Леонид Грач: «Я НЕ РОДИЛСЯ КОММУНИСТОМ. НО Я ИМ УМРУ»

3 марта, 2000, 00:00 Распечатать

В Крыму Леонида Грача называют по-разному, кто — «нашим наибольшим злом», кто — «выдающимся государственным деятелем»...

В Крыму Леонида Грача называют по-разному, кто — «нашим наибольшим злом», кто — «выдающимся государственным деятелем». Но в любом случае это незаурядная личность. Он, коммунист (я говорю не о взглядах, а о наличии соответствующего партийного билета), сумел выстроить такие взаимоотношения с Президентом и его администрацией, какие многим крымским соратникам главы государства только снятся. Леонид Грач постоянно заявляет, что он левый, но государственник. И первое, и второе, впрочем, можно оспорить. Но то, что «правая» киевская власть принимает «левого» Л.Грача за своего — факт. В то же время крымский спикер остается влиятельной фигурой в левом движении Украины, одним из лидеров Компартии Украины. О ситуации на левом фланге украинской политики и шел наш разговор.

— Леонид Иванович, почему левым не удалось объединиться на президентских выборах? Был ли шанс у левых победить в первом туре?

— Победа левых на президентских выборах 1999 года в первом туре — это безвозвратно упущенный шанс. Если исходить из настроения электората, исходить из того, как сложно начинался 1999 год для Л.Кучмы, то — вне всякого сомнения упущена победа. Выборы, естественно, проводились не в идеальной политической, идеологической и информационной обстановке. Но сегодня левым пытаться это называть главной причиной поражения — не очень честно. Если бы в конце 1998 года был определен один-единственный кандидат — был бы один результат. Обвинять, кроме самих себя, левым некого. Думаю, все прекрасно понимают: какой бы кандидат в президенты не победил — в парламенте под победителя будет сформировано большинство. Побеждает Л.Кучма — значит это большинство будет прокучмовское. Победил бы П.Симоненко — было бы просимоненковское. И обидного здесь ничего не должно быть, кроме внутренней самообиды, внутреннего недовольства левых собой.

Что же касается проблемы объединения левых — это очень проблемный вопрос. Может, левые объединились в 1994 году? Нет. Что, левые объединились в 1998-м? Нет. И я, к огромному сожалению, вынужден прогнозировать, что левые не объединятся и на парламентских выборах 2002 года. И это проблема прежде всего руководящих органов партий левого толка и их лидеров. Левые лидеры не смогли консолидироваться даже в острой критической внутрипарламентской ситуации. Консолидации как таковой нет и сейчас, после того, что произошло. И я четко вижу, что такой консолидации, единого кулака, монолитности левых сил — ее и не будет. И вот теперь мы должны найти ответ — а могут ли левые вообще быть едиными, могут ли выступить единым фронтом с единым лидером, если этого требует ситуация (в данном случае я имею в виду президентские выборы)?

Кроме того, левые должны определиться в проблеме — левые и власть. Что значит прийти во власть левым, как им быть во власти? Как отстаивать во власти свои интересы и принципы? Нужно найти своеобразные мостики между прошлым и сегодняшним днем. Вот 23 февраля. Левые отмечают его как День Советской армии и военно-морского флота, а государством он объявлен Днем защитника Отечества. Скажите, а не стоило бы левым использовать моральный и нравственный стержень этого праздника в современных условиях, использовать все лучшее из прошлого, пусть в новой форме?

— Левые, в частности, коммунисты, практически выиграли парламентские выборы 1998 года, сформировали самую большую фракцию и получили ряд высоких должностей в ВР Украины. Но, имея хорошие стартовые условия, проиграли сначала президентские выборы, потом борьбу за парламент. Теперь, судя по всему, проблемы возникли и внутри самой партии. Что это — кризис КПУ, кризис в руководстве или кризис в идеологии Компартии?

— Во-первых, я бы не говорил о кризисе идеологии партии, тем более что КПУ пытается, по крайней мере в своих партийных документах, смотреть современно на все общественные процессы. Тем более, что КПУ, как никакая иная партия, имеет достаточно большую электоральную поддержку. Второе. Я абсолютно четко понимаю личностный подтекст вопроса о кризисе в руководстве Компартии, но я не вижу причин для этого кризиса. И третье. Если главного результата нет (как бы вот-вот, еще чуть-чуть, а победы нет), то что дальше? За этим должно идти переосмысление и перевооружение. Ведь если говорить по большому счету, все то, что произошло в парламенте Украины в последнее время — является проигрышным. Совершенно очевидно, что не удалось создать гибкого тактического механизма, чтобы можно было результативно отстаивать позицию партии. Потеряны форпосты партии, которые достаточно эффективно могли использоваться для проведения своей политической и партийной линии. КПУ значительно уменьшила свое влияние на парламентские процессы. По сути, партия (а парламентская фракция КПУ это, я считаю, ядро партии) выброшена на парламентскую обочину — из-за такой негибкой, непрогнозируемой

позиции. Выглядит так, что левые в парламенте начали реализовывать в жизни предначертания басни Крылова «Лебедь, щука и рак». Я в данном случае лицо заинтересованное и рассуждаю, как мне представляется, с позиции здравой оценки всей ситуации, в том числе и с позиции определенной самокритичности. Нереализованность электоральных ожиданий от выборов к выборам — не усиливает ни роли, ни позиции партии. Идет время и люди вправе требовать ответа: погодите, а что из этого всего получается, каков результат?

— Нужны ли какие-то радикальные изменения в идеологии левого движения, Компартии?

— Здесь я отвечу жестко отрицательно. Из этого никакого качественного продукта не получится. Что касается попытки сформировать некое параллельное коммунистическое формирование с точки зрения закона, прав и свобод граждан — здесь вообще-то проблем никаких и не может быть. Но думаю, что ничего полезного это не даст, потому что главное формирование левых по своей численности и организованности — это Компартия Украины. Где-то сбоку социал-демократия пытается очень робко что-то делать. Опять же, откуда взять этот социал-демократический электоральный слой? Слева немножко возьмешь, справа — еще меньше возьмешь. Это будет партия- головастик.

Компартия должна решить одну из главных проблем: партия и собственность. КПУ уже сделала один шаг — в своей программе признала принцип многоукладности в экономике, но за признанием этого принципа не последовало практической работы среди масс. В этой многоукладности партия должна найти свое место, открыть для себя новые возможности.

Могу привести такой пример. В Крыму есть 100-процентное акционерное общество автомобильного производства «КрымавтоГАЗ», которое производственные мощности наращивает, вовремя выдает хорошую заработную плату. Это акционерное общество, это капиталистический способ производства. Есть у нас завод «Фиолент» — государственное предприятие. Там все идет по нисходящей — и количество рабочих мест, и выпуск продукции, никто не занимается никакой социальной сферой. Единственное, что по восходящей идет — это долги по зарплате. Значит, надо партии ответить: как ей в этой ситуации быть с двумя формами собственности? И как она между этими двумя формами собственности себя находит? Общество ждет ответа.

Возвратимся к примеру «КрымавтоГАЗа», абсолютно классическому примеру с точки зрения многоукладности и абсолютно положительному с точки зрения прогрессивного развития. Его возглавляет коммунист. Нормально? Нормально! Я к чему это подвожу — из этой большой проблемы вытекает: насколько партия сегодня диалектически, по-ленински подходит к этому вопросу, насколько она в новых условиях себя нашла? КПУ нужно учесть, какое сегодня время на улице.

Я не родился коммунистом. Но то, что я им умру, это совершенно для меня очевидно. И я, как коммунист, который, наверное, что-то в жизни сделал, многое прошел, работал и работаю в достаточно непростом регионе, — я размышляю, я со своими соратниками советуюсь. Я ищу ответ. Иначе мы будем играть в некую партийную игру от выборов до выборов лишь только для того, чтобы иметь какое-то количество мандатов и обеспечить присутствие в органах власти группы коммунистов во главе с лидерами, начиная от первичек и заканчивая руководством партии.

— Многие наблюдатели прямо говорят, что украинские коммунисты и не хотели побеждать на выборах, они не готовы сейчас взять власть в свои руки. Какова должна быть стратегия Компартии — брать власть или присутствовать в этой власти и с выгодой влиять на эту власть?

— Присутствовать во власти — это самое безнравственное, что может делать любая партия, и в том числе и Коммунистическая. Это означает абсолютное неверие в свою программу, боязнь взять на себя ответственность. Это просто обман тех, кто верит, поддерживает, надеется и ждет. Нужно ли власть брать? Да — вне всякого сомнения. Я верю, что рано или поздно Компартия придет к власти. Другое дело, какая это будет с точки зрения мобильности, восприятия, с точки зрения современности или ортодоксальности, партия. Присутствовать во власти и играть в окопную оппозицию — это можно. Можем речи толкать, можем обличать. Если где-то хватит силенок, можем заблокировать решение и т.д. Но я думаю, что это позавчерашний день. Ведь таким образом мы сами рубим сук, на котором сидим.

— Как-то несколько лет назад в интервью «ЗН» вы говорили, что чувствуете себя «выросшим из крымских штанишек». Потом вы заявляли, что намерены баллотироваться в президенты в 2004 году. Сейчас же в СМИ появились сообщения, о возможном вашем перемещении на должность первого секретаря ЦК Компартии Украины. А каким вы видите свое будущее политическое?

— Да, я помню нашу беседу несколько лет назад, когда я был только в одном статусе — первого секретаря республиканского комитета КПУ, когда я говорил о том, что вырос из партийных крымских штанишек. Это не самомнение, не какая-то там завышенная оценка. Есть совершенно естественное состояние, когда человек к какому-то рубежу подходит с определенным опытом, ощущая новые возможности, новые масштабы. И в то время я чувствовал, что могу больше. Переход еще в одно качество — председателя Верховной Рады Крыма дал мне возможность компенсировать достаточно серьезно разницу в длине штанишек, потому что это масштабная государственная деятельность. И как я полагаю, потом это будет оценено. Никто иной, а именно левый лидер повел за собой парламент автономии на решение одной из самых главных для государства Украина задач — проблемы правового урегулирования взаимоотношений государства и Крымской автономии.

Не один год уже обо мне по-разному СМИ высказываются — и о моих перспективах, и о моих взаимоотношениях с Петром Симоненко. Я действительно работаю в сложном регионе и наработал определенный опыт. Сегодняшний задел для Украины в геополитике, связанный с моим именем, действительно серьезный. За последние полтора года я добавил и к имени, и к политическому весу, и к своей известности. Вернее будет сказать — не я, а моя деятельность, работа. Если затронуть достаточно серьезную тему — выборы 2004 года, то я и не скрывал, а в день получения результатов 14 ноября прошлого года прямо подтвердил свое гражданское право, намерение готовиться к президентским выборам-2004. Если, конечно, доживем до этого времени... Этим я еще раз хочу показать, во-первых, что в данном случае у Компартии в наличии несколько кандидатур. Как минимум — Петр Николаевич, которого все знают, и Леонид Иванович, которого тоже чуть-чуть знают. Я хотел внести вклад в построение отсутствующей в обществе политической культуры. Нельзя играть с обществом, в политические прятки, когда за 3—4 месяца, за полгода вдруг возникает свежеиспеченный кандидат. Этим я говорю: давайте, братцы, обнаружьте себя, покажите. Пусть общество видит тебя, твои сильные и слабые стороны, общество разберется, кто ты. Я сделал заявку, а вот принимать решение об участии 2004 года я, естественно, буду уже в преддверии выборов, исходя из конкретной ситуации в партии, в обществе. По крайней мере, одно могу твердо сказать, что я не полезу в это политическое пекло, если буду чувствовать, что рядом есть кто-то сильнее. Я буду исходить из незыблемого принципа — у левых должен быть тот один, который победит.

— А о ваших претензиях на должность первого секретаря ЦК, как об этом сообщали некоторые СМИ? Наверняка в ближайшее время в КПУ будут звучать требования смены руководства партии. Готовы ли вы взять на себя ответственность за лидерство в КПУ?

— Я думаю, если партия пойдет по пути определения лишь только вины лидера, то она уподобится тем, кто с грязной водой выплескивает ребенка. Вначале нужно ответить на главные вопросы, о которых я упомянул ранее. Второе. Поверьте, я сейчас уже ни на что не претендую с точки зрения амбиций, благ. Я исхожу из того, что партия вправе использовать меня, мой опыт, знания, умения. А если не нужно, то — не нужно. И третий вопрос, я не хочу от него уходить — заменю ли я Петра Симоненко. Я хочу вас возвратить к I съезду воссозданной Компартии, пороходившему в Донецке. Я вел пленум и не кто иной, как я, вносил предложение по кандидатуре Петра Николаевича. Поэтому я и сегодня готов всячески подставить ему свое плечо для того, чтобы находить ответы на те вопросы, которые мы в процессе нашей беседы обсуждали, для того, чтобы была польза и для партии, и для общества.

— Тем не менее, если партия потребует?

— Не будем эту тему продолжать.

— Ваши взаимоотношения с Президентом. Вы коммунист, но у вас, в отличие от ваших однопартийцев, сложились достаточно хорошие деловые отношения с Президентом. На чем они базируются — на вашей взаимной симпатии, на вашем личном знакомстве с Президентом или это чисто прагматические взаимоотношения?

— Ни я для Президента, ни он для меня не девушка. Поэтому эти сентиментальности с точки зрения личных симпатий — излишни. Я говорил и буду говорить всегда, что в политике должен быть определенный уровень политической культуры. Я не поддерживаю позицию своих коллег в ситуации, которая возникла во время выступления Президента в парламенте с Посланием. Высокий уровень политической культуры для Компартии обязателен. Каждый волен к личности Л.Кучмы относиться, как он считает нужным, но каждый как гражданин обязан к высшему должностному лицу в государстве относиться с уважением. И я бы никогда не позволил себе, когда Президент вошел, демонстративно сидеть. Да, я — левый, да, у меня свои убеждения, свои взгляды, которые, как всем известно, я не скрываю, но эти аргументы дают мне право выстраивать отношения с Президентом Украины, в данном случае с Леонидом Кучмой, так, как я это делаю. Хотя далеко не все в Киеве мне нравятся, как и я не всем, но я не устраиваю каких-то подковерных комбинаций, я не устраиваю лобызаний, не клянусь кому-то в преданности и т.д. Я руководитель парламента автономии, прежде всего. А раз так, я должен понимать, что за мной стоит не только 100 депутатов, а еще 2,5 миллиона живущих в Крыму. Вот из этого исхожу. Да, я по-человечески уважительно отношусь к Л.Кучме. Скажите, а что плохого было, когда Президент после всех проблем, которые были в Крыму, все-таки подписал закон о введении в действие Конституции АРК, в том числе, наверное, исходя из какого-то доверия ко мне? Что плохого, когда по целому ряду серьезных вопросов находишь поддержку у Президента? А вечером я пойду на свое партийное собрание и буду в рамках закона, в рамках парламентских возможностей здесь в Крыму вырабатывать и выполнять партийные решения.

Владимир ПРИТУЛА
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно