Крым. Гражданская диагностика

17 октября, 2008, 16:01 Распечатать Выпуск №39, 17 октября-24 октября

Август 2008-го был месяцем мистических совпадений. 40 лет, как советские танки раздавили Пражскую весну...

Август 2008-го был месяцем мистических совпадений. 40 лет, как советские танки раздавили Пражскую весну. Война между Россией и Грузией. Эксперты заговорили о конце Ялтинского мира. Но осень показала: для Крыма это лишь начало. Крымская тема благодаря политикам обрела формы спецпропаганды. Из-за высокого уровня информационно-политических шумов, в которых тревожно режут слух слова Украина, Крым, конфликт, Россия, на самом деле еще непонятно, что происходит и что со всем этим делать… У людей, относящихся к ялтинской интеллигенции и ялтинскому бизнесу, происходящее вызывает особый дискомфорт. Ведь Ялтинский мир, созданный не где-то там, а в Ливадийском дворце, просуществовал около полувека, принеся заодно Ялте и Крыму всемирную известность на туристическом рынке, а вместе с ним — чувство причастности к мировой политике. Поэтому не только «пролетарии умственного труда», улавливающие роль смыслов и образов в информационном мире, но и местный предпринимательский слой, бизнес которого зависит от понятия «туристический поток», почувствовали: в туристическом бренде «Ялта» появился новый негативный оттенок. Не связанный с уровнем сервиса. А еще нарочито катастрофические прогнозы «предчувствия Крымской войны», индекс цитирования которых зашкалил. Что делать в такой ситуации понимающим драматичность процессов крымским ученым и чувствующим это ялтинским предпринимателям, которые видят беспомощность и нежелание властей центральных и региональных воспринимать происходящее адекватно?

Ученые Ялты, еще при незавершившихся событиях на Кавказе (что не очень свойственно нашей науке), замыслили конференцию «Черноморская безопасность: крымское измерение». Два десятка докладов, шесть докторов наук, кандидаты, аспиранты из Ялты, Симферополя и Севастополя. Крымское общество международных связей поддержало идею своим многолетним авторитетом. Независимый совет предпринимателей Ялты — средний и малый бизнес, тогровцы и рестораторы, туроператоры и квартиросдатчики — сказали: «Давайте это делать в Ялте, нам это нужно, мы берем на себя расходы…». Журналисты добавили: «Давайте без всяких депутатов, партий и чиновников — надоело…». Мероприятие состоялось в середине сентября, когда еще мало кто высказывал оценки.

Несколько десятков предпринимателей Ялты не просто выдержали пять часов конференции, но и забросали докладчиков вопросами и мнениями. О тематическом спектре докладов судите сами: актуализация воздействия гражданского общества на внешнюю политику; ЧФ РФ в событиях на Кавказе и новые измерения российско-украинских отношений; политизация ислама и проблемы безопасности в Черноморско-Каспийском регионе; информационная война в контексте событий на Кавказе; черноморское измерение американо-европейских отношений; внешнеполитический выбор турецкой элиты — между российским и американским векторами; арабские страны и обострение ситуации в Черноморском регионе; Украина в поле мифологических смыслов — проблема поиска проектов и стратегий; кавказские события 2008-го и формирование образа врага в СМИ; проблемы развития туризма в условиях обострения отношений в Черноморском регионе и т. д…

Впервые пришлось столкнуться с такой ситуацией: некоторые высокого ранга должностные лица (не приглашенные), говорят, с некоторым напряжением ожидали — будет ли скандал… Равно как и с тем, что принять участие в конференции вежливо «изъявили желание» — и были, в порядке исключения, приглашены — ответственные сотрудники МИД Украины и России. Сидели рядом. Подчеркнуто корректно.

Подтвердилась гипотеза: стоит лишь исключить из дискуссии фамилии политических лидеров, названия партий, ссылки типа «по телевизору сказали» или «прочитал в Интернете»… Стоит лишь договориться, что в приличном обществе не употребляются хамские словесные обороты, свойственные высшей политической элите братских стран… И тогда, например, доктор наук с погонами капитана 1 ранга ЧФ РФ спокойно полемизирует, в частности, с исследователем и военным журналистом с такими же звездами на погонах, но из ВМС Украины.

А может, это универсальный рецепт? И подсказка гражданскому обществу. «Политикум» давно перестал выполнять свою функцию — формировать актуальную повестку дня для страны. И это, похоже, уже неизлечимо. А раз так, то, во-первых, зачем он нужен (?) — пусть «коалиционирует» сам себе, а во-вторых, свято место пусто не бывает. Эту повестку дня уже способны формировать в масштабах страны и ее регионов украинские ученые, интеллигенция, предприниматели, журналисты. И для этого не надо ни партийно-олигархических капиталов, ни грантов доноров, которые устали строить за нас нашу демократию. Обеспечить социальный заказ на выработку повестки дня вполне способен средний класс. Его сегодня волнует засилье коррупции и неэффективность власти, а не предвыборные дискуссии вокруг примитивного набора лозунгов НАТО — неНАТО, русский язык и чьи ноги прикрывает властное одеяло.

Продолжим решать предложенную выше задачу. Что практически делать сегодня ученым, предпринимателям и журналистам, которые (не «из телевизора» и «не в Интернете прочитали»), профессионально понимают, что Крым объективно является самым слабым звеном украинской государственности? Что он не по злому умыслу, а в силу историко-географических особенностей — самое уязвимое место для стабильности в Украине.

За последние годы многие крымские эксперты исписали килограммы бумаги, пытаясь объяснить политической элите страны серьезные вещи. Что Крым — не только автономия, но территория с наименьшим сроком пребывания в составе Украины. Что в недавнем прошлом главная функция не только Севастополя, а всего Крыма — не всесоюзная здравница, а военная база. Что славянское население полуострова — особая политико-ментальная группа. Что ее мировосприятие — смесь реликтового советского менталитета запретной зоны (военного гарнизона, оборонного завода, режимной территории), помноженного на иррациональные страхи — перед крымскими татарами, бандеровцами, украинизацией. Что в результате возникает рефлекторное стремление отгородиться — Перекопом, статусом автономии, разговорами о России — от непонятных процессов материковой части Украины.

Что происходит с Крымом на самом деле? С древности он был главным торговым перекрестком — окном в Средиземноморье — для Дикого Поля и Киевской Руси. И наоборот — самой северной торговой площадкой Средиземноморской цивилизации. После присоединения к Российской империи, перепрофилировавшей его в военный бастион на южных рубежах, Крым на несколько столетий выпал из активной экономической жизни, и историческая инерция «глухой провинции у моря» еще действует.
Сегодня полуостров — после стольких лет пребывания в статусе военно-морской крепости с аэродромами, огромными складами боеприпасов, в том числе ядерных, с военными заводами — радикально трансформируется в рыночной стихии. Старый опорный каркас, скелет, несущие конструкции — рухнули. Новые — складываются. В основном, стихийно. Часто — «по понятиям»…

Сложно понять своеобразную ментальность этой «тихой заводи», не вникая в историю заселения и освоения Крыма, не понимая, как складывалось его население, чем оно жило — хотя бы на протяжении последних ста лет. Все это не секрет для крымской науки. В то же время системных социологических исследований крымских настроений ведущими центрами страны, не ангажированными политическими заказчиками, практически нет.

Поэтому работают мифы. К примеру, о высоком конфликтогенном потенциале Крыма. Позволим себе высказать иное суждение — через много лет историки будут фиксировать невероятный в мировой практике факт. С конца 1980-х, на фоне распада СССР, образования нового государства, экономического кризиса, гиперинфляции и т.п., в Крым с населением около двух миллионов человек переехали и кое-как обустроились 250 тысяч (!) человек — целый народ с драматичной историей, иной религией и т.д. Это великое переселение на неблагоприятном социоэкономическом и социокультурном фоне свершилось — и почти без острых конфликтов... А были самые кровавые пророчества. Так что это? Высокая конфликтогенность или высокая природная толерантность крымчан?

Как отметила на конференции профессор ТНУ им. Вернадского конфликтолог Татьяна Сенюшкина, ученые, ведущие мониторинг конфликтогенности ситуации в Крыму, на самом деле не отмечают каких-то глубинных драматических всплесков. Но нельзя не учитывать, что сегодня в массовое сознание активно внедряется установка, что ислам тесно связан с терроризмом, и рассматривается как угроза безопасности. В результате в обществе искусственно формируется атмосфера взаимного недоверия и подозрительности. В Крыму, где мусульмане составляют 11% населения, мусульманская среда не является однородной и во многом зависит от внешнего влияния — преимущественно Турции и арабских стран. Это таит в себе опасность актуализации внутриисламского противостояния, которое может отразиться на межконфессиональной ситуации в Крыму. Но главной причиной этого являются именно внешние факторы — геополитическое соперничество в Черноморско-Каспийском регионе. При всей сложности и многослойности ситуации в Черноморском регионе, считает заместитель директора Ливадийского дворца-музея профессор Сергей Юрченко, внутренние проблемы постсоветских государств вытеснили внешнеполитические вопросы на периферию внимания — это опасная ситуация. Общественные интересы, а в сфере безопасности это национальные интересы, выступают как «ничейные», за которые некому «заплатить». И это — при повышении сложности окружающего мира и возрастании конкуренции национальных и мироустроительных проектов. Поэтому существует угроза «за деревьями не увидеть леса», получив при этом отлетающими палками по голове.

Заметим еще, что в Крыму не было и нет по-настоящему авторитетных политических сил. Местные организации даже крупнейших партий Украины, в отличие от центра, за очень редким исключением, не могут похвастаться присутствием в своих рядах известных крымских интеллектуалов. Причина в том, говорили участники конференции, что политику на полуострове в первый период украинской независимости определяли криминальные сообщества. Теперь же всю крымскую политику заменила земельно-строительная лихорадка и коррупция. В этом — главном крымском бизнесе — участвуют знаковые фигуры всей Украины и не менее знаковые из России, превратившие местные советы в посреднические конторы и «столы заказов» по теневой распродаже земельных участ­ков под виллы или «элитные апартаменты» за трехметровыми заборами, ограждающими это благолепие от местных жителей. Остается надеяться, что кризис на рынке недвижимости помешает окончательному превращению полуострова в дачный поселок у моря. И что здравомыслие крымчан будет по-прежнему смягчать и политические провокации, и информационные диверсии.

Ответ на вопрос «что делать?» — непрост. Потеряно много времени. И много ресурсов, в первую очередь, земельных. Было немало и неуклюжих, поспешных и ненужных действий государства в гуманитарной сфере — они еще аукнутся. В ближайшие годы вряд ли удастся создать в органах власти автономии и ее приморских городов критическую массу инновационного мышления и политической воли в противовес тем, кто реально управляет Крымом — украинским и российским земельным спекулянтам, красиво именуемым «девелоперами» и «застройщиками».

Непростая задача, с которой мы начали, похоже, все-таки имеет решение. Происходящее избавление научной интеллигенции, предпринимательства, журналистов от иллюзий о способности действующих элит отвечать сложнейшим вызовам, будет стимулировать создание «межсословных» гражданских объединений в разных регионах страны. Они установят контакты, позаимствуют опыт друг друга и создадут сетевые механизмы влияния на политику и власть. Станут ли эти силы основой новых партийных проектов или предпочтут действовать самостоятельно? Время покажет. Оно же приведет к вытеснению из политики «махальщиков флагами», полутора десятков которых достаточно для любой телевизионной картинки.

Крым, как и вся Украина, ждет прихода новой политической элиты. Которая окажется в состоянии выдвинуть для населения полуострова и всей Украины убедительный план — как сделать Крым гордостью страны, ее морскими и торговыми воротами, форпостом для продвижения в Средиземноморье, опытной площадкой новых технологий «экологичной экономики». Элиты моральной и ответственной. Но просто ждать — это значит занимать пассивную позицию. В кулуарах конференции активно обсуждалась и такая тема. «Им» не нужны ни знания одних, ни организаторский опыт других, ни гражданская позиция кого бы то ни было. И черт с ними. Мы многое можем сами. Выстроить систему, которая будет вынуждать власть и политиков работать над тем, что остро необходимо обществу в лице каждой громады. Мы должны навязать политикам повестку дня, выполнение которой нужно уметь контролировать. Кто не в состоянии решать эти проблемы — на выход! Вместе с партийными флагами и надоевшими лозунгами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно