Конец розовой эпохи Закарпатья-2

4 февраля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 4 февраля-11 февраля

Самая западная и едва ли не самая маленькая из областей Украины в силу многих факторов никогда не претендовала на главенствующие позиции в политике или экономике...

Самая западная и едва ли не самая маленькая из областей Украины в силу многих факторов никогда не претендовала на главенствующие позиции в политике или экономике. Однако роль, которую сыграло Закарпатье в новейшей истории Украины, трудно переоценить. Именно здесь на протяжении последних двух лет в сконцентрированном, самом худшем виде существовала властная система, которая в случае проигрыша оппозиции могла быть распространена на всю Украину.

О политических дивидендах от сращивания власти
с криминалитетом

О втором возрождении СДПУ(о) в Закарпатье заговорили сразу после назначения В.Медведчука главой АП в июне 2002 года. Несмотря на то что реальный приход эсдеков к власти в области состоялся лишь спустя три месяца, уже тогда было совершенно понятно, что либеральной политике, проводимой губернатором Г.Москалем, приходит неминуемый конец. Дальнейшая ставка в области (впрочем, как и во всей Украине) была сделана на силовой вариант, реализатором которого в Закарпатье стал член политбюро СДПУ(о) 37-летний И.Ризак. Получив практически неограниченную власть на месте и имея надежный тыл в столице, вновь назначенный губернатор энергично взялся наводить новые порядки на вверенной территории.

Конечно, не все, сделанное И.Ризаком в течение последних двух лет, было для области сплошным злом, в его деятельности можно найти немало позитива. Именно И.Ризак постоянными вызовами на ковер ужгородского мэра добился того, что подавляющее большинство жителей областного центра получают горячую воду не только зимой, а и в течение всего года. При И.Ризаке в Закарпатье был отреставрирован или сдан в эксплуатацию ряд исторических памятников и долгостроев. К его заслугам можно отнести и строительство нового железнодорожного вокзала в Ужгороде (хотя область не израсходовала на это ни копейки). В конце концов, сам губернатор неоднократно подчеркивал, что за время его правления область выбилась по социально-экономическим показателям в лидеры страны и служит примером для других регионов (при том, что на благосостояние простых людей экономические показатели едва ли повлияли, а Закарпатье по-прежнему остается на 65% дотационной областью). Однако в истории Закарпатья последний губернатор останется не благодаря реконструкции исторических памятников или статистическим данным, а совсем другим делам.

Первые шаги И.Ризака на новой должности были весьма осторожными, очевидно, он не хотел проигрывать на фоне популярного в народе предшественника (который до сих пор лидирует в рейтингах соцопросов по поводу наиболее желательного губернатора края). Но времени на раскачку было в обрез, партийное руководство требовало конкретных действий. И они не замедлились. На довыборах в областной совет, состоявшихся спустя полтора месяца после назначения И.Ризака, победили лишь провластные кандидаты, их конкурентов по формальным поводам просто сняли с дистанции через суд. Расслабленная эйфорией от победы-2002 оппозиция молча проглотила «обиду» и в скором времени получила область, в которой откровенная коммерциализация чиновничества и сотрудничество власти с преступностью стали будничными явлениями. Этот процесс иногда приобретал нереальные, гротескные формы. Так, губернатор с экранов телевизоров и газетных страниц рассказывал о наступлении на преступность, а начальник милиции между тем на стадионе публично обнимался с лидером преступной группировки. Глава налоговой администрации отчитывался о небывалых успехах своих подчиненных, а оппозиционные депутаты приводили факты вымогательства налоговиками денег под президентские выборы. Провластные СМИ обнародовали поручение губернатора о необходимости усиления борьбы с контрабандой, а между тем братки (среди которых и советник главы ОГА), заняв стратегические точки на границе, открыто направляли контрабандные потоки вглубь Украины и собирали с челноков дань в фонд провластного кандидата.

Преступность, с благословения областных властей вошедшая в контакт с правоохранительными органами, очень быстро подмяла последних под себя. Криминальные лидеры, при предшествующей власти предпочитавшие отсиживаться за границей, теперь, не таясь, отдавали распоряжения старшим офицерам силовых структур, а в случае неповиновения даже поднимали на них руку (среди потерпевших — начальник одного из райотделов милиции). А правоохранительное начальство не только не стало на защиту своих подчиненных, но и всячески выгораживало бандитов, покрывая преступления или не давая хода их расследованию. Постороннему наблюдателю подобные вещи могли показаться театром абсурда, но для Закарпатья это был не театр, а жуткая реальность. Самым худшим проявлением которой стали повторные выборы мэра Мукачево в апреле прошлого года. Сегодня всем понятно, с какой целью в Мукачево устраивались погромы избирательных участков, избиение народных депутатов и похищение бюллетеней. В Киеве хотели увидеть, как на тотальную фальсификацию результатов голосования в отдельно взятом городе отреагирует отечественный электорат, и особенно — международное сообщество. Огромный резонанс не помешал применить мукачевский опыт на президентских выборах. Видимо, другого варианта у власти просто не было.

Для И.Ризака Мукачево стало своеобразным Рубиконом. После него все мосты были сожжены, а маски сорваны, губернатор демонстративно противопоставил себя гражданам. Спустя несколько месяцев после выборов с его подачи начальник милиции, которого с трибуны Верховной Рады обвинили в сотрудничестве с криминалитетом и рекомендовали сместить с должности, стал генералом, а председатель теризбиркома со товарищи, принимавшие самое активное участие в фальсификации выборов, получили ордена и почетные отличия. Поведение губернатора в последние месяцы свидетельствовало: если он и допускал уход из власти, то только в отдаленной перспективе, причем под звуки фанфар и с передачей должности достойному преемнику. То, что придется уходить в гробовой тишине и с колючими взглядами в затылок, не предполагалось даже в страшном сне...

Кое-что о закарпатской элите

У внимательно следящего за ходом событий в Закарпатье не может не возникнуть вопрос — были ли предпосылки для превращения области в полигон для самых худших политических технологий? Ответ, к сожалению, положительный. Задолго до выборов в Мукачево абсолютное большинство интеллигенции вместе с бизнесовой верхушкой, которые первыми должны были ударить в набат, демонстрировали такое верноподданничество СДПУ(о), словно обещали ей: «Мы стерпим что угодно, только не трогай наши должности и бизнес». Без молчаливого согласия, а нередко и поддержки со стороны областной элиты, власти никогда бы не решились на шаги, к которым прибегли в Закарпатье. Самое большое проявление верноподданничества продемонстрировал областной совет. Несмотря на то, что выборы состоялись еще при Г.Москале и многие депутаты прошли в совет именно на критике СДПУ(о), понадобилось всего несколько дней, чтобы 90% депкорпуса переориентировались под нового губернатора. С того времени облсовет не только молчаливо наблюдал за экспансией СДПУ(о), но и служил ей прикрытием, послушно поддерживая все необходимые решения или подписывая обращения и прокламации с грязью на оппонентов правящей партии. Депутаты, всего несколько месяцев назад жаловавшиеся предшествующему губернатору на грубость эсдеков, теперь, не стыдясь журналистов, восклицали в сессионный микрофон: «Только слепой не видит положительных изменений, пришедших в Закарпатье вместе с И.Ризаком». Областные сессии порой походили на политическую сатиру Салтыкова-Щедрина: чем сильнее ОГА закручивала гайки, тем громче облсовет кричал о расцвете демократии. На депутатов не подействовала даже оранжевая революция, охватившая область в конце ноября. Они так и не сподобились выразить недоверие губернатору, хотя в последние недели тот не обладал в области уже никаким влиянием. Перефразируя восточную пословицу, перепуганные ослы не решились пинать даже умершего льва.

Впрочем, для самого И.Ризака этот факт — слишком малое утешение, причин для горького разочарования намного больше. Практически все задачи, ради которых партия определила его губернатором, остались невыполненными. Несмотря на неограниченную власть, И.Ризак так и не сумел сломать оппозицию, наоборот, закалил ее в бою, а отдельных личных оппонентов вознес едва ли не до уровня национальных героев. Зато нейтральные и авторитетные некогда люди, согласившиеся на сотрудничество с СДПУ(о), теперь безнадежно скомпрометированы. Волюнтаристская политика объединила против губернатора даже яростных врагов, а главное задание партии — президентские выборы — с треском провалено. Сама мысль о том, что в случае победы провластного кандидата И.Ризак по-прежнему будет оставаться на своей должности, работала против В.Януковича лучше любого агитатора. Наконец, И.Ризак нанес непоправимый ущерб собственной репутации, хотя был всего лишь послушным исполнителем, а не инициатором всего того, что творилось в Закарпатье в течение последних двух лет. Преследование земляков по партийному признаку, грубые наезды на представителей бизнеса, гибель ректора УжНУ В.Сливки общественное мнение связывает как раз с его именем. Вместе с тем нельзя не упомянуть о нескольких положительных моментах от двухлетнего господства СДПУ(о): во-первых, оно словно под увеличительным стеклом показало настоящую суть местной «элиты», а во-вторых, опровергло давний тезис локал-патриотов, что лучшим губернатором области может быть только закарпатец (именно в этом чаще всего упрекали Г.Москаля). И сам И.Ризак, и 99% его соратников, причинивших области столько зла, были своими, родными...

Как же будут развиваться события в области дальше? Антиэсдековская коалиция, как и следовало надеяться, распалась, а ее активные члены сразу после выборов уже начали междоусобицы за руководящее кресло края. Вероятнее всего, губернатором окажется руководитель избирательного штаба В.Ющенко в Закарпатье В.Балога (несмотря на то, что работу штаба во время кампании трудно назвать даже удовлетворительной, а некоторые избиратели, особенно представители бизнеса, мало ассоциируют победу В.Ющенко с приходом к власти В.Балоги). Для многих назначение губернатором представителя бывшей оппозиции будет свидетельствовать, что в кадровой политике на местах новая власть руководствуется принципом партийности, а не профессионализма или прозрачности. Впрочем, кто бы ни стал следующим губернатором, он изначально будет иметь одно важное преимущество — в любом случае будет лучше предшественника: чтобы стать хуже, нужно уж слишком постараться.

Что же касается самого И.Ризака, то его планы на будущее широкой общественности пока неизвестны. По просочившимся в прессу слухам, экс-губернатор намерен выехать за пределы области. Вместе с тем, судя по заявлениям руководства СДПУ(о), партия не намерена сдаваться, и уже начинает активную подготовку к парламентским выборам. Скорее всего, И.Ризаку, как сильному и опытному руководителю, предложат остаться в Ужгороде, чтобы удержать областную организацию СДПУ(о) от окончательного и бесповоротного распада. Если экс-губернатор сумеет избежать судебного преследования за прошлые дела и удержит под контролем хотя бы ядро парторганизации, он вполне может рассчитывать на некоторый успех весной 2006 года. События последних двух лет свидетельствуют, что политическая сила даже диктаторского типа вполне имеет право надеяться если не на открытую поддержку, то по крайней мере на «молчаливое согласие» со стороны значительной части закарпатской элиты...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно