Круги на земле-2

23 августа, 2007, 16:36 Распечатать Выпуск №31, 23 августа-31 августа

Вначале слова благодарности нашим читателям, глубоко и искренне переживающим за сохранение культурного наследия в Крыму и судьбу страны в целом...

Вначале слова благодарности нашим читателям, глубоко и искренне переживающим за сохранение культурного наследия в Крыму и судьбу страны в целом. Людям, которые осмелились предать гласности документы, свидетельствующие о наглом попирании закона со стороны чиновников местного и высшего уровней, безнаказанности близких к власти нуворишей, разграблении и разрушении памятников истории и архитектуры, дерибане ценных земель и утрате исторических виноградников. Людям, которые вопреки действительности не просто продолжают верить в торжество справедливости и моральное возрождение общества, а делают для этого все от них зависящее.

Материалов, поступивших в редакцию после выхода статьи «Круги на земле» («ЗН» №29), и тем, предложенных читателями для журналистских расследований, хватит на дюжину публикаций, и касаются они не только земельного беспредела на Южнобережье. Но сегодня мы решили продолжить тему «бунта» ливадийских депутатов, и тому есть веские причины, о которых чуть ниже. Напомним, что в указанном номере «ЗН» было опубликовано письмо 16 депутатов Ливадийского поссовета, в большинстве своем — членов Партии регионов, которое было адресовано главе правительства и лидеру партии В. Януковичу, секретарю Ялтинского горсовета и лидеру ялтинских регионалов А.Бо­ярчуку, поселковому голове Ливадии А.Мамыкину. Депутаты утверждают, что деятельность их поссовета «регулярно блокируется неким представителем Партии регионов — Бондиком Виктором Анатольевичем», который, «прикрываясь именем Партии регионов, личными и близкими отношениями с семьей премьер-министра Виктора Януковича, а также являясь якобы представителем Киева в пгт Ливадия от Партии регионов, выполняет поручения регионалов, лоббируя ряд вопросов в совете, связанных в основном с получением на его подставные предприятия земельных
участков».

Речь идет о родном брате первого замминистра юстиции Валерия Бондика, баллотирующегося в парламент по списку Партии регионов, в прошлом — народного депутата, экс-члена Центральной избирательной комиссии. Кстати, как совершенно резонно заметил один наш читатель на форуме «ЗН», сам Виктор Бондик ныне является генеральным директором госпредприятия «Укрхимтрансаммиак».

По словам депутатов, Виктору Бондику «путем угроз, запугиваний и шантажа… удалось сессионно решить ряд вопросов стратегического значения в сфере земельных отношений, а именно: передачу безвозмездно в частную собственность определенного количества земельных участков больших площадей на территории пгт Ливадия, с его слов якобы необходимых для семьи Виктора Януковича».

Вместе с письмом «ЗН» опубликовало также предоставленную источником информацию об участках, предназначенных фирмам «Левада», «Наш дом Лива­дия», «Ливадийские бани», «Чаир­инвест», «Горноэлитцентр», якобы имеющим отношение к Виктору Бондику. А именно: в пос.Горном — три гектара, в пгт. Вино­градном — два и семь гектаров, в самой Ливадии, по ул. Батурина, ведущей к Ливадийс­кому дворцу, — шесть участков, еще два — в районе санатория Нижняя Ореанда.

После публикации письма прокурор Крыма Виктор Шемчук в интервью СМИ подтвердил, что такие решения действительно принимались, большинство из них опротестовано, некоторые депутатами уже отменены, по нескольким прокуратура подала иски в суд.

Публичной реакции со стороны главного адресата письма депутатов — премьера и лидера ПРУ Виктора Януковича не последовало. Остальные же видные регионалы комментировали скандальную ситуацию кто во что горазд. Руководитель крымской организации партии Василий Киселев в эфире «5 канала» назвал письмо свидетельством внутрипартийной демократии и заверил, что если обнародованная информация будет доказана в суде, то...»

Еще один из спикеров ПРУ — Анна Герман, — отвечая в эфире НТН на вопрос: «Зачем народные депутаты от вашей фракции присваивают себе земли в Нижней Ореанде и Ливадийском поссовете?», убедительно сообщила, что регионалы не имеют времени на заграничные вояжи, это Луценко может позволить себе летать на Крит, а депутатам, во-первых, некогда, у них работы много, а во-вторых, они должны жить поближе к народу — «ощущать жизнь так, как ощущает ее простой человек».

К концу прошлой недели ответ регионалов был сформулирован начальником крымского избирательного штаба ПРУ Алексеем Боярчуком. На пресс-конференции он заявил: Виктор Янукович не имеет к полученным землям никакого отношения, Виктор Бондик добывал их для себя лично. Доказательства утверждения достойны цитирования.

«Я специально приезжал в Ливадию, и было сказано, что это личный вопрос гражданина, а никак не вопрос партийной принадлежности или вопрос лидера. То, что он (В.Бондик. — Авт.) осмелился ссылаться на какие-то фамилии — это для решения вопроса. Видно, так вопрос не мог решить и начал ссылки на авторитетов делать. Такие вопросы в поселковых советах и в городе возникают в день по три, если не по четыре. Каждый на какие-то фамилии ссылается для решения своих личных меркантильных вопросов. Ко мне каждый день в кабинет входят со ссылками на авторитетные фамилии, начинают свои вопросы решать», — сообщил А.Боярчук. К сожалению, задать принципиальные уточняющие вопросы у корреспондента «ЗН» возможности не было — на пресс-конференцию не приглашали, как и многих представителей независимых СМИ. А вопросов предостаточно.

Во-первых, не понятно, а что же Партия регионов предпринимает, чтобы всякие бондики почем зря, исходя из своих меркантильных интересов, не порочили честь и достоинство партии и репутацию ее лидера? Вы будете смеяться, но А.Боярчук сказал, что не знает, является ли В.Бондик членом ПРУ. Может, и о его депутатстве в Донецком облсовете от Партии регионов в самой партии ничего не знают?

Во-вторых, где публичная реакция на заявления однопартийцев из Ливадии о том, что их под давлением, «путем угроз, запугиваний и шантажа» вынуждают принимать заведомо незаконные решения?

Где требование к ГПУ, СБУ проверить изложенную в письме информацию и в случае подтверждения привлечь винов­ного(виновных) к ответственности за давление на орган местного самоуправления? Кстати, стражи закона и без этого обращения после обнародования письма в СМИ имеют все основания для такой проверки. Кроме того, из письма депутатов известно, что работа Ливадийского исполкома тотально проверялась в последнее время, а совсем недавно — и специально откомандированной бригадой ГПУ. Вот только о результатах ее работы ничего не сообщается.

Заодно интересно было бы узнать: для кого местные головы и всякие просители таскают чемоданы по направлению санатория «Черноморский» (там же — хорошо знакомый Боярчуку «Дельфин», там же — «дача Януковича»), если жена Цезаря вне подозрений?

Третий вопрос — в тот же адрес — от нашего читателя Васи с форума «ЗН»: как действия Виктора Бондика в Ливадии сочетаются с его нынешним статусом генерального директора госпредприятия «Укрхимтрансаммиак»? Кстати, важно было бы также узнать, как здоровье Виктора Анатольевича.

И наконец — к документальной части этого материала. Вне зависимости от того, кто и как ответит на поставленные вопросы, отменены ли решения о предоставлении упоминавшихся земельных участков в Ливадии и Нижней Ореанде, вне зависимости от исхода судебных заседаний по искам прокуратуры, уже сегодня авторитетные эксперты заявляют: вследствие незаконной, но бурной деятельности чиновников разного уровня по отводу земель, по разрешению на строительство Ливадийскому дворцовому комплексу в последние годы нанесен невосполнимый ущерб. Разрушаются памятники архитектуры и здания, рекомендуемые к включению в их перечень, которые по закону также должны охраняться государством, а на территорию Ливадийского парка все больше претендентов, желающих, наверное, посостязаться с гениальными архитекторами минувших столетий.

Для примера возьмем уже упоминавшийся участок в Ливадии в пер. Батурина, 10, находящийся в постоянном пользовании (с правом выкупа) у уже известного читателям ООО «Ливадийские бани». На этой территории располагались бывшие бани Конюшенного двора Ливадийского дворца. Как и многие здания на дворцовой территории, они были построены в 60-х годах XIX века по проекту талантливого архитектора, академика И.Монигетти. Как сообщили «ЗН» в республиканском комитете по охране культурного наследия, еще в 1995 году правительством АРК было принято постановление №330 «Об утверждении историко-архитектурного опорного плана и комплексного охранного зонирования памятников истории, культуры и природы административного района Большой Ялты». Согласно постановлению, здание бывшей бани Конюшенного двора входит в перечень т.н. выявленных объектов культурного наследия и рекомендовалось для постановки на учет как памятника архитектуры местного значения. Зафиксировано также, что этот объект находится в границах заповедной территории дворца-музея. Согласно ст. 37 Закона «Об охране культурного наследия», до решения вопроса о регистрации их в статусе памятника выявленные объекты культурного наследия, каковым является и бывшая баня, подлежат охране. А именно: закон запрещает их снос, замену или изменения (ст. 22). И если старая редакция закона от 2000 года предполагала, что снос таких объектов был возможен только по решению Кабмина, то действующая редакция вообще не предусматривает таких случаев, т.е. снос невозможен в принципе. Однако бани Монигетти больше не существует!

Редакция располагает целым томом копий документов, сопровождавших это преступление. История берет начало в 1998 году, когда собственником бывших бань, которые на ту пору именовались в документах как бывший душевой павильон, стало ЧП «Углепоставка» (г.Донецк). В 2001 году предприятие получает госакт на право постоянного пользования участком в 0,1310 га для «реконструкции бывшего душевого павильона» (решение ливадийского поссовета от 12.11.2001г.). В 2005 году ЧП «Углепоставка» продает этот объект ООО «Ливадийские бани». Для тех, кто ищет связи между фирмами из «списка Бондика» сообщаем, что «Углепоставку» в этой сделке представлял житель Донецка Эдуард Занько, ныне председатель общественной организации «Наш дом Ливадия». Мне же интересным в договоре купли-продажи показалось следующее несоответствие: договор засвидетельствован нотариусом ялтинского нотариального округа 28 апреля 2005 г., а доверенность, на основании которой действовал Э.Занько, как указано в документе, была засвидетельствована нотариусом в Донецке… 19 мая того же года. Неужто гость из будущего? Но главное — к ООО «Ливадийские бани» перешли инвестиционные обязательства предыдущего владельца, зафиксированные в договоре от 28.08.98. а именно — вложить в объект 170 тысяч гривен, осуществить реконструкцию по специально разработанному и согласованному с органами охраны памятников плану, построить комплекс, в который войдут сауна, массажный кабинет, где населению будут оказываться медицинские и оздоровительные услуги. Кроме того, разместить душевой павильон и общественную баню в пер. Батурина, 1а (по этому адресу значился общественный туалет), благоустроить территорию, и на протяжении пяти лет после реконструкции сохранять профиль объекта, обслуживать льготные категории населения. В случае невыполнения основных обязательств договор предусматривал, что орган приватизации — кроме штрафов и т.п. — вправе его расторгнуть и вернуть объект продажи.

Как выполнялись инвестиционные обязательства собственников выявленного объекта культурного наследия, можно понять из «Акта осмотра технического состояния памятника архитектуры», проведенного в декабре 2000 года комиссией, в состав которой входили специалисты рескомитета по охране культурного наследия и института «Укрпроектреставрация». Общее состояние внутренних архитектурно-конструктивных и декоративных элементов памятника определено как аварийное. И указана причина: «Вследствие неправильной эксплуатации и умышленного разрушения несколько лет сооружение заброшено, общее внутреннее состояние аварийное, при том, что несущие каменные стены в удовлетворительном состоянии». Из акта обследования территории: «полуразрушенное здание на период осмотра (декабрь 2000 г.) не используется, вследствие чего территория захламлена металлоломом, битым кирпичом и т.д.».

Однако акты эти составлялись совсем не для того, чтобы орган приватизации призвал к ответу покупателя охраняемого объекта. Сроки выполнения инвестобязательств чудесным образом продлеваются, а упомянутые акты ложатся в обоснование для сноса памятника и в конечном итоге — для строительства на его месте гостиничного комплекса! И как неаккуратно. На титульном листе «Акта осмотра технического состояния памятника архитектуры» стоит дата 14.12.2002, где последняя напечатанная цифра явно исправлена чернилами. И, почитав документ, понимаешь почему — акт составлялся 14.12.2000 года. В рекомендациях комиссии записано: «необходимо выполнить проект возобновления сооружения под баню с учетом современного инженерного обеспечения». Состояние памятника в акте определено как неудовлетворительное (частично аварийное)». Подписи начальника КАРМ-1
О.Граужиса, главного специалиста КАРМ-1 архитектора Н.Шепитько. А затем в документе появляется еще одна рекомендация — лично от Нины Шепитько, где после дополнительного осмотра сооружения 4.11.2002 года она единолично, судя по подписи, делает вывод: «общее техническое состояние — аварийное. Наиболее целесообразным в данном случае является разбор полностью сооружения бывшей бани и воссоздание ее в стилистике здания и прилегающей застройки бывшего Конюшенного двора». Эта сомнительная бумажка и стала главной для последующих решений на других уровнях. Уже через месяц «Углепоставка» обращается в Министерство культуры и искусств Украины и 20.03.03 замгоссекретаря Л.Новохатько дает ответ: поскольку общее техническое состояние здания аварийное, целесообразно полностью разобрать и воссоздать в стилистике застроек Конюшенного двора.

Надо ли объяснять, что реконструкция (а с нее, как помните начиналась история приватизации бывших бань) и снос здания — это разные вещи? Что даже воссозданный по камешку один к одному объект, хоть и не может претендовать на статус памятника, но это совсем другое явление архитектуры, нежели рекомендованный к воссозданию « в стилистике». Так печальная история бань Монигетти подходит к этапу согласования «Проекта реконструкции с расширением существующих строений под гостинично-оздоровительный комплекс». 28.11.06 председатель госслужбы охраны культурного наследия
Н.Кучерук утверждает Историко-градостроительное обоснование о возможности реконструкции бывшей бани, согласно которому «новая застройка по высоте, размерам и масштабности должна подчиняться сложившейся исторической среде». Далее указывается этажность: два-три. Не более. Там же — в характеристике месторасположения объекта проектирования указано со ссылкой на 330 постановление правительства Крыма : это зона №8 заповедной территории Ливадийского дворцово-паркового комплекса, «основной режим предусматривает полное сохранение исторической среды. Запрещается новое строительство. Допускается лишь научная реставрация и ремонт ценных зданий и памятников…».

А ровно через месяц тот же Н.Кучерук дает согласие и ставит свою подпись на эскизном проекте, где нетрудно сосчитать — этажей у комплекса будет шесть! К этому моменту, как утверждают ливадийцы, здание бывшей бани уже было полностью снесено.

Мы попросили прокомментировать эту ситуацию двух авторитетнейших в области истории и архитектуры людей. Старейшина Государственного научно-исследовательского института теории и истории архитектуры и градостроительства, начальник отдела памятников архитектуры и градостроительства Евгений Васильевич Тымонович уже несколько десятилетий занимается ливадийскими памятниками. Именно он рекомендовал в начале 90-х внести бывшие бани и другие постройки Монигетти в реестр памятников.

Во-первых, в 95 году был утвержден историко-архитектурный опорный план, все эти здания по Ливадии, которые я тогда мог определить, были занесены как выявленные объекты культурного наследия. Все эти территории мы рассматривали как заповедные с тем, чтобы после нас следующая инстанция — в частности, республиканский комитет по охране культурного наследия, принял соответствующее решение. Или они согласны с нашими рекомендациями — или нет. Но никакого решения до сих пор нет. И продолжается тихонько застройка ливадийской территории, там даже здание караульни, построенное Монигетти, снесли. Далее, интересное здание царского гаража. В свое время — лучшего по оснащенности и самого большого в Европе. Задумали сделать там фитнесс-центр! Единст­венное, чего мне удалось добиться, — чтобы происходило это под эгидой института «УкрНИИпроектреставрация».

За последние десять лет из Ливадийского парка исчезли больше 20 мраморных ваз. Заметьте, каждая ваза весом в 150—200 килограммов, ее просто так не унесешь. Они стояли вдоль подпорной стены под склоном, над которым стоит дворец. Вазы привезены из Италии, из каракского мрамора. Теперь нет ни одной. Между дворцом и церковью огромная ваза стояла, в два раза больше. Тоже сорвана. На западном входе и на восточном стояли великолепные кованые ворота. Где они? А Ливадийский виноградник? Это же исторический виноградник! Ведь можно же сделать туристический бизнес, не разрушая. Там есть маленький заводик, ему больше ста лет, сохранились винные подвалы, им уже под 200 лет. А посмотрите, как хорошо сохранились оранжереи — их ведь можно использовать, тем более что цветов на территории дворца фактически нет! Почему же нужно все уничтожать?

Вверху, там, где дом садовника Монигетти, были резервуары для воды, их засыпали и тоже собираются что-то строить. Посмотрите, возле самого дворца насаждения уже засыхают. Нет воды. А все знают, что подвижки земли, которые вызвали трещины во дворце, произошли из-за того, что не следили за дренажной системой. И, вне всякого сомнения, любые серьезные строительные работы поблизости дворца будут влиять на его состояние. Что, разве много на ЮБК таких мест, что нужно так бросаться этим достоянием? Или возьмите церковь в Хараксе. Это же шедевр. Самый настоящий шедевр Н.Краснова, и он сам это признавал. Она стоит на бугорке, а вокруг уже располосовали землю под раздачу. И ко мне приезжал один из желающих строить небольшую гостиницу, в два этажа, прямо под бугром. Я ему говорю — где же строить, там даже тротуара нет, чтобы выйти из вашей гостиницы на дорогу. А потом на крыше вашей гостиницы окажется церковь, как раз высота такая!

Поэтому позиция нашего института принципиальная, и мы продолжаем на ней настаивать — это должен быть заповедник, дворцово-парковый музей-заповедник, как в Алупке. И сейчас мы продолжаем работы по созданию исторического ареала в Ливадии и Ореанде, на таком большом пространстве. Иначе все будет уничтожено и разграблено.

Марина Александровна Земляниченко — известный во всем мире автор книг о Ливадии, Романовых в Крыму, южнобережных дворцах и их создателях. Знает каждый камешек в Ливадийском дворцовом комплексе, а потому известием о задумке строительства гостиницы на месте бывших бань Конюшенного двора была потрясена.

Если этот участок будет застроен, то гостиница загородит домик садовника. Единственное (кроме Воздвиженской церкви) хорошо сохранившееся здание из многочисленных построек гениального Монигетти.

Мне кажется, все это готовилось заранее. Еще лет 12 назад там был пожар. Вероятнее всего, умышленный поджог. Все внутри сгорело. Затем здание стояло долго в полуразрушенном состоянии и разграблялось. А теперь обнесли забором.

В последнее десятилетие уже и так утрачено очень многое, что оставило свой след в истории культуры. Недавно праздновали день Ханжонкова, выдающегося кинорежиссера и кинопромышленника. А мало кто знает, что именно в Ливадии в 1911 году, 13 ноября, вся семья Николая Второго и их гости присутствовали на первой демонстрации первого российского полнометражного фильма «Оборона Севастополя». При Монигетти это здание называлось Флотская казарма, а потом, когда строился новый дворец, его перестроили специально под кинозал, но фасад Монигетти был сохранен. Увы, сейчас это здание, на котором должна была быть вывешена мемориальная доска, — за трехметровой кирпичной стеной, и доступа туда нет.

Вы знаете, я еще иногда вожу экскурсии, и многие места иностранцам уже не показываю. Мне стыдно. Пивной бар в бывшей большой конюшне, испорченные прекрасные фасады интересных построек. Никто в мире такого не понимает. А нашим соотечественникам, наоборот, показываю этот развал и дикость и взываю к их гражданской позиции.

Это страшно, но Ливадийский дворец стремительно теряет свою музейную привлекательность. Боюсь, что потихоньку его превратят в подобие Юсуповского дворца, открытого только для высокопоставленных гостей и закрытого для людей. Простите, может, я не права, но с полутора десятком историков я беседовала, и все глубоко возмущены. Это как можно в музее справлять свое шестидесятилетие! Я имею в виду нашу Софию Ротару. Вот как была она хуторянкой, так и осталась. Побыть в царском дворце и ощутить себя кем-то. В самом Ливадийском дворце — возня страшная, сплошные дворцовые перевороты, смены директоров, и Ливадию, мне кажется, уже некому защищать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно