КОНВЕРСИЯ: МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНТЕКСТ

7 июля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 7 июля-14 июля

В Вильнюсе состоялась научная конференция, посвященная проблемам конверсии оборонных производст...

В Вильнюсе состоялась научная конференция, посвященная проблемам конверсии оборонных производств и международному сотрудничеству в этой сфере, проведенная под эгидой научной программы НАТО и Института Литва-Европа, возглавляемого бывшим премьер-министром проф. К.Прунскене. В конференции принимали участие и представители научной общественности Украины. Предлагаемая читательскому вниманию статья принадлежит одному из участников конференции.

Конверсия, по общему мнению международных экспертов, — неизбежный ответ на изменившуюся глобальную конфигурацию, на всеобщее снижение уровня противостояния, на возросшую потребность привести производственные, оборонные арсеналы в соответствие с этими новыми реальностями. В этом смысле конверсионный процесс в Украине несет на себе печать большой схожести с подобными процессами во многих странах, особенно тех, которые обрели независимость после распада СССР. Схожесть, заметим, гораздо большую, чем отмечаемая в состоянии экономических организмов в целом. Конверсия предопределяется новой военной доктриной, являющейся оборонительной не декларативно, а по существу складывающейся новой международной военно-политической ситуации, необходимостью, с одной стороны, приведения вооружений в соответствие с современными функциями армии, с другой — потребностью ее значительного сокращения, доведения до уровня, предусмотренного международными соглашениями. Происходит ежегодное сокращение бюджетных ассигнований на оборону, которое охватывает и вооружения, и численный состав армии. Уже в первый год независимого существования ее ряды покинули около 100 тысяч человек, а в соответствии с военной доктриной общая численность вооруженных сил должна достичь рубежа 450 тысяч. Сокращения сдерживаются ныне лишь дефицитом средств на выходные пособия и жилищное обустройство демобилизуемых.

Военно-промышленный комплекс Украины имел, а значит, и унаследовал достаточно выраженную специфику. При общей развитости он пребывал в теснейшей увязке с военным производством, сосредоточенным в основном в России. Это касалось и достаточно развитых в Украине ракето-, танко-, судостроения, и в еще большей степени — легких и мобильных вооружений (в Украине, к примеру, не производились вертолеты, многие артиллерийские системы, стрелковое оружие). Тем не менее, проблемы общей экономической и технологической переориентации ВПК столь же остры и сложны, как и в других странах, а в чем-то, возможно, и сложнее.

Вот почему стала очевидной необходимость обратиться к зарубежному опыту в этой сфере, разумеется, не в технологическом, а в экономико-организационном и социальном аспектах. В течение трех лет группа Центра международных исследований изучала практику и содержание программы конверсии, постановку маркетинга, структурно-организационные изменения в производстве, источники и методы финансирования процесса, возможные пути использования научно-технического потенциала отрасли. Значительное внимание было уделено анализу документов международных организаций, прежде всего — ООН, материалов международных конференций и семинаров. Видимым результатом деятельности группы явились два сборника научных трудов со специальными разделами, посвященными зарубежному опыту конверсии и серии статей в периодике.

Сопоставляя опыт

Был избран путь селективного сопоставления мирового опыта с реальной ситуацией в Украине с целью отбора оптимальных решений в экономической, организационной, социальных сферах. Обратившись к прошлому, мы пришли к заключению, что на рубеже окончания второй мировой войны наиболее полезными были акции администрации президента США Ф.Рузвельта, Конгресса и профсоюзов, прежде всего — закон о регулировании военных контрактов (июль 1944 г.), закон о конверсии и ликвидации излишков военного имущества (октябрь 1944 г.), а также другие нормативные акты, предоставляющие льготы военнослужащим при поступлении в учебные заведения. Можно оспаривать их действенность, но одно очевидно — в США еще за год до завершения войны создавалась законодательная база конверсии. И хотя к 1947 году мир уже вступил в долговременный период «холодной войны», а конверсия утратила свою актуальность, урок той короткой поры сохраняет свою поучительность. Несомненной и для нынешних времен остается законодательная подоснова такого сложного процесса как конверсия. И многие сложности проистекают именно из того, что реализации конверсионных проектов не предшествовала достаточная законодательная и организационная подготовка. Отсюда — обвальный характер многих изменений в оборонной отрасли, проще говоря, сворачивания производства без должной социальной профилактики.

Если речь идет о современном состоянии процесса конверсии в США, то здесь обращают на себя внимание меры по обеспечению дееспособности научно-технологического потенциала ВПК. В США насчитывается более 720 лабораторий под федеральной юрисдикцией и, соответственно, выполняющих правительственные заказы. Но еще в 1986 году был принят закон о передаче технологий, по которому было решено обеспечить доступ к высоким технологиям организованному правительством Национальному центру по передаче технологий, а также соответствующим региональным центрам, сети консорциумов федеральных лабораторий и организации «Национальные технологические инициативы». При некоторых функциональных различиях их общая задача — облегчить использование технологических новшеств в частном секторе. Частично такая передача происходит на компенсационной основе, частично — безоплатно. Упомянутые организации выполняют роль не просто посредников, производя отбор перспективных технологий, устраняя препятствия для их передачи, информируя производства частного и общественного сектора об их достоинствах, обеспечивая обучение персонала, что находит отражение в соглашениях о совместных исследованиях и разработках. Речь идет, таким образом, о достаточно четко действующей внедренческой системе. Подобного рода системы, насколько нам известно, в странах переходного типа не существуют, результатом чего является «простой» и вынужденная безработица или даже отток высокопрофессиональных разработчиков и конструкторов ВПК. Венгерские эксперты зафиксировали такие явления на известном объединении «Видеотон». Случается подобное в этой отрасли и в Украине. Доказанным можно считать, что переориентация части научно-технического персонала на продукцию гражданского назначения должна предшествовать непосредственной реализации конверсионных программ.

В Украине, во всяком случае, при обнародовании концепции структурной перестройки машиностроительного и военно-промышленного комплекса оставалось неясным, насколько учтена необходимость временной приоритетности переориентации научно-конструкторских сил, хотя выдвижение общих целей в этой концепции выглядит вполне логичным. Они сформулированы применительно к первому этапу (1994 — 1996 гг.) в статье первого заместителя министра машиностроения, военно-промышленного комплекса и конверсии М.Портного следующим образом: «этап сохранения научно-технического и производственного потенциала в условиях реформирования отношений собственности. Основным методом структурной перестройки на этом этапе является программно-целевое регулирование конверсии и развития производства с целью сдерживания его спада и наращивания продукции на важнейших направлениях развития отрасли...», хотя далее сообщается, что министерство с привлечением академических и вузовских специалистов создало комплексные программы, реализация которых решит проблему на первом этапе развития машиностроения по обеспечению отрасли научно-техническим заделом, повышения технического уровня, качества и конкурентоспособности машиностроительной продукции, проблем экологии и экономии ресурсов. Остается, однако, невыясненным, в какой мере определены роль и условия функционирования научно-конструкторских подразделений в конверсионных программах предприятий. Вначале их было около 540, сведенных затем в 114 программ по 22 направлениям.

Сложным представляется и вопрос о финансировании конверсионных мероприятий. В ряде стран, к примеру, в Польше, средства на нее выделяются из бюджетных ассигнований на оборонные цели (около 10%). Очевидно, можно дискутировать о целесообразности такого подхода, имея в виду, что финансовое обеспечение конверсии может идти отдельной строкой в бюджете. Однако, при всех вариантах, по признанию большинства экспертов, средств, выделяемых на цели конверсии, оказывается недостаточно. Тем более, что природа конверсии, как известно, требует долгосрочного кредитования, так как ожидать материализованного результата здесь приходится дольше, чем в других отраслях, особенно при обеспечении перспективных научных разработок. Не следует ли при этом пойти на создание специализированных целевых фондов предприятий как оборонного, так и гражданского профиля? К сожалению, как свидетельствует известный украинский специалист В.Ольшевский, созданный в 1992 г. в Украине фонд содействия конверсии оказался недейственным и «реальная жизнь за три года сломала прежние намерения в использовании средств этого фонда». Конечно, можно лишь позавидовать германской земле Шлезвиг-Гольштейн, где средства на реализацию трехлетней программы конверсии поступают из трех источников — Европейского Союза, федерального правительства и из земельного бюджета, что позволяет избегать негативных последствий процесса и при этом прежде всего поддерживать высокий тонус научно-технической инфраструктуры.

Для предприятий ВПК, переходящих на производство гражданской продукции, приобретает особую остроту основательный маркетинг внутреннего и внешнего рынка, так как он практически отсутствовал ранее в системе оборонного комплекса. В этом убеждает и опыт украинского ВПК, подготовившего объемистый список продукции гражданского и двойного назначения (дорожно-строительные механизмы, электроника, средства связи, контрольно-измерительная аппаратура и т.д.), но без должного учета реальных возможностей и потребностей потребительского рынка и несовершенной рекламы, хотя в этом перечне наличествуют весьма полезные для хозяйствования и жизнеобеспечения виды продукции. Те немногие выставки, которые были проведены за 2 — 3 последних года продемонстрировали немалые возможности предприятий ВПК в насыщении потребительского спроса. Очевидно, не до конца раскрытый в этом отношении потенциал не сопрягается с поглощающей способностью потребительского рынка, который насчитывает около 5 тыс. зафиксированных дефицитных позиций, не говоря уже о возможности ВПК решать уникальные, оригинальные задачи типа переоборудования недостроенного авианосца «Варяг» под плавучую стартовую платформу для космических запусков.

Сотрудничество как потребность

Ответ на насущные нужды социально-экономического развития путем ослабления бремени производства вооружений и перевода части ВПК на рельсы мирного, гражданского производства в его глобальном выражении можно найти в документах международных организаций и форумов. Отмечу, что еще в 1966 году представитель Украины инициировал на очередной конференции Международной организации труда принятие резолюции о значении конверсии для удовлетворения социальных нужд. Но подлинно принципиальное звучание приобрела резолюция 37-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1962 году, рекомендовавшая государствам-членам подготовить исследования по разоружению и конверсии на национальном уровне. Наиболее известное из них — исследование группы шведских экспертов и норвежская модель, имеющая выраженный глобальный акцент, в частности, подчеркивающая роль конверсии в деле оказания помощи развивающимся странам. Она предполагала создание центрального фонда конверсии. Среди прочих акций, заслуживающих всеобщего внимания, следует назвать Международную конференцию по взаимосвязи между разоружением и развитием, состоявшуюся под эгидой ООН в 1987 г., выделившую проблему высвобождения ресурсов для устойчивого развития.

Если ООН и другие организации ее системы сосредотачивают свои усилия на концептуальных принципах конверсии, то практические аспекты взаимодействия в этой сфере могут более всего выявиться в двустороннем и региональном сотрудничестве. Свидетельство тому — визит президента
У.Клинтона в Киев и подтверждение в «Совместном заявлении Президента Украины Леонида Кучмы и президента США Уильяма Клинтона» результатов визита в Украину Корпорации зарубежных частных инвестиций и ее намерения поучаствовать в оборонной конверсии. Здесь же было подтверждено решение о дополнительном выделении 10 млн. долларов на те же цели. Определенное финансовое и техническое содействие оказывают Украине и европейские структуры. Увы, далеко не полностью используется потенциал международной кооперации конверсируемых производств в странах Восточной Европы, ранее связанных взаимодополняющим циклом. Возможности сотрудничества этим далеко не исчерпываются, и хотя многие эксперты склонны негативно оценивать ход и плоды конверсии, очевидно, что в каждой национальной модели есть немало поучительного. С этой точки зрения представляет значительный интерес создание в Бонне Международного центра по конверсии. Во всяком случае, был бы неоспоримо полезен стабильный обмен опытом специалистов-ученых и практиков, в частности, новых независимых государств, имея в виду схожесть условий переходного этапа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно