МЕККА И МЕДИНА МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ

30 января, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 30 января-6 февраля

Возможность исполнить одну из пяти обязанностей мусульманина — хотя бы раз в жизни совершить хадж к святым местам в Мекке и Медине — крымские татары получили лишь семь лет назад...

Возможность исполнить одну из пяти обязанностей мусульманина — хотя бы раз в жизни совершить хадж к святым местам в Мекке и Медине — крымские татары получили лишь семь лет назад. Король Саудовской Аравии Фахт Бин Абдель Азиз аль-Саид, желая помочь единоверцам из постсоветских стран, финансировал паломнические группы. Для крымских репатриантов, с трудом обживающихся на земле предков, собрать 2,5—3 тысячи долларов для такой поездки — вещь нереальная. За эти годы, благодаря приглашениям короля Саудии, осуществить мечту удалось более чем 400 крымским паломникам. Однако на этом рост количества обладателей почетной приставки к имени — Хаджи может и остановиться. На минувшей неделе 25 женщин и 75 мужчин, намеревавшихся посетить святые места, с сожалением узнали, что в этом году король решил финансировать паломнические группы только из стран, где идут боевые действия или случилось стихийное бедствие. Таков официальный ответ. Однако причины отказа могут быть и иные.

С 1997 года организацией хаджа занимался благотворительный фонд «Крым-2000» во главе с Хубедином Куртбединовым. Для получения приглашения к королю с просьбой оказать финансовую помощь крымским мусульманам непременно обращались руководители автономии и представитель Президента Украины в Крыму. Однако в последние годы организация поездок сопровождается скандалами, которые раньше лидеры крымских татар — и духовные, и политические — старались не афишировать. Ведь в основе — внутренние распри, далекие не только от постулатов веры, но и бытующего мнения о единстве крымскотатарского народа.

Недоразумения, утверждает Х.Куртбединов, возникли из-за желания меджлиса полностью контролировать состав группы паломников. В 2000 году девять человек просто не пустили в самолет, отлетающий в Саудовскую Аравию. Мустафа Джемилев тогда конфликт пояснил тем, что в группе были арабы, а королевская квота предоставлена только крымским татарам. Куртбединов, кстати, тоже отстраненный от полета, утверждает, что пострадали крымские татары, оппозиционные руководству меджлиса. В 2001-м хадж и вовсе не состоялся, а затем из Саудовской Аравии в Крым приехал шейх Мухаммед аль-Кахтани. Основанный им фонд «Ас-Суна» («Прямой путь») вместе с фондом «Крым-2000» два года занимался организацией хаджей, при содействии основанной иностранными студентами-мусульманами организации «Бирлик» привлекал средства для строительства мечетей и помощи репатриантам. С меджлисом шейх не дружил, а вот с тогдашним крымским спикером Леонидом Грачом общий язык находил. Но в прошлом году несколько мусульманских организаций, и среди них «Ас-Суна» и «Бирлик», неожиданно прекратили свою деятельность. А их руководители покинули пределы Украины. Говорят, не без помощи соответствующих органов и вследствие настойчивых просьб крымскотатарских лидеров, в том числе и духовных. В пресс-группе крымского главка СБУ на вопрос о судьбе лидеров упомянутых фондов ответили без уточнения фамилий: «В прошлом году за грубое нарушение определенного законом статуса пребывания иностранцев на территории Украины за пределы страны был выдворен ряд иностранных граждан». Мог ли покинувший пределы Украины шейх Аль Кахтани, которого считают особой приближенной к сыну короля, повлиять на последующий отказ финансировать крымских паломников? Х. Куртбединов в этом не сомневается.

Примечательно, что за неделю до начала хаджа представитель меджлиса в Духовном управлении мусульман Крыма Арсен Альчиков сделал неожиданное заявление: по ряду причин муфтият вынужден отказаться от прежней практики организации хаджа. Бесплатная «отправка групп верующих в некоторой степени носит туристический характер». По канонам, утверждает Арсен-ага, мусульманин должен совершить паломничество только на свои средства, причем без вреда для содержания семьи. Хубедин Куртбединов объясняет это заявление незнанием традиций: «Испокон веков и в Крыму, и в мусульманском мире в целом богатые люди помогали бедным свершить хадж в святые места. При этом хадж засчитывался и богатому, и бедному». А поскольку, напоминает оппонент муфтията, авторы заявления и сами в прошлом совершали паломничество в т.н. бесплатных группах, то цель преследовалась иная.

Отчасти это подтверждает тот факт, что ранее муфтият обратился к королю Саудовской Аравии с письмом, в котором, по словам Арсена Альчикова, изложена принципиальная позиция: организацией хаджа должна заниматься не общественная организация, а религиозная — Духовное управление мусульман Крыма. «В группах, которые формировал фонд «Крым-2000», были люди, имеющие далекое представление о нормах поведения в исламе, — утверждает Арсен Альчиков. — На нас посыпался шквал писем от официальных лиц Саудовской Аравии о том, что паломники из Крыма вели себя неправильно. — Один из наших паломников даже не знал, как нужно совершить омовение перед молитвой».

Народный депутат Украины Рефат Чубаров, кстати, тоже по приглашению короля Саудии совершивший паломничество, в своих комментариях не так категоричен: никто не может запретить фондам, в том числе и зарубежным, помогать мусульманам в организации хаджа, однако при этом они обязательно должны сотрудничать с муфтиятом. «Очень не хотелось бы, чтобы какие-нибудь фонды, кроме помощи, еще и привносили нетрадиционные для крымских татар течения и толкования ислама», — отказываясь уточнить мысль, сказал Рефат Чубаров. Впрочем, намек на сотрудничество фонда «Крым-2000» с фондами, основанными выходцами из арабских стран, более чем прозрачен. И такое настороженное отношение не новость: муфтият и меджлис последовательно настаивают на возрождении в Крыму именно европеизированного суннитского направления ислама по турецкому образцу, который часто называют исламом в джинсах. Хотя, говорит Хубедин Куртбединов, что действительно традиционно для крымских татар, «на сегодня никто четко не сформулировал. И что плохого в том, что молодые мужчины отпускают бороды, а их жены носят закрытые платья и покрывают головы?» — спрашивает он. Ответить сложно, потому что эти явления только сейчас начинают публично обсуждаться, а главными исследователями мусульманского мира Крыма по-прежнему остаются спецслужбы. Время от времени им приходится опровергать сообщения российской прессы и местных политиков о ваххабитских лагерях, тренировочных базах исламских фундаменталистов и прочих подрывных центрах в крымских горах и селениях репатриантов. Эта карта в политических играх всегда козырная, и не в последнюю очередь потому, что многое, происходящее в мусульманской среде, для большинства жителей полуострова, а тем более страны — абсолютно непонятно.

Справедливости ради заметим, что разобраться в этих политико-религиозных хитросплетениях не всегда удается и самим крымским татарам. Свершение хаджа — уже привычная малоосуществимая мечта. Дай Бог завтра, в первый день Курбан-Байрама, во время праздничного намаза попасть в мечеть. Их все еще мало, и тысячи крымских мусульман вынуждены будут молиться под открытым небом, во дворе мечети, а то и просто арендованного к празднику помещения клуба. Правда, некоторые из них когда-то были храмами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно