КРЫМСКИЙ СИНДРОМ «ЭВАКУИРОВАННОГО НАСЕЛЕНИЯ»

26 октября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 26 октября-2 ноября

Сегодняшняя ситуация в Крыму напоминает события 98-го года. Всплывают картины последних парламентских выборов c крымскотатарскими митингами, курсирующими вокруг площади художественно декорированными зенитками...

Сегодняшняя ситуация в Крыму напоминает события 98-го года. Всплывают картины последних парламентских выборов c крымскотатарскими митингами, курсирующими вокруг площади художественно декорированными зенитками. Тогда 107 тыс. крымских татар из 254 тыс. живущих на полуострове, не являясь на тот момент гражданами Украины, не обладали избирательным правом, что и вызвало акции протеста. С выборными недоразумениями в Крыму государство тогда «справилось» вполне: БТРы на блок-постах, аппетитно дымящиеся на подходах к городам полевые кухни, пасторальные нацгвардейцы, убедительно перетаскивающие с места на место ящики со снарядами. «Мирную» картину дополнили проведенные за день до выборов учения с легендой об освобождении условного избирательного участка от условных крымскотатарских боевиков, взявших в заложники безусловно лояльных граждан-избирателей. К нынешним выборам проблема безгражданства крымских татар практически решена, но это не значит, что полностью исчезла необходимость в проведении предвыборных учений. Хотя есть надежда, что в них не будут участвовать украинские ПВО.

 

События минувшей недели в Симферополе показали, что предвыборная ситуация в Украине с крымскотатарскими акциями протеста — явление, ставшее традиционным. Только теперь меджлис выводит людей на улицу с требованием гарантированного представительства депортированных в органах госвласти, и прежде всего — в крымском парламенте. Если это не будет законодательно зафиксировано, отдельные национальные лидеры предупреждают: крымские татары в защите своих прав, не отступая от традиций ненасилия в политической борьбе, сумеют и путем мирных акций создать проблемы, которые вызовут не только головную боль.

Нынешнее обострение связано с тем, что украинская Верховная Рада, приняв в первом чтении Закон о выборах в ВР АРК, отказалась в нем и от идеи введения хотя бы частично пропорциональной системы, и от создания 9 национальных округов: 7 для крымских татар и по одному для представителей других депортированных народов (греков, болгар, немцев, армян), а также для караимов и крымчаков. Не дала особой надежды и последняя сентябрьская встреча в Ялте Леонида Кучмы с Советом представителей крымских татар, в который входят все члены меджлиса. Президент однозначно заявил, что не подпишет закон о введении смешанной системы выборов в местные советы, хотя при этом дал задание разработать правовые механизмы представительства крымских татар, пропорциональные их численности. Это прозвучало утешительно: если сейчас репатрианты составляют 11% населения Крыма, то у них в парламенте должно быть 11 мест. Осталось только расшифровать парадокс — как этого добиться без введения хотя бы элементов «пропорционалки».

Опыт последних выборов в местный парламент, проходящих по мажоритарной системе, дал потрясающие для образцово-толерантного крымского общества результаты. Из 100 крымских депутатов лишь один крымский татарин — соратник Грача по Компартии Лентун Безазиев. Крымский электорат, состоящий на 60% из пенсионеров, вряд ли будет голосовать и сейчас за татарина-некоммуниста, потому что разрушение навязываемого полвека стереотипа о татарине-враге — дело не одного десятилетия.

Этот опыт равноправных выборов в обществе с неравными условиями не был бы столь печальным, если бы не существовал прецедент избрания (на один срок) 14 крымскотатарских депутатов на выборах 92-го года по единому национальному округу. Существование фракции Курултая в парламенте, на 2/3 состоящем из блока «Россия», самым благотворным образом сказалось тогда на общественно-политической ситуации в Крыму и во всей Украине, так как эти депутаты долгое время представляли собой единственную политическую проукраинскую силу, противодействующую идее сепаратизма.

Созданный национальный округ давал гарантию избрания в ВР Крыма не только 14 крымских татар, но 4 депутатов от немцев, греков, болгар и армян. Теперь такой гарантии нет, и, как считает меджлис, еще на 4 года депортированные, вернувшиеся на родину (а также два исчезающих народа — караимы и крымчаки), будут отстранены от процесса принятия политических решений и лишены возможности формировать власть, которая защищала бы интересы репатриантов.

Виновники ситуации меджлисом уже названы. Как ни странно, это не ВР Украины, не принимающая нужный закон, не Президент, имеющий влияние на законодательный процесс, а… местные коммунисты, которые, возможно, и хотели бы «навредить» в этом вопросе, но от них ничего не зависит. С местными красными бороться, конечно, безопаснее, чем с Центром, и поэтому, как сказано в последнем обращении меджлиса, иметь своих депутатов в парламенте крымским татарам мешают «коммунистическая номенклатура, узурпировавшая право говорить от имени жителей Крыма разных национальностей» и, конечно, Леонид Грач с его «неуемной и алчной тягой к единоличной власти в Крыму».

Крымский спикер собственной непримиримой позицией по поводу гарантий представительства крымских татар в парламенте сам подарил эту идею своим политическим оппонентам. Леонид Грач при любом удобном случае повторяет, что крымские татары (чаще всего к этому добавляется термин «национал-радикалы») требуют для себя исключительных прав, и отвечает им: «Моя позиция — принцип равенства всех этносов и народов. Прошлое, настоящее и будущее Крыма — в интернационализме… И никакой исключительности».

Вообще, у Грача с крымскими татарами отношения, мягко говоря, не сложились. Он создал маргинальный по своему составу Совет аксакалов (кроме прочего еще замахнувшись и на мифологические представления о «седобородых», включил в состав совета женщину, которая позволяет себе с парламентской трибуны называть депутатский корпус «придурками»). Спикер, один раз оседлав конька с угрозой «крымскотатарского национал-радикализма» (теперь, в угоду моде, трансформировавшегося в «исламский экстремизм»), заездил метафорическое животное до приступов истерии. Особенно меджлис не может простить ему заявлений, сделанных после 18 мая (дня сталинской депортации народов из Крыма). Когда группа крымских татар вынудила Грача-коммуниста покинуть зал траурного заседания, он по ТВ дал случившемуся такую оценку: «В хулиганстве проявилась суть национал-радикализма… Состоялся не только антисоветский и антикоммунистический шабаш… произошел еще и антиславянский шабаш». Крымские татары не остаются в долгу — ни один их митинг не обходится без плакатов «Грач, вон из Крыма» или «Конституция должна отражать интересы народа, а не «грачей». А главный оппонент красного спикера Мустафа Джемилев вообще не скупится на сильные выражения в адрес противной стороны, наиболее повторяемое из которых — «коммуно-шовинистическая сволочь». Так что Грач и Джемилев просто не могут обойтись друг без друга, помогая противнику разогреваться перед каждым политическим боем и заставляя вспоминать бородатый анекдот, заканчивающийся словами: «Коммунист вы или антикоммунист — нам все равно, какой вы коммунист».

В то же время у меджлиса традиционно спокойные отношения с главами правительства автономии. Правда, если экс-премьера Сергея Куницына програчевские СМИ часто называли «агентом меджлиса», нынешний премьер Валерий Горбатов таких «лестных» оценок еще не заслужил. Правда, еще не обладая опытом маневрирования между Сциллой и Харибдой антитатарских и антикоммунистических настроений, он может совершить ошибки, недопустимые в предвыборной кампании. Сейчас Горбатов набирает очки на самом актуальном для Крыма вопросе — прогнозируемом потоке беженцев из Узбекистана в Крым. По разным данным, в этой центральноазиатской республике сегодня еще осталось от 150 до 300 тысяч крымских татар (среди них есть и граждане Украины), и они вряд ли захотят своими глазами увидеть, как будут воплощаться угрозы талибов отомстить Исламу Каримову за предоставление американцам аэродромов на своей территории. Зампредседателя Рескомнаца Крыма Вадим Петров рассказал, что поток репатриантов в автономию из Узбекистана уже увеличился на 20—30%. По его словам, возросло количество обращений за визами или так называемыми «свидетельствами на возвращение» в посольство Украины в Ташкенте. Есть информация и о том, что выезд в Крым для многих семей сейчас затруднен тем, что Узбекистан не выпускает лиц призывного возраста. Петров сообщил, что службам МЧС, военкоматам, управлению миграции предложено определить места потенциального размещения беженцев, для которых уже придумали специальный термин — «эвакуированное население». Предполагается, что прибывших будут размещать на базах бывших военных городков или в летних пансионатах Ленинского и Черноморского районов. Пока эти помещения не приспособлены для жилья: в них отсутствуют пищеблоки и система отопления.

В крымском правительстве уже создан штаб по делам беженцев под руководством Валерия Горбатова, включающий руководителей всех силовых ведомств. Он будет заниматься приемом, регистрацией, размещением и организацией снабжения беженцев и обеспечением санитарно-эпидемиологической безопасности в местах их проживания. Для работы штаба уже выделено 20 тыс. грн., но Горбатов, говоря о возможности принять от 20 до 30 тысяч человек, намерен обратиться в Кабмин Украины с просьбой о предоставлении на эти цели 100 млн. грн.

Если прогнозы подтвердятся (пока, как убеждают в Управлении миграции Крыма, обстановка в Узбекистане спокойная), то прибытие нового потока татарского «эвакуированного населения» осложнит социально-экономическую ситуацию на полуострове. По последним данным, сегодня в Крым возвратились 273, 8 тыс. крымских татар. Существуют около 300 поселков их компактного проживания, которые лишь на 60% обеспечены водой, на 12% — электроэнергией, а уровень газификации не превышает 3%. На квартирном учете состоят около 8 тыс. крымскотатарских семей, 20 тыс. семей в течение последних 10 лет не могут закончить строительство индивидуального жилья. Из 136 тыс. трудоспособного населения постоянную работу имеют лишь 64 тыс. человек.

Прибытие новых репатриантов, естественно, усугубит эти проблемы, а недовольство крымских татар будет стимулировать их к участию в политической борьбе за свои права. Будущие выборы — поле для этой борьбы. Основные игроки на нем уже определены, и, кажется, игрой все останутся довольны. Меджлис борется за депутатские места для репатриантов вообще и с Грачом в частности, Грач, набирая электоральные голоса, с удовольствием борется с меджлисом, Президент дружит с Мустафой Джемилевым, а украинский парламент вообще ни за что не отвечает, потому что с него не спрашивают.

В проигрыше могут остаться только крымские татары. Методика проведения политической игры, скорее всего, оставит их без собственных представителей в парламенте, а значит, решать свои экономические и социальные проблемы они вновь будут на площадях, то есть без особой надежды на успех.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно