КРЕСТОВЫЙ ПОХОД КРЕМЛЯ

8 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 8 ноября-15 ноября

После кровавой развязки трагедии в театральном центре на Дубровке Москва с удвоенной энергией вз...

После кровавой развязки трагедии в театральном центре на Дубровке Москва с удвоенной энергией взялась за решение застарелой чеченской проблемы, которую сегодня россияне преподносят мировому сообществу исключительно как борьбу с международным терроризмом. Первые шаги Кремля, выработанные на недавнем заседании российского совета безопасности, агрессивны, напористы, жестки и проходят под негласным, но очевидным девизом: «Кто не с нами, тот — с международными террористами, а значит — враг России. И… Соединенных Штатов».

Среди прочего объектом пристального внимания россиян стали чеченские информационные центры, разбросанные по всей Европе. На прошлой неделе в страны, где существуют эти центры, российский МИД направил ноту с требованием «предпринять меры по их ликвидации». В минувший понедельник такую же ноту получил и украинский МИД.

Чеченские информационные центры всегда были для официальной Москвы бельмом на глазу. И закрыть их на веки вечные россияне стали требовать от властей других государств сразу же, как только те открылись в середине девяностых.

Дело в том, что появившиеся еще во времена первой чеченской кампании эти «осиные гнезда» распространяли альтернативные российскому официозу сведения о ситуации в Чечне. Надо признать, что справлялись со своей задачей они неплохо и играли немаловажную роль в той информационной войне, которую чеченцы вели с россиянами и которую российские политики и военные проиграли вчистую. Но Москва сделала выводы. В 1999-м, в начале второй чеченской войны, Кремль предпринял все возможное, чтобы перехватить инициативу в PR-сражениях. И это ему удалось.

Не будем углубляться, за счет чего российские спецы в области информационно-психологических войн достигли преимущества. Впрочем, факт, что российский взгляд на события в Чечне стал доминировать в информационном пространстве. Чеченцы же не смогли противопоставить этому ничего достойного. И те же центры, так блестяще проявившие себя в информационно-психологических баталиях во время первой чеченской кампании, во второй уже не были альтернативой российскому взгляду на чеченские события. Многие из них фактически бездействовали. А если и работали — то недолго.

Все сказанное в полной мере относится и к центрам, действовавшим в Украине, — в Киеве, Львове, Одессе. Во время второй чеченской войны они на некоторое время ожили, но спустя несколько месяцев на их дверях были повешены замки. Дольше всех продержалось чеченское информационное бюро в Одессе, созданное при содействии местного отделения Украинского народного руха. С этим центром, кстати, связана любопытная история: в феврале 2000-го, несмотря на протесты руководства УНР, управление Службы безопасности по Одесской области приостановило его деятельность.

Впрочем, как оказалось, неформально этот центр продолжал существовать и далее. Во всяком случае, на днях глава Одесской областной организации НРУ Виктор Цымбалюк и руководитель Одесской областной организации Всемирного конгресса вайнахов Хусейн Берсанукаев провели пресс-конференцию, где сказали журналистам, что чеченский информационный центр в Одессе — это направление работы украинской политической партии УНР. На прошлой неделе Цымбалюк и Берсанукаев подписали листовку «Апофеоз российского имперского шовинизма», в которой содержится протест против действий российских властей в Чечне. А уж россияне использовали ее как повод для того, чтобы еще раз потребовать от украинского руководства закрыть все чеченские информационные центры в Украине.

Вполне очевидно, что россияне в своем новом «крестовом походе» против чеченцев не придумали ничего нового. Они лишь искусно использовали схему, примененную год назад американцами: после 11 сентября те начали по всему миру искать отделения «Аль-Каиды» и требовать от правительств их закрытия. Принципиальная разница лишь в том, что американцы ведут пусть избирательную, но масштабную войну с террористами. Россияне же, камуфлируясь словами о борьбе с международным терроризмом, пытаются решить проблему чеченского сепаратизма, а заодно и переключить внимание общественности с темы освобождения заложников в театральном центре на Дубровке. И в этом случае они подают чеченские информационные центры как замаскированный вариант поддержки международного терроризма.

Официальный Киев не замедлил опровергнуть посыпавшиеся на него очередные претензии и высказать свое отношение к происходящему. Как оказалось, прекратить деятельность этих центров украинская власть никак не может, поскольку официально они нигде не зарегистрированы. О чем и заявили публично с высоких трибун и представитель МИДа, и секретарь СНБО, попутно еще раз осудив терроризм. А что появляются подобные листовки и существуют чеченские информационные центры, то, как заметил один высокопоставленный украинский чиновник, в Украине — свобода слова.

Если проанализировать все возможные варианты действий украинской стороны, то кажется очевидным, что выбранная официальным Киевом модель поведения в общем-то наиболее оптимальная, поскольку позволяет и далее балансировать на узком лезвии ножа между разъяренными россиянами и неконтролируемыми чеченцами. А именно этой политики придерживалось украинское руководство на протяжении всего времени существования российско-чеченского конфликта.

Иной вариант — запрет деятельности информационных центров — грозит Киеву не просто испорченными отношениями с чеченцами, которые могут занести Украину в список врагов Ичкерии. По большому счету, она тогда окажется втянутой в российско-чеченский конфликт. Чем это может обернуться для нашей страны? Да тем, что всегда может найтись «безбашенный» паренек, который решит провести небольшую диверсию против тех россиян, что живут и работают в Украине… Слава богу, но Украину пока миновали всевозможные экстремистские акции наподобие тех, что произошли в недалеком прошлом в России.

Кстати, этой же линии поведения придерживаются и поляки. Александр Квасьневский заявил в среду, что Варшава не будет закрывать чеченские информационные центры, действующие в Польше, поскольку они не нарушают польского законодательства. Да и Дания не слишком-то спешит откликнуться на призывы россиян посодействовать в борьбе с чеченскими «террористами». Впрочем, не все страны проигнорировали требования Москвы.

Грузия, для которой военное вторжение России вполне реальная угроза, вынуждена была пойти на уступки и объявить, что представительство Ичкерии в Тбилиси закрыто. Правда, одновременно с этим заявлением секретарь совета национальной безопасности Грузии Тедо Джапаридзе выразил надежду, что россияне в свою очередь закроют представительство Абхазии, «которое очень активно действует в Москве».

Но запрет информационных центров — не лучший способ решения чеченской проблемы. В конце концов, что мешает тем же чеченцам и их сторонникам в других странах создать вместо информационных центров, например, культурные общества? Так, один из представителей УНА-УНСО недавно заявил, что во Львове создано общество «Украина—Чечня». И его тоже закрывать? А на каком основании? Ведь существуют же договора об экономическом сотрудничестве Украины с рядом субъектов России. Например, с той же Кемеровской областью. В таком случае, что мешает развитию культурных связей Украины с областями и республиками Российской Федерации? Хотя бы с той же Тюменью или Краснодарским краем. И почему нельзя развивать культурные связи с Чечней?

Но удастся ли украинскому руководству и далее противостоять возрастающему политическому давлению со стороны россиян и проводить политику балансировки? Особенно в условиях, когда самый серьезный кризис за всю свою историю переживают украинско-американские отношения, а связи Москвы и Вашингтона близки как никогда. Поговаривают даже, что Владимир Путин сумел-таки добиться от Буша-младшего согласия на то, чтобы внести чеченские формирования в список террористических организаций, который периодически составляет Совет Безопасности ООН.

Если такая информация соответствует истине, то это достижение российского президента тем более заслуживает внимания: теперь россияне не только постараются еще больше вбить клин в украинско-американские отношения, обвиняя Киев в пособничестве терроризму. Они смогут также стребовать с американцев и некий карт-бланш на действия в странах СНГ. И где гарантии, что, как и в ситуации с Панкиси, россияне не вздумают снова поискать «схроны» чеченских боевиков в крымских горах? И тогда напрасно Киев будет уверять, что проводимые украинскими спецслужбами операции в горах Крыма не выявили ни одного тайного тренировочного лагеря боевиков.

Между тем, решая проблему чеченских «террористов», Москва попутно преследует и другие свои цели. Так, российские политики уже сейчас стращают украинцев наплывом чеченских беженцев. И хотя в этой ситуации выглядит логичным ужесточение визового режима с Россией и скорейшее юридическое оформление украинско-российской границы (дабы предотвратить прибытие в Украину тех чеченских «террористов», о которых так много и часто говорят российские политики), тем не менее что-то не заметно желание россиян делать подобные шаги. По имеющейся информации, российские дипломаты тормозят подготовку договора по сухопутному участку украинско-российской границы. Зато в Москве вновь готовятся к ужесточению режима пребывания иногородних и иностранцев из дальнего и ближнего зарубежья. Так что не стоит удивляться, если уже в ближайшее время в украинской печати вновь появятся статьи о преследовании московскими властями тех украинцев, что прибыли в российскую столицу по долгу службы или в поисках работы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно