Маркус Корнаро: «Евросоюз предоставит Украине все инструменты, которые помогут провести реформы»

4 июня, 2010, 19:33 Распечатать Выпуск №21, 4 июня-11 июня

У ЕС и Украины сложились давние добрососедские отношения, которые в перспективе должны привести к вступлению Украины в ЕС...

У ЕС и Украины сложились давние добрососедские отношения, которые в перспективе должны привести к вступлению Украины в ЕС. Что следует из законодательства Украины, закрепившего европейский вектор. (В новом проекте закона об основах внутренней и внешней политики нынешняя украинская власть этот вектор подтверждает.) Однако в силу разных обстоятельств подготовительный момент затянулся.

С одной стороны, на уровне политических заявлений нас вроде бы и рады когда-нибудь видеть в Европе. С другой, складывается впечатление, что Украина оказалась заложником отношений двух гигантов — ЕС и России.

Более того, нам, как и странам-кандидатам, якобы дали многие имеющиеся у ЕС интегрирующие инструменты. (С 2007 года Украина входит в зону действия Европейского инструмента соседства и партнерства — ЕИСП.) Однако, когда мы начинаем применять их на практике, они выглядят декоративными. Как с точки зрения объемов, так и качества.

Особенно четко это прослеживается с некоторых пор в спокойном отношении ЕС к затягиванию украинской властью административной реформы. Которая является горизонтальной (всеобъемлющей) реформой и должна обеспечить эффективность всех вертикальных преобразований отдельных сфер экономики, финансов et cetera. Тогда как для стран-кандидатов (и не только) проведение реформы государственного управления и госслужбы было ключевым и жестким условием. Что, собственно, еще раз подтверждает, что ЕС не видит Украину будущим членом европейской семьи.

Или мы ошибаемся?

Эту и другие темы «ЗН» затронула в разговоре с директором по вопросам Европы, Средиземноморья, Ближнего Востока и политики соседства отдела международной технической помощи ЕС Маркусом КОРНАРО, побывавшем в Киеве с двухдневным визитом.

— Господин Корнаро, Украина непростая страна, у которой есть свой Запад и Восток и которая до сих пор находится в поиске своей идентичности. Но для того чтобы окончательно определиться с вектором (не только на бумаге), нам нужен четкий ответ на вопрос: нас на самом деле хотят видеть в Европе или с нами всего лишь играют, выстраивая отношения с Россией? Нам понадобилось достаточное количество времени и испытаний последних лет, чтобы поставить вопрос таким образом. Он не провокационный. Он прожитый и прочувствованный.

— Спасибо за откровенность. Вы действительно не можете выбирать свою географию. Как не можете выбирать и своих соседей. Однако вы можете и обязаны(!) добиться того, чтобы ваши соседи стали вашими хорошими друзьями. Европейский Союз весьма заинтересован в позитивных отношениях с Украиной, с Россией, а также в отношениях между Россией и Украиной. Более того, у нас есть цель — не только стабильность, но и экономическое процветание в регионе. Эта цель исключает любую конкуренцию. В негативном смысле. Поэтому ЕС и Россия не конкуренты. По очень многим вопросам реформ и экономики мы достаточно тесно сотрудничаем. И это сотрудничество дополняет друг друга. Те же принципы применяются и в отношениях ЕС с Украиной.

В то же время надо понимать, что, к примеру, энергетическая политика между Украиной и Европейским Союзом не имеет смысла, если она не коррелируется с энергетической политикой России. Но это отнюдь не повод, чтобы Украина считала себя заложником двух векторов. Однако довольно весомое основание для того, чтобы Украина наконец-то разработала свой порядок реформ и четкий план их проведения. Именно это, а не что-либо другое, должно быть основной целью Украины. И с этой позицией согласился в ходе нашей встречи и министр экономики, и президент Украины в Брюсселе. Это напрямую касается переговоров по углубленной и обширной зоне свободной торговли, либерализации визового режима и мобильности украинских граждан.

Таким образом, я хотел бы опровергнуть высказанное вами мнение о том, что Украина — заложница между двумя гигантами. Я считаю, что Украина должна гордиться тем, что играет такую важную роль в жизни своих соседей — и России, и Евросоюза. Правда, она должна научиться использовать свое стратегическое положение, как важный сосед России и ЕС. Но на это способна только сильная, прошедшая реформы страна. При том не ради вступления в ЕС или еще куда-то, а ради себя. И других рецептов выхода на новый уровень отношений не существует.

— Безусловно, Украина сама и неоднократно давала повод не верить в искренность своих европейских устремлений. Мы отличились политической нестабильностью, а также самоотверженным нежеланием реформироваться. Однако сегодня ситуация выглядит иначе. С одной стороны, комиссар ЕС по вопросам расширения Штефан Фюле, посетивший Украину в апреле, передал перечень первоочередных реформ для Украины. С другой, президент Янукович, таки обеспечивший политическую стабильность (используемые им методы и реакция на них ЕС — тема отдельного разговора) презентовал пакет первоочередных экономических реформ. Является ли их обещание поводом к тому, что Европа таки заключит с Украиной соглашение об ассоциации, а также пойдет на введение безвизового режима? Или все-таки будет избрана выжидательная позиция, которая позволит определить, насколько декларации украинской власти совпадают с ее истинными намерениями и возможностями? Насколько вы вообще верите в реформаторские способности нынешней украинской власти?

— В отношении вашей самокритики. В мою сегодняшнюю миссию входит надзор за финансовой помощью, которую дает Европейский Союз вовне. На самом деле Еврокомиссия очень четко отслеживает движение средств по всем национальным проектам. Мы располагаем детальной статистикой по всем годам сотрудничества с Украиной в том числе. Ее скрупулезный анализ позволяет нам делать выводы об эффективности использования финансовых ресурсов. И у нас, конечно, в предыдущие годы были некоторые сомнения в части эффективности задекларированных украинской стороной реформ и программ. Как, впрочем, мы сомневались и в эффективности некоторых наших проектов.

Намного результативнее Украина использовала средства в масштабных программах, связанных с реформами. Чего не скажешь о небольших проектах технической помощи. Которых, тем не менее, было очень большое количество. Потому в целом по эффективности осваиваемых средств Украина не занимает высокого места в рейтинге ЕС. Обобщая, мы можем утверждать, что в целом внедрение технической помощи в Украине удовлетворительно.

Сегодня же мы с большим оптимизмом смотрим в будущее. В частности, в 2011 год. Я верю в то, что новое правительство сможет провести экономические реформы. Ну, хотя бы потому, что их уже нельзя не проводить. Более того, содействие в подготовке проведения реформ и является целью моего нынешнего визита. Мы очень серьезно подходим к поддержке преобразований в Украине. Но я не буду спекулировать обещаниями. Особенно по поводу переговоров, которые сейчас проходят в части заключения соглашения об ассоциации и по безвизовому режиму. Моя задача сугубо техническая — предоставить Украине все инструменты, которые помогут ей провести запланированные реформы.

— В таком случае позволю себе напомнить, что все мировые рейтинги глобальной конкурентоспособности стран включают блок государственного управления. И именно он является ведущим. Потому что ни одна экономическая реформа невозможна без качественного государственного управления — кадрами, ресурсами, бюджетом, привлечением инвестиций. Речь, как вы понимаете, об административной реформе и реформе государственной службы как главном инструменте любых преобразований.

— Мы абсолютно четко понимаем, что нужно заниматься не только так называемыми вертикальными реформами, которые касаются отдельных сфер и выглядят довольно эффектно в презентационном пакете. Но и трудоемкими горизонтальными реформами, охватывающими все сферы и обеспечивающими эффективность любых преобразований. Я хочу подтвердить, что административная реформа — это очень серьезный приоритет для ЕС.

— Однако в перечне необходимых для Украины реформ, переданных г-м Фюле, этот пункт отсутствует. В проекте соглашения об ассоциации — выглядит довольно схематично. В программе CIB (Всеобъемлющего институционального строительства) включает только интересные для Европы пункты — миграционную политику, обеспечение безопасности пищевых продуктов, а также управление государственной помощью гражданам и предприятиям. При этом известная оценочная компания SIGMA провела в Украине всего лишь один (!) мониторинг состояния государственного управления — в 2006 году. Да и то по просьбе Украины. Обмен опытом в сфере государственной службы критически низок.

При этом в отношении других стран, уже ставших членами ЕС или имеющих статус кандидатов, ЕС вел себя иначе. Жесткие требования к последовательности необходимых реформ подкреплялись не менее жестким ежегодным мониторингом государственного управления той же SIGMA, а также серьезными ресурсными вливаниями.

— Тем не менее хочу вам сообщить, что мы серьезно продвинулись в переговорах с правительством Украины о подготовке административной реформы в 2011 году. И будущая поддержка Евросоюза будет адекватно отвечать той тревоге, которая прозвучала в вашем вопросе. Я, как чиновник, занимающийся вопросами финансового сотрудничества, так же как и вы, абсолютно убежден, что никакие реформы невозможно провести без административной реформы. Украина, как и любая другая страна, не может иметь острова отличников среди моря двоечников.

В то же время мы все-таки хотели бы связать поддержку административной реформы с упомянутой вами программой CIB (Всеобъемлющего институционального строительства). Вы правы, что эта программа более фокусируется на вертикальных сферах — миграционной политике, безопасности продуктов питания и государственной помощи. Но я считаю, что программа CIB позволит нам уже сейчас максимально сконцентрировать ресурсы на важных направлениях и позволит очень ярко показать связь этих сфер с административной реформой. Таким образом, я хочу сказать, что это отнюдь не декоративная программа. Мы сейчас очень серьезно подходим как раз таки к вопросу административной реформы. И намерения наши твердые.

— Тогда, возможно, эти твердые намерения все-таки стоит также твердо зафиксировать в вышеперечисленных документах, которые готовятся к подписанию? Еще и потому, что эта реформа всегда болезненна и непопулярна, и власти нужны дополнительные мотивации для ее проведения.

— Я абсолютно с вами согласен в том, что в наших программах на 2011 год мы должны усилить эти требования. А также четко показать связь между всеми остальными реформами и реформой государственного управления, как основы этих реформ. И Евросоюз должен намного сильнее политически заявлять об этих вопросах. В то же время стоит сказать, что админреформа — это ключевая составляющая реформы управления государственными финансами. И мы во всех документах обязаны провести эту связь очень четко.

— Я очень признательна вам за подобное заверение, которое, безусловно, является важным сигналом и для украинской власти, и для украинского общества.

— Мне очень приятно, что в Украине есть газета, которая принимает всерьез реформу государственного управления.

— Какие пункты этой реформы вы считаете ключевыми?

— Возможно, мы еще раз проведем на эту тему интервью, когда совместно с правительством Украины будет разработан перечень таких приоритетов. Вы упомянули программу SIGMA. Это одна из самых сильных методологических европейских программ. Там присутствуют все элементы реформы государственной службы и государственного управления. Они касаются и кадровой политики, и прозрачности подходов, постоянного обучения чиновников, оплаты труда, а также недопустимости политизации госслужбы. Думаю, мы будем брать за отправную точку именно SIGMA.

— Можно надеяться, что уже со следующего года SIGMA начнет стабильное сотрудничество и мониторинг в Украине?

— Безусловно. Я буду работать с SIGMA на этот счет.

— Вы не видите опасности в том, что президент Янукович также не включил в пакет первоочередных реформ — административную?

— Я думаю, что у правительства и президента есть точно такая же проблема, как и у нас. В вертикальных вопросах и сферах легче обозначить проблемы и легче подходить к их реформированию. С горизонтальными — сложнее. В то же время нельзя их спутывать и говорить об одном и о другом одновременно. Возможно, поэтому и взята некая пауза.

— Вы уже достаточно долгое время работаете в институтах ЕС. Карьера в этих структурах престижна и конкурентна на рынке труда. За счет чего достигается такой престиж? И в чем вообще состоит особенность этого вида государственной службы?

— Есть несколько особенностей государственной службы в Еврокомиссии, которые и формируют ее престиж. Госслужба в ЕС является доступной для всех. Это, во-первых. В Европейской комиссии работает 20 тыс. чиновников. Все они без исключения проходят через открытый конкурс. У нас очень высокие стандарты и требования в отношении знаний претендентов, их способностей, поведения и владения языками. Вторым элементом престижа можно считать сильный корпоративный дух европейской государственной службы. Каждый работник которой понимает, что ЕС находится на острие всех европейских событий и реформ. Что его задача — противодействовать очень многим проблемам. Миссия — решать очень сложные вопросы, связанные с национальными интересами конкретных государств, реформами ЕС в целом, а также адекватно реагировать на глобальные вызовы.

Третий очень важный элемент — это постоянное в течение всей жизни обучение госслужащих. Их мобильность. Благодаря чему они могут посмотреть на работу Еврокомиссии с очень разных точек зрения. Да и, кроме того, очень приятно работать с группой людей, которые видят перед собой цели и несут определенные ценности.

— Заработная плата — одна из ключевых составляющих профессиональной мотивации. Каков уровень зарплат работников Европейской комиссии в сравнении с бизнесовым сектором на рынке труда?

— Сложно сравнить с рынком труда в целом, но это вполне сопоставимые зарплаты с теми, которые получают госслужащие стран ЕС, работающие в Брюсселе. То есть в Брюсселе австриец получает такую же зарплату, как он бы получал в правительстве Австрии в соответствии со своей служебной иерархией.

— Сокращались ли расходы на аппарат Еврокомиссии в связи с экономическим кризисом?

— В нашем бюджете заложена норма регулярного пересмотра зарплат аппарата ЕК. Это повышение сократилось. Мы каждый год пересчитываем все тарифы по заработным платам госслужащим. Если в Греции зарплаты упали, то мы обязаны это учитывать при расчете заработных плат в Еврокомиссии. Соответствующая методология таких расчетов утверждена на самом высоком уровне Совета Европы. Она учитывает развитие национальных систем государственного управления всех стран ЕС.

— ЕС является самым большим донором Украины. Если же сравнивать размеры помощи, которая предоставлялась и предоставляется странам-кандидатам на вступление в ЕС, то цифры абсолютно несопоставимы (например, в сравнении с Турцией разница в пять-шесть раз). Чем это обусловлено? Предусматривается ли увеличение финансовой помощи со стороны ЕС на будущий бюджетный период (2014—2018 гг.)?

— Давайте не будем забывать о том, что Турция — это страна-кандидат, и давление на нее на порядок выше. Она должна намного быстрее проводить реформы. Что касается финансовой помощи Украине, то на сегодняшний день логично говорить об уже заложенных на 2007—
2013 гг. средствах. Так, общий индикативный бюджет для Украины на 2007—2010 гг. составляет 494 млн. евро. В 2010—2013 гг. предполагаются не менее значительные суммы. Они предусмотрены на поддержку административной и экономических реформ, развитие свободной торговли с ЕС, а также на социальную сферу.

При этом ЕС обращает особое внимание на региональную политику. На усиление административных возможностей регионов и муниципалитетов, а также выравнивание экономического развития регионов. Властные и финансовые ресурсы не должны сосредоточиваться исключительно в Киеве. Украина еще в 1996 году ратифицировала Европейскую хартию регионального развития. То есть речь идет об еще одной трудоемкой горизонтальной реформе — реформе местного самоуправления. Которая может стать индикатором способности власти к реформированию вообще. И мощным сигналом для Европы, которая давно децентрализована.

В отношении же будущего периода бюджетного планирования Еврокомиссии я сейчас не могу дать никаких гарантий. Я не знаю, что случится в следующем периоде планирования. Я не знаю, как повлияет финансовый кризис на бюджет ЕС. И, как следствие, на внешнюю помощь Евросоюза. Но я уверен, что политика соседства по отношению к Украине будет оставаться ключевым приоритетом ЕС. И в этом контексте Украина будет занимать очень высокое место.

— Кризис может повлиять и на политику расширения Евросоюза?

— Мы пока еще анализируем, что может случиться. И не будем спекулировать любыми заявлениями. Однако политика соседства точно не пострадает.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно