ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ ЗЕЛЕНЫМ?

27 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 27 июля-3 августа

Великие истины слишком велики, чтобы быть новыми. Вера подразумевает действие, статичная вера превращается в бесплодную надежду...

Виталий Кононов
Виталий Кононов

Великие истины слишком
велики, чтобы быть новыми. Вера подразумевает действие, статичная вера превращается в бесплодную надежду. Две емкие фразы великого Сомерсета Моэма способны не объяснить успех Партии зеленых Украины на последних парламентских выборах. ПЗУ, обремененная причастностью к древней и великой идее, казалось, могла бы позволить себе неслыханную по нынешним политическим временам роскошь — смотреть в будущее с оптимизмом. Но в мире политики вечный оптимист — то же самое, что уснувший реалист. А излишний романтизм, по мнению многих знатоков искусства возможного, в политике скорее недостаток, чем достоинство.

Один из ближайших соратников практически бессменного лидера ПЗУ Виталия Кононова так отозвался о своем однопартийце: «Идеология зеленых мне всегда напоминала романтические произведения Сервантеса. Я убежден: если бы великий испанец жил в наше время, то его Идальго бросался бы со своим копьем на атомные станции и свалки мусора, а внешне напоминал бы Виталия Кононова».

В списках самой гуманной политической организации Украины немало людей, которые в кругах чопорных, «чистых» политиков пользуются репутацией «сумасшедших». Ну скажите на милость, какому «нормальному» политику придет на ум плыть против течения, как это делает глава политсовета ПЗУ Сергей Курыкин, не так давно назначенный министром экологии? Всем памятны недавние заявления некоего парламентария, обвинившего Сергея Ивановича в «анархизме» только за то, что он высказался категорически против достройки новых блоков на Ривненской и Хмельницкой АЭС. Оппонент министра заявил, что если министр не поддерживает официальную точку зрения, ему нечего делать в Кабмине. Не знаю, какой цели добивался старательный критик, но в действительности более высокой оценки для деятельности министра просто трудно придумать. Для в общем-то циничного мира мастерства компромиссов стало привычным делом, когда человек, заполучив мягкое кресло в центральном органе исполнительной власти, начинал менять свои убеждения в строгом соответствии с линией руководства. Курыкин же действует сообразно линии партии: с момента своего возникновения украинские зеленые последовательно выступали за полный запрет использования объектов ядерной энергетики и за превращение Украины в безъядерную зону. Причем министр выразил готовность предметно, на основании соответствующих расчетов доказать, что «довооружив» Ривненскую и Хмельницкую атомные станции, Украина едва ли решит свои энергетические проблемы и наверняка усугубит проблемы экологические.

Курыкина называют нетипичным министром многие. Хотя бы потому, что Сергей Иванович с первого дня своего прихода на госслужбу пытается найти контакт со всеми общественными организациями, так или иначе связанными с экологическим движением. Он стремится к тому, чтобы обсуждение любой экологической проблемы было гласным, а процесс решения этой проблемы — максимально прозрачным. Наивно? Наверное, да. Но не будет лишним напомнить, что именно зеленые в полном смысле слова «продавили» парламентскую ратификацию Конвенции о доступе к информации, об участии общественности в процессе принятия решений и о доступе правосудия к вопросам, касающимся окружающей среды. Кроме того, фракция ПЗУ выступила организатором и автором законопроекта «О режиме экологической информации». Зеленые, пусть и не всегда изобретательно, однако настойчиво пытаются вбить в сознание каждого: экология — одновременно и частная проблема каждого человека, и проблема государства в целом.

Любой политолог авторитетно заявит вам, что курыкинский максимализм в предельно сжатые сроки обеспечит молодому и весьма энергичному министру внушительное число врагов. А его партии, усиленно готовящейся к выборам, курыкинская отчаянность способна доставить дополнительные сложности. Понимают ли это зеленые? Безусловно. Кононов и его соратники знали, на что шли, когда добивались, чтобы пост главного эколога в новом Кабинете достался именно выходцу из ПЗУ. По заявлению руководства ПЗУ, брать на себя ответственность за экологическую обстановку в стране для зеленых является естественным поступком. Пусть даже это и связано с неприятностями и необходимостью отвечать не только за свои, но и за чужие ошибки, – Украина никогда не была экологически благополучной.

Как утверждают информированные источники, это был единственный пост, за который зеленые реально боролись. ПЗУ практически не лоббировала Олега Шевчука на пост главы Госкомитета по связи и информатизации. Он был востребован как специалист. Но оказался слишком либеральным — именно это многие в ПЗУ считают основной причиной его отставки.

Впрочем, было бы вящим заблуждением считать партию группой экологических радикалов. ПЗУ — полнокровная политическая организация, обладающая вполне реальной и достаточно разветвленной сетью местных организаций. Есть чем похвалиться и зеленым депутатам. Однако, в отличие от партийно-олигархических холдингов, ПЗУ не располагает собственными медиа-империями, а потому ее деяния часто остаются за кадром.

А потому, к сожалению, мало кто помнит, что Партия зеленых была единственной политической силой в Украине, которая добросовестно и последовательно отстаивала необходимость закрытия Чернобыльской АЭС. Можно до умопомрачения спорить о целесообразности данного шага, но не похвалить зеленых за редкостное упорство и еще более редкостную политическую последовательность, наверное, стоит. Мало кто помнит и то, что именно фракция ПЗУ добилась того, чтобы Кабинет министров и парламент согласились на троекратное увеличение объемов финансирования объединения «Радон» — единственной госструктуры, обеспечивающей весь комплекс работ с радиоактивными отходами. В активе фракции — многострадальный закон «О физической защите ядерных установок, ядерных материалов, радиоактивных отходов и других источников ионизирующего излучения», значение которого для экологической безопасности страны невозможно переоценить. Именно Кононов сотоварищи добились ратификации парламентом Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных исследований и Конвенции о безопасности обращения с отработанным топливом и о безопасности обращении с радиоактивными отходами. Далеко не каждому известно и то, что отмена смертной казни в Украине — не только следствие внешнего нажима, но и логичный итог лоббистской деятельности фракции и агитационной работы партии, выступавшей за отмену высшей меры наказания независимо от изменения политической конъюнктуры.

Что знает обыватель о зеленых? Когда-то по этому поводу грустно пошутил лидер ПЗУ: «Тяжело быть зеленым! Слово «революция» не произноси, передвигайся на велосипеде, мух не трогай, улиток спасай, не кури, не пей, не ешь и не дыши!» До недавнего времени наш гражданин воспринимал зеленого именно как странное существо, занятое исключительно разборкой мусора и высаживанием деревьев в спальных районах.

В последнее время ситуация во многом изменилась. Имея разветвленную и достаточно мобильную сеть региональных организаций, зеленые имеют возможность, как говорится, достучаться до рядовых граждан. Но главным агитатором и пропагандистам все-таки стали дела. Там, где зеленым удалось добиться от властей существенного улучшения экологической обстановки, им нет необходимости за себя агитировать. Закрытие грандиозных свалок пестицидов в поселке Мирное на Херсонщине (одного из десяти наиболее опасных техногенных объектов Украины) и в Крюковщине (неподалеку от Чернобыля) стали, с учетом сегодняшней бюрократической действительности, настоящим подвигом. Так же как и процесс тяжкого выбивания из государства средств на достройку канализационно-насосной станции в многострадальной Лузановке. Этот чудесный уголок Одессы, не так давно одно из излюбленных курортных мест, за десяток последних лет превратился в банальное отхожее место. Неработающая канализация и постоянный сброс сточных вод сделали райский уголок зоной бедствия. Не будет ошибкой предположить: многие из тех, кто живет в описанных выше регионах и кого подвижники из ПЗУ избавили от многолетней головной боли, пополнят ряды зеленого электората.

Впрочем, многое будет зависеть от того, как будет выглядеть предвыборный реестр зеленых. В отличие от многих политических организаций, в ПЗУ все еще существует проблема списка. А потому партийный съезд (на котором, в соответствии с законодательством, этот список будет утверждаться), судя по всему, будет бурным и совсем непростым. Чтобы объяснить суть проблемы, необходимо совершить короткую экскурсию в недавнее прошлое. Насколько можно судить, перед прошлыми парламентскими выборами, далеко не все идейные зеленые безоговорочно восприняли инициативу Виталия Кононова — привлечь к деятельности партии молодых бизнесменов и дать им возможность занять «проходные» места в списке. Кое-кто воспринял данный шаг едва ли не как измену интересам.

Однако в поступке лидера ПЗУ была своя логика. Во-первых, он прекрасно понимал: выиграть выборы на голом энтузиазме невозможно, современная политическая борьба требует серьезных расходов, покрыть которые исключительно за счет партвзносов нереально. Во-вторых, Кононов считал: привлекая под свои знамена бизнесменов, партия сможет не только обеспечить финансирование некоторого количества экологических проектов, но и, если хотите, перевоспитать новоявленных украинских буржуа, имеющих весьма слабое представление об экологической безопасности производства. Несмотря на то, что Кононов довольно тщательно подходил к рекрутированию новобранцев (некоторым потенциальным неофитам при составлении партийных списков в 1997-м пришлось вежливо отказать) эксперимент казался достаточно рискованным. Но как показали дальнейшие события, риск оказался оправданным. Новообращенные зеленые достаточно органично вписались в достаточно специфический коллектив. В подавляющем большинстве случаев ветераны и новобранцы и в партии, и во фракции работали как единая команда. Кроме того, у руководства партии хватало здравого смысла не выносить сор из избы, когда в «зеленой семье» случались пускай и не частые, но иногда весьма острые конфликты. Лишним доказательством того, что эксперимент Кононову удался, является ощутимое «позеленение» тех, кто пришел в партию и во фракцию из жестокого мира бизнеса, где экологов, как правило, не переносят на дух. Фильтры двойной очистки, появившиеся на «Запорожстали» благодаря усилиям Василия Хмельницкого, обошлись, как говорится, в «копеечку». Если бы еще несколько лет назад кто-то рискнул бы предположить, что человек, привыкший весьма тщательно считать деньги, способен выбросить приличную сумму на ветер (а именно так воспринимает установку очистных сооружений типичный украинский бизнесмен), то его бы подняли на смех. Но сегодня это воспринимается почти так же естественно, как и зеленый радикализм Курыкина на посту министра экологии.

Произошло некое взаимное обогащение — идейные зеленые приучили коммерсантов не бояться тратить деньги на будущее, а те, в свою очередь, приучили наивных романтиков (которые, как ни странно, все еще в изобилии водятся в партии) трезво оценивать настоящее. Анализ партийных решений и партийных действий убеждает в том, что в поведении зеленых стало чуток поменьше юношеского задора и природного радикализма. Зато ПЗУ заметно прибавила в мудрости и взвешенности, что особенно ощущается в работе над законопроектами, какой бы сферы они не касались — информационного пространства или внешней политики, изменения системы налогообложения или административной реформы. Приоритетным направлением деятельности для ПЗУ по-прежнему является экологическая проблематика, но кругозор партии ощутимо расширился. Приход в руководство партии молодых, амбициозных, прагматичных, по-здоровому циничных Василия Хмельницкого, Игоря Воронова, Олега Шевчука и Олега Яценко означал, что партия готова переходить в категорию политических тяжеловесов. Возможно, ПЗУ перестала быть экзотической и несколько поскучнела, но она стала чуть более европейской и чуть более продвинутой.

Обрадованный успехом своего эксперимента, Кононов решил не искать добра от добра: по имеющейся информации, он категорически настаивает на том, чтобы в будущий партийный список в полном составе вошли члены нынешней фракции ПЗУ. Причем, как вы понимаете, места каждому из них обещаны отнюдь не в третьем десятке. Однако далеко не все разделяют подобную позицию вождя. Мотив главы ПЗУ понятен — ему хочется сберечь микроклимат, сохранить преемственность, создать задел на будущее. Но столь же очевидны и недостатки подобного подхода: партия — живая, постоянно меняющаяся структура, и подобный подход многим кажется скорее вредным, чем полезным. Партийный список всегда воспринимается не иначе как список партийной элиты. Возникают два резонных вопроса. Неужели за четыре года, минувших со времени последних выборов, в партии не появились новые имена? И все ли представители «старого призыва» доказали право называться партийной элитой.

Доподлинно известно, что в некоторых региональных организациях имеют на этот счет мнение, отличное от мнения главы партии. В целом ряде регионов есть люди, которые заслужили право на «проходные» места в списке хотя бы своей преданностью идее, добросовестным отношением к делу и незаметным, ежедневным, кропотливым трудом на благо партии.

Есть и другой существенный момент, способный сделать возможную «околосписочную» дискуссию на съезде еще более острой. В ходе нередких внутрипартийных дискуссий Кононова не единожды критиковали за просчеты при составлении прошлого избирательного списка. Так случилось, что несколько человек, пришедших в парламент на горбу ПЗУ, с легкостью покинули ряды фракции. Едва ли стоит осуждать людей, решивших воспользоваться удобным случаем для улучшения своего материального положения или вознамерившихся сделать карьеру на критике своих вчерашних соратников. Но факт остается фактом: зеленых покинули не «сомнительные» (с точки зрения многих ветеранов) бизнесмены, а те «задекларированные» экологи. И дело даже не в том, что незапланированные потери уменьшили количественный состав парламентской ячейки. К сожалению, для симпатиков «зеленой идеи» отряд не смог не заметить потерю бойцов. Сам факт ухода отрицательно сказался на внутрипартийной атмосфере, тем более что «дезертиры» с завидным энтузиазмом бросились создавать экологические партии, откровенно спекулируя на идее, которая сделала их политиками.

Впрочем, раскола удалось избежать. Кононов (будем откровенны, отнюдь не единоличный виновник кадровых просчетов) собственноручно исправил допущенные ошибки. Секрет его многолетнего лидерства прост и сложен одновременно: Виталий обладает талантом примирять казалось бы непримиримых оппонентов. В партии царит относительное спокойствие, которым едва ли способны похвалиться организации, сопоставимые с ПЗУ по численности и политическому весу. Давно и многими прогнозировавшийся раскол так и не состоялся. И в этом заслуга, прежде всего, самого Кононова. Одному ему известно, каким образом можно было примирить честолюбивых и рациональных «зеленых от бизнеса» с «идейными зелеными» вроде Юрия Самойленко и Сергея Курыкина. Более того, глава партии сумел создать единую команду из Шевчука и Кирюшина, Хмельницкого и Кривошеи, Воронова и Яценко. У каждого из перечисленных персон есть свои практические предпринимательские интересы. Соратники по партии иногда оказывались конкурентами в бизнесе, но Кононов сподобился сделать так, что эти противоречия не мешали общему делу — все они пашут в одной партийной упряжке. Виталий Николаевич заработал на индульгенцию, но ему никто не обещал, что эта индульгенция будет пожизненной. Число желающих помянуть старое растет, ряды внутрипартийных критиков пополнили обойденные при составлении предварительных предвыборных списков.

Вообще-то руководителю ПЗУ не позавидуешь — и в руководстве партии, и во фракции собрались люди, не страдающие от недостатка амбиций или отсутствия характера. Тем не менее до сих пор Виталию Николаевичу удавалось сохранять мир в партийном доме, порою — в ущерб собственным амбициям.

Но необходимость постоянно заниматься «внутренней» политикой привела к тому, что «внешняя» политика партии оказалась в довольно запущенном состоянии. Выше упоминалось о том, что зеленым действительно есть чем похвалиться. (Список подготовленных законопроектов и проведенных акций занял бы непозволительно много места, потому вам остается поверить автору этих строк на слово.) Но мы вспоминали и о том, что народ о кипучей деятельности зеленых проинформирован гораздо хуже, чем им того хотелось и чем они, ей-Богу, заслуживают. То, что у партии нет полноценного «промоутера», что она не сподобилась заняться собственным PR, что она не удосужилась обзавестись своими масс-медиа и вынуждена обитать на информационной «камчатке» — не только беда зеленых, но и их вина.

Кононову и его коллегам по руководству ПЗУ — Шевчуку, Хмельницкому, Воронову, Курыкину, Самойленко, Яценко следует быть готовым к тому, что они услышат немало упреков в свой адрес на грядущем партийном форуме. Характерная особенность ПЗУ — здесь не в чести чинопочитание. Надеяться на то, что критика «низов» будет щадящей и конструктивной, партийным «верхам» едва ли стоит. Каждая руководящая «сестренка» неизбежно получит по своей «сережке». И от того, какие аргументы отыщут партийные вожди, удастся ли им сохранить мир и спокойствие в партии, удастся ли в достаточной мере удовлетворить претензии и потешить самолюбие вождей региональных, во многом зависит не только успех на грядущих выборах. От этого зависит, какое место займет ПЗУ в стремительно меняющемся политическом мире сегодняшней Украины. Кононову предоставляется очередная возможность продемонстрировать талант миротворца и умение приносить себя в жертву команде.

«Зеленая ниша» получила признание «брэндовой», и в эту нишу пытаются втиснуться все кому не лень. И не только потому, что она дает шанс въехать (или, в крайнем случае, вползти) в парламент. Кононов утверждает, что «зеленая идея» — единственная эффективная постиндустриальная идея. И следует признать, что он, пожалуй, прав. В стремительно меняющемся мире зеленое движение выглядит наиболее перспективным. Поэтому желающих «приговорить» единственную эффективно работающую на этом поле структуру, более чем достаточно. Вот почему среди тех, кто хочет заслонить ПЗУ от избирателей при помощи «картонных», наспех сколоченных зеленых полупартий, более чем достаточно. Имя им — легион: от олигархов до отдельных влиятельных лиц с Банковой.

Зеленые вовремя не позаботились о том, чтобы избиратель почувствовал острую необходимость не только в абстрактной борьбе за экологию, но и в конкретных борцах за нее. Сделать это сейчас, перед выборами, в условиях жесткого прессинга и в запредельно сжатые сроки, будет намного сложнее. Но у зеленых нет другого выхода — при всех многочисленных издержках они доказали свое право называться настоящими зелеными. Беда в том, что об этом знают не все.

Но настоящая беда может случиться тогда, когда вместо ПЗУ под эколозунгами в следующий парламент придут те, у кого слово «зеленые» будет ассоциироваться исключительно с цветом купюры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно