МЕЛОДИИ ВЕСЕННЕ-ЛЕТНЕГО ПОЛИТИЧЕСКОГО СЕЗОНА

6 мая, 1996, 00:00 Распечатать

Вы угадаете эту мелодию не с пяти или четырех нот. Вы угадаете ее, вспомнив уже сыгранную музыку, которая еще не перешла в барабанный бой...

Вы угадаете эту мелодию не с пяти или четырех нот. Вы угадаете ее, вспомнив уже сыгранную музыку, которая еще не перешла в барабанный бой. Пока не перешла.

Конец этого света

Под аккомпанемент праздничных оркестров в День международной солидарности, стук колес электричек, уносящих народ на приусадебные участки, незаметно подошло судьбоносное для страны время - время окончания конституционного процесса.

Ощущение судьбоносности усиливается при просмотре иностранного телевидения - там в светлых позитивных тонах программы «Время» под управлением руководителя телекомпании НТВ пляшет, целуется, жмет руки и посещает фермы президент России.

И, конечно, как принято говорить, мы должны делать свой выбор, исходя из собственного опыта и собственной ситуации и не зависеть от кого бы то ни было - хоть Ельцина, хоть Клинтона.

Но барабаны эпохи из Москвы бьют и бьют, предвыборная кампания там откликается переносом разнообразных визитов, а самое главное - на окружающий мир и не только на Украину оказывает влияние возможный приход к власти гораздо более энергичного и подвижного политика - Геннадия Зюганова.

Даже гипотетический приход российских коммунистов в Кремль заставляет всех соседей великой России задуматься над тем, что необходимо успеть сделать за оставшиеся дней 50, за которыми многие уже прогнозируют конец света. И правильно прогнозируют - тогда будет конец этого света и начало следующего, в котором, однако, многим действующим сегодня лицам места нет.

И не зря бывший глава администрации президента России, отвечая на вопрос, где он будет после маловероятной, но все же возможной победы Г.Зюганова, ответил: «Мы все тогда будем в Лефортово». Не все, конечно, будут во тьме казематов - кое-кто успеет вовремя сдать своего шефа, всех близких друзей и соратников, как когда-то вовремя вышел из партии.

Снова

Патрис Лумумба

Но это нас не очень касается, и поэтому об этом позже. Нас касается ход нашего конституционного процесса, в ходе которого исполнительная власть имеет определенную цель - Конституцию в ее нынешнем проекте, а левые имеют свою цель - не допустить ее принятия.

В этой большой общегосударственной игре перевес может оказаться на той стороне, ходы которой начнут подсказывать, а также которой будут оказывать материальную помощь.

Можно быть вполне уверенным, что Геннадий Андреевич, как только разберется с незаконной приватизацией, порнографией, частной собственностью на землю и Александром Коржаковым, займется новыми независимыми государствами.

Причем никто не будет действовать нахрапом и по-большевистски. На самом деле, совершенно не обязательно грубо и бесцеремонно интегрировать Украину без ее желания, что слишком смахивает на уголовно наказуемое деяние. Надо, чтобы Украина сама этого захотела, а для этого всего лишь стоит подсказать несколько ходов и помочь материально, в том числе и соответственным телеэфиром.

Вот тогда-то коммунистическое движение в Украине получит то, что ему на сегодняшний день недостает. Прежде всего, широкий охват народных масс коммунистическим ОРТ, которое, быстро сориентировавшись, доходчиво разъяснит жителям восточной и южной Украины, в чем все дело. Дело, как вы понимаете, будет в политике официального Киева.

Коммунистическая и социалистическая партии Украины получат наверняка весомую моральную поддержку и возможность обучения активистов в институте имени Патриса Лумумбы.

Совершенно не исключено также, что будет оказана материальная помощь, разумеется, только в той части, в какой она необходима для распространения идей социальной справедливости.

Весь этот комплекс мер по помощи товарищам, как предполагается, сможет поставить на ноги украинское левое движение, которое, встав, будет стараться инициировать досрочные парламентские и президентские выборы. В предвыборном процессе перечисленная выше помощь украинским товарищам поможет значительно усилить некоторый сдвиг общественного сознания влево и превратить «сдвиг» в «подвижку».

И только это, кажется сегодня, может спасти украинское левое движение, даже беглый взгляд на которое приводит взглянувшего в состояние тоски.

Маркс, Энгельс, Ленин, Грач

Не обижайтесь, товарищи. Нечего обижаться, потому что годы, прошедшие с первого пленума, израсходованы вами так, что должно быть мучительно стыдно.

Миф о самой массовой и хорошо организованной партии с первичными организациями, подчинением меньшинства большинству и нижестоящих органов - вышестоящим, не надо даже развеивать. Знаменитые первички охватывают незначительное количество пенсионеров, шахтерские профсоюзы коммунистов не особенно жалуют, а коммунистическая риторика одного из профлидеров вызвана скорее банальными причинами типа неумения угольного руководства вникнуть в его житейские проблемы.

Митинги и демонстрации, осенние, весенние и летние наступления граждане проводят у телевизоров или на садовых участках, а не на площадях. Агитационная работа проходит из рук вон плохо - пламенные пропагандисты почему-то не рождаются.

Самое главное - коммунисты даже не попытались встать в очередь на прием к бизнесу и попросить денег. Причем гордые отрицания даже возможности контактов с деловым миром скрывают просто лень и неумение достать и вложить деньги. И есть крупное подозрение, что если эти деньги все же поступят, то они прежде всего пополнят оборотные средства предприятий, не имеющих прямого отношения к идеям социальной справедливости. Но даже если допустить, что незримая рука народного контроля убережет партийную кассу от изъятий, остается еще одна деталь, импортировать которую нельзя. Деталь называется лидер.

Нет у нас в Украине пламенных трибунов, нет талантливых организаторов, нет глубоких стратегов и оперативно мыслящих тактиков. Нет с нами товарищей Анпилова, Зюганова, Лукьянова. Александр Мороз по своему психологическому типу вообще не относится к политикам-лидерам политических партий, а Петр Николаевич Симоненко выглядит рядом с Зюгановым как студент первого курса, постоянно забывающий как вопросы, так и ответы.

И немым укором для них являются портреты лидера крымских коммунистов Леонида Васильевича Грача, которые несут крымские демонстранты наряду с ликами Маркса, Энгельса, Ленина. Леонид Васильевич, создавший действительно партию со всеми атрибутами, в том числе и финансовыми, действительно может показать в Крыму кое-кому настоящую, несимпатичную кузькину мать.

Левые

в лаборатории

Единственное, на что способны левые в Украине сегодня, - используя расклад сил, создавшийся после парламентских выборов 1994 года, блокировать все решения Верховного Совета, не соответствующие политике их партий. При этом, как вы понимаете, у них нет возможности какие-либо решения проводить - их также успешно блокируют, но уже оппоненты.

В итоге блокируется все, что только можно блокировать. Никто ничего не решает, никто даже не может создать комиссию по доработке, потому что не могут договориться о принципах ее создания.

Природа не терпит пустоты, а конституционный процесс не терпит тупика. Потому что какой же он тогда процесс. Раз есть тупик, то должен быть из него выход. И выходов на самом деле много.

Один из них - в тяжелой «лабораторной» работе с депутатами от левых фракций. В лаборатории некоторым из них можно многое объяснить, доказать и, в частности, провести аудит принадлежащих им фирм. После аудита, а еще лучше - ревизии КРУ многие становятся гораздо толерантнее.

Многое говорит за то, что таким образом можно нарастить число голосов до необходимой половины плюс один и затем за 10 минут вынести Конституцию на референдум, за 5 минут поменяв норму закона и разрешив объявлять референдум за месяц, а не за три, как сейчас. Тогда 9 июня имеем массовое волеизъявление народа. В крайнем случае - 23-го, потому что 16-е и так будет тяжелый день на планете - голосовать пойдет Россия.

Но, допустим, коммунисты выдержали испытание лабораторией и никому ничего не сказали, а исполнительная власть не хочет нарушать законы даже при угрозе войти в июль без Конституции. О'кей, можно довести до конца прошлогодний прерванный эксперимент и объявить плебисцит - только уже не о доверии парламенту, что так напугало депутатов всех мастей, а о проекте Конституции. Опрос общественного мнения может быть объявлен президентом и хотя и не несет немедленных правовых последствий, демонстрирует мнение не кого-нибудь, а народа и является одной из форм его волеизъявления.

Потом на выраженное мнение можно опереться в процессе принятия решений и ни один самый занудный законник в США не вымолвит и слова, когда соберется Конституционное собрание и большинством голосов узаконит народную волю.

А может быть, есть понимание того, что народ должен получить новую Конституцию обязательно в июне, хоть и с некоторыми нарушениями процедуры? К вашим услугам тогда простой, как топор, ход с указом о вышеупомянутом референдуме. Причем необходимость его в преамбуле можно мотивировать:

- многочисленными обращениями граждан - студентов, рабочих, колхозников, пенсионеров, ветеранов и учащихся (сотая их часть в виде набитого битком обращениями железнодорожного состава прилагается);

- просьбами областных, районных и прочих Советов;

- требованиями политических партий и движений с угрозами в случае отказа устроить референдум самостоятельно;

- необходимостью сохранения государственности в связи с разными процессами, проходящими снаружи типа решений Госдумы;

- полным параличом работы парламента и его неспособностью исполнить историческую миссию;

- необходимостью выполнения международных обязательств Украины перед Советом Европы (мы пообещали принять Конституцию как можно скорее).

Да, в этом случае возможны, как говаривал Владимир Ильич, «нежелательные эксцессы» отдельных лиц и организаций. Однако, как мы уже выяснили, эксцессы вряд ли могут быть массовыми, а в частных случаях придется поступать, руководствуясь волей народа, решительно пресекая попытки повернуть все вспять. И тут уже власть должна для себя решить, готова ли она в отдельных случаях грозно помахать шашкой, рискуя навлечь-таки на себя гнев некоторых чистоплюев из-за границы.

Вопросы,

не заданные Чубайсу

Но все эти рассуждения хороши при одном условии, а именно - мы исходим из того, что победа Геннадия Андреевича Зюганова на выборах в России возможна. Казалось бы, этот тезис является аксиомой для всех, кто умеет читать и слышать, а также читал и слышал об опросах общественного мнения в России.

Однако. Не будем забывать, что мы имеем дело с Россией, а в самой России - с противостоянием не просто личностей, как в Украине в 1994 году, а идеологий, причем непримиримых. Упоминание Сергеем Филатовым Лефортова было просто напоминанием, что следственных изоляторов в России достаточно, а всероссийская перепись рыжих все же может выявить одного Чубайса, к которому у предубежденных следователей будет наверняка много вопросов по поводу российской недвижимости, которая всегда в цене.

Накопились у них наверняка вопросы к Виктору Степановичу в отношении некоторых нефтяных и газовых контрактов. А сколько вопросов к Юрию Михайловичу Лужкову в части некоторых учредителей некоторых московских коммерческих банков! А к Гайдару... А к Грачеву... Да там только вопросы придется задавать полгода.

Новейшая история России учит нас тому, что власть в ней просто так, на выборах никогда не отдавали. Власть в России только берут.

А поскольку там, в Москве, говорят, сидят люди, которые стараются учиться на чужих ошибках, можно допустить, что, изучив украинский опыт, они поняли, что дорисовать в великой стране можно до 5% голосов. Вывод напрашивается сам собой - если утром 17 июня останется хотя бы ничтожная доля возможности перевеса Зюганова во втором туре на 6%, особо азартные могут смело ставить всю свою недвижимость на то, что второго тура не будет.

Почему его не будет, уже не столь важно. В Москве может случиться наводнение, которое бурным потоком унесет все компьютеры из Центризбиркома. Все кандидаты в президенты заболеют свинкой. Еврейская автономная область объявит о присоединении к Китаю, что потребует ввода войск в пределы Садового кольца в Москве. Наконец, просто свистнет рак.

А если серьезно - может же найтись какой-то полусумасшедший чеченец, который взорвет пару пустых мусорных ящиков на Красной площади или отбойным молотком пробьет кремлевскую стену. А может быть, попытается устроить покушение на одного из кандидатов, блестяще разоблаченное спецслужбами, но резко дестабилизирующее обстановку в стране.

И если трезвые и прагматичные интеллектуалы из ельцинской команды сумели убедить своих киевских коллег, что так оно и будет, тогда уже никто никуда не спешит. Никто не собирает вагоны обращений граждан с требованиями дать народу самое необходимое - Конституцию. Никто не вспоминает о плебисцитах и даже, наверное, не ведет в лаборатории левых депутатов. В июне мы констатируем сложность поставленной перед нами задачи и уходим в отпуск думать.

Одни - как переизбрать спикера парламента и его самого преданного заместителя и избрать нового лидера, который и совершит историческую миссию конституционного прорыва. Кандидаты на это дело есть.

Другие - как использовать осеннее похолодание, продолжающийся рост цен и падение жизненного уровня для отстранения от власти президента с его антинародным курсом. Тем более, что медленные темпы реформ сглаживают боль, но растягивают процесс лечения, который к осени еще будет в полном разгаре.

Третьи - как сделать так, чтобы разборки первых и вторых не помешали, а помогли приватизировать избранное предприятие. Последние предаются размышлениям на Балеарских островах.

Подавляющее же большинство на своих участках будет бороться за урожай, который обеспечит продуктами в тяжелые времена невыплаты зарплат. И только по вечерам будет угадывать мелодии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно