МЕНЯТЬ СИСТЕМУ ВЛАСТИ НЕОБХОДИМО СЕГОДНЯ

11 апреля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 11 апреля-18 апреля

От редакции Название парламентских слушаний, посвященных возможной ревизии Конституции, было под стать недавним президентским инициативам — такое же запутанное и громоздкое...

От редакции

Название парламентских слушаний, посвященных возможной ревизии Конституции, было под стать недавним президентским инициативам — такое же запутанное и громоздкое. «Пути и направления осуществления политической реформы, глубина, границы, цели и возможные последствия изменений в системе органов государственной власти и местного самоуправления в содержании и объеме их полномочий, прав и обязанностей» — редкий народный избранник добрался до середины этого предложения. И редкий журналист дожил до конца более чем пятичасового полилога о судьбе Основного Закона.

Разговор получился в общем-то прогнозируемым, но от того не менее любопытным. Проанализировав услышанное во время слушаний и подслушанное после них, можно сделать следующие выводы:

— президентские инициативы и, самое главное, президентская инициативность изрядно напугали депутатский корпус. Народные избранники (независимо от ориентации) испытывают заметный дискомфорт от того, что им приходится играть в чужую игру по неизвестным правилам;

— никто толком не посвящен в стратегические планы Леонида Кучмы, и это лишь усиливает страх депутатов, в том числе и тех, кто входит в пропрезидентские фракции;

— ни одна из ведущих сил не имеет четкого плана действий. И потому все без исключения политические группировки в срочном порядке отрабатывают различные сценарии, предусматривающие форс-мажор — проведение конституционного референдума, досрочный роспуск Верховной Рады, внеочередные парламентские или (и) президентские выборы et cetera;

— в Верховной Раде существуют определенные опасения насчет корректности будущих толкований Конституционного суда, который неизбежно будет вовлечен в процесс корректировки Основного Закона;

— подавляющее большинство парламентариев не воспринимает идею бикамерализма и одобряет введение пропорциональной избирательной модели. Однако число публичных сторонников «партийных» выборов гораздо меньше числа публичных противников двухпалатности. Насколько можно судить, Президент систематически осуществляет давление на фракции большинства, готовые проголосовать за пропорциональный закон. Он делает все, чтобы закон не был принят. Если данное предположение верно, то это, с одной стороны, снижает вероятность принятия принципиально важного документа. С другой — убеждает в откровенном нежелании Леонида Кучмы проводить реальную реформу власти;

— околоконституционные споры теоретически способны серьезно расколоть оппозицию и не менее серьезно рассорить пропрезидентский лагерь. Во всяком случае, представители ряда «большевистских» фракций не скрывали своего раздражения по поводу излишне верноподданнической позиции, занятой, в частности, «донецкими» и «луганчанами». Если трещины окажутся слишком глубокими, Президенту будет гораздо легче сломать сопротивление высшего законодательного органа;

— противников (явных и скрытых) президентских реформ в парламенте — абсолютное большинство. Но и «глубоко запрятанные» и «ярко выраженные» оппозиционеры отчего-то не пытаются выстроить свою защиту в соответствии с единственно разумной схемой — упирать на букву действующей Конституции. Ни «президентские инициативы», ни «всенародное одобрение» не могут служить правовой основой для коррекции Основного Закона. Реформатором Конституции может и обязан быть только парламент. А между тем нервические разговоры в депутатской среде идут преимущественно о том, как не допустить референдума, как противодействовать референдуму, что лишний раз демонстрирует неуверенность ВР в своих силах и страх перед применением силы со стороны Президента. А в мире политики термин «испугавшийся» — синоним к термину «проигравший»…

«ЗН» продолжает знакомить своих читателей с различными взглядами на судьбу грядущей конституционной реформы. Сегодня мы предоставляем слово лидеру Социалистической партии, народному депутату Александру Морозу, чье выступление на парламентских слушаниях было (по мнению большинства наблюдателей) наиболее емким и глубоким.

Этот материал подготовлен на основе доклада для парламентских слушаний по поводу политической реформы. Любопытно было то, что дискуссии на слушаниях не получилось. По крайней мере, относительно акцентов доклада никто не возражал. Если позиции отдельных выступающих отличались, то это, скорее всего, свидетельствовало о стремлении каким-то образом избежать гнева власти. Ведь все понимают, что изменения в Конституцию назрели. Такие изменения, которые, с одной стороны, обеспечили бы баланс власти и ее стабильность, с другой — чтобы Конституция не позволяла бы никому присваивать власти больше, чем предусмотрено законом. Поскольку, в конце концов, руководствоваться можно было бы и нынешней Конституцией, если бы гарант ее соблюдения не пытался узурпировать власть, сломав обязательные для каждой демократической модели управления противовесы и сдерживания, в частности, заблокировав закон о временных следственных комиссиях и рассмотрение законов о процедуре импичмента.

Но это одна грань проблемы. Остальные же касаются необходимости изменения системы власти. Собственно, этому выводу и подчинена логика доклада. Отправной точкой, однако, взят проект Президента и предложенная им мотивация слушаний — участие во всенародном обсуждении.

Впервые после принятия Конституции рассматривается такой сложный вопрос. И дело даже не в том, сложнее он или проще того, который мы готовили для Конституционного суда два года назад. Сложность в том, что проект Президента принципиально противоречит тому, что парламент согласовал раньше, что вытекает из логики назревшей демократизации общественной жизни. Не хотел бы, чтобы сказанное воспринималось как предубежденность, поэтому попытаюсь скрупулезно проанализировать суть законодательной инициативы Президента. Не оформленной пока соответствующим образом, но, по его предложению, уже обсуждаемой в обществе.

Из обращения Президента и его указа от 6 марта, из его выступления в Харькове и прочих местах, из многих высказываний комментаторов, политологов вытекает несколько ключевых идей, которые изменениями в Конституцию желает воплотить в жизнь глава государства. Главная из них — идея построения ответственной власти, то есть институтов власти, которые по своей сущности, по статусу представленных там должностных лиц несли бы ответственность за последствия принимаемых решений.

Цель — исключительно важная, назревшая. Ведь безответственность институтов власти — едва ли не важнейшая причина нынешней социально-экономической разрухи и политического кризиса. Форма достижения поставленной цели — парламентско-президентская модель государственного управления также не вызывает сомнений, тем более что она эффективна, прошла проверку временем в европейских странах. А мы, как известно, двигаемся в сторону Европы. Даже по этой причине нам необходимо адаптировать законодательство к стандартам Европы и, естественно, адаптировать систему управления.

Еще одно предварительное условие. Мы сегодня не ведем дискуссию о необходимости изменения системы власти, влиянии существующей системы на состояние экономики, защиту прав человека, гарантии государственности. (По этому поводу «Зеркало недели» публиковало отдельный материал в № 19 (394), 25—31 мая 2002 года.) Сознательно не ведем дискуссию, во избежание обвинений в сведении политических счетов. Пусть официальные представители нынешней власти говорят об успехах, а многие считают, что успехов нет. Это важно для выяснения позиции. Но сегодня важнее то, что Президент сам признал: созданная система власти вступила в противоречие с потребностями и логикой общественного развития, определенного, кстати, в первой статье нашей Конституции. Поэтому берем предложения Президента как предмет анализа в контексте им же провозглашенных целей. Не будем касаться при этом вещей несущественных, редакторских и прочих неточностей. Они могут встречаться в любом предварительном материале, особенно если он готовился, похоже, второпях.

Хотя, возможно, я и ошибаюсь. Текст изменений выписан с умыслом. Чем дальше в него вчитываюсь, тем больше убеждаюсь, что он выдает желание авторов сказать людям одно, а получить в результате противоположное. Несуразности, противоречия между статьями создают для этого благодатную почву. Но «крепости» для отстаивания абсолютной власти Президента построены в проекте и надежно, и скрытно.

Для примера можно проанализировать изменения, касающиеся функций двух палат парламента, процедуры их совместных заседаний и принятия совместных и раздельных решений. Общий вывод таков: все кадровые назначения в правительство нижняя палата может сделать только такие, какие устраивают Президента. Другие не пропускаются процедурными лабиринтами. Следовательно, ни о какой передаче полномочий Президента речь не идет. Изменен лишь способ реализации воли одного человека, а суть осталась прежней (посмотрите, вокруг чего крутится «лохотрон» передачи «Народная платформа», на чем концентрируют внимание агитаторы от власти, беседуя иногда с людьми). Этот способ позволяет сегодня вовсю трубить о демократическом намерении Президента, а завтра получить дополнительный рычаг влияния на парламент — его самый нелюбимый институт.

Проект Президента предусматривает наибольшее количество изменений по функциям парламента, его структуре и статусу. Поэтому начнем анализ с этой части.

Изменениями в статьи Конституции от 75-й до 85-й предусмотрена полная реконструкция парламента, изменение его функций и процедуры принятия законов, а именно:

— введение двухпалатности;

— сокращение количества народных депутатов;

— продление срока полномочий депутатов с четырех до пяти лет;

— прекращение полномочий депутата при выходе (исключении) его из фракции или недисциплинированности;

— определение статуса постоянно действующего большинства.

Положительным здесь можно считать внимание Президента к необходимости политической определенности депутата, необходимости прекратить хождение депутата из фракции во фракцию, из партии в партию. В конце концов, речь идет, с одной стороны, об уважении к избирателю, с другой — о серьезности (надеюсь) намерений Президента поддержать пропорциональную систему выборов.

Кстати, политическая стабильность и определенность парламента предусмотрена и проектом, который уже прошел экспертизу в Конституционном суде. Авторы этого проекта — народные депутаты — представляют разные фракции нынешнего (и прошлого) созыва парламента. Следовательно, в этой части изменений можно найти компромисс. Что касается необходимости укрепления депутатской дисциплины, то это вопросы не Конституции, а Регламента, мы ведь априори воспринимаем законопослушность и дисциплинированность всех — от слесаря до министра и президента.

Остальные предложения вызывают беспокойство.

О двухпалатности

Эту новацию следует рассматривать в совокупности с функциями двух палат и порядком их формирования. Поскольку в мире имеется разный опыт. И дело даже не в том, однопалатный или двухпалатный парламент, а в том, насколько эффективны противовесы и сдерживания между ветвями власти, насколько власть сбалансирована. Посмотрим, предусмотрен ли этот баланс анализируемым вариантом, его конкретными предложениями.

Сначала о количественном сокращении Верховной Рады. Это предложение отдает популизмом, и не более того. На самом деле (и граждане должны это знать) сокращение будет незначительным — менее чем на 70 человек. Но финансовые затраты (о них все время напоминают недоброжелатели парламента) возрастут, поскольку для верхней палаты придется создавать новый аппарат: для новых комитетов и не только.

Любопытная деталь: в проекте тщательно выписана процедура создания нижней палаты, порядок избрания, основания для лишения мандатов, причины роспуска палаты, но ничего подобного не предусмотрено для верхней палаты. Все это не случайно, поскольку «народными депутатами» называют представителей нижней палаты. Лишь в ст. 87 мимоходом (похоже, по недосмотру) упоминается, что члены верхней палаты также считаются народными депутатами. Однако по функциям, правам и полномочиям они не простые депутаты, а «белая кость». Как они избираются или каким иным образом попадают в Верховную Раду, — неизвестно. Важно, что их нельзя лишить мандатов, нельзя распустить палату. Не случайно, наверное, в ст. 76 субъект законодательной инициативы деликатно пропустил процедуру прямых выборов, которая повторно приводится в специальном (касающемся Верховной Рады) разделе нынешней Конституции. Можно лишь догадываться, что это заимствование опыта белорусов, где треть верхней палаты назначается Президентом, а остальные избираются не народом, не прямыми выборами, а ступенчатыми, от собраний депутатов всех уровней. То есть от области у нас могут быть направлены три представителя, которые будут работать не обязательно на постоянной основе. Нетрудно догадаться, что это будут главы областных госадминистраций, некоторые послушные председатели областных советов и городские головы, «правильно» понимающие, откуда ветер веет. Если же возникнет проблема совмещения должностей, то Конституционный суд, как в случае с председателем Высшего совета юстиции, объяснит, что т.н. губернатором можно быть и на общественных началах, все равно он ни перед кем (кроме Президента) и ни за что не отвечает.

Иными словами, верхняя палата будет второй администрацией Президента. Первая будет контролировать всю исполнительную, вторая — законодательную власть. Не просто будет контролировать, а будет сутью этой власти, взяв на себя все полномочия парламента. Если сейчас кроме правоотношений, которые регулируются законами, а их — 31, еще 36 отнесены к конституционным полномочиям парламента, то из них лишь четыре остаются в ведении нижней палаты, а именно:

— принятие законов (кроме отнесенных к компетенции совместных заседаний двух палат);

— утверждение общегосударственных программ;

— назначение по представлению президента премьер-министра, а по представлению премьера — «урезанного» состава Кабинета министров;

— назначение выборов президента в определенный Конституцией срок.

Из этих четырех полномочий два являются процедурными, не очень важными (утверждение программ и назначение выборов), а законодательная работа полностью контролируется верхней палатой, в распоряжении которой имеется и непреодолимый механизм вето.

Практически все учредительные и контрольные функции переданы верхней палате (читай: администрации президента), в том числе назначение генпрокурора, состава ЦИК, даже Конституционного суда, для чего съезд судей лишается права на участие в таком формировании.

Сделаем маленькое отступление. Сторонники верхней палаты (так же, как и сторонники мажоритарной системы выборов) постоянно подчеркивают, что избранные (или назначенные) подобным способом депутаты будут заботиться об интересах регионов, об интересе конкретного гражданина. Тогда возникает несколько вопросов. Первый: а каким образом участие в назначении генпрокурора или судьи Конституционного суда или члена ЦИК касается интересов конкретного региона? Второй: а каким образом депутат из региона может отстаивать интересы региона? Ведь инструмент единственный — закон, в т.ч. и закон о бюджете, принимаемый не одним или несколькими депутатами, а всем парламентом, и заниматься благотворительностью за пределами бюджета или за счет общего бюджета — это такое же нарушение закона и государственного порядка, как и любое иное нарушение.

Говорят, «привязанный» к территории депутат чаще встречается с гражданами, лучше заботится об их интересах. Вопрос дискуссионный. Он — не из юридически-правовой, а из нравственно-политической сферы. Известно, как много внимания работе с избирателями уделяют депутаты-«мажоритарщики» Б.Губский, В.Гуров, С.Николаенко, С.Матвиенков, О.Царев, Л.Черновецкий, Е.Жовтяк, Н.Мартыненко, Т.Чорновил и прочие, используя разные методики и разные возможности. Но члены фракции социалистов (за других не буду говорить) В.Шибко, М.Мельничук, В.Семенюк, В.Цушко, А.Баранивский, Н.Мельник, прошедшие в парламент по списку партии, общению с гражданами уделяют нисколько не меньше внимания и времени.

В итоге двухпалатность в украинском парламенте означает ликвидацию парламентаризма, полное подчинение Верховной Рады Президенту, его администрации. Передача парламенту права формировать часть Кабинета министров (как доказательство якобы усиления роли парламента) выглядит, по крайней мере, комично. Его полностью нейтрализуют механизмы двух вето (верхней палаты и президента), передача контрольных функций верхней палате, сохранение за президентом права по своему усмотрению отменять любые акты правительства, и субъективными, надуманными основаниями для роспуска нижней палаты.

Инструментом расправы и обеспечения послушности законодательного органа является создание и функционирование «постоянно действующего большинства» — порождение украинской юридической, мягко говоря, не совсем здоровой практики. Что такое «постоянно», что значит «действующее», что такое «большинство», по каким критериям и кем это определяется? Этот и многие другие вопросы вовсе не риторические, поскольку так называемое большинство становится условием существования или ликвидации парламента. Не вспоминаем и о том, что большинство (в мире и у нас известно как процедурная, а не юридическая категория) — тема не Конституции, а Регламента Верховной Рады.

Похоже, что, заботясь о создании механизмов ответственной власти, субъект законодательной инициативы думал об ответственности депутатов перед президентом, забыв, что отвечать необходимо перед источником власти — народом. Отвечать перед ним следует и депутату, и президенту, и министру. Народ же интересует лишь то, эффективно или нет действует власть, в частности, правительство. «Поэтому логичным является роспуск парламента... за неформирование или же слишком частое «переформирование» правительства»... — советуют профессионалы из научно-экспертного управления Верховной Рады. И это правильно, поскольку по своим убеждениям депутат (или депутаты) могут не пожелать входить в какое-либо объединение (в то же «большинство»), и даже усилиями прокуратуры, налоговой или иной службы, представьте, его могут не суметь заставить это сделать. Но эти люди — избранники народа. Какое право имеет Президент пренебрегать волей избирателей, в большинстве своем не его избирателей? Это полностью противоречит природе конституционного права, правам и свободам граждан.

Еще несколько слов по поводу ответственности. Наше (условно говоря, наше) телевидение методично повторяет высказывание Президента по поводу ответственности… парламента. Эта тема беспокоит его постоянно. Даже далеко от Родины, скажем, в Португалии или Монголии, он не забывает о праве Президента распускать парламент. Неужели для этого нужно совершать далекие турне? Достаточно прочесть книгу «Конституционное право зарубежных стран» или попросить ее автора Владимира Михайловича Шаповала, заместителя председателя Конституционного суда подготовить небольшую справку. И тогда можно узнать, что подобное право президента там уравновешивается его обязанностями и правом парламента относительно президента. Помните, Кобзарь еще об этом писал:

«Не дуріте самі себе,

Учітесь, читайте,

І чужому научайтесь,

Й свого не цурайтесь».

По-видимому, вся затея с политической реформой к тому и сводится, — сделать парламент ответственным, точнее, послушным перед президентом.

Но принцип распределения власти предусматривает, что отвечать каждый должен за свое. И если парламент работает сегодня менее эффективно, чем следовало бы, то это вина прежде всего Президента, который в нарушение Конституции, законов, норм совести и морали вмешивался в выборы, различными спикериадами и не только — в организацию работы парламента. Пока не добился своего относительно послушного большинства. Так к кому здесь претензии? А с другой стороны, какие законы, нужные президенту (скажем шире: государству), Верховная Рада не приняла? Налоговое или бюджетное законодательство? Да, налоговая система несовершенна. Но вспомните, как эти законы пробивались через парламент правительством. Правительством, единолично созданным президентом и ответственным перед ним.

Отвечать нужно за последствия принятых решений. Государство, его власть должна отвечать перед народом. А в ней — каждый за себя. Разве парламент почти ежегодно менял правительства? Неужели парламент придумал трасты, ограбившие миллионы граждан? Это парламент осуществил небывалую в истории гиперинфляцию, вследствие которой «сгорели» сбережения людей? Это парламент провел в 94—95 гг. обвальную сертификатную приватизацию, и сегодня то, что принадлежало государству, за бесценок перешло в руки кучки «ответственных перед Президентом»? Это парламент декретами искалечил пенсионное законодательство? Он продал Черноморское пароходство, нефтеперерабатывающие заводы, облэнерго, металлургические комбинаты, на десятки миллиардов долларов военного имущества? И все — вне бюджета. Это же не парламент в прошлом году выкручивал руки крестьянам, заставляя их приписывать урожай, чтобы за бесценок вырвать зерно, а сейчас разыгрывает комедию с арестом бывшего вице-премьера. Не вспоминаю о злосчастной реформе в АП, проведенной вопреки Конституции, вопреки Земельному кодексу, вопреки воле парламента. Не говорим уж о коррупции, преследованиях, убийствах журналистов, политиков и бизнесменов, взяточничестве, отвлечении государственных средств.

Еще раз повторю, каждый должен отвечать за свое. Тогда и сложится ответственность власти перед народом.

О синхронности формирования органов власти

Автор проекта предлагает выборы президента и депутатов всех советов проводить в течение одного года с пятилетним интервалом. Внешне симпатичная и не очень важная новация. У многих сразу же возникли подозрения, что речь здесь идет о продолжении или сокращении полномочий нынешнего Президента или нынешнего парламента. Основания для таких подозрений есть, но это вещи второстепенные, их можно легко уладить.

Важно иное. Упомянутая новация дестабилизирует всю конструкцию власти. Ведь пятилетний «шаг» задается через избрание нижней палаты парламента, другие институты власти — президент, городские головы, областные советы и т.д. подстраиваются под пятилетний срок. Тем самым искусственно создается интрига, никому не нужные конфликты интересов, среди которых не последнее место может занимать и желание какого-нибудь преемника нынешнего главы государства «вручную» поруководить судьбой всех ветвей власти, в т.ч. не забывая и о продолжении своего пребывания при власти. Для этого он может время от времени распускать нижнюю палату, отдаляя для себя тот пятилетний рубеж, на котором (в соответствии, вроде бы, с Конституцией) все институты власти одновременно вступают в свои права.

Но ведь… Конституционный суд… скажет кто-нибудь. Чтобы Конституционный суд говорил то, что следует, не забыт и он. Предлагается, по сути, пожизненный статус нынешнего состава суда, отказ от ротации председателя суда и прочее. Если это не так, давайте поищем ответ на очевидный вопрос: почему речь идет об изменениях, касающихся Конституционного суда, если за все годы его существования ни у кого и нигде не возникала ни такая инициатива, ни потребность, основанная на здравом смысле и практике функционирования таких судов в мире. У меня нет другого ответа, нежели заявить о наличии обыкновеннейшей политической взятки и о том, что уважаемые юристы, работающие в суде, такого оскорбления не заслужили. (Хотя кто знает, ведь освящая право президентского вето на закон об изменениях в Конституции по поводу Счетной палаты, Конституционный суд сослался на букву, точнее на отсутствие буквы, а не на логику и дух Основного Закона. А после, не приведи, господи, внесения упомянутых изменений «букв» будет хватать. Даром, что они угрожают конституционному порядку и суверенитету государства.)

О принятии законов и конституционных изменений референдумом

Это опаснейшая новация, которая могла прийти в голову или «выдающимся» юристам, или же авантюристам.

Пример фальшивого референдума 16 апреля 2000 года убедительно подтверждает, что (особенно) в условиях узурпации власти через механизм референдума можно протянуть любое решение, нужное власти или ее отдельным представителям.

Представим, что референдум рассматривает закон об усилении функций региональных органов власти или об усовершенствовании административно-территориального устройства. Местная элита или местные кланы найдут свое обоснование проекта, сумеют организовать пропаганду и, главное, «подсчет» голосов. В результате государство растащат по клановым амбарам. Не этого ли добиваются авторы изменений в Конституции?

Такая новация разрушает стабильность Конституции, допускает субъективные посягательства на ее содержание, нарушает принцип распределения функций власти, в соответствии с которым единым органом законодательной власти является Верховная Рада Украины. В принципе понятно, какими мотивами руководствовались авторы изменений, но мы не можем не учитывать, что ныне всюду в мире референдумом утверждаются лишь принятые парламентом изменения в Конституции.

Собственно, на этом можно было бы завершить анализ президентского проекта изменений в Конституции. Все остальные, реакционные по сути предложения, — производные от уже упомянутых. Их великое множество. Свои оценки и более детальные по этому поводу аргументы высказали фракции и группы парламента, глубокий анализ предложило главное научно-экспертное управление Верховной Рады, эксперты лаборатории законодательных инициатив, блестящую работу выполнил Украинский центр экономических и политических исследований имени Александра Разумкова (кстати, по этому поводу к нему в своем указе от 6 марта обращается и Президент). Говоря откровенно, ни один честный юрист, политолог или политик не сказал доброго слова о вынесенном на всенародное обсуждение проекте. По логике нормальных действий, Президент должен был бы разобраться с теми, кто опозорил его таким несуразным проектом. Ведь давно известно, что референдумом можно принимать исключительно понятные и убедительные вещи, по поводу которых человек может дать два ответа: «да» или «нет». Вынести на всенародное обсуждение проект изменений в Конституции — это все равно что всенародно обсуждать конструкцию компьютера. Скажем, правового компьютера. Кто-то умеет им пользоваться, кто-то знает его строение, кто-то принцип действия, а большинство — в глаза не видели, не знают, пользоваться никогда не будут и ... вообще, зачем людям эта напасть, если они знают, что власть врет и об их благе не заботится?

Обратите внимание, задумки инициаторов специфических изменений хорошо поняли и за границей. Американская газета The Wall Street Journal Europe за 4—6 апреля этого года пишет: «Новая конституционная схема полностью отражает попытки Кучмы по самозащите от преследований... А путем образования второй законодательной ветви он бы обеспечил значительные полномочия для областных управленцев, которые все были назначены господином Кучмой...

… Вместе с тем новейшая история свидетельствует, что осуществленные, кажется, всеми автократами подобные попытки, сводившиеся к использованию урны для голосования, закончились провалом и лишь ускоряли кардинальные политические изменения. Вспомните хотя бы отречение в 1988 году до того уверенного в своей власти чилийского президента Аугусто Пиночета, путем плебисцита обеспечившего себе второй срок на посту, а также поражение Слободана Милошевича, когда он пошел против воли избирателей на президентских выборах в Югославии 2000 года».

Похоже, однако, что кое-кому в Украине привычно «позичати в Сірка очі». Вы же прекрасно знаете, что никакого обсуждения в обществе не происходит. Осуществляется изнасилование народа обалдевшей от безнаказанности властью. В школах, на предприятиях, различных учреждениях местные госадминистрации уже не требуют собраний и «одобрямса». Они требуют только протоколов об этом. Цинично, бесстыдно на людей набрасывают иго криминальной диктатуры под молчаливую покорность одних, трусливость других, приспособленчество третьих.

Держу в руках приказы по различным ведомствам: Госналоговому, Минсельхозпрода и т.п. Как здесь не вспомнить о «темниках», если в этих приказах даже грамматические ошибки одинаковые. Да бог с ними! Возмущает, что в такое время, когда должна была идти подготовка к посевной, когда следует решить проблемы горючего, семян, кредитов, ремонта техники и... множество всего другого, специалистов министерства загружают работой, не имеющей никакого отношения к их функциональным обязанностям, — разъяснениями предложений Президента, обобщением их, подготовкой отчетов и предложений. Конечно же, это не инициатива министра С.Рыжука или его коллег — руководителей отраслей. Для этого есть постановление Кабинета министров, которого тоже заставили заниматься неизвестно чем. Воистину, такую бы оперативность и контроль за доходами бюджета или на борьбу с коррупцией — цены не было бы такой исполнительной власти. Так нет же, власть раскручивает трескотню без всяких на то оснований — по поводу пустых и вредных для общества намерений!

И не исключено, что этот галдеж сориентирован на антиконституционный переворот. Не напрасно так выстроена технология и ее пропагандистское сопровождение. Не напрасно же харьковский наместник Е.Кушнарев заявляет, дескать, если парламент «...окажется не в состоянии учесть точку зрения народа...», то «...возможны альтернативные формы» для политической реформы. Это какого народа точка зрения, следовало бы уточнить. И не забывать, что слуга говорит то, о чем думает хозяин. Вспомните: о будто бы блокировании работы Конституционной комиссии парламентом (а комиссию ни разу никто не созывал), о сроках обсуждения проекта и его обобщение Минюстом. Все идет к внесению проекта в парламент в каникулярный период, чтобы получить фальшивое основание: дескать, видите, я же хотел передать частично свои полномочия, а они… Что делать? Обращаюсь за решением к народу. Поскольку обещано — изменения нужно принять до президентских выборов. (Так было уже в 96-м, когда, вопреки подписанным обязательствам, на 2 сентября назначили референдум.) Тот же сценарий. Те же действующие лица. Те же исполнители — «дядьки отечества».

Не те только люди. Они многое поняли. И не такая, как хотят на Банковой, Верховная Рада. Она не может быть «подножкой» у таких инициаторов. Она отстояла в общих чертах демократическую конструкцию власти в 1996 году, не позволила разрушить парламент в декабре прошлого года. Она должна сделать теперь шаг вперед к демократии.

Что нужно делать?

У нас есть два проекта, прошедшие процедуру экспертизы в Конституционном суде. Их реализация действительно означает создание в Украине, условно говоря, парламентско-президентской республики, о такой потребности вынужден говорить и Президент. Нужно поручить временной специальной комиссии Верховной Рады найти оптимальный вариант прохождения таких изменений. Они выгодны практически всем депутатам, правительству, ибо выгодны народу. Выгодны к тому же Президенту. Ибо его преемник с новыми полномочиями в измененной по-президентски Конституции первым делом потянет своего предшественника к криминалу. Изменения выписаны, вероятно, «претендентом на папаху». А парламент все-таки учреждение демократическое. Здесь споры горячие, конфликты острые, но счетов здесь не сводят.

Руководству Верховной Рады следует обратиться в Конституционный суд, чтобы продумать процедуру ускоренного рассмотрения изменений, подавляющее большинство которых там уже прошли экспертизу. Мы можем к новому году получить сбалансированную во всех отношениях, демократическую, несколько измененную Конституцию.

Что предлагается там отобразить:

— подконтрольность власти народу, прозрачность и предсказуемость ее действий;

— ответственность власти и ее отдельных представителей за последствия своих решений;

— эффективные противовесы и сдерживания между законодательными, исполнительными и судебными властями, обеспечение баланса и стабильности власти в государстве;

— усиление властных полномочий местных органов самоуправления, обеспечение их правовой и финансовой базой для осуществления управления территориальными общинами и защиты интересов граждан;

— невозможность узурпации власти кем бы то ни было, утверждение конституционного порядка правового социального государства.

Народные депутаты должны выступить (а люди их поддержат) за:

— однопалатную структуру парламента и сохранение его состава;

— выборы на пропорциональной основе в советы всех уровней (кроме сельских и поселковых);

— создание в парламенте большинства на основе межпартийной коалиции по результатам выборов;

— назначение парламентом премьер-министра (по предложению президента), назначение и увольнение всех членов Кабинета министров (по предложению премьер-министра), возможность высказывания недоверия парламентом всему составу правительства или его отдельным членам;

— осуществление Верховной Радой Украины кадровых назначений на должности, предусмотренные Конституцией Украины, на отдельные из них — с участием Президента Украины;

— укрепление ответственности парламента за свои решения относительно правительства путем использования механизма роспуска парламента Президентом Украины в случае:

— невозможности начать свою работу на протяжении 30 дней;

— неспособности сформировать правительство на протяжении 60 дней;

— усиления контрольных функций парламента, прежде всего через укрепление статуса Счетной палаты Украины и уполномоченного по правам человека;

— сосредоточения в руках президента функций контроля за соблюдением действующих на территории государства законов и Конституции Украины, представление интересов государства в ее внешних связях, обеспечение баланса и гармонии власти, осуществление функций Верховного главнокомандующего Вооруженных сил Украины и гаранта безопасности государства;

— наполнения реальным содержанием статуса Кабинета министров как вышестоящего органа исполнительной власти, подчинение ему всех ее звеньев, в т.ч. местных государственных администраций;

— введения выборности председателей местных государственных администраций;

— усиления роли исполкомов местных советов как звеньев исполнительной власти.

В общих чертах такая конструкция власти позволит президенту быть действительно гарантом стабильности в государстве. Не вмешиваясь непосредственно в хозяйственные и прочие функции различных ветвей власти, он получает возможность влиять на них тогда, когда они действуют неэффективно. Президент становится центром, основой баланса властей, во многих случаях арбитром нации и, если хотите, совестью власти, еще одним средством влияния на нее со стороны народа.

Не понимаю, почему, обращаясь к Верховной Раде 7 сентября 1994 года по поводу восстановления конституционного процесса, ссылаясь при этом на неуклонное соблюдение Декларации о государственном суверенитете, принципы Европейской хартии о местном самоуправлении, сегодня он забывает и о распределении власти, и о многом другом. О самоуправлении лучше и не вспоминать, оно дотла разрушено админресурсом, подчинено в подавляющем большинстве территорий местным администрациям, и это попрание еще и освящено, по-видимому, под давлением принятым несуразным решением Конституционного суда.

Считаю, что Верховная Рада должна одобрить предложения депутатов по результатам нынешних слушаний. Их проект (в виде постановления) подготовлен. В предложениях учтены выводы фракций и экспертов из упомянутых ранее учреждений. В них учтена потребность общества, желание каждого жить в свободной и богатой стране, где власть честна перед гражданами и в успехах, и в трудностях, не совершает над ними насилия.

Чтобы люди верили власти, уважали государство, любили Украину. И чувствовали себя людьми.

Этими словами заканчивался доклад, но открытым и дискуссионным остается вопрос о возможности внесения сейчас и таких изменений в Конституцию. Разные мысли по этому поводу высказывают даже те, кто относит себя полностью или частично к оппозиции. Характерным в этом смысле было высказывание В.Ющенко об этапности политической реформы, которую в общем следует проводить после выборов Президента.

Не могу с этим согласиться. Для социалистов это принципиальная позиция, — менять систему власти нужно сегодня. Только это открывает перспективу для Украины, не тормозит демократические преобразования.

Да, ситуация сейчас сложная и, как некоторым кажется, неперспективная. Считаю это ошибкой, ибо именно факторы, тормозящие сейчас необходимые реформы, со временем (осенью нынешнего года или весной следующего) приобщатся к положительным изменениям. Возникнет качественно новая политическая ситуация, которая приведет к нужному результату. Надеюсь, что и с В.Ющенко, и с другими политиками мы уже в ближайшее время достигнем понимания, чтобы эффективно влиять на этот процесс.

О его содержании можно будет обменяться мнениями в следующий раз.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно