КРЫМСКАЯ АВТОНОМИЯ: ВЧЕРА И СЕГОДНЯ… А ЗАВТРА? ПРИ ОТСУТСТВИИ У УКРАИНЫ ЧЕТКОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ АВТОНОМИИ ЛУЧШЕЕ ТАКТИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ — СОХРАНЕНИЕ СТАБИЛЬНОСТИ

15 июня, 2001, 00:00 Распечатать

Законодательная система Украины вплотную подошла к проблеме формирования органов власти на новый избирательный период...

Законодательная система Украины вплотную подошла к проблеме формирования органов власти на новый избирательный период. Идет интенсивное реформирование исполнительной власти, что вносит новые качественные изменения во всю политическую систему страны. В этой ситуации встает и вопрос о том, какой быть в будущем Крымской автономии, в каком направлении должно (и должно ли?) идти ее реформирование, какие формы и структура власти будут оптимальными для ее будущего в Украине. Пока на эти вопросы нет ответов…

 

Если бы отцов-основателей Крымской автономии в 1991—94 годах спросили, каким будет ваше детище в 2001 году, они вряд ли нашли бы что ответить вообще. А если бы и попытались спрогнозировать, то можно быть уверенным, что их «проект» совсем бы не был похож на то, что мы имеем сегодня. И это понятно: модель крымской автономии творилась спонтанно — с этим вряд ли кто будет спорить. Восстановившись как Крым АССР и попав в руки Юрия Мешкова в виде готового общественно-государственного продукта, автономия превратилась сначала с Республику Крым, потом в автономную (с маленькой буквы) Республику Крым, позже в нынешнюю АРК. Однако и установившееся название не обозначает, что за последние годы ее сущностное содержание не менялось, хотя менялся тип и структура правительства, изменилось содержание Верховной Рады, идет процесс реформирования местного самоуправления. В данный момент Крымская автономия представляет собой некую социальную и правовую желеобразную массу, которая, легко повинуясь внешним воздействиям, принимает ту или иную, часто произвольную форму, и практически никто не может сказать, во-первых, что она создана целенаправленно и, во-вторых, является ли она оптимальной.

Украине в настоящий момент остро не хватает целостной, обоснованной исследованиями, спрогнозированной концепции (если хотите, крымской доктрины) формирования Крымской автономии на долгосрочный период — 20—30 лет. Понятно, что это задача не из простых: нужны сложные, трудоемкие, системные исследования, увязанные со стратегией развития всей страны. Появление крымской доктрины сегодня тем более актуально, что предстоит принять новые законы — о выборах Верховной Рады Крыма, о Совете министров Крыма, которые уже оформят Крымскую автономию на более-менее длительный период. Нынешняя Конституция Крыма тоже не может быть той «священной коровой», которая застрахует нас от неудачной редакции этих законов. Во-первых, как свидетельствует практика, Верховная Рада Украины часто принимает законы, не согласующиеся друг с другом; куда уж рассчитывать, что депутаты будут оглядываться на Конституцию Крыма — второстепенному по силе документу. Во-вторых, уже опубликовано слишком много довольно весомых аргументов — и по языковому вопросу, и по структуре органов власти — в пользу того, что в Конституцию Крыма должны быть внесены изменения, так что считать ее стабильным документом и опираться на нее было бы слишком опрометчиво.

Какие же выводы напрашиваются из этого состояния автономии?

Вывод первый. В интересах государства Украина немедленно, пока еще законы о выборах Верховной Рады и Совета министров автономии только создаются, сформировать высокого уровня представительную рабочую группу для проведения исследований и выработки документа (доктрины), определяющего перспективы развития Крымской автономии в составе Украины с учетом всех внутренних и внешних факторов.

Вывод второй. До окончательного принятия этих основополагающих законов, которые определят будущее автономии, указом Президента или решением Верховной Рады наложить мораторий на изменение не только структуры органов власти в автономии, но и их персонального кадрового состава. Этот тезис нуждается в пояснении на конкретных примерах. Известно, что в конце 1999 года Верховной Радой Крыма было принято решение об отставке своего президиума. Позже той же Верховной Радой было принято решение об отставке правительства. На прошлой сессии те же депутаты снова приняли решение о неудовлетворительной работе президиума, из чего вытекает его отставка. Ни одно из этих взаимоисключающих решений НЕ ВЫПОЛНЕНО, НО И НЕ ОТМЕНЕНО. Более того, на ближайшую сессию, которая состоится 20 июня, тем же дважды отставленным президиумом готовятся проекты документов об отчете правительства с целью отставить его еще раз (!). Вынесение таких проектов на сессию, на чем настаивает Леонид Грач, непременно вызовет новый конфликт среди депутатов и напряженность в среде крымских татар. Но даже если решение об отставке Совмина и будет принято, что маловероятно, оно опять же, как и предыдущие три, не будет выполнено из-за того, что уже сами его проекты не в ладах с действующим законодательством. Отчет правительства был представлен своевременно в положенные сроки в начале года, и он не может быть ни с того ни с сего вынесен на сессию в середине года. Понятно, что этот замысел — есть не что иное, как месть дважды отставленного президиума однажды отставленному правительству за то, что сторонники Совета министров способствовали принятию решения о неудовлетворительной оценке работы президиума во главе с Л.Грачом. В то же время возрастающие экономические и социальные показатели работы правительства Крыма говорят о том, что решение о его отставке является, мягко говоря, сомнительным и с точки зрения логики, и с точки зрения целесообразности.

В силу этого вывод третий. В политической системе Крыма нет и пока не предвидится стойкого большинства. Во всех жизненных проблемах, которых в Крыму хватает, как и везде в стране, люди склонны винить киевскую власть. Например, велико число крымчан, которые считают Л.Кучму ответственным за имеющиеся в Крыму трудности. Это естественно, так как правительство, которое еще годом ранее было в глазах граждан главным ответчиком за ситуацию, уже год как бы в отставке. Таким образом, отставка одного из руководящих лиц Крыма непременно ввергнет полуостров в многомесячное безвластие, так как в автономии сегодня пока нет проходной кандидатуры ни спикера, ни премьера. Тогда уже никто из политиков не будет нести ответственности за ситуацию в Крыму, кроме Президента, который, как наверняка считают граждане, в конечном счете за все в ответе. Мудрость позиции Президента Леонида Кучмы в уже полуторагодичной истории противоречий между крымскими парламентом и правительством состояла и, как Крым надеется, будет состоять в сохранении кадровой стабильности этих органов власти.

Вывод четвертый. В случае разового выражения Леонидом Кучмой своей позиции по тому или иному кадровому вопросу в Крыму, как это было раньше, это приводит к новым и новым попыткам той или иной стороны дестабилизировать ситуацию в свою пользу, что отвлекает их силы и ресурсы на борьбу друг с другом, а не на созидание. В случае же наложения временного моратория на структурные и кадровые изменения в Крыму и начала работы над доктриной дальнейшего развития Крымской автономии, что в силах Президента, конфликты крымских политиков друг с другом прекратятся, и их силы будут направлены на актуальные проблемы управления автономией. Естественно, что мораторий не может быть длительным, и наиболее оптимальным, считают крымские аналитики, является срок до новых выборов и сформирования новых составов Верховной Рады и Совета министров, в силу чего мораторий автоматически прекращается.

В случае сомнений с объявлением такого моратория, вторым по значению, но отнюдь не худшим вариантом развития событий будет удержание стабильности в автономии на нынешнем уровне и прежними методами. Это вопрос тактики. Вопрос стратегии в данном случае — начало разработки четкой и системной перспективы развития автономии на длительный предстоящий период.

Вывод пятый. Задача украинской власти состоит в том, чтобы создать в Крыму устойчивое политико-правовое образование, принятое и одобренное как большинством крымского населения, так и его меньшинством. Поэтому разработка такой доктрины должна быть поручена не только политическим группам, но в первую очередь ученым-аналитикам, исследовательским институтам Украины, способным провести системное прогнозное исследование. Причем нет сомнений в том, что такой документ должен быть одобрен методом консенсуса всеми слоями крымского общества.

На первый взгляд кажется, что это невозможно, особенно исходя из того, что на крымской почве несомненно столкнутся интересы русской общины и крымскотатарского народа. Но так представляется только на первый взгляд. Аналитики утверждают, что и здесь консенсус может быть найден: сегодня крымские татары, насколько известно, не настаивают жестко на форме автономии, она может остаться и такой, которая удовлетворяла бы потребности русскоязычного населения, однако она должна измениться по содержанию. Как говорит Мустафа Джемилев, «должны быть удовлетворены все коренные потребности крымскотатарского народа», а называться она может как угодно. Здесь вполне возможен компромисс. Он может состоять, например, в одновременном признании Конституцией Крыма (вот вам и необходимость изменений в нее) государственными не только украинского, но также и русского и крымскотатарского языков, как это было в первых ее вариантах 1994 года, и уже тогда давало серьезные плоды. Конечно, из жизни автономии должны быть устранены любые попытки дискриминации или шовинизма, что еще случается. Они недопустимы как в отношении украинцев на полуострове, так и в отношении русских и крымских татар. Это однозначно. Во всяком случае, практика 1994 года, когда автономией фактически управлял блок «Россия» и крымские татары участвовали в Верховной Раде на правах целой фракции, свидетельствует, что компромисс здесь возможен и его надо искать методами исследований и социального планирования. Во всяком случае, десятилетний опыт русской общины Крыма и крымскотатарского народа в совместной организации жизни на полуострове свидетельствует о том, что из Крыма не могут быть устранены теперь ни русский, ни крымскотатарский, ни украинский факторы, и нет иного пути, как найти консенсус.

Вывод шестой. Как ни странно, но именно этот труднодостижимый consensus omnium как бы вытекает из сохранения на своих постах и Сергея Куницына, и Леонида Грача. Как известно, спикер парламента неоднократно заявлял о своей платформе — защите интересов русской общины, русского языка, русского образования, русской истории Крыма и так далее. При всем неприятии спикера со стороны крымских татар и украинцев, именно в Сергее Куницыне и крымскотатарский народ, и украинская община видят концентрированное выражение заботы и государственных усилий по защите их интересов. Его понимание интересов крымских татар, принятие решений по удовлетворению их потребностей, участие в жизни украинской общины полуострова сформировали C.Куницыну политическую и электоральную поддержку в этих слоях населения точно так же, как поддержку спикеру в значительной части русскоязычного населения Крыма. Баланс социальных векторов на полуострове сформирован самой политической природой Крыма — это несомненно. Искусственно нарушить его сегодня было бы опасно для всего общества.

Зато необходимость научного подхода в прогнозировании государственного строительства в Украине и в Крыму назрела с такой явной очевидностью, что откладывать эту работу и необходимый мораторий в Крыму было бы просто неосмотрительно…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно