Конституционная «балалайка»

18 июля, 2008, 14:11 Распечатать Выпуск №27, 18 июля-1 августа

Стремясь уйти в отпуск с максимально чистой совестью, конституционные судьи оперативно подчищали «хвосты»...

Стремясь уйти в отпуск с максимально чистой совестью, конституционные судьи оперативно подчищали «хвосты». Вероятно, поэтому всего за два дня, 8—9 июля с.г., произошел залповый выброс довольно любопытных определений КС (№ 28-у — № 31–у). Суд прекратил производство cразу по четырем делам, инициированным Виктором Ющенко в отношении конституционности постановлений и распоряжений Кабмина по таким важнейшим для страны вопросам, как проведение земельных аукционов, приватизация в 2008 году Одесского припортового завода, четырех энергогенерирующих компаний, Феодосийской судостроительной компании «Море», «Турбоатома» и некоторых других важных объектов.

Причина — во всех четырех случаях Виктор Андреевич письменно отказался от своих прежних обращений. Но не потому, что вдруг осознал ошибку. Или ситуация на том же приватизационном фронте коренным образом изменилась. Письма В.Ющенко в КС появились только затем, чтобы не нарваться на отказ конституционных судей поддержать его позицию. Отказ неминуемый.

Схема с отзывом

Чтобы не дать подавляющему большинству читателей погибнуть от скуки, я уйду от пережевывания сухих судебных формулировок и точных названий постановлений и распоряжений правительства, по сто слов каждое. В конце концов, совершенно понятно: дело не в названиях, а в высоких отношениях, которые сложились между президентом и украинскими правительствами.

Да-да, я не оговорилась: именно правительствами во множест­венном числе. Сомнительная практика приостановки президент­скими указами постановлений и распоряжений КМ с одновременной подачей в Конститу­ционный суд была в полной мере обкатана во время второго пришествия в Кабмин Виктора Януковича.

Тогда это не вызывало особого общественного интереса. Действительно, ну разве могут не возникать противоречия между президентом и правительством, которые представляют разные политические силы? С другой сторо­ны, Кабмин Януковича был гораздо более сдержан и уж, во всяком случае, до громких публичных перепалок с гарантом не опускался. Он просто подавал на него иски в суд, которые Тимошенко отозвала, как только вернулась в премьерское кресло.

Совсем другое дело теперь, когда в Кабмин пришли соратники Ющенко по оранжевой революции, а практика сования бревен в колеса через Конституцион­ный суд не только не прекратилась, но и заиграла новыми оттенками. Запахло не грозой — скандалом! Особенно когда счет отмененным актам (с передачей дела в Конституционный суд) пошел на десятки.

Схема действует просто. Согласно п.15 ч.1 ст. 106 Консти­туции Украины, президент имеет право приостановить действие кабминовского акта и одновременно обратиться в КС с ходатайством о признании его не соответствующим Основному Закону. Внешне — безобидная процедура, но срабатывает, да еще как!

Все информационные каналы заполняются новостями об отмене постановления или распоряжения КМ, а само упоминание о подаче заявления в Конституционный суд вызывает у обывателя чувство тревоги: «Ой, что-то нахимичили! Не может быть дыма без огня, явно нахимичили. Ладно бы деньги таскали из казны или способствовали приближенным фирмам — этим у нас никого не удивишь. А вот неконституционные решения — это уже серьезно, это — покушение на устои».

И невдомек рядовому гражданину, что зачастую судебная тяжба о неконституционности между президентом и правительством сродни спору между остроконечниками и тупоконечниками у Свифта. Так президент «воспитывает» правительство и постоянно срывает его планы сде­лать что-то хорошее и полезное для страны.

— Нас в Кабинете министров очень беспокоит практика последнего времени, связанная с массовой приостановкой актов Кабинета министров указами президента по мотивам их неконституционности и с обращением президента в Конституционный суд, — говорит министр Кабинета министров Петр Крупко. — Такое право у президента есть, но как профессиональный юрист, свыше десяти лет возглавлявший юридическую службу правительства, я впервые сталкиваюсь с ситуацией, когда акты, заведомо правомерно принятые правительством, блокируются таким образом. Заблокировано около 40 решений правительства, в том числе 13 постановлений. Некото­рые акты приостанавливались дважды. И единственная цель этих действий — политическая: заблокировать деятельность правительства.

У Конституционного суда существует уже накатанная процедура рассмотрения подобных вопросов. И, что на руку Банковой, довольно продолжительная.

Свежий пример. 11 февраля 2008 года Кабмин издает распоряжение № 261-р, которым утверждаются условия проведения конкурса по продаже акций Одесского припортового завода. Президент его отменяет, делая в КС представление о неконституционности документа. Так, мол, и так, при «отсутствии государственной программы приватизации, адекватной современному состоянию развития общественных отношений», приватизация припортового не «отвечает интересам национальной безопасности в сфере приватизации, а поэтому распоряжение не соответствует Конституции Украины». Кроме того, Кабмин не имел права утверждать условия продажи (только согласовывать!), а утвердил.

Судьи КС очень загружены работой, и первая судебная коллегия КС (всего их три) до рассмотрения вопроса, конституционно Кабмину утверждать условия конкурса по ОПЗ или не очень, добирается только в середине лета. 27 июня с.г. она отказывает президенту в открытии конституционного производства, в том числе и по причине неподведомственности вопроса. Грубо говоря, адресом ошиблись.

Однако дальше в законодательстве имеется лазейка, как просителю, не потеряв лицо, выйти из щекотливой ситуации. Между заседанием судебной коллегии и пленарным заседанием КС имеется некий временной лаг. Достаточный для того, чтобы, как по мановению волшебной палочки, появилось официальное письмо В.Ющенко об отказе от своего представления.

По форме гарант «берет свои слова назад», не дожидаясь окончательного вердикта КС. Хотя теоретически вердикт может оказаться даже противоположным, ведь шесть умных голов — хорошо, а 18 — лучше.

Так было и в деле по Одес­скому припортовому. 7 июля с.г. президент направляет в КС письменное заявление об отзыве своего представления (видимо, без номера, так как эта «мелочь» в определении Конституционного суда не фигурирует). И буквально на следующий день, 8 июля, прошение об отзыве удовлетворяется, рассмотрение конституционного представления прекращается.

Громогласное приостановление президентом кабминовских актов — и, спустя три-четыре месяца, тихий отзыв представления из Консти­туционного суда. Так было уже не единожды (все желающие могут найти подтверждение на сайте КС). Первая, вторая и третья коллегии судей своими определениями от 14 декабря и 17 декабря 2007 года, 2 апреля, 15 мая, 27 мая, 19 июня, 26 и 27 июня 2008-го признавали не подведомственными Консти­туционному суду вопросы, инициированные главой государства в связи с кабминовскими решениями.

На первый взгляд, истина торжествует. Но время теряется. Если от подачи прошения до его отзыва проходит, как в нашем случае с ОПЗ, четыре месяца и планы правительства оказываются безнадежно сорванными, значит, цель достигнута? И Юлии Тимошенко не достанется ни слава проведения земельных аукционов, ни авторство продажи одного из самых ликвидных в настоящее время украинских активов…

Месяцами длится конституционная «балалайка» по поводу того, кто правомочен назначать состав Национальной комиссии регулирования связи — президент или Кабмин. А если все же Кабмин, то не ограничивает ли это президента в выполнении его конституционных обязанностей по обеспечению национальной безопасности… Все это время регулятор практически парализован.

И никто ни за что не ответит

Однако отзыв конституционного представления сегодня не означает, что Виктор Андреевич не вернется к данному вопросу завтра. Еще как вернется!

Наш гарант уже дважды прибегал к приостановке конкурса по продаже Одесского припортового посредством Конституционного суда — при Януковиче и при Тимошенко. И оба раза с одинаковым результатом: в декабре 2007-го, как и в июне 2008-го, коллегия судей КС отказала в открытии конституционного производства.

Правда, в первом случае Виктору Андреевичу сильно подмогла Юлия Владимировна. Уже через шесть дней после прихода к власти ее правительство спешно отменило все решения предшественников («злочинної влади»), в том числе и по приватизации Одесского припортового, действие которых было приостановлено президентом. На что В.Ющенко смог сослаться в очередном «отказном» письме в КС.

Увы, премьеру это не зачтется.

Приватизация стратегического предприятия начнется с нового листа — повторного создания комиссии, поездок на объект и утрясания новых условий продажи. Но через два месяца Юлия Владимировна наступит стильной туфелькой на грабли, по которым уже прошелся дорогой штиблет Виктора Федоровича. Конкурс заблокирован. А одесскому предприятию впору присваивать «почетное» звание «дважды не приватизированного».

По самым скромным экспертным оценкам, слаженные действия президента и КС на одесском «фронте» обернутся для госбюджета страны немалыми потерями. С учетом нынешней прибыльности предприятия, казна за него с легкостью могла бы получить уже в июле 2008-го порядка 15 млрд. грн. А если бы в спор за объект вмешался «Газпром» (через «Сибур») — то и побольше. Лишние это деньги для страны или нет, вопрос риторический.

В принципе, можно, конечно, встать на коммунистические позиции и еще раз гневно заклеймить всех охотников поживиться за счет распродажи «заводов и пароходов». Если бы не приближающийся 2009 год с перспективой резкого повышения цен на газ. Газ для ОПЗ — основное сырье, занимающее порядка 85% в его себестоимости, цена на газ — главная головная боль. Сейчас газ заходит на предприятие по цене 246 долл. за тысячу кубов. В 2009-м при цене в 360 долл. — довольно оптимистической, но пока «Газпромом» не подтверждаемой, цена на входе на предприятие составит уже 450. Возможно, президент может точно просчитать точку убыточности производства, спрогнозировать цены на мировых рынках удобрений и гарантировать, что дорогой сегодня актив выживет при новых газовых ценах. Но кто будет нести ответственность, если события пойдут по печальному варианту и завод можно будет продать только по цене металла — он или, может, Консти­туционный суд?

Вообще-то у Виктора Андреевича и руководимого им секретариата есть несколько излюбленных «орудий» для решения приватизационных вопросов. И несколько «гранат», которые при случае можно подкинуть в окопчик.

Блокировка процесса идет не только через Консти­туционный суд, хотя, благодаря ему, кроме Припортового, почти на полгода зависли несколько продаж. Прикинем цену вопроса. 60-процентные пакеты четырех электрогенерирующих компаний (в среднем по 1,5 млрд. грн.) — это 6 млрд. недополученных в этом году поступлений, «Турбоатом» — не менее 400 млн. грн., еще миллиард — от продажи пакетов акций шести облэнерго. Сумма тянет на 21—22 млрд., которых хватило бы не только на инфраструктуру для Евро-2012, энергосбережение, но и на другие инновационные нужды.

В резерве у президента — программа приватизации, до принятия которой указом
№ 200 от 6 марта с.г. он со ссылкой на СНБОУ запретил продавать сколько-нибудь серьезные объекты. И стратегические, в число которых затесалась даже транспортная, почти на 90% распроданная в предыдущее десятилетие отрасль. И предприятия, последствием продажи которых может стать монополизация рынков. В ФГИ к числу таких объектов автоматически причислили всех уже существующих монополистов — от греха подальше.

И, наконец, есть в Фонде гос­имущества женщина по имени Валентина Семенюк. Пожалуй, в качестве союзника она поэффективнее будет, чем КС и непринятая госпрограмма приватизации, вместе взятые.

А не далее как в среду средством неприватизации стала… ртуть: шарики блестящего металла обнаружились и в коридорах, и в кабинетах здания Фонда госимущества Украины. Масштабы постигшей приватизационное ведомство беды пока неясны, но по пятницу включительно оно не работало: на пятом— девятом этажах проводили демеркуризацию.

Возможно, услуги демеркуризаторов понадобились неслучайно. Валентина Петровна, конечно же, узрит подкоп под ее деятельность. Оппоненты г-жи Семенюк — желание неких сил уничтожить приватизационные следы последних лет. Говорят, после демеркуризации в документах нельзя разобрать написанное. Глядишь, и «пальчики» на скандальной продаже «Лугансктепловоза» канут в вечность…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно