее успехи лишат победы его главного врага Ющенко на выборах нового президента, а самому ему обеспечат статус конструктора. Развивая начатые Ющенко реформы, премьеру Януковичу логично думать, что поражение Ющенко будет означать его победу. А поддерживая стабильность гривни и укрепляя банки, председателю Национального банка Сергею Тигипко остается надеяться, что заменой может стать и он.

Почему они используют нехарактерные для них методы? Вероятно, такие перемены связаны с эволюцией бизнеса и затем политики. Первобытные методы борьбы, которые приносили успех в прошлые годы, сейчас скорее ведут к поражениям. Чтобы преуспевать, крупнейшим бизнесменам уже недостаточно быть родственником или другом Президента. Так же не гарантируют им результатов тотальные подкупы чиновников, силовиков и судей. У Президента много друзей, пока он Президент, и все они платят чиновникам, силовикам и судьям. В результате эффективность административных способов обеспечения прибылей снижается, уступая место экономическим аргументам: качеству менеджмента, силе идей и т.д. Точно такой же процесс происходит и в политике. Три года назад политический успех равнялся наличию в руках рычагов власти, помноженному на контроль над масс-медиа. Сейчас иметь власть недостаточно: выросшая конкуренция, а главное, прогрессирующие способы ведения конкурентной борьбы требуют от власть имущих постоянно демонстрировать свою эффективность как врагам, так и союзникам, и что совсем ново и чрезвычайно важно — электорату. Удержать власть с помощью фальсификации выборов и цензуры СМИ практически невозможно, если не делать ставку на гражданскую войну. Шансы дают только улучшение экономики и внешнеполитические успехи, которые способны убедить избирателей.

Это законы развития, и власть следует им, пусть и не принимая их близко к сердцу. Годы работы по-другому тянут провластных политиков на дно, мешая им жить по-новому, усложняя поставленную задачу выиграть решающую кампанию за сохранение власти в своих руках. Их текущие действия отражают внутренние противоречия в каждом из них и во всей коалиции в целом. Кучма, чью репутацию лучше любого роста экономики и сотрудничества с Америкой могла бы восстановить действительно демократическая реформа политического устройства, вместо этого борется с Морозом, с которым ему по пути. Он отстаивает силовые полномочия у будущего президента, словно не понимая, что отдаваемое правительству экономическое влияние гораздо важнее, так как бизнес в конечном итоге пересилит любого силовика. Он закладывает в свое видение реформы механизм продления полномочий, которое выгодно только двум-трем его бывшим фаворитам и которое ломает планы большинству участников коалиции власти, одновременно возвращая ему имидж узурпатора вместо реформатора. Медведчук, имевший шансы стать мозгом этой коалиции в ее решающем походе, ухитрился сделать своими врагами всех возможных победителей президентских выборов, похоронив тем самым и свое настоящее, и, возможно, свое будущее. Янукович, совершенно правильно выбравший либеральные реформы способом своего возвышения, споткнулся о недостаток своих знаний и опыта проведения этих самых реформ. Осуществленное снижение трех основных налогов будет бесполезным без отмены льгот и решения проблемы социальных сборов. Наполненный бюджет не даст большого эффекта без реформирования бюджетной системы, то есть правил осуществления расходов. А запланированная приватизация будет малополезна на фоне отсутствия отраслевых реформ, к которым Кабинет Януковича не готов ментально. Доказательствами этого служит работа Виталия Гайдука и Георгия Кирпы, которые активно перестраивают свои секторы, но смысл перестройки заключается не в повышении рыночной конкуренции, что может обеспечить сверхвысокий рост экономики на этом этапе, а в усилении роли государства, что противоречит идеям приватизации и снижения налогов. Громадное противоречие между целями и стилем работы правительства проявилось во время июньского скачка цен на продтовары, когда вместо эффективных интервенций и других рыночных мер правительство атаковало «спекулянтов», реанимировав подзабытый советский термин и неэффективную в нынешних условиях советскую политику регулирования цен.

Но личные недостатки только ослабляют действие присущих развитым демократиям механизмов политической борьбы, к которым прибегла власть, не уничтожая это действие полностью. Наглядным примером этого являются поведение в большинстве трех столпов коалиции власти: Партии регионов, Социал-демократической партии (объединенной) и «Трудовой Украины». Их публичные лидеры борются друг с другом за место на вершине коалиции и возможность влиять на кадровые решения Президента. Соперничество бизнес-групп, на которые опираются эти силы, в лице Рината Ахметова, Григория Суркиса и Виктора Пинчука, вообще близится к состоянию войны. Тем не менее в парламенте, то есть на уровне определения политики, три силы демонстрируют невероятное единство в подавляющем числе голосований. Анализ, проведенный Анатолием Толстоуховым по итогам закончившейся сессии Рады, показал, что фракции «Регионы Украины» и СДПУ(о) голосовали идентично в 95% случаев. Депутаты из СДПУ(о) и фракции Партии промышленников и предпринимателей и «Трудовой Украины» одинаково нажимали кнопки при принятии 94% решений Рады, а голосования фракций Раисы Богатыревой и Игоря Шарова были сходными в 91% случаев. Для сравнения: блоки «Наша Украина» и Юлии Тимошенко занимали сходные позиции только в 63% голосований, депутаты БЮТ и Социалистической партии одинаково голосовали в 84%, а голосования СПУ и фракции Коммунистической партии были похожи в 57% случаев.

Такую кооперацию трех крупнейших провластных сил нельзя объяснить ни наличием общих врагов — Ющенко неприемлем только для Медведчука, ни давлением Президента — Кучма никогда не ставил перед собой нереальную цель добиться единства всех голосований в парламенте своих сателлитов. Причина в другом: у них появилась общая цель — сохранить власть. Силовые методы, как показал опыт действующего Президента, ненадежны и опасны. Поэтому участники коалиции власти, причем в значительной степени неосознанно, пошли по другому пути, пытаясь доказать населению свое умение проводить эффективную государственную политику и тем самым получить право остаться у руля. Для этого понадобились консолидация большинства, экономические реформы и более отвечающая национальным интересам внешняя политика, которые и были взяты на вооружение.

Фактически коалиция власти сейчас двигается по дороге, которую когда-то в западных странах избрали все незаурядные злодеи и бандиты, понявшие, что банковский бизнес выгоднее пиратства, а победы на выборах целесообразнее достигать с помощью убеждения избирателей, а не запугивания их. Не случайно провластные политики позаимствовали все прогрессивные идеи у конкурентов, которые с их помощью завоевали симпатии избирателей на выборах Рады-2002. Схема создании коалиции и ее экономическая программа были отняты у Ющенко так же, как и курс на улучшение отношений с США и ЕС. Идея реформы системы власти была похищена у Мороза и Симоненко, которые намеревались использовать ее в борьбе за досрочный уход Президента Кучмы. В этом смысле оппозиция выиграла противостояние с властью, заставив ее совершать действия, на которые без противостояния та никогда бы не пошла. Пыхтя, от неумения натирая мозоли и набивая шишки, коалиция власти пытается проводить то, что обещали избирателям ее враги.

Проблема оппозиции в другом: она оказалась не готовой к такому повороту событий, самоубийственно не замечая прогресса своих конкурентов. Административно слабеющий Президент стал смещать акценты с подавления врагов к переигрыванию их в политических инициативах, и последовавшая трансформация большинства и правительства из однозначной кормушки для бизнеса в инструмент проведения политики потребовали от оппозиции включиться в борьбу идей. Однако этот вызов частично восприняла только «Наша Украина» и еще в меньшей степени Компартия, программные цели которой не совпадают с целями коалиции власти. БЮТ и СПУ избрали тактику полного блокирования инициатив власти по принципу «что хорошо ей, то плохо нам». Мороз — настоящий инициатор политической реформы, который мог использовать для ее проведения Кучму так же, как и тот его, фактически повторил ошибку Президента, сконцентрировавшись на различиях, а не сходстве их проектов. Даже Ющенко, в прошлом году провозгласившему готовность сотрудничать с властью при совпадении позиций, не удается полностью перебороть ошибочные опасения, что политические успехи Украины усилят Кучму, экономические — Януковича, а потому вредны. «Наша Украина», собравшая наибольшее число людей, способных разрабатывать либеральную экономическую политику, не использует и десятую часть своих возможностей для того, чтобы на неплохие инициативы правительства ответить хорошими, а на хорошие — идеальными. Последнее заявление блока о необходимости остановить приватизацию стратегических предприятий ввиду низкого доверия к власти трудно пояснить многим людям, которые привыкли считать «НУ» флагманом рыночных реформ. Можно понять бизнесменов «НУ», которые отстранены от большой приватизации и не имеют шанса попасть в нее до момента смены Президента и его фаворитов. Но они пришли в политику и с государственной точки зрения должны соглашаться с мнением, что любая приватизация лучше, чем скрытое обескровливание формально государственных заводов, а потому должна быть проведена. Борьбу за чистоту конкурсов и равные права участников тендеров при продаже госсобственности нужно вести изо всех сил, но бороться против их проведения вообще — означает изменять идеалам. В таком случае один из главных контраргументов власти в споре с оппозицией «они будут такими же как мы после выигрыша выборов» выглядит ненадуманным.

Такое поведение на самом деле проигрышно для оппозиции, поскольку означает подмену политики политиканством. Это обязательно почувствует население, которое лишено возможности получать качественную информацию из СМИ, но научилось составлять ее самостоятельно из косвенных сведений. По данным ряда социсследований, в рейтинге доверия населения с ноября прошлого года баллы набирают только провластные политики: Янукович и Литвин (правда, Кучма и Медведчук наращивают негатив). И хотя четверка лидеров оппозиции сохраняет за собой первые четыре места из-за большого преимущества, завоеванного в прошлые годы, разрыв постепенно сокращается.

Относительные успехи власти и относительные неудачи оппозиции не означают, что они поменялись местами, и «плохие» стали «хорошими» и наоборот. Политикам из обоих лагерей предстоит учиться искусству приносить пользу стране, одновременно достигая личных целей. Коалицию власти ждет большая проверка на крепость при определении единого кандидата на выборы, которого Кучма не хочет назначать, разрушая тем самым привычную, но вряд ли современную технологию. Еще большим испытанием может стать приватизация топ-предприятий, запланированная на предвыборный период и обещающая вызвать настоящие сражения во всех кабинетах со специальной связью. Но происходящее в последний год дает надежду, что время политиков, отличающихся друг от друга внешностью и личными качествами, которые трудно проверить и которые меняются под влиянием обстоятельств, уходит. И вместо него придет время политики, под которую избиратели будут подбирать людей, способных ее реализовать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно