КРУТОЕ ПИКЕ БРОНЕТАНКОСТРОЕНИЯ - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

КРУТОЕ ПИКЕ БРОНЕТАНКОСТРОЕНИЯ

17 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Без преувеличения, Украина появилась на мировом рынке вооружения благодаря своим танкам. Тем боле...

Без преувеличения, Украина появилась на мировом рынке вооружения благодаря своим танкам. Тем более, не хочется признавать, что для сохранения в стране бронетанкостроения как отрасли необходимы срочные, и похоже, очень волевые решения. Уже мало кто сомневается, что принятие в Украине скороспешного Закона о признании бронетанкостроительной отрасли приоритетной (вперед принятия нескольких базовых документов — Концепции национальной безопасности, новой Военной доктрины и Госпрограммы развития вооружений и военной техники) оказалось ошибкой. Впрочем, это было ясно еще и до принятия акта: его инициаторами были исключительно народные депутаты, а практически все ключевые министерства пытались заблокировать закон. Но не смогли: слишком ярким воспоминанием был пакистанский контракт и слишком тяжело было осознать, что таких контрактов у Украины больше не будет. По всей видимости, никогда.

Кроме всего прочего, создав новую, действительно уникальную машину Т-84, Украина неожиданно столкнулась со злым феноменом: по свидетельству начальника управления Министерства промышленной политики Украины Юрия Жданова, на рынке сегодня покупают либо более дорогую западную технику, либо устаревшие танки из арсеналов по бросовой цене.

В таких условиях причастные к делу министерства и их руководители ломают голову, как загрузить хотя бы 20% мощностей танкового гиганта. Говорят, к концу текущего месяца вопрос будет рассмотрен Госкомиссией по вопросам оборонно-промышленного комплекса Украины, после чего судьба бронетанковой отрасли будет решена. Пока же о спасении заботятся сами утопающие — на прошлой неделе состоялась конференция трудового коллектива ГП «Харьковский завод им. Малышева», после которой стало ясно, что проблем гораздо больше, нежели ожидали…

Конфликт интересов или роль культа личности
в формировании вороха проблем?

 

Перефразируя великого писателя, можно сказать, что каждый успешный завод идет к успеху своим путем, но все проблемные предприятия несчастливы одинаково: благодаря своему руководителю. В случае с ГП «Харьковский завод им. Малышева» ситуация усугубляется тем, что это головное предприятие уже созданного в государстве замкнутого цикла производства танков и его проблемы — это даже не проблемы отрасли, а головная боль для всего государства.

Конфликт первый, внутренний. Очевидно, он самый главный. Сегодня на предприятии сложилась поистине революционная ситуация. Похоже, такого не ждал и сам руководитель завода Григорий Малюк, пользующийся в Харькове солидным авторитетом. Но если верхи уже не могут, то низы… Низы начали роптать. Задуматься есть над чем: если во время выполнения пакистанского контракта (принесшего стране около 650 млн. долл., львиная доля которых пошла малышевцам) на заводе работали 3813 чел., сегодня осталось 1546. Средняя зарплата тут составляет лишь немногим больше 200 грн., в то время как в былые времена заводчане получали около 150 долл. Сегодня стало проблемой даже доехать до места работы: работяг, не имеющих возможности заплатить за проезд, просто выталкивают из трамвая. Многих уволили без выплаты зарплаты и эти несчастные могут лишь митинговать перед заводскими вратами. Кто может найти работу, бежит без оглядки. Вряд ли стоит напоминать, что это прежде всего перспективная молодежь. Во время конференции кто-то из руководителей среднего звена завода сказал, что сегодня предприятие уже не сможет начать ни одного нового серьезного проекта без дополнительных капиталовложений. А некоторые делегаты набрались смелости и упрекнули руководство в несправедливом распределении денежных вознаграждений. А еще в том, что после выполнения пакистанского контракта вместо общего котла у каждого подразделения завода появились свои счета и предписания искать «инициативные заказы». Общий долг завода сегодня составляет более 19 млн. грн., из которых долг по зарплате около 9,5 млн. грн. В таких условиях гендиректор предлагает коллективу подождать новых многомиллионных контрактов с иностранными заказчиками, которые должны появиться вот-вот. А также активно выбивать деньги за уже выполненные работы. Например, за поставленные Минобороны Украины 10 танков Т-84, за которые военное ведомство рассчиталось только на 26%. А еще — писать письмо Президенту и требовать новых заказов. Не важно, что танков в Украине почти 4 тысячи. Не стоит задумываться и над вопросом, нужны ли Т-84 (предназначенные, кстати, для наступления, а не для обороны) армии, или ВСУ больше нуждаются в модернизации систем ПВО, авиации и приобретении высокоточных ракет. Тем более, продавленный закон предписывает государству помогать…

Действительно, малышевская бронетехника успешно прошла тендерные испытания в Египте и Объединенных Арабских Эмиратах. В Египте прошли испытания бронетранспортера БТР-50, и в случае победы предприятие может рассчитывать на контракт по модернизации около 450 бронемашин. А в рамках совместного предприятия, созданного концерном «Бронетехника Украины» и фирмой ADCOM (Объединенные Арабские Эмираты), успешно проведены тендерные испытания боевой машины пехоты БМП-3, которая участвует в конкурсе, объявленном Минобороны ОАЭ. В рамках данного проекта, согласно информации руководства завода, может быть заказ на модернизацию около 700 боевых машин пехоты. Но это не «многомилллионные» контракты, и появиться они могут не так скоро, как хотелось бы. Кроме того, Египет активно переориентируется на западную технику, а в ОАЭ, которые приобрели в свое время 543 БМП-3 российского «Курганмашзавода», еще вопрос, примут ли украинский вариант модернизации.

Как представитель правительства Ю.Жданов прокомментировал ситуацию так: «Когда выполнялся пакистанский контракт, руководство предприятия советовало не вмешиваться в его хозяйственную деятельность, ныне же, когда денег не стало, требует заказов от государства». А после посоветовал трудовому коллективу спросить, как потрачены, к примеру, несколько миллионов, выделенных на разработку проектов, которые потом не были востребованы. А по мнению замглавы Харьковской обладминистрации Александра Колесникова, завод отстает с выпуском гражданской продукции. Например, взялся за новый комбайн «Обрий», но уже жнива кончились, а машин так и нет. Посоветовал забыть о госзаказе и главный конструктор бронетанкостроения Украины — гендиректор Харьковского конструкторского бюро им. Морозова Михаил Борисюк, заметив, что проблему надо искать внутри. Например, учиться сотрудничать с ХКБМ. Но об этом отдельно.

Конфликт второй, с разработчиками. Вообще-то, в истории подобных случаев зафиксировано еще не было. Речь о том, что конфликт между серийным танковым заводом и головным конструкторским бюро бронетанкостроения принял такие угрожающие формы, что сулит уже потерю некоторых перспективных рынков. По словам М.Борисюка, началось все… с успеха. А именно, украинский танк Т-84, продвигаемый совместно ХКБМ и заводом, прекрасно выступил на танковом тендере в Греции в 1998 г. Но после этого КБ внезапно было отстранено, а тендером начал заниматься завод. Впрочем, сам Г.Малюк объясняет ситуацию санкционированным «разделением» сфер влияния: завод работает в Греции, ХКБМ с «Прогрессом» (дочерняя фирма госкомпании «Укрспецэкспорт») — в Турции. «В самом деле, не может же одна и та же структура работать и в Греции, и в Турции». Как будто завод торгует танками отдельно от государства.

Не вдаваясь в деликатные подробности, главный конструктор бронетанкостроения добавил, что не дождался помощи от завода при подготовке танков и бронемашин для участия в тендерах в Малайзии, Турции и Пакистане, в результате был вынужден использовать швейцарскую пушку, российские и немецкие двигатели. Выиграли ли от этого рабочие танкового завода? Наконец, самое главное: вложив в дело крупные суммы, волевым решением руководство завода создало собственное КБ, которое начало конкурировать с головным на внешних рынках. Надо ли говорить, как обрадовались заказчики, и напоминать, к чему приводит ситуация, когда на рынке одной страны появляются сразу два продавца из другой. И, причем, полуголодные…

Конфликт третий, с головным посредником. Недавно Г.Малюк огласил, что «Завод им.Малышева» намерен в судебном порядке взыскать с госкомпании «Укрспецэкспорт» 12 млн. грн. ввиду того, что «Укрспецэкспорт» не полностью рассчитался за выполненный предприятием контракт на поставку 50 БТР-94 в Иорданию. Исковое заявление подано в Высший арбитражный суд. Однако в связи с судебной реформой рассмотрение дела несколько задерживается, и теперь ожидается, что иск будет рассматривать Киевский городской хозяйственный суд. По словам гендиректора, задолженности со стороны посредников серьезно усложнили финансовое положение предприятия. «Нам не нужны эти няньки, которые приносят убытки», — заявил он несколько дней тому.

Действительно, факт невозвращения денег имеет место — они «зависли» в банке одного из государств, через который осуществлялась сделка. Однако, как отметили в «Укрспецэкспорте», напряженность между госкомпанией и заводом возникла из-за четырехмесячной задержки с поставками техники заказчику, вследствие чего последний и взял деньги под залог, которые могут быть выплачены лишь по окончании гарантийного срока. Небезынтересным будет и тот факт, что завод без согласования с «Укрспецэкспортом», реализовывавшим контракт, продлил срок гарантии на год, чем, собственно, и отдалил момент получения своих денег.

Вообще, на иорданском рынке у Украины проблемы появились практически с самого начала реализации контракта. Так, вместо восьми машин, которые по контракту должны были прибыть заказчику 30.05.1999 г., завод отправил только две. Однако это был только первый удар: через некоторое время госпосреднику от импортера посыпались рекламации по поводу низкого качества бронетранспортеров. Ныне их в «Укрспецэкспорте» накопилось около 70. На заводе справедливо замечают, что по поводу качества от заказчика претензий не было. Так оно и есть — ведь одной из сторон контракта был не завод, а «Укрспецэкспорт». Уже несколько позже выяснилось, что созданная правительственным решением специальная межведомственная комиссия проверила претензии по поводу плохого качества бронетранспортеров и пришла к выводу, что нарушения в организации производства на заводе таки были. И хотя представители завода, входившие в состав комиссии, отказались подписать эти выводы, Кабмин постановил усилить контроль за изготовлением спецтехники, а гендиректор Г.Малюк получил взыскание.

Небезынтересна и другая пикантная история в процессе взаимоотношений завода и госпосредника. На этот раз речь идет о дочерней фирме «Укрспецэкспорта» — «Укринмаш», у которой руководитель завода намерен отсудить 38 млн. грн. Так, контракт на поставку Йемену нескольких комплектов для боевой техники предусматривал начало его реализации исключительно после поступления предоплаты от заказчика. А руководство предприятия, не дождавшись предоплаты, взяло банковский кредит. А когда внезапно вследствие изменения обстоятельств лицензия на экспорт была отозвана и стороны оформили отказ от взаимных обязательств, «Укринмаш» обвинили... Правда, неясно в чем.

Конфликт четвертый, с государством. Старая немецкая поговорка гласит, что голод заставит и медведя танцевать. Поэтому активные действия руководства завода, взывания о помощи, попытки переложить груз ответственности на государство, желание избавиться от необходимости платить комиссионные в случае победы украинского госпосредника в танковых тендерах в Турции или Малайзии, в принципе, естественны. Автору приходилось слышать разные мнения. «С точки зрения корпоративного управления Григорий Малюк делает все правильно, чтобы спасти завод в условиях падения спроса на танки в мире, но с точки зрения государственных интересов ущерб от таких действий слишком велик, чтобы его не замечать», такое резюме одного из представителей оружейного бизнеса кажется наиболее объективным.

 

Что дальше?

 

Замглавы Харьковской обладминистрации сообщил журналистам, что при встрече с Президентом Украины губернатор Харьковщины Евгений Кушнарев уже высказывал озабоченность ситуацией, сложившейся вокруг завода и его руководства. Но, пока не ставил вопрос о его замене. Поскольку не решена главная проблема — как все-таки загрузить мощности предприятия.

И вообще, что делать? Законсервировать предприятие до получения заказов? Как тогда решить вопрос мобилизационных мощностей? Вопросов больше, чем ответов, и совершенно ясно, что проблема гораздо серьезнее, чем взаимоотношения директора танкостроительного завода с партнерами и государственными органами. Пока ни у кого нет полной уверенности, что новый гендиректор, кто бы он ни был, сумеет самостоятельно исправить ситуацию.

Кстати, на пресс-конференции несколько дней назад Евгений Кушнарев высказал мнение, что должна быть выработана государственная стратегия и тактика по загрузке заводских мощностей, а уже после определения государственных подходов необходимо решить, справится нынешнее руководство с намеченными задачами или нет. «Сама по себе замена руководства проблемы завода не решит», — считает Е.Кушнарев. Так или иначе, после возвращения из Москвы первый вице-премьер Олег Дубина по поручению Президента будет лично изучать ситуацию на заводе им. Малышева с тем, чтобы решение оказалось взвешенным.

Учитывая, что «устоявшаяся стратегия загрузки предприятия» пока не существует, вопрос, выйдет ли национальное бронетанкостроение из крутого пике, пока без ответа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно