ЛЕОНИД ГРАЧ: «РОССИЙСКИЙ КАПИТАЛ ГОТОВ ВСТРЕЧАТЬ С ХЛЕБОМ И СОЛЬЮ» - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ЛЕОНИД ГРАЧ: «РОССИЙСКИЙ КАПИТАЛ ГОТОВ ВСТРЕЧАТЬ С ХЛЕБОМ И СОЛЬЮ»

7 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

Встречаясь с председателем Верховной Рады Крыма Леонидом Грачом, я не задал ему вопрос о его президентских планах...

Леонид Грач
Леонид Грач

Встречаясь с председателем Верховной Рады Крыма Леонидом Грачом, я не задал ему вопрос о его президентских планах. Впрочем, амбиции и возрастающие возможности крымского спикера известны. Но после интервью в разговоре с Леонидом Грачом речь зашла и об этом. Леонид Иванович был сдержан: по его мнению, именно из-за опасений Киева, что Грач решится баллотироваться на следующих президентских выборах, ему не дадут возможность полностью раскрыться на предстоящих парламентских. По-моему, крымский спикер слегка лукавит. Его соратники убеждены: популярность Грача, благосклонность Киева, коммунистическая идея и админресурс, которым обладают крымские коммунисты, — все это делает их сейчас практически непобедимыми.

— Леонид Иванович, украинский парламент не принял новый избирательный закон для Крыма, а старый закон предполагает начало избирательной кампании со 2 декабря. Похоже, Крым оказался не готов к этому?

— Действительно, со 2 октября начали действовать все нормы принятого в 1998 году закона о выборах в ВР Крыма. Тем не менее, предвыборная кампания в определенном смысле исковеркана. Мы, естественно, не станем назначать выборы на какой-то иной день, отличающийся от даты проведения выборов в украинский парламент, мы ведь люди ответственные... Конечно, следовало бы раньше утвердить состав избирательной комиссии, которая со 2 декабря осуществляла бы предусмотренные законом функции. Мы этого не сделали, но политическую и правовую ответственность я возлагаю на высший законодательный орган Украины, где более полугода пролежал законопроект по крымским выборам, но так и не был принят. В этом смысле политическую и правовую коллизию создала Верховная Рада Украины.

— В прессе вы уже объявили о намерении создать предвыборный блок Грача. Почему «Блок Грача», а не блок «Коммунисты и народовластие» или «Коммунисты и беспартийные»? Значит ли это, что в Крыму вслед за так называемой российской идеей закатилась и коммунистическая идея?

— «Блок Грача» и «Коммунисты и беспартийные» — это одно и то же. Посмотрите вокруг: выборы в Берлине, в Болгарии, в Молдавии, да и предстоящие выборы в Украине — все подтверждает, что левая идея не просто жива — она востребована массами. Более того, то, что делалось, чтобы Верховная Рада Украины не приняла закон о смешанной системе выборов в Крыму, подтверждает это. Отрицание смешанной избирательной системы для автономии я рассматриваю, во-первых, как политическую расправу над демократией, во-вторых, как боязнь прихода левых в Крыму, в-третьих, как политическую расправу над всем левым движением и, если хотите, лично надо мною. Мой образ в Киеве уже превратили в своеобразное пугало. В киевских коридорах власти — от Банковой до Грушевского — везде только и разговоры: не допустить Грача. Я уже не новичок в политике и прекрасно понял, что такой подход будет замышляться и реализовываться. А мой ответ — это «блок Грача». И сердцевина, основа, главная составляющая этого блока — республиканская организация КПУ. Но у нас 100 округов. И мы закроем все сто. Выставим в них не только партийцев, но и тех, кто в партии не состоит, но за последние 10 лет ничего плохого ей не сделал.

— Мы видим, что ваши взгляды меняются и идея «Блока Грача» как раз подтверждает это. Может быть, время партий с названием «коммунистическая» уже ушло?

— Вне всякого сомнения, создание на крымском политическом пейзаже «Блока Грача» расширит электоральную социальную базу Компартии. Для этого я его и задумал, и это моя, кстати, идея. О «Блоке Грача» мы с Галиной Леонидовной (Галина Мамыко — пресс-секретарь председателя ВР Крыма. — В.П.) говорили еще 8 месяцев назад. Это сейчас мне начинают приписывать всяких имиджмейкеров и политтехнологов. Я сам могу имиджмейкерам подарить много-много идей и, может быть, еще когда-нибудь возьмусь за имиджмейкерство. Я сам себя на ваших глазах все эти 4 года делал. Ну, может, вместе с Галиной Леонидовной. Вот и все. Но, скорее всего, это я у нее имиджмейкер, а не она у меня.

Что же касается нашей дискуссии, насколько левые являются левыми, я хотел бы, чтобы мы видели Коммунистическую партию не только такой, как она была, скажем, в 37-м году, не только образца «военного коммунизма». Мы возвратились все-таки к изначальному пути. Для нас сегодня важен ленинский период НЭПа. КПУ в своей программе признала многоукладность в экономике. Разве это не свидетельствует об ее отличии от КПСС?

— Но это уже не Коммунистическая партия...

— Можно очень долго спорить. Мы все время пытаемся привязываться к форме, не глядя на содержание. Естественно, сегодня идет трансформация коммунистических партий, которые вышли из КПСС. Сегодня на знамени КПУ начертаны слова «демократия», «правовое государство». И это не отличает ее от других партий. Другое дело, что те, кто имеет на своих знаменах такие слова, называют себя демократами, а из коммунистов, у которых такие же задачи, почему-то создают образ врага.

Теперь что касается моей фигуры. Моя фамилия настолько затаскана на информационном пространстве Украины, что некоторые уже рисуют мне рога. Якобы я авторитарный и негибкий. А сейчас пишут, что я сверхгибкий… Я реальный человек. У меня свое мировоззрение, но сегодня я занимаю такую должность, которая вынуждает меня учитывать все политические спектры. Если партия приходит к власти, то она в любом случае должна учитывать настроения в обществе. Другое дело, что нужно пытаться проводить в жизнь свои идеи. Но в реальных условиях закона, а не кулаком.

— Как вы считаете, сможет ли Петр Симоненко привести Компартию Украины на выборах к победе? Нет ли кризиса лидера в партии?

— Я однозначно говорю: общепризнанный лидер в Компартии есть. Им является Петр Симоненко. У меня в этом сомнения никакого нет, хотя мою фигуру все время выставляют как противовес ему. Другой вопрос, что в партии должно быть значительно больше людей, которые могли бы помочь и Петру Николаевичу, и партии. В ленинский период у партии было созвездие колоритных личностей. Такого созвездия сегодня в КПУ нет. Его надо выращивать, потому что у партии есть проблема — мы достаточно стары.

Приведет или не приведет Петр Николаевич к победе на парламентских выборах? Если подразумевать получение контрольного пакета акций, больше 50%, то нужно смотреть правде в глаза: этого мы не получим. Думаю, мы выступим примерно так же, как и в 1998 году. Я считаю, что расстановка сил в парламенте количественно не изменится. Может быть, новый парламент Украины будет более структурированным политически, будет меньше «политического болота». Достаточно четко уже сформировано два блока — левый и правый. И будет третья сила — социал-демократы. И именно социал-демократы будут определять, каким станет большинство в парламенте. Это мой прогноз.

— Кто в Крыму будет главным вашим соперником — личность или политическая сила?

— Назвать моих оппонентов «политическими силами» я не берусь. Дальше улицы Пушкина, что в Симферополе, «Трудовой Украины» в Крыму нет, как и нет НДП, а тем более — Аграрной партии. Пусть не обижаются, я это образно. Тем более у них нет политических личностей. Главным моим оппонентом на выборах в Крыму будет связка административного ресурса с денежным мешком. В дело пойдут возможности райгосадминистраций, Совета министров Крыма, налоговой инспекции, правоохранительных органов.

— Вы хотите сказать, что у вас нет административного ресурса?

— Я бы его с удовольствием взял, но где, скажите?

— Мэры некоторых городов, председатели райсоветов, министры...

— Во-первых, мэр-коммунист только в Саках. Во-вторых, возможности у председателя райсовета и председателя райадминистрации, как говорят в Одессе, это две большие разницы. Административный ресурс у Грача весь в аппарате секретариата Верховной Рады Крыма. Но я уже несколько раз публично говорил и сейчас говорю, что аппарату Верховной Рады строго-настрого запрещено заниматься обеспечением чьей-либо политической избирательной кампании. И все. Дальше — это мой авторитет. Он есть. И я знаю, что в «Блок Грача» пойдет серьезный контингент — руководители, известные в Крыму личности, авторитетные люди... За счет авторитета Грача идут туда, а не за счет его административного ресурса. У мэров городов и так уже глаза скошены, они сами бедные не знают, куда им бежать и как самим избраться. Что, на меня прокуратура, МВД или СБУ будут работать? Нет.

— Тем не менее за эти 4 года, которые вы находитесь у власти, вам удалось заручиться поддержкой целого ряда предпринимателей, т.е. создать себе финансовый ресурс как крымского, так и российского капитала. Или я ошибаюсь?

— Весь секрет в том, что денег у меня нет и не будет. И искать их по Крыму у каких-то крымских предпринимателей, благосклонных ко мне, не надо. Это все бесполезно. Благосклонно ли ко мне относятся, скажем, российские политические круги?

— И финансовые…

— В моем гипсе, который сегодня ношу из-за перелома руки, бриллиантов нет, — какой там интерес российских финансовых кругов! Но к Крыму интерес России всегда будет. Однако я государственник. Я кое-что сделал для того, чтобы за последние 4 года Крым для Украины стал прогосударственным регионом. При этом — не отталкивая Россию, не развивая антироссийскую истерию.

— И складывается впечатление, что вы очень активно лоббируете интересы российского капитала в Крыму…

— Почему складывается впечатление? Я говорю во всеуслышание, что российский капитал готов встречать с хлебом и солью и хочу, чтобы российский капитал пришел сюда по-настоящему. Почему? Ну, во-первых, другие капиталы сюда не идут — десятилетие показало. Во-вторых, ближневосточный капитал мне не нужен, в том числе и турецкий. И в-третьих, я должен учитывать исторические и этнические аспекты. Если сегодня значительная часть живущих в Крыму благосклонны к России, так я же должен создать такие условия, чтобы Россия была такой же благосклонной к этому региону. И если приходит сюда российский капитал и начинает работать, так что тут плохого?

— Если деньги имеют национальность, то, наверное, и политический интерес?

— Любой политический интерес к Крыму после заключения крупномасштабного договора Россия—Украина и после конституциирования крымской автономии уже закончился. А что касается экономического, то скажите: почему российскому капиталу не приходить сегодня в курортный бизнес? Это для Крыма плохо? Или за эти годы кто-то иной пришел в Крым, что-то вложил? Нет. Единственный пример серьезного инвестирования — гостиница «Ореанда», но и там — российский капитал. В Алушту сегодня пришел Резервный банк России, приобрел собственность и строит там на достаточно высоком уровне. А «КрымАвтоГАЗ»? По большому счету, создали в Украине мощное предприятие в то время, когда всякие Дэу-проекты прогорели.

— Так он полгода не работает.

— «КрымАвтоГАЗ» сегодня собирает автомобилей больше, чем собрал в прошлом году. Нам удалось утрясти все проблемы, возникшие после смены собственника Горьковского автозавода. Теперь «КрымавтоГАЗу» снова включен зеленый свет. Более того, я лично серьезно прорабатываю вопрос с Волжским автозаводом. Если потребность рынка Украины составляет примерно 24—25 тысяч «Волг» в год и 40—45 тысяч автомобилей «Жигули», то Крым, удешевив производство, даст их стране. Да, я лоббирую, я открыто говорю, лоббирую приход российского капитала для поднятия экономики государства и АРК. А вот лоббировать строительство турками рынка в Феодосии не буду.

— Вы упомянули смену собственников на «ГАЗе» и возрождение «КрымавтоГАЗа». Чем поступился Крым «Сибирскому алюминию», чтобы решить этот вопрос?

— Да ничем.

— Т.е. никаких уступок не было?

— Сегодня «КрымавтоГАЗ» — это акционерное общество. И акционерное общество рассматривает вопрос о том, чтобы часть своей собственности отдать Горьковскому автозаводу. Что здесь плохого?

— Т.е. Горьковский автозавод сейчас имеет контрольный пакет одного из крупнейших крымских заводов?

— Он еще не имеет, но я думаю, будет иметь. Но зато будет мощно развито производство, будет взаимный интерес. Крым и Украина получают рабочие места — до 100 тыс. мест по Украине. Налоги. Стабильно поставляемая продукция. Что еще надо? Пусть работает экономика, тогда не будет туда влезать политика.

— Четыре года назад вы называли Президента Леонида Кучму предателем, а через какое-то время инициировали присвоение Президенту звания «Почетный крымчанин». Что стало причиной для такого поворота в вашем отношении к Леониду Кучме? Кроме того, сейчас в ваших ответах уже чувствуются более жестковатые нотки. Можно ли опять ожидать очередных изменений?

— Мое отношение эволюционное. Но предателем я его никогда не называл.

— Помню точно, как на митингах называли.

— Нет, не надо. Я достаточно серьезно себя контролирую. Леониду Кучме в 96—97 годах я предъявлял претензии за то, что он не выполнил свою предвыборную программу, в которой обещал нормальные отношения с Россией, государственность русского языка, Крыму — экономическую вольницу. Я прав был, что Леонид Кучма не выполнил предвыборных обещаний 94-го года. Я не говорю, что только в результате моей критики, но после этого был заключен широкомасштабный договор Россия—Украина, что стало переломной вехой. Леонид Кучма для других регионов Украины вместе взятых не сделал столько, сколько сделал для Крыма. Я имею в виду 230 км газопровода Джанкой—Феодосия—Керчь. Это газопровод, который цены еще не имеет. И с социальной точки зрения, и с экономической. В советские времена мы не смогли это сделать, я как секретарь обкома не мог это решить, а в столь сложное время благодаря Президенту этот газопровод был построен. Надо быть объективным. Заслужил кто-то похвалу — похвали, заслужил критику — критикуй. А нотки у меня всегда были одинаковые — и к Банковой, и к Грушевского. Не я ли все эти годы говорил о том, что есть конституционные полномочия Крыма, что Киев не должен дергать за ниточки, не должен работать по принципу «разделяй и властвуй»? Говорил об этом и сейчас говорю.

— Но вы не персонифицировали.

— А у меня нет сегодня оснований говорить, что за ниточки дергает Президент. Да, один крымский политик, который больше всех называл себя сторонником главы государства, всех депутатов собирал и говорил: мол, все, Банковая дала команду, Президент вообще объявит всем благодарность, если вы выгоните из этого здания Грача… А жизнь-то показала другое. Как только это доходило до Президента, — а он, кстати, один-единственный государственный деятель в Украине, кто понимает всю глубину проблем Крыма, — вся кутерьма прекращалась. Я не рукоплещу ему в идеологическом смысле. Но мы оба состоим на службе государства и оба понимаем, что такое Крым и какие у него геополитические проблемы.

— Политические оппоненты обязательно вспомнят, причем в ближайшее время, дело вашего советника Михаила Виткова и депутата-коммуниста Вячеслава Шаманина. Обоих ищут правоохранительные органы. Проясните, пожалуйста, ситуацию с ними.

— В мире нет ничего идеального, в том числе и в моей кадровой политике идеального быть не может. Как могла быть застрахована республиканская организация Аграрной партии, которая несколько недель назад рекомендовала выдвинуть кандидатом в депутаты ВР Украины генерального директора компании «Союз-Виктан» Андрея Охлопкова, а затем получила такой скандал? О Виткове. Пока он был министром финансов (в крымском правительстве Анатолия Франчука. — В.П.), я его просто не знал. После того как Виткова не провели во второй раз в министры, те, кто души в нем не чаял, а это очень известные авторитетные люди, работающие сегодня в парламенте и научных организациях Крыма, — обратились ко мне: пожалуйста, возьмите Михаила Виткова в советники. И он работал. Все, что касается банка «Славянского», меня не волнует абсолютно. Пусть те, кто вместе с ним делал какие-то махинации с векселями, в том числе и продлевал их, пусть они идут, как и положено, по дороге следствия и в суде отвечают. То же и по Вячеславу Шаманину. Он пришел к нам во фракцию «Коммунисты и народовластие» уже будучи депутатом. Занимался предпринимательством, не выходил из объятий руководителей правоохранительных органов, лучший друг был. И это тоже в Крыму все знают. Затем приходит беда — застрелили супругу. Человек увозит детей. Все знают, где этот человек находится сегодня — живет в Чехии. Правоохранительные органы знают, где он, встречались с ним, созванивались, искали компромат на Грача. Вы что думаете, мне это неизвестно? Известно. Сейчас я имею уже точную информацию, что его таки привезут через Интерпол. Вот где административный ресурс работает! Если человек совершил преступление, пусть отвечает, но почему два года не искали? Почему на судебный процесс по Воронку (крымский влиятельный «авторитет». — В.П.), где также проходил Шаманин, его через Интерпол не доставили? А сейчас перед выборами, значит, стало выгодно его привести и заставить лить грязь на Грача?

— Леонид Иванович, у вас имидж активного борца с коррупцией, с криминалитетом. И при этом во время всех парламентских кризисов вас поддерживали те депутаты, которые были в известном списке бывшего начальника крымской милиции Геннадия Москаля. Их, в том числе и в разговоре со мной, генерал Москаль неоднократно называл «криминализированными депутатами». А в официальном сообщении Центра общественных связей ГУ МВД Украины в Крыму они пофамильно перечислены с указанием, что за ними плачет скамья подсудимых. А Москаль до сих пор пользуется в Крыму почти непререкаемым авторитетом…

— Если мы с вами демократы, то прежде чем говорить, что кто-то имеет отношение к криминалитету, нужно доказать это через суд. Это первое. Второе: а почему вы не говорите, что эта группа депутатов всегда действует по ситуации. Почему вы не говорите, что они практически два года меня свергали? Это и есть политические шахматы. На том этапе, когда избирали председателя Верховной Рады, в этой группе депутатов доминировал антифранчукизм. Поэтому тогда они голосовали за меня. Дальше они за меня не голосовали, а наоборот, свергали.

— Они свергли вместе с вами Куницына.

— Но они же и привели Горбатова вместе со мной! Зато, как вы знаете, нигде на сходках я не бывал и не бываю, в футболы не играл и не играю. Хожу один, почему и руку сломал. Если серьезно, то такое явление существует. Это реалии парламента Крыма. И я боюсь, что именно при использовании мажоритарной системы на выборах в Крыму это явление еще больше усилится.

— Как часто вы консультируетесь с народным депутатом Украины Львом Миримским?

— Абсолютно не консультируюсь, как вы знаете.

— Я не знаю.

— Если бы он со мной консультировался, то не делал бы того, что продолжает делать. Он бы крымских «трудовиков» (которые кем только не были за эти 4 года!) не настраивал на далеко не конструктивный путь работы в парламенте и в правительстве. А потом, какие же консультации могут быть, когда абсолютно четкие и ясные договоры о выступлении руководителей фракций, постоянных комиссий и руководства Верховной Рады Крыма на его частной телекомпании ИТВ он в одностороннем порядке разорвал под надуманным предлогом, что, дескать, техническое состояние не позволяет. О каких консультациях может идти речь? Сегодня всех их заботит, что такое будет «Блок Грача»? Сегодня я и мой блок — это не Грач образца марта 1998 года. И они уже сегодня зачесались. Не хотелось бы им встречаться на округе с представителем «Блока Грача». А я своим «лучшим друзьям», если они и дальше будут эти 3—4 месяца бегать, как зайцы загнанные — туда-сюда, я им самых сильных соперников туда выставлю. И все дела.

— А возможность договориться? Неужели не договоритесь с «Трудовой Украиной»?

— «Трудовая Украина» — первая, от кого я получил удар в спину после того, как поддержал их «трудовика» Валерия Горбатова.

— А в чем это выражалось?

— Пожалуйста, посмотрите на результаты голосования по закону о крымских выборах по смешанной системе. Вы увидите, где «Трудовая Украина». Это один из кардинальнейших моментов. «Трудовая Украина» сама не захотела сотрудничества в том регионе, где реально сложились благоприятные для этого обстоятельства.

— Можно считать эти политические противоречия главной причиной того, что наметились разногласия между председателем Верховной Рады Крыма и председателем Совета министров АРК?

— Во-первых, у меня нет разногласий с премьером. Я еще в августе сказал: если Горбатов не будет марионеткой в чьих-то руках, то все будет нормально. Но кто-то ему в Киеве или Одессе нашептывает, кто-то дает всякие установки… И теперь он в прессе делает выпады против меня. Против человека, который, по сути, его привел к власти! ...Против того, кто публично защищал Валерия Мироновича, когда здесь писали о нем всякое. Я человек толерантный, но соблюдаю толерантность до определенного момента.

— Последний вопрос касается вашего нового дома. По моему мнению, пока крымчане не получат четкий ответ, на какие средства председатель Верховной Рады Крыма его построил, до тех пор его оппоненты будут привозить на «экскурсию» к новостройке избирателей...

— Хоть 20 уголовных дел возбуждайте, я докажу, что все законно. На остальное мне наплевать, хотя понимаю, что при определенном заказе можно все сфабриковать, его и ожидаю. А то, что возят и будут возить к дому детей, нанятых за 10—15 гривен те, кто хочет взбудоражить общество, — пусть возят. Я живу абсолютно спокойно в хорошем доме. Ни одна газета, в том числе и «Зеркало недели», не подняла вопрос, сколько чиновников за последние годы улучшили свои жилищные условия за счет государственного бюджета. Почему же газеты не пишут, что Грач, будучи первым секретарем Крымского обкома партии в советские годы, не отхватил себе хоромы? Почему не пишут, что и сегодня он не полез в бюджет, а за свои строил? Я так скажу: если кому-то хочется посмотреть на мои трусы, то пусть приходит на пляж — увидит, в каких трусах я хожу на пляже, а в каких я дома — будет видеть только жена и больше никто. Я законопослушен. Вот и все. Дом построил на свои средства.

— Я, например, высокооплачиваемый журналист, у меня высокая зарплата, но я не смогу такой дом построить.

— Ну, наверное, пропиваете! (Смеется. — В.П.). Потом, поработайте с мое. Я в советский период 30 лет был высокооплачиваемым работником. Уже в 1974 году получал более 500 рублей зарплаты. Но то, что мы сегодня обсуждаем, — после марта никому не будет нужно. А вы нашли главную проблему! Но мне это даже нравится. Вот если б меня «ущучили» во взятках или в том, что я в бюджет залез, тогда бы не было вопросов. А все остальное, ребята, — извините и подвиньтесь.

— Но ваши оппоненты дают другой ответ — дом построен на деньги КПСС.

— Идиотам же ничего не запретишь говорить. Партийные деньги — это измышления. Идиоту, который с больным воображением говорит о партийных деньгах или каких-то деньгах КПСС, на роток платок не набросишь. Я и не буду этого делать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно